РЦБ.RU
  • Авторы
  • Бобрик Петр, Ведущий специалист отдела инновационных торговых систем ИГ «УНИВЕР»

  • Все статьи автора
  • Александров Дмитрий, Начальник аналитического департаментаИК «УНИВЕР Капитал»

  • Все статьи автора

Зерновой рынок после засухи

Сентябрь 2012

Засуха

Данные на конец августа 2012-го уже не оставляют сомнений: в мире впервые с 2008 г. неурожай зерновых.

Главной причиной этого стала сильнейшая за последние полвека засуха в США. А июнь вообще оказался самым жарким за всю 117-летнюю историю наблюдений. Погода преподносила неприятные сюрпризы и во многих других странах и регионах, в том числе и в России, но на фоне американских потерь производство зерна там сократилось не столь критично.

Многие климатологи подчеркивают, что подобные природные аномалии непосредственно связаны с глобальным потеп­лением и изменением климата на планете и дальше будет только хуже. То же самое говорит и статистика. Так, в текущем году засуха охватила около 13% всех обрабатываемых земель в мире, тогда как в 1980-м — всего 1%. Практика показывает, что неурожаи в мире бывают в среднем раз в 4–5 лет, так что 2012 г. вполне вписывается в эту закономерность.

Есть долгосрочный тренд или нет, не имеет значения — в любой ситуации легче от этого не становится. Задача трейдера в каждом конкретном случае состоит в том, чтобы определить справедливые на тот момент цены и попытаться извлечь из этого прибыль. Конец лета для зерновых — тот период, когда прогноз можно дать на максимально возможный срок, вплоть до сентября следующего года.

Потери

В августе еще нет и в принципе не может быть точных данных о потерях урожая, поскольку еще не все зерновые собраны и даже полностью созрели. Вполне возможны неожиданности. Другое дело, что новые проблемы уже не могут заметно повлиять на конечный результат, поскольку большая часть периода вегетации прошла и сильных вариаций урожайности уже не будет. Это подтверждается многолетними статистическими наблюдениями. Кроме того, потери, которые уже есть, намного превышают среднегодовые. На их фоне обычные «неприятности» незначительны.

По этим причинам августовский обзор от Американского департамента сельского хозяйства уже содержит большую часть информации об урожае текущего года, и на ее основании можно сделать первые, пусть и грубые, но окончательные выводы на период до следующего урожая. Ключевые показатели приведены в таблице.

Как и ожидалось, ситуация с американской засухой оказалась гораздо серьезнее, чем предполагали еще месяц назад. По каждой культуре ключевые показатели (остатки/потребление) снизились, что указывает на потенциальный рост цен. Новая оценка производства кормовых в мире ухудшилась более чем на 60 млн тонн, что соизмеримо с общим валовым объемом всей России — около 75 млн тонн. Основные потери зарегистрированы по американской кукурузе с общим сокращением порядка 50 млн тонн до 25-летнего минимума. Остальной мир также немного «съежился», но на американском фоне этим в первом приближении можно пренебречь.

Много ли это или мало?

С одной стороны, потери составляют всего около 2% мирового производства. Отношение остатков к потреблению, главный индикатор рынка, потеряло менее 1% — 18,85% вместо 19,35%. В абсолютных величинах это маловато, но все-таки терпимо. Бывало и хуже.

Но рассуждать подобным образом было бы неверно, поскольку здесь не учитывается динамика всего зернового рынка и особенности его текущего состояния, а главное — чрезвычайно высокая чувствительность цен. Складывается ощущение, что эластичность в продуктовых товарах сейчас не просто низка, а ее как будто вовсе нет.

Демографический аспект

Впервые с 2008 г. валовой сбор зерна в мире сократился.

В нормальных условиях этого быть не должно, поскольку население Земли увеличивается независимо от погоды — в среднем на 2—3% в год согласно многолетним тенденциям, приблизительно теми же темпами должно расти и количество продовольствия, в частности зерна. Нетрудно подсчитать, что при общем объеме производства в 2300 млн тонн в 2011-м такая ежегодная прибавка означает в валовых показателях как минимум 50–70 млн тонн.

Однако по факту указанная цифра должна быть больше, поскольку спрос на зерно все увереннее проявляют другие сектора экономики, в том числе быстро развивающиеся предприятия по получению топливного спирта. Как видно из таблицы, в урожайном 2011/2012 г. производство зерна увеличилось примерно на 100 млн тонн, но отношение остатков к потреблению все равно снизилось с 20,7 до 20,48%.

В то же время исчерпаемость сельскохозяйственных земель, их конкуренция с другими видами использования, прежде всего для строительства жилья, а также постепенный выход на пик урожайности привели к тому, что производство продовольствия стало упираться в естественные ограничения и систематически отставать в росте от населения планеты. Такие чисто мальтузианские концепции были обозначены еще в докладах Римского клуба в середине прошлого века. И ООН в последние годы практически постоянно поднимала этот вопрос, называя подобное «несоответствие» одной из острейших проблем.

