РЦБ.RU
  • Автор
  • Пахомов Сергей, Независимый эксперт, док. экон. наук, профессор МГУИЭ

  • Все статьи автора

Государственный долг Европы: можно ли решить проблему демократическим путем?

Июнь 2012

Экономически развитые страны пытаются бороться с глобальным кризисом перепроизводства и кризисом государственного долга путем активного наращивания потока необеспеченных государственных долговых обязательств, за счет поддержания исторически низких процентных ставок и расширения балансов центральных банков. То есть с помощью тех же рычагов, которые и привели к коллапсу 2007—2008 гг. Все больше США и государства Европы  сами у себя размещают свой собственный долг, увеличивая денежное обращение. Есть ли выход из «долгового капкана»?

В еврозоне, особенно в странах Европейского валютного союза, идет ожесточенная политическая борьба за введение «полицейского режима» в отношении стран «европейской периферии», государственный долг которых уже вышел из-под контроля или близок к этому. Ставкой в ней является сохранение или крах европейской экономической и валютной интеграции. Интеграция уже дает серