РЦБ.RU

Унылое пике фондового рынка (бесполезная статья)

Ноябрь 2012

В поле бес нас водит, видно,

Да кружит по сторонам.

***

Сколько их? Куда их гонят?

Что так жалобно поют?

Домового ли хоронят,

Ведьму ль замуж выдают?

А. С. Пушкин, «Бесы», 1830

Рынку 20 лет. Плюс-минус. В принципе в эпиграфе вместо цитат из пушкинских «Бесов» можно было бы привести его стихотворение полностью и больше ничего не писать. Вообще. Но получится слишком метафорично, хотя и документально верно.

Если попытаться описать сегодняшнее состояние рынка литературным СОВРЕМЕННЫМ языком, то получится такая картина: фондовый рынок России плющит и колбасит.

Можно, конечно, идеологически пожонглировать и возвестить о пришествии мирового кризиса в одну отдельно взятую...

Кризис? Какой кризис?

Хочется ответить на это словами Вани Бездомного: «Дура! — прокричал он, ища глазами крикнувшую. — Причем здесь Вульф (Кризис)? Вульф (Кризис) ни в чем не виноват!»

Болезнь российского фондового рынка значительно серьезнее любого кризиса. Кризис пройдет. Они всегда проходят. А вот регулирование фондового рынка… нет, система регулирования…, парадигма регулирования?.. управления?.. командования?… Господи, как все это назвать-то?

Пусть будет регулирование. Хотя, на мой взгляд, адекватного названия сложившейся системе управления рынком капиталов нет. «… есть, а слова — нет!»

Регулирование формировалось постепенно, меняя форму, содержание, цели, инструменты. Проблема в том, что эти изменения носили спорадический, бессистемный характер. Их возрастающее количество постепенно привело к качественному отставанию. Еще недавно вопрос соответствия регулирования задачам развития фондового рынка не казался актуальным. Ну да, имелись «всякие там неполадки в пробирной палатке», но была уверенность, что регулирование подстроится, перестроится и… заработает. Время шло, надежды таяли. Вдруг стало общим местом, что выстроенная модель регулирования не соответствует текущему моменту, не отвечает требованиям перспективного развития, требованиям опережающего рывка.

Президент России на авторитетном инвестиционном форуме «Россия зовёт!» подвел черту: «Вопрос кардинального улучшения системы регулирования давно назрел, и с его решением, конечно, лучше не затягивать».

В чем причина? Что не так?

Симптомы, которые помогут описать фондовую болезнь, истоки которой, на мой взгляд, именно в регулировании (причем в самом широком смысле этого слова), многочисленны.

Основные признаки, характеризующие болезнь:

1. Объединение бирж

Сразу оговорюсь. Я не подвергаю сомнению целесообразность этого объединения. Более того, в далеком 1998 г. мы предлагали в ФКЦБ России стимулирующие механизмы и алгоритмы такого объединения. Прозрачные и честные.

Так что намерения — благие! «Правописание хромает».

Качественный анализ операции по выкупу РТС «Большой биржей» проведен Е. Обуховой и Е. Огородниковым в журнале «Эксперт» № 36 (818) в статье «Московский биржевой тупик»1.

Однако не все слова в этой статье сказаны. Да, дорого (сверхдорого!), и, вероятно, придется заплатить еще не раз. К тому же настораживает непрозрачность сделки, что особенно неприятно, так как с ее помощью финансируется создание будущего национального достояния — фондовой биржи как ключевого элемента международного финансового центра.

Плюс к этому череда технологических неполадок сразу после объединения. Даже ФСФР что-то там намекала, что надо бы наказать биржу за это. А может, и не надо, а то биржа и так расстроена.

Причины сбоев уважительны. Конечно, переходный период. Конечно, задача масштабная: объединение двух идеологически антагонистических структур, корпоративных культур, аппаратных платформ, коней, людей.

Вопрос, как это сделано. Здесь «отлитые в граните» паттерны взаимопитают исторически предопределенную ментальность всех участников процесса. В самом деле, даже самые благородные задачи решались из века в век привычным образом: «за ценой не стоять», «средств не жалеть», «цель достичь любыми средствами», «высота должна быть взята к дате», «потери считать будем потом»...

В этих обстоятельствах желанная цель перестает быть желанной. Рядом с ММВБ—РТС робко появляется РТС2 (вы играйте в ваши взрослые игры, а нам дело нужно делать!).

Но у Московской Биржи проблемы не только со сбоями и реагированием на них. Есть проблемы с биржевым товаром, наконец, с эмитентами. «По улице моей который год звучат шаги — мои друзья уходят. Друзей моих медлительный уход той темноте за окнами угоден».

Почему так-то? Я думаю, помимо прочего, часто не так важно «что». Важно «как». И важно «кто».

Эмитенты снимаются с листинга. Айпиуют за рубежом. Контролирующие акционеры выводят эмитентов к принудительному выкупу и «схлопывают» аошки.

На горизонте маячит массовый отказ эмитентов от раскрытия информации, чтобы профилактировать себя от угрозы заражения Центральным депозитарием.