Продовольствие — продукция с очень малой эластичностью. Особенно в бедных странах, где существенная доля населения имеет доступ к продуктам питания на пределе физиологической потребности. Ситуация 2008 г., когда катализатором волнений в арабских странах стала именно резко подорожавшая пшеница, является ярким тому примером.

Иными словами, зерновые рынки последние годы должны были набирать обороты. Именно это и происходило с 2008 г. Все разговоры о мировом кризисе не касались продовольственного сектора — производство, потребление и цены уверенно двигались вверх. И нынешняя засуха опасна не тем, что случился неурожай, а тем, что он абсолютно неприемлем в текущих условиях. В том смысле, что последствия неурожая не могут быть устранены чисто сельскохозяйственными методами и непременно выступят за пределы сектора.

Потребление

Очевидно, что если производство товара сократилось, то по закону сохранения кто-то должен меньше его потреблять. Из приведенной таблицы видно, что по моделям Американского департамента сельского хозяйства цены будут подниматься так, чтобы потребление просело на величину порядка 40 млн тонн. Недостачу в количестве 20 млн тонн, т. е. приблизительно треть потерь, планируется покрыть из запасов.

Осталось понять, кто же будет меньше есть?

Спрос на биотопливо определяется общим уровнем цен на нефть. Попытки США (вопреки решениям ОПЕК) опустить котировки в мае ниже 80 долл./баррель для давления на Иран при демонстративном увеличении добычи нефти Саудовской Аравией с треском провалились. Не оправдались надежды на европейское замедление экономики и сланцевый газ. В результате спрос на топливный спирт по-прежнему высок, а учитывая масштаб недавних и безуспешных мер по удешевлению нефти, эта тенденция в ближайшие годы сохранится. Поэтому базовый сценарий не предполагает существенного сокращения объемов зерна, идущего на топливо.

Потребление продовольствия в развитых странах также вряд ли изменится, и причина этого — дороговизна продуктов питания.

Остаются слабые бедные страны с общим дефицитом производства продовольствия. А там это означает реальный голод и различные социальные потрясения. Так, еще до выхода отчета ООН официально высказала опасение по поводу повторения продовольственного кризиса 2008–2009 гг. Напомним, что тогда голодные бунты прошли более чем в 30 странах (включая «арабскую весну»), а число голодающих в 2009 г. увеличилось до 1 млрд.

Следует отметить, что в последние годы рост производства практически никак не отражался на остатках — они были небольшими из-за активного использования кукурузы для получения спирта. Все лишнее зерно не переходило в остатки следующего года, а перерабатывалось.

В нормальной ситуации в обильные годы происходит накопление запасов на случай неурожая. Регулирование на рынке осуществляется именно за счет запасов, которые служат сигналом для цен, производства и даже потребления. А проблема неурожая решается следующим урожайным годом. Сейчас этого механизма уже недостаточно.

Цены

Уже к началу августа в панических репортажах СМИ цены взлетели до уровней 2008 г. По наиболее пострадавшей кукурузе они обновили исторический (!) максимум — около 8 долл. за бушель (рис. 1).

Но главное не в том, что цены установили новый рекорд, а в том, что они за некоторой погрешностью всего лишь повторили достижения 2008 г., но не превзошли их значительно. К тому же в 2008 г. виновницей ценовых скачков была пшеница, стоимость которой достигала 1350 центов за бушель против нынешних 900 (рис. 2).

Как видим, до максимумов 2008 г. пока далеко.

После выхода августовского отчета рыночная реакция на биржах по поводу опубликованных цифр оказалась на удивление слабой. Это свидетельствует о том, что рынки адекватно оценили масштаб потерь и сложившиеся цены оптимальны для текущей ситуации.

Это подтверждается и фундаментальными оценками. Рассматривая ситуацию в историческом контексте, следует признать, что она действительно тяжелая, но бывало и хуже. Так, по кормовым культурам, где положение наиболее серьезное, отношение остатки/потребление сейчас чуть выше 13%, в то время как в 2008 г. оно составляло 11%.

Хотя цены не поднялись, обольщаться не стоит. Потери очень суровые. А значит, есть фундаментальные причины для сохранения текущих высоких цен.

Более того, формально можно говорить о довольно серьезной недооценке продовольствия в целом относительно ряда других активов, что видно из сопоставления продовольственного индекса CRB (корзина, включающая мясо-молочные продукты, зерновые, сахар и т. д.) и котировок золота.

