РЦБ.RU
  • Автор
  • Галушкин Андрей, Заместитель генерального директора по контролю Брокерской компании «КИТ Финанс»

  • Все статьи автора

Инсайд на российском рынке: адаптация закона

Июль 2012

Интервью с заместителем генерального директора по контролюБрокерской компании «КИТ Финанс» Андреем Галушкиным

С 2012 г. на финансовом рыке активно применяется Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». О том, как реализуется действие закона, рассказал заместитель генерального директора по контролю Брокерской компании «КИТ Финанс» Андрей Галушкин.

РЦБ: Насколько серьезны масштабы неправомерного использования инсайдерской информации на российском рынке?

А. Г. Оценить масштабы использования инсайдерской информации в России достаточно сложно, однако, безусловно, на рынке есть интересные моменты. Сказать однозначно, было ли место инсайду или нет, — прерогатива суда, ФСФР и правоохранительных органов, мы можем только подозревать. Пока опубликована официальная статистика ФСФР по событиям, которые признаны как манипулирование ценами (акции ОАО «Самараэнерго», облигации ОАО «СИТРОНИКС», ОАО «Татфондбанк» и др.). Инсайд не за горами, хотя доказать будет сложнее. Некоторые СМИ пытаются создать индекс инсайдеров, заявляют о том или ином инсайде, но только ФСФР и суд могут вынести решение, имеется или нет неправомерное использование инсайдерской информации, а это уже отдельная тема для обсуждения.

РЦБ: Насколько эффективно действие Закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком»? Что необходимо изменить?

А. Г. Закон об инсайде вступил в силу в январе 2011 г., но фактически рынок работает в соответствие с нововведениями с 1 января 2012 г. благодаря небольшому послаблению со стороны нового руководителя ФСФР России Дмитрия Панкина. Несмотря на отведенное время на адаптацию, эффективность закона не наблюдается. Это нормальный процесс — есть множество вопросов и незакрытых тем, закон и нормативные к нему акты не идеальны, но, как часто бывает в нашей стране, видимо, нужен политический «жест помощи». Сейчас на рынке иные приоритеты — объединенная биржа, Центральный депозитарий, поэтому силы регулятора направлены в данное русло. Тем временем плот под названием «инсайд», как у Тура Хейердала, с парой гребцов дрейфует самостоятельно, неспешно следуя по намеченному маршруту. Решить эту проблему — вопрос времени, и я надеюсь дождаться проявления активности ФСФР по этой теме. Закону и рынку нужны практика и анализ конкретных примеров, а пока ФСФР «тонет» в ей же созданной бумажной волоките, а многочисленные требования затрудняют работу профучастников. Основное, от чего следует избавиться, — это неэффективная и бессмысленная как для участников, так и для регулятора бумажная работа, которая регламентирована жесткими сроками. Зачем направлять регулятору информацию о биржевых сделках инсайдеров, когда биржа уже предоставляет ФСФР всю информацию в полном объеме. Инсайдеры — это те же клиенты, которые обязаны быть зарегистрированы на бирже, их сделки однозначно идентифицированы. Брокер также отчитывается по внебиржевым сделкам. Немного доработав формат направляемых отчетов — и можно будет убрать дублирующее направление информации. В настоящее время ФСФР пытается наладить электронный документооборот с профессиональными участниками, но предлагаемый электронный формат отчетности по так называемым инсайдерским сделкам весьма неудобен, в результате эта совокупность показателей учета превращается в никому ненужные бумажки. Эти шаги рынок уже проходил в рамках законодательства о противодействии легализации (отмыванию) и финансированию терроризма, и для упорядочивания огромного потока сделок и информации нужна только автоматизация.

Обязательное раскрытие информации для эмитентов вызывает сочувствие к ним и радость за свою компанию, что мы — всего лишь профучастник. Сейчас закон работает только как дополнительная нагрузка на инсайдеров и лиц, ведущих их списки, которые в большей степени тоже являются для кого-то инсайдермии. Чего нельзя исключить, так это того, что закон породил парадоксальную статистику: инсайдеров стало больше, чем инвесторов.

РЦБ: Какие меры противодействия распространению инсайдерской информации на развитых рынках будут эффективно использоваться в российских условиях?

А. Г. Российский человек достаточно умен, чтобы обойти любые установленные требования, поэтому положительный результат будет только в случае эффективной работы государства, которое будет стремиться выявлять и наказывать действительных нарушителей.

РЦБ: Насколько жесткой должна быть ответственность за инсайд? Являются ли эффективными жесткие наказания в США?

А. Г. Требования ответственности за инсайд должны быть ужесточены, а за технические нарушения в части буквального исполнения закона нет. С 2013 г. со вступлением в силу ст. 185.6 УК об умышленном использовании инсайдерской информации уровень ответственности в России повысится. Результативность системы наказаний должна напрямую зависеть от эффективности регулирующих и право­охранительных органов, а также судебной системы. В США наличествуют все перечисленные компоненты, однако даже это не дает 100%-ной гарантии исключения инсайда.