2. Центральный депозитарий

Та же история. Объединенная биржа? Теоретически — хорошо. Централизация расчетов? Теоретически — еще лучше. Практически…

Чего я все-таки не могу понять, так это то, как получилось, что тексты законов о Центральном депозитарии, с таким трудом согласованные на заседании волошинской группы — но рабочие! — были в одну секунду выброшены и вместо них появился такой… «сырой» вариант. Настолько некорректный, что через полгода потребовалось срочно и секретно вносить правки, устраняющие наиболее вопиющие ляпы.

И еще столько же осталось неисправленным!

Кто?

«Проведите, проведите меня к нему! Я хочу видеть этого человека!»

Еще раз — это важно. Люди с рынка (плюс-минус) путем поиска компромисса, с помощью анализа и синтеза вырабатывают приемлемое решение. Снизу. Взаимоприемлемое. Функциональное, в конце концов. А потом левый крайний по правому краю проплывает 200 метров и забрасывает ферзя с отскока в лунку!

Опять возникает вопрос к регулированию:

— А где командующий?

— Командует.

Как?

Например. Упомянутые законы ввели обязательную ЕЖЕДНЕВНУЮ сверку по местам хранения. Разумно? Да, если созданы предпосылки. Предпосылки включают в себя единый формат электронного взаимодействия всех учетных институтов. Обеспечить его выработку и внедрение — задача регулятора.

Обеспечен? Нет!

Внедрен? Нет!

Ну, раз то, что надо было сделать, не сделано, то в законе по поводу сверки регулятор мог что-нибудь работоспособное написать? Эту-то малость можно было сделать? Предусмотреть?

Страшно подумать, а вдруг регулятор не знал?! Или знал, но забыл?! И спросить было не у кого, вот беда.

В результате.

С кем-то сверка идет по ЭДО, а с кем-то — на бумагах! Есть и те, кто требования закона не исполняют! Не сверяются, анархисты проклятые.

Регулятор? Что называется «шли годы…» Короче: долго ли, коротко ли через три месяца подготовил регулятор мужест­венное решение: нормативным документом предполагается разрешить сверяться не ежедневно, а в те дни, когда прошла операция по соответствующему счету. Не говоря про то, что математически это означает все равно КАЖДОДНЕВНУЮ сверку (это несложно доказать, достаточно подумать логически), это противоречит закону.

Закон плохой? Мы знали это и раньше. Вопрос в другом. Плохие законы можно не исполнять. Официально?

Отдельный вопрос: действия регулятора по отношению к нарушителям закона.

Действия? Нет! Нет действий.

А нарушители-то какие!? Все из первого ряда! Лучшие из лучших! Некоторые с международным рейтингом. Ай-ай-ай, как нехорошо!

Бездействие регулятора особенно приятно, когда разные типы нарушений случаются весьма регулярно, некоторые являются типичными, и их можно было бы систематизировать и противопоставить им уточненные нормативные требования. Некоторые же носят прецедентный характер, и такие нарушения надо было бы гасить в зародыше, чтобы зараза не распространилась повсеместно.

3. Ревизор и чичиковы

Всем заинтересованным участникам фондового рынка памятна недавняя история, когда регулятор отозвал лицензии у спецдепозитария и регистратора. Возможно, правильно, но до сих пор никто даже приблизительно не знает, «за что» именно. Каковы формальные основания?

Какие нарушения обнаружил регулятор в их деятельности? А вдруг кто-то из оставшихся совершает сейчас именно такие же нарушения и даже не подозревает, что делать этого нельзя. А регулятора не волнует, что кто-то из оставшихся, да, совершает, да, именно сейчас, да, потому что не знает? А вдруг — все? Весь фондовый рынок нарушает? Вдруг — никто не знает, что регулятор вот такое действие считает нарушением?

Когда-то под впечатлением от случившегося падежа лицензий я разместил свои соображения, как сделать пруденциальный надзор более прозрачным: «Почему все не так? (вроде все как всегда) После проверок Иркола, ЦМД и проч.» — Совершенствование регулирования и регулируемых — Инвестор.ру2

Суть той публикации: материалы проверок профучастников регулярно обобщать, типичные нарушения публиковать, с накоплением информации и судебной практики по оспариванию трактовок нарушений систематизированный опыт переводить в новую редакцию нормативного акта регулятора.

Знаю, что с публикацией ознакомились высокопоставленные сотрудники регулятора.

И что? Ничего!

Так и живем. На ощупь. Как на минном поле. И мины какие-то странные. Один прошел, аж попрыгал на ней, — и ничего. Другой даже и не наступил — все равно рвануло.

Разные симптомы. Очень непохожие. Просто сигналы: болеем.

Каков ответ?

4. Мегарегулятор

ФКЦБ России и ФСФР сделали очень многое для развития фондового рынка, но неудачи в ключевых вещах, которые давно накапливаются и все время не решаются, а также паралич воли объясняют, почему в нашу несчастную консерваторию решили завезти новых девочек.

Хорошо. Высокому руководству удобнее регулировать фондовый рынок по новой схеме. Старая исчерпала себя. Тем более международный опыт показал, что мировой фондовый кризис диктует новые подходы к регулированию.

