РЦБ.RU

Долги наши царские

Февраль 2013

ДОЛГ ОДИН,ПОДХОД РАЗНЫЙ

После прихода к власти большевиков в октябре 1917 г. одной из актуальных задач стало устранение проблемы обслуживания государственного долга. Она была решена вполне в духе революционного времени — внешние и внутренние долги были аннулированы (см.: Советский дефолт России// Рынок ценных бумаг. 2012. № 8).

Однако о необходимости соблюдения международных обязательств советскому правительству напомнили очень скоро.

Уже 14 февраля 1918 г. в Наркомат иностранных дел РСФСР поступила нота дипломатического корпуса, где говорилось: «Все союзные и нейтральные послы и посланники, аккредитованные в Петрограде, настоящим извещают Комиссариат по иностранным делам, что они рассматривают все декреты рабочего и крестьянского правительства об аннулировании государственных долгов, о конфискации собственности и т. д., поскольку они касаются иностранных подданных, как несуществующие». Дипломаты также констатировали, что их «правительства оставляют за собой право в любое время, когда они сочтут это нужным, настоятельно потребовать удовлетворения и возмещения всех ущербов и утрат, которые могли быть созданы путем исполнения этих декретов для иностранных государств вообще и для их подданных, живущих в России, в частности».

Таким образом, одной из основных причин начавшейся военной интервенции стран Антанты было стремление к установлению в России такой власти, которая гарантировала бы погашение всех внешних долгов, взятых царским и Временным правительствами. Это прекрасно понимало и советское правительство. Неслучайно, в воззвании, с которым 1 августа 1918 г. оно обратилось к зарубежному пролетариату, говорилось: «Первая их (буржуазных правительств. — Примеч. автора) цель — захват по возможности большей территории России, дабы ее богатствами, железными дорогами обеспечить проценты по займам для французского и английского капитала».

В отличие от Совнаркома практически все антибольшевистские правительства считали для себя невозможным с таким легкомыслием относиться к международным обязательствам России. В нояб­ре 1918 г. адмирал Колчак, как Верховный правитель России, издал декларацию о принятии на себя государственного долга Российской империи.

По секретному договору правительства Франции с бароном Врангелем последний признал все дореволюционные долги, аннулированные советским правительством, и принял на себя обязательство платить проценты на проценты, при этом в качестве гарантий предусматривалась передача прав эксплуатации на определенный срок всех железных дорог европейской части России, а также взимания таможенных и портовых пошлин во всех портах Черного и Азовского морей французской стороной.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Советское правительство вышло победителем в гражданской войне, поэтому приступившие к восстановлению своей экономики по окончании первой мировой войны западноевропейские страны были вынуждены пойти на переговоры с ним.

В 1920 г. начались переговоры Англии с РСФСР, но лишь 6 марта 1921 г. было подписано временное торговое соглашение. В прилагавшемся к нему заявлении указывалось, что решение вопроса о долгах и претензиях откладывается до заключения общего договора.

Аналогичный метод решения проблемы «царских долгов» — признание в принципе, но урегулирование в будущем — был зафиксирован еще в трех временных торговых соглашениях Советской России в 1921 г.: с Германией (6 мая), Норвегией (2 сентября) и Италией (26 декабря).

Характеризуя эти переговоры, известный большевистский лидер и публицист К. Радек писал: «Признание старых обязательств является вынужденным отступлением пролетарского государства перед государствами капиталистическими, пока мировая революция их еще не уничтожила совсем».

6 января 1922 г. Верховный совет Антанты принял резолюцию о созыве международной конференции в апреле в Генуе для обсуждения «русского вопроса» с приглашением на эту конференцию советской делегации.

20 марта в Лондоне собрались эксперты «приглашавших» стран с целью сов­местной выработки основ будущих резолюций для Генуэзской конференции.

В появившемся в результате встречи «Отчете экспертов» устанавливался принцип безусловной преемственности для Советской России долговых обязательств прежних правительств России, в том числе антибольшевистских. Таким образом, по отношению ко всем российским долгам проводился принцип паушалирования.

Также предлагалось создать Комиссию русского долга и возложить на нее право «определять в случае надобности те доходные статьи России, которые должны быть специально предназначены для обеспечения уплаты долга». Кроме того, Комиссия должна была осуществлять контроль «за взиманием этих сумм или частей их и принимать их в свое заведывание». Фактически этой статьей предусматривалось введение прямого финансового контроля над Советской Россией.

