РЦБ.RU

Рабочий заем для Советской России

Сентябрь 2012

Исключительно среди трудящихся

Летом 1921 г. страшная засуха обрушилась на Советскую Россию. Хлеба выгорели на огромной территории, особенно в Поволжье. Начался голод.

Чтобы как-то выправить ситуацию, при Всероссийском центральном исполнительном комитете (ВЦИК) во главе с его председателем М. И. Калининым 18 июля 1921 г. была образована Центральная комиссия помощи голодающим (ЦК Помгол), а 2 августа Председатель Совета народных комиссаров (Совнарком) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (РСФСР) В. И. Ленин обратился с призывом о помощи к международному пролетариату. Призыв нашёл широкий отклик. Во многих странах возникли комитеты рабочей помощи.

Была создана специальная организация Межрабпом — Международная рабочая помощь. Председателем Центрального комитета (бюро) была избрана К. Цеткин, генеральным секретарем — В. Мюнценберг.

Уже 10 августа 1921 г. итальянский комитет помощи Межрабпома «Pro Rus­sia» направил письмо В. И. Ленину, в котором предлагалось провести международный заем в помощь Советской России «с минимальной квотой: одна международная облигация с объявленной ценностью в один доллар золотом». Автор (письмо подписано Н. Бомбаччи, руководителем итальянского комитета) уверял, что с этим проектом уже ознакомлены специалисты в области финансов, и, по их мнению, возможности для его осуществления есть, «если Советская Республика решит выпустить и гарантирует этот заем». Реализация должна быть поручена группе банков под наблюдением и контролем Международного комитета друзей Советской России. Эти банки для ускорения помощи должны внести задаток, необходимый для закупки зерна, медикаментов и т. д.

Поскольку в Америке розыгрыши были запрещены, предлагалось использовать две формы займа: 1) для США это должна быть международная облигация стоимостью в один доллар золотом с погашением по истечении трех лет со дня выпуска с немедленной уплатой 80 центов, остальные 20% «представляют собой выгоду» за три года из расчета 6% годовых; 2) для европейских стран — займы минимальной стоимостью в один доллар золотом, погашаемые периодическими розыгрышами в течение 20 лет, начиная с 1925 г.

В письме подчеркивалось, что «размещение этого займа, имеющего поистине пролетарский и народный характер, будет осуществлено почти исключительно среди трудящихся…».

нестрашная идея

В сентябре 1921 г. вопрос о рабочем займе обсуждался на Первой Международной конференции национальных комитетов рабочей помощи России в Берлине. Выступая с обоснованием необходимости проведения займа, один из его инициаторов — Н. Бомбаччи заявил, что «заем явился бы весьма полезным давлением со стороны рабочего класса в финансовом отношении. Если бы буржуазные правительства ставили помехи свободному циркулированию наших облигаций, мы смогли бы сказать рабочим: буржуазия организовала новый вид блокады — финансовую блокаду. Борьба с ней принесла бы большую пользу в агитационном и пропагандистском отношении. В случае если бы заем был признан, он принес бы пользу Советской России». Далее Н. Бомбаччи предложил выпустить облигации займа стоимостью в 1 долл. золотом каждая на общую сумму в 100 млн долл.

В течение осени 1921 г. вопрос о международном займе для РСФСР неоднократно рассматривался на различных заседаниях Коминтерна. Так, 19 сентября 1921 г. на заседании Президиума Исполнительного комитета было отмечено, что подобный займ рабочих был бы, во-первых, «очень хорошей помощью для Советской России» и, во-вторых, дал бы возможность Коминтерну и коммунистическим партиям подойти к таким слоям рабочего класса, к которым им «доступ вообще затруднен», поэтому предложение «должно быть принято».

Была избрана особая подкомиссия для предварительной проработки идеи международного займа в составе Э. Мейера, Э. Дженнари и М. Ракоши. По решению Президиума ИККИ от 24 сентября того же года подкомиссия по пролетарскому займу совместно с известным экономистом Е. Варгой должна была представить «проект о возможности такого займа». Если такая возможность будет найдена, писал в те дни один из членов подкомиссии ИККИ, то Коммунистический Интернационал «ни одной минуты не будет колебаться и использует ее самым энергичным образом».

С особым вниманием отнеслись к организации международного рабочего займа в Советской России. И это неудивительно, если учесть сложное положение в стране и позицию западноевропейских государств в отношении советской республики.

Надо отметить, что в первые годы советской власти при проведении политики «военного коммунизма», для которой среди всего прочего характерно отрицание роли денег и натурализация хозяйственных отношений, значимость государственного кредита отвергалась.

Лишь после окончания гражданской войны, когда страна перешла к новой экономической политике и началась работа по восстановлению народного хозяйства и финансов, возникло понимание необходимости развития системы государственных займов. Но восстановление государственного кредита проводилось в такой международной ситуации, которая позволяла рассчитывать только на собственные ресурсы, ведь советское правительство в январе 1918 г. аннулировало все внутренние и внешние займы. В результате РСФСР оказалась в международной финансовой изоляции.

В начале октября 1921 г. с трибуны IV сессии ВЦИК после детального обсуждения проблем борьбы с голодом было заявлено: «...заем, который могли бы дать Советскому правительству буржуазия и буржуазные правительства, дан не будет. Заем, который необходим для помощи голодающим, может дать нам только рабочий класс Западной Европы и Америки».

Вслед за этим 15 октября под председательством Л. Б. Каменева состоялось межведомственное совещание по вопросу международного займа, которое постановило: «Признать рабочий заем желательным и практически осуществимым с тем, чтобы объявление о займе исходило от предстоящего Всероссийского съезда Советов. Поручить Наркомфину размер займа установить от 100 миллионов до 1 миллиарда долларов. Заем без обеспечения, процентный, но с повышенным процентом».

В конце октября 1921 г. Н. Бомбаччи отправил В. И. Ленину еще одно письмо: «Итак, идея международного займа Вам не показалась страшной! …Трудность состоит в проникновении в финансовый лагерь, не дав займу утратить пролетарского вида. Как только эта цель будет достигнута и будет получено согласие некоторых значительных банковских учреждений и влиятельных людей финансового мира (относительно близких пролетариату), мне будет очень приятно Ваше письмо по этому поводу.

Этим документом мы откроем второй период — период открытой пропаганды среди пролетариата. Если организация будет сделана с тактом, успех неминуем…»

Начало письма свидетельствует о том, что сомнения в реальности осуществления займа не исчезали в течение всего периода его подготовки.

Быстрее расширить

С весны 1922 г., когда последствия голода были в основном преодолены, на первый план в деятельности Межрабпома стала выходить техническая и хозяйственная помощь Советской России.

Впервые вопрос о производственной помощи советской республике со стороны международного пролетариата рассматривался на расширенном Пленуме Исполкома Коминтерна (21 февраля — 4 марта 1922 г.) в Москве.

20 марта 1922 г. В. Мюнценберг сообщал В. И. Ленину о деятельности Межрабпома в Советской России и за рубежом: «В деле экономической помощи мы смогли изрядно продвинуться вперед... Мы будем делать все для того, чтобы разместить первый миллион долларов рабочего займа на поддержку нашего дела и побыстрее расширить нашу здешнюю работу».

Заметную роль в этом отношении сыграла III Международная конференция Межрабпома, проходившая с 5 по 11 июля 1922 г. Признавая необходимость дальнейшего оказания помощи продовольствием, одеждой и медикаментами, конференция особо подчеркивала «важность деятельности по восстановлению разрушенных или ослабленных голодом производительных сил страны». Была принята специальная резолюция, в которой указывалось, что своей производственной помощью «международный рабочий класс может успешно противодействовать стремлению частного капитала подчинить себе хозяйственное восстановление России для своих своекорыстных классовых интересов».

Реализация программы технической помощи зарубежного пролетариата была возложена на Aufbau — специальное торгово-промышленное акционерное общество Международной рабочей помощи Советской России, созданное 28 июля 1922 г. в Берлине. Председателем правления общества был избран генеральный секретарь Межрабпома В. Мюнценберг.