С доверием отношусь к этим инициативам, тем не менее опыт подсказывает: вопрос не «что», а «как»! Сверху или снизу? Кто формирует повестку — фондовый рынок, в том числе через свои саморегулируемые организации, или продразверстка? Бог, царь, герой или своею собственной рукой?

Является ли фондовый рынок заложником амбиций, бюрократической игры, примитивно понятой кем-то схемы, рекомендаций западных консультантов? Если «да», то при чем здесь фондовый рынок?

Надежды на то, что проблемы фондового рынка будут решаться не сверху вниз, а снизу вверх, в конструктивном симбиозе через консенсус с разными командирами и комиссарами, у меня лично нет. По косвенным признакам.

Вот почему я написал в заголовке, что эта статья бесполезная.

Хотя… Из выступления Президента России на форуме: «Я предлагаю банковскому и инвестсообществу, всем заинтересованным сторонам подключиться к обсуждению этого вопроса. Сделать это нужно оперативно».

Вместе с тем мне кажется, что не так важна архитектура регулирования, в конце концов, в мире есть самые разные модели, на разных этапах более успешные, менее успешные — выбирай на любой вкус. Важно — кто будет налаживать систему регулирования и насколько системно? Стратегически мыслящий профессионал, заинтересованный в развитии отечественного фондового рынка, достойно интегрированного в международный, или случайный человек с тактическим горизонтом планирования?

Для того чтобы построить ракету, нужен Королев, ЗИЛ — Лихачев. Чтобы развалить построенное — все остальные.

Но фондовый рынок — это даже не железяка с мотором. Это развивающийся организм со сложно структурированными связями (простите за банальность).

Почему считается, что мегарегулятор решит проблему? Вся триада вопросов остается, как и прежде, нерешенной.

Что мы строим? Ясно, что МФЦ. Но я серьезно, что? Какова концепция? Стратегия? Тактика?

Как? По прежнему «Die erste Kolonne marschiert... die zweite Kolonne marschiert?» Что с саморегулированием? С «правдой от сохи»?

Таким образом, если мегарегулятор — это не решение, а инструмент ДЛЯ решения, что же делать?

Выходов два.

Первый — реальный: призвать рюриковичей и сказать: «Княжте нами».

Второй — фантастический:

1) вывести регулятора фондового рынка из правительства и перевести в прямое подчинение президенту, потому что так правильно;

2) вернуть коллегиальность в руководство регулятора. Важно при этом коллегию формировать по профессиональным качествам;

3) возродить саморегулирование в самом бескомпромиссном виде, а именно: обязательное членство, запрет на множественность СРО, широкое делегирование полномочий. Множественность… Многие говорят, что конкуренция СРО — благо. Благо в конкуренции регулирования? Может, сделать тогда несколько регуляторов дорожного движения? Пусть конкурируют.

Несколько центральных банков? Больше — не меньше;

4) облако. Рядом с официальными структурами должно существовать экспертное заинтересованное сопровождение. «Экспертное облако». Волошинская группа очень подходит на эту роль;

5) смешно сказать, но после этих организационных мер первая задача, которую надо решить, — формирование модели фондового рынка. Цель, стратегия, тактика. Уже было? Была написана концепция? Похоже, надо сделать шаг назад и опять определиться с аксиоматикой с учетом накопленного опыта;

6) самое главное. Базовый принцип всего строительства: чтобы нам самим удобно было здесь работать. Регулятор — для профучастников, а общее регулирование — для инвесторов и эмитентов. Не наоборот.

Этот первоначальный набор мер и подходов перекликается с «Резолюцией участников финансового рынка по вопросу реформы системы органов регулирования и надзора на финансовом рынке» от 11 сентября 2012 г.

Это хорошо! Что дальше?


Содержание (развернуть содержание)
Финансовый рынок в России всегда был и будет в подчиненном состоянии
Всеобщее нагнетание негатива вызывает у меня отвращение, для этого нет оснований
Слабость страхового и пенсионного рынков негативно влияет на всю финансовую систему страны
Я всегда стремился ограничить роль государства
Моя работа в ФКЦБ была посвящена установлению доверия на финансовом рынке
Корректное включение ФСФР в систему ЦБ РФ будет иметь решающее значение
В 1996 году, даже не входя в совет директоров биржи, я имел намного больше возможностей заниматься ее развитием
Важно восстановить доверие к фондовому рынку
Фондовый рынок —это не игрушка для власти
Хочу быть полезным для страны
В России нельзя повлиять только на климат,на все остальное — можно попробовать
Может быть, один взгляд назад мне откроет в будущее глаза...
20 лет РЦБ
Унылое пике фондового рынка (бесполезная статья)
Концепция иностранного номинального держателя: плюсы и минусы
Прямое и венчурное инвестирование с использованием ПИФов. Новые возможности для инвесторов
Какой нынче век на дворе? (к вопросу об использовании опыта XIX века)
Итоги Первого чемпионата по рыбной ловле среди квалифицированных инвесторов «QI fishing — 2012»

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе

Раздел не найден.

  • Rambler's Top100