Вместе с тем эксперты предлагали осуществить консолидацию всего русского долга вместе с просроченными процентами до 1 ноября 1927 г. В результате Советская Россия получала мораторий на 5 лет (что, однако, не отражалось на начислении процентов).

Регулировались и частные претензии. Основным методом удовлетворения бывших собственников «Отчет» считал реституцию с дополнительной премией за понесенные убытки.

Так как эксперты прекрасно понимали, что у Советской России нет денег для оплаты внешних долгов, то по «Отчету» российские финансовые обязательства должны были быть превращены в новые русские облигации, выпуск которых должен был контролироваться Комиссией русского долга.

Во избежание проведения переговоров о судьбе российских дореволюционных долгов советское правительство, в свою очередь, еще в 1920 г. создало специальную комиссию по изучению экономических последствий войны и блокады (под председательством В. Громана). Убытки, нанесенные экономике России, были оценены комиссией в 39,044 млрд золотых руб., что почти в 2 раза больше насчитанного западными экспертами объема.

ПРОВАЛ И УСПЕХ

Генуэзская конференция открылась 10 апреля 1922 г. С первых же заседаний западные державы стали настаивать на признании советским правительством всех довоенных долгов и требовали полной реституции или вознаграждения бывших собственников, соглашаясь лишь на сокращение военных долгов и отсрочку платежей по процентам. Советские же контрпретензии отвергались.

Советская делегация считала, что военные долги и проценты по довоенным долгам покрываются контрпретензиями, реституция исключается, но бывшим владельцам предоставляется преимущественное право на получение концессий; выплата по признанным довоенным долгам должна начинаться через 10—15 лет. При этом обязательным условием признания долгов было предоставление РСФСР крупного займа в 1 млрд долл., т. е. приблизительно в 2 млрд золотых руб.

Западные делегации, в свою очередь, выдвинули план создания международного консорциума с начальным капиталом в 20 млн англ. ф. ст. Кроме того, Англия предоставляла кредиты британского правительства по закону облегчения торговли на 20 млн ф. ст. и кредиты по закону облегчения экспорта на 26 млн ф. ст. Франция денежных кредитов не обещала, но предложила 1200 локомотивов, 25000 товарных и 350 пассажирских вагонов. Бельгийское правительство было готово выделить кредит в 250 млн франков. Но в сумме эти предложения не превышали и 10% от запрашиваемого Советской Россией.

Переговоры ни к чему не привели. Генуэзская конференция не решила ни одной из поставленных перед ней проблем.

Несмотря на отрицательные результаты мероприятия, Советской России удалось добиться дипломатического успеха — ее делегация достигла договоренности с одной из ведущих европейских стран. 16 апреля 1922 г. в договоре между РСФСР и Германией, который был заключен в Рапалло в ходе Генуэзской конференции, было зафиксировано урегулирование советско-германских финансово-экономических отношений.

Статья 2 окончательно установила, что «Германия отказывается от претензий, вытекающих из факта применения до настоящего времени законов и мероприятий РСФСР к германским гражданам и их частным правам, равно как и к правам Германского Государства и Земель в отношении России, а также от претензий, вытекающих вообще из мероприятий РСФСР или ее органов по отношению к германским гражданам или их частным правам, при условии, что Правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств».

Таким образом, этот договор создал прецедент отказа от компенсации военных расходов. Но поскольку соглашение было заключено между странами, обязанными выплачивать самые большие суммы долгов (РСФСР) и репараций (Германия), то документ не мог служить образцом для международного сообщества. Рапалльский договор на долгие годы остался единственным документом, где было зафиксировано урегулирование дореволюционных финансовых отношений России с одним из своих кредиторов.

ПРОДОЛЖАЕМ РАЗГОВОР

15 июня 1922 г. участники Генуэзской конференции собрались вновь, но уже в Гааге (Голландия). Уровень этого мероприятия был гораздо ниже, так как стороны были представлены не первыми лицами, а преимущественно экспертами.

По мнению советской делегации, основной задачей Гаагской конференции являлось рассмотрение вопросов о размере и условиях кредитов, которые могут быть предоставлены советскому правительству; о способе проведения в жизнь признания довоенных долгов; о форме компенсации бывших частных собствен­ников-иностранцев.