РЦБ: Как повлияло принятие этого закона на бизнес вашей компании?

А. Г. Закон не сильно повлиял на сам бизнес компании, но внес коррективы в бизнес-процессы. Компания всегда была противником использования инсайда, и еще до принятия закона информация, относящиеся теперь к инсайду, являлась конфиденциальной, доступ и распространение которой были ограничены. В любом случае мы учли новые требования законодательства и внесли соответствующие изменения. Увеличилась загрузка отдельных подразделений компании, но это расходы, которые мы готовы нести как активный участник рынка.

РЦБ: Действительно ли данный закон сможет сделать российский финансовый рынок по-настоящему честным и открытым? Не превратится ли этот закон в руках чиновников и право­охранительных органов в еще одну «дубину»?

А. Г. Как уже я упоминал выше, формализм нового закона схож с педантизмом Закона № 115-ФЗ, являющегося удобным механизмом для регулирующих органов. Есть множество способов обойти установленные законом требования, по­этому для чистоты рынка нужны практика и серьезная работа — чтобы регулятор выявлял не отдельные нарушения сроков отправления отчета, а непосредственный инсайд и манипулирование. Это будет лучшим примером для недобросовестных инсайдеров. В любом случае идея закона правильная, но дьявол как всегда в деталях. Текущие административные штрафы на рынке ценных бумаг завышены и негибкие, что позволяет при желании серьезно наказать участника даже за мелочь.

РЦБ: Как в перспективе Закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» повлияет на развитие российского финансового рынка?

А. Г. Закон уже работает. Безусловно, закон остановил мелких инсайдеров, напугал безобидных инвесторов, которые получили уведомление, что они инсайдеры, добавил работы специализированным подразделениям компаний, загрузил регулятора им же созданной работой, но реального влияния на рынок не оказал. Нужно продолжить работу с нормативными документами и внедрять автоматизацию процессов.

Единственный положительный факт — ФСФР совместно с биржами, которые также занимаются выявлением подозрительных сделок, определили общий курс в этом направлении; развивается система мониторинга. В целом правильное использование закона должно повысить уровень доверия к российскому рынку со стороны как нерезидентов, так и российских инвесторов. Заявленный МФЦ в России невозможен без регулирования и контроля за подобного рода операциями.


Содержание (развернуть содержание)
Есть ли бизнес на рынке ценных бумаг?
Бизнес на рынке ценных бумаг: есть ли свет в конце тоннеля?
Сколько стоит брокерский бизнес? Специфика методов оценки, тенденции и перспективы российских брокеров
Поле битвы:брокерские услуги
Системная торговля на зарубежных рынках и в России и причины ее возрастающей популярности: нужны ли стране системщики?
Почему сложно зарабатывать на рынке акций сейчас?
Обесценение стоимости активов публичных компаний: тенденции 2008—2011 гг.
Влияние укрепления рубля на динамику российского фондового рынка
Инсайд на российском рынке: адаптация закона
Закон об инсайде:с чем его едят?
Использование рейтингов в построении системы управления кредитным риском
Штормовое предупреждение, или Чем рискует глобальная экономика в этом году
Мы в ответе за тех,кого приручили: сложности и перспективы инвестирования в развивающиеся компании
EURO-2012: аверс и реверс
Финансовый рынок США и законодательство
Хорошо забытое старое (из истории финансовой интеграции XIX в.)
О клиентской проблематике клиринга и уроках MF Global1

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе

Раздел не найден.

Актуальные темы    
Екатерина Трофимова
Реализация рейтинговой реформы в России: «импортодополнение», а не «импортозамещение»
Интервью с главой национального Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Екатериной Трофимовой
Михаил Ханов
Научный метод инвестирования
Интервью с управляющим директором инвестиционной компании «Норд Капитал» Михаилом Хановым
Уран Абдынасыров
Тенденции развития рынка корпоративных ценных бумаг Кыргызской Республики
В статье представлены результаты исследования текущего состояния фондового рынка Кыргызской Республики. На основе анализа статистических данных дана оценка различным аспектам деятельности организованного рынка, рассмотрены основные современные тенденции и перспективные направления развития рынка ценных бумаг Кыргызской Республики
Юрий Голицын
«Побудить Россию осуществить заем» (российские ценные бумаги за рубежом в XIX — начале XX вв.)
Впервые российские ценные бумаги начали обращаться за рубежом во второй половине XVIII в. Таким местом стала Амстердамская биржа, после того как в 1769 г. императрицей Екатериной II в Голландии был размещен первый внешний заем Российской империи
Все публикации →
  • Rambler's Top100