Финансовая деятельность акционерного общества обеспечивалась за счет Международного рабочего фонда, большое значение в котором имели средства, полученные от размещения международного пролетарского займа.

Исходя из того, что заем выпускался в целях роста производительных сил России, правление общества 10 августа 1922 г. приняло постановление, в котором говорилось, что «сочувственно относящимся к Советской России держателям займа рекомендуется отказываться от причитающихся в течение первых лет процентов в пользу русских детских убежищ, содержимых на средства Международной рабочей помощи». В Постановлении Центрального правления акционерного общества от 1 сентября 1922 г. указывалось, что акционеры — члены правления и Наблюдательного совета акционерного общества Межрабпома отказываются от получения прибылей, которые «могут быть обращаемы исключительно в целях подъема хозяйственной жизни России».

Никто не ждал

Первый международный пролетарский заем был выпущен осенью 1922 г. сроком на 10 лет и на общую сумму в 1 млн долл. в облигациях нарицательной стоимостью в один американский доллар каждая. Заем приносил 5% годовых и давал право с 1 января 1923 г. на погашение облигаций в долларах или в уплаченной валюте. Берлинский Garantie und Credit­bank fur den Osten (Восточный гарантийный и кредитный банк) выразил готовность выдавать под обеспечение облигаций займа ссуды в размере 80% их поминальной стоимости.

Учитывая тяжелое материальное положение пролетариата капиталистических стран в послевоенный период, инициаторы займа выпустили его на небольшую сумму, не надеясь на серьезный экономический эффект. Организация займа преследовала, прежде всего, политические цели.

Неслучайно позднее в письме в Валютное управление при Наркомфине СССР от 19 января 1928 г. В. Мюнценберг подчеркивал, что «никто, а меньше всего Ленин, не ждал от этого займа больших материальных преимуществ, а также преимуществ для народного хозяйства, а лишь политическую демонстрацию и прорыв капиталистической биржевой блокады Советской России».

Совнарком РСФСР 13 сентября 1922 г. согласился гарантировать заем, а 28-го принял постановление, подписанное заместителем председателя СНК А. И. Рыковым:

1. Гарантировать выкуп и оплату процентов первого международного пятипроцентного займа, выпускаемого находящимся в Берлине торгово-промышленным акционерным обществом Международная рабочая помощь Советской России, в виде облигаций стоимостью в 1 американский доллар на общую сумму 1 млн долл. с выкупом облигаций с 1 января 1933 г. в американских долларах или другою валютой по курсу времени оплаты.

2. Проценты и выкуп в указанный срок облигаций предварительно гарантированы всем имуществом торгово-промышленного акционерного общества Международной рабочей помощи Советской России, находящимся как в пределах РСФСР, так и за ее пределами.

Печатанию облигаций предшествовала большая работа. Вначале в Обществе наметили государства, в которых предполагалось распространить заем: Австрия, Аргентина, Бельгия, Болгария, Бразилия, Великобритания, Германия, Голландия, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Норвегия, Россия, Румыния, Соединенные Штаты Америки, Франция, Чехословакия, Швейцария, Швеция, Южная Африка. Затем каждой из перечисленных стран утвердили сумму реализации займа в тысячах долларов. Далее определили номиналы облигаций в национальных валютах и долларах США, установили их тиражи, выбрали цветовую гамму. И наконец, текст с немецкого перевели на государственные языки соответствующих стран.

Для разъяснения задач, возникших перед национальными комитетами в связи с принятием решения о выпуске рабочего займа, ЦК Межрабпома созвал в сентябре 1922 г. расширенный Пленум Исполкома. С речью «Помощь России и рабочий заем» выступила председатель Межрабпома Клара Цеткин. По ее мнению, «успех займа рабочей помощи связан с честью и авторитетом всего Коммунистического Интернационала», поэтому коммунисты не имеют права «ни в какой степени подрывать авторитет Коммунистического интернационала ни случайной оплошностью, ни грубой экономической ошибкой (пусть даже она совершена в порыве добрых побуждений и пылкого воодушевления…)». Цеткин предупреждала: «нельзя забывать, что успех или неуспех займа не только повлияет на ход экономического возрождения Советской России, но и будет иметь экономическое и политическое значение для Советской власти».