Позиции сторон по всем этим вопросам были определены еще в ходе Генуэзской конференции.

Работа Гаагской конференции фактически свелась к ответам советской делегации на вопросы западных экспертов, которые касались буквально всех сторон состояния экономики Советской России. Так, на первом же заседании кредитной подкомиссии, 27 июня 1922 г., советской делегации было предложено подготовить информацию о кредитах, необходимых для восстановления народного хозяйства России, а также план их распределения. На следующем заседании подкомиссии (30 июня 1922 г.) эти сведения были представлены и российская делегация огласила схему кредитов, которые она определила в 3,224 млрд золотых руб., при чем распределение этих кредитов было следующим: транспорт — 1,05 млрд руб., сельское хозяйство — 924 млн, промышленность — 750 млн, торговля и банки — 500 млн руб.

Получив ответы на все интересовавшие их вопросы, западные эксперты не смогли (или не захотели) сделать советской делегации какие-либо конкретные предложения. Конференция закончилась безрезультатно.

TETE A TETE

В середине 1920-х гг. началась серия двусторонних переговоров, в ходе которых обсуждалась и проблема дореволюционных долгов. После прихода к власти в Великобритании лейбористского правительства англо-советские отношения стали более теплыми. 14 апреля 1924 г. состоялось первое пленарное заседание англо-советской конференции, где должны были обсуждаться все важнейшие проблемы двусторонних отношений, в том числе и долговые.

Советская делегация противопоставила английским претензиям контрпретензии советских граждан к английскому правительству за ущерб, причиненный иностранной военной интервенцией, а также правительственные претензии. В результате вопрос о военных долгах был оставлен «для обсуждения впоследствии».

В советско-английском договоре, который был подписан 8 августа 1924 г., указывалось, что «в развитие декларации, приложенной к торговому соглашению от 16 марта 1921 г. правительство Союза ССР заявляет, что, в изъятие из декрета от 28 января 1918 г. (об аннулировании долгов бывшего императорского и временного правительств), оно удовлетворит при условиях, установленных в настоящем договоре, претензии британских держателей займов, подлежащих оплате в иностранной (нерусской) валюте и выпущенных либо принятых на себя, либо гарантированных бывшим императорским российским правительством или самоуправлениями городов, расположенных на территории, ныне включенной в Союз».

Но договор от 8 августа 1924 г. не был ратифицирован, так как в ноябре того же года к власти в Англии вновь пришло правительство консерваторов. Таким образом, вопрос о долгах снова был отложен.

Возобновление Англией переговоров с СССР о дипломатическом признании, в том числе и обсуждение долговой проблемы, вынудили изменить свою позицию и Францию. 28 октября 1924 г. правительство этой страны отправило в Москву телеграмму о признании СССР, предложив прислать в Париж советскую делегацию для урегулирования спорных вопросов.

Но Парижская конференция открылась только через 1,5 года, а именно 25 февраля 1926 г.

Основные принципы переговоров состояли в следующем. С одной стороны, Советский Союз на основании декрета от 21 января 1918 г. об аннулировании долгов царского и Временного правительств был готов «в порядке исключения» удовлетворить требования французских граждан, вытекающие из довоенных долгов царского правительства. С другой стороны, правительство Франции обязалось сделать все необходимое для предоставления СССР кредитов, которые облегчат выполнение его обязательств перед французскими держателями облигаций русских займов.

В ноте от 21 сентября 1927 г. советская делегация согласилась включить в договор следующую статью: «Правительство Советского Союза соглашается вносить в качестве своего участия в урегулировании довоенных займов, выпущенных или гарантированных бывшими российскими правительствами и обращающихся во Франции: сорок один годовой взнос в 60 млн золотых фр. каждый, представляющий собой среднюю арифметическую аннуитетов, установленных в таблице погашения и предусмотренных эмиссионными контрактами; десять годовых взносов по 60 млн золотых фр. каждый в качестве недоимки и представляющих компенсацию за платежи, не производившиеся со времени прекращения платежей по долгу; десять годовых платежей по 60 млн золотых фр. каждый в качестве дополнительной премии».

Указанные годовые взносы надлежало вносить в Общую кассу русских займов, которая должна быть образована в Париже и которая будет производить их распределение.