Данное соотношение не уникально — при сравнении с нефтью наблюдается сходная картина. Так что формальный потенциал для дальнейшего увеличения цен на зерновые есть, в том числе за счет использования производных инструментов на данном базисе в качестве парковки для капитала.

Прогнозы

Как отмечалось ранее, основные события по урожаю этого года уже позади. Это позволяет за некоторым небольшим отклонением говорить об актуальности текущих цен — по крайней мере, до начала следующего года. А точнее, об актуальности уровня доступности физического зерна на мировых рынках.

Главное отличие 2008 г. от нынешнего заключается в том, что тогда нехватка зерна наложилась на перегретую экономику. Это дополнительно разогнало цены, а многие спекулятивные фонды просто положили себе в портфель товарные позиции. Сейчас этого (правда, пока) не наблюдается.

Но вполне возможен сценарий роста фондовых площадок в США во второй половине года, и обусловлен он будет тем, что обильные денежные резервы фондов, отдельных домохозяйств и корпораций начнут поступать на рынки. Это будет не товарный, а чисто финансовый феномен. Политика нулевых ставок и сопутствующие ей валютные войны способны и без дополнительных стимулирующих мер раскрутить инфляционную спираль. Это еще может добавить веса текущим ценам на зерно.

Другой важный аспект нынешней ситуации — гипертрофированное по сравнению с пшеницей потребление кукурузы на топливный спирт. Многие страны в последние годы стремились пополнять стратегические запасы пшеницы для обеспечения продовольственной безопасности. Кукуруза, наоборот, использовалась по максимуму. В результате обычное соотношение цен на пшеницу и кукурузу — около 1,4 — временами опускалось ниже единицы. Похоже, это станет новой традицией.

За вычетом ценовых движений остается крайне острая проблема физического снабжения продовольствием беднейших слоев населения во всем мире. Формально с ней можно справиться — ООН прямо призвала США сократить производство спирта, на которое обычно направляется 40% урожая кукурузы. Члены G20 также выразили сомнение в правильности биотопливной политики Штатов. Но именно это самое верное решение как раз сейчас маловероятно.

Министр сельского хозяйства США Том Вилсэк прямо заявил о том, что благодаря биотопливу США удается сдерживать рост цен на бензин. Кроме того, эта индустрия создает рабочие места. Оба эти вопроса в канун выборов США являются «священными». После выборов на повестке дня может оказаться инфляционный вопрос. То и другое заставляет рассматривать продовольственные товары, в частности зерновые, не только как важнейший инструмент для диверсификации портфеля, но и как самостоятельную торговую (в том числе хеджевую) стратегию на ближайшие кварталы.


Содержание (развернуть содержание)
Проблемы развития биржевых товарных рынков в России
Оптимальная технология биржевой торговли товарами
Зерновой рынок после засухи
Срочный рынок в электроэнергетике: состояние и перспективы
Сектор финансовых услуг России после вступления в ВТО
Сокращение числа компаний в группе: исключаем риски трансфертного ценообразования,и не только
Весенне-летний макротест нового режима денежной политики Банка России
Вероятность повышения ключевых процентных ставок, или Год под знаком инфляции
ВАЛЮТНОМУ РЫНКУ ОБЪЯВЛЕНО ШТОРМОВОЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
БРИКС — будущее мировой экономики?
Дивидендный сезон—2012: игры, в которые играют инвесторы
Мировой рынок IPO: вчера, сегодня, завтра
Мировые инвестиции и развивающиеся рынки: пример Турции
Рынок субфедерального долга: пробуждение после спячки
Волгоградская область: первое размещение в новом сезоне
Монополии — естественные и искусственные (на примере создания Центрального депозитария)
Рабочий заем для Советской России

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе

Раздел не найден.

Актуальные темы    
Екатерина Трофимова
Реализация рейтинговой реформы в России: «импортодополнение», а не «импортозамещение»
Интервью с главой национального Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Екатериной Трофимовой
Михаил Ханов
Научный метод инвестирования
Интервью с управляющим директором инвестиционной компании «Норд Капитал» Михаилом Хановым
Уран Абдынасыров
Тенденции развития рынка корпоративных ценных бумаг Кыргызской Республики
В статье представлены результаты исследования текущего состояния фондового рынка Кыргызской Республики. На основе анализа статистических данных дана оценка различным аспектам деятельности организованного рынка, рассмотрены основные современные тенденции и перспективные направления развития рынка ценных бумаг Кыргызской Республики
Юрий Голицын
«Побудить Россию осуществить заем» (российские ценные бумаги за рубежом в XIX — начале XX вв.)
Впервые российские ценные бумаги начали обращаться за рубежом во второй половине XVIII в. Таким местом стала Амстердамская биржа, после того как в 1769 г. императрицей Екатериной II в Голландии был размещен первый внешний заем Российской империи
Все публикации →
  • Rambler's Top100