Трудности преодолели

Реализация первого международного рабочего займа началась в довольно неблагоприятных и сложных условиях. Ввиду наступившей в Западной Европе инфляции рабочий класс и другие слои трудящихся сами нуждались в помощи.

Однако первые отчеты местных комитетов свидетельствовали о том, что несмотря на трудности, размещение займа шло сравнительно гладко. Так, например, из Болгарии сообщали, что первые дни подписки на заем прошли с большим успехом. В Софии и Габрово каждый коммунист решил подписаться на сумму 50 левов. Проценты жертвовали в пользу детей. До 14 апреля 1923 г. в Болгарии по займу было собрано 2196,5 долл., в Чехословакии — около 17 тыс. долл., в Голландии по предварительной подписке — 75 тыс. гульденов. Из Швейцарии в адрес ЦК Меж­рабпома переслали 10 тыс. франков, до мая 1923 г. там было собрано 35 тыс. франков. Англия по предварительной разверстке национального комитета распределила облигации на сумму свыше 40 тыс. фунтов стерлингов. ЦК Межрабпома получил денежные переводы из Аргентины и Бразилии.

При выпуске займа особые надежды возлагались на Соединенные Штаты. Американская секция Межрабпома гарантировала размещение половины займа, т. е. 500 тыс. долл., но власти страны запретили распространение облигаций.

Однако несмотря на все трудности, за короткий срок займ был размещен на 250 тыс. долл.

В общей сложности до конца марта 1925 г. суммы, собранные по международному рабочему займу, по некоторым данным, превысили первоначально запланированные. Это позволило Межрабпому расширить свою хозяйственную деятельность, способствовавшую восстановлению экономики нашей страны.

Фактически это был первый публичный внешний заем Советской России.


Содержание (развернуть содержание)
Проблемы развития биржевых товарных рынков в России
Оптимальная технология биржевой торговли товарами
Зерновой рынок после засухи
Срочный рынок в электроэнергетике: состояние и перспективы
Сектор финансовых услуг России после вступления в ВТО
Сокращение числа компаний в группе: исключаем риски трансфертного ценообразования,и не только
Весенне-летний макротест нового режима денежной политики Банка России
Вероятность повышения ключевых процентных ставок, или Год под знаком инфляции
ВАЛЮТНОМУ РЫНКУ ОБЪЯВЛЕНО ШТОРМОВОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
БРИКС — будущее мировой экономики?
Дивидендный сезон—2012: игры, в которые играют инвесторы
Мировой рынок IPO: вчера, сегодня, завтра
Мировые инвестиции и развивающиеся рынки: пример Турции
Рынок субфедерального долга: пробуждение после спячки
Волгоградская область: первое размещение в новом сезоне
Монополии — естественные и искусственные (на примере создания Центрального депозитария)
Рабочий заем для Советской России

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе

Раздел не найден.

Актуальные темы    
Екатерина Трофимова
Реализация рейтинговой реформы в России: «импортодополнение», а не «импортозамещение»
Интервью с главой национального Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Екатериной Трофимовой
Михаил Ханов
Научный метод инвестирования
Интервью с управляющим директором инвестиционной компании «Норд Капитал» Михаилом Хановым
Уран Абдынасыров
Тенденции развития рынка корпоративных ценных бумаг Кыргызской Республики
В статье представлены результаты исследования текущего состояния фондового рынка Кыргызской Республики. На основе анализа статистических данных дана оценка различным аспектам деятельности организованного рынка, рассмотрены основные современные тенденции и перспективные направления развития рынка ценных бумаг Кыргызской Республики
Юрий Голицын
«Побудить Россию осуществить заем» (российские ценные бумаги за рубежом в XIX — начале XX вв.)
Впервые российские ценные бумаги начали обращаться за рубежом во второй половине XVIII в. Таким местом стала Амстердамская биржа, после того как в 1769 г. императрицей Екатериной II в Голландии был размещен первый внешний заем Российской империи
Все публикации →
  • Rambler's Top100