Общая сумма французских кредитов СССР была определена в сумме 120 млн долл., предоставляемых в течение 6 лет по 20 млн ежегодно и исключительно на оборудование для промышленности, транспорта, сельского и коммунального хозяйства. Две трети кредитов предполагалось использовать на оплату заказов промышленности Франции, одну треть — на закупки товаров у французских фирм. Погашение каждых 20 млн долл. осуществляется по истечении 6 лет, но выплата процентов должна начинаться со дня окончания года после предоставления кредитов.

Согласно советским предложениям, соглашение о долгах должно было вступить в силу лишь после заключения соглашения о кредитах. В шестимесячный срок правительство СССР обязалось депонировать в одном из банков Франции в качестве предварительного взноса 30 млн зололотых фр., которые немедленно после ратификации соглашений о долгах и кредитах обеими договаривающимися сторонами должны были быть распределены между держателями российских ценных бумаг.

Но 22 сентября 1927 г. французская сторона опровергла советское заявление о достигнутом на конференции полном соглашении в вопросе о долгах и наметившейся договоренности по проблеме кредитов. Более того, 1 октября французское правительство официально поставило вопрос о замене советского полпреда в Париже Х. Раковского, воспользовавшись его призывами к мировой революции на одном из партийных форумов. И. Сталин быстро отозвал одного из лидеров оппозиции в СССР, что вернуло позиции сторон в первоначальное положение.

ВСЕ ЕЩЕ ВПЕРЕДИ

По прошествии более 50 лет после этих событий проблема «царских» долгов на межгосударственном уровне открыто не обсуждалась. Лишь 15 августа 1986 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Гор­бачев при участии Э. А. Шеварнадзе заключил с премьер-министром Великобритании М. Тэтчер договор, в соответствии с которым СССР выплатил компенсацию мелким британским держателям акций «русских займов» в размере всего лишь 10% от номинальной стоимости (по 90 долл.).

26—28 ноября 1996 г. состоялся официальный визит в Париж премьер-министра РФ В. С. Черномырдина, в результате которого был подписан договор, согласно которому российское правительство согласилось выплатить французским кредиторам дореволюционных правительств России 400 млн долл.

Но это только начало. Еще предстоит урегулировать долговую проблему с Бельгией, Голландией, США, Японией и некоторыми другими странами, где проживают наследники держателей российских ценных бумаг.


Содержание (развернуть содержание)
Рынок инноваций и инвестиций в 2012 году фактически стал главным источником новых публичных компаний
Телескопы на бирже: история одного IPO
Группа компаний «Роллман»: все происходит на глазах у инвесторов
Инновации без инвестиций
Оценка бизнеса — залог успешного выхода на IPO
Подготовка эмитента к мини-IPO
Развитие биржевых площадок для инновационных компаний: Россия и мировой опыт
Финансовое самочувствие малого и среднего бизнеса после кризиса
Компании МСБ выходят из тени
Большие возможности для малого бизнеса
Институт микрофинансирования в России: перспективы развития
Госзакупки для малого бизнеса: реалии и перспективы
Принципы эффективного управления муниципальным долгом города Томска и основные проблемы, препятствующие реализации долгосрочной долговой политики
Банки или фондовый рынок — регионы перед выбором
Рынок регионального и муниципального долга: ожидания на 2013 г.
Риски на рынке кредитования регионов: как играть и не проиграть
Долги наши царские

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе

Раздел не найден.

Актуальные темы    
Александр Цыбульский
Регионы должны активно использовать ценные бумаги как источник долгосрочного финансирования
Социально-экономическое развитие субъектов, обеспечение сбалансированности региональных и местных бюджетов, снижение долговой нагрузки и поддержание финансовой стабильности регионов в целом — задачи, которые имеют приоритетное значение для Правительства РФ.
Сергей Пищиков
Тенденции развития системы управления рисками регистраторов
В ближайшие месяцы ожидается вступление в силу нормативного акта Банка России, в котором будут описаны обязательные требования регулятора по организации системы управления рисками (СУР) отечественных профучастников рынка ценных бумаг.
Александр Баранов
Чрезвычайные ситуации, финансовые кризисы и стресс-тестирование
В России надзорное стресс-тестирование в банковском секторе проводится с 2003 г. Актуальность данной темы в России также связана с ожиданием новых регуляторных требований к российским НПФам и страховым организациям. Также в планах ЦБ РФ — ­применить новый механизм — макропруденциальное стресс-тестирование.
Все публикации →
  • Rambler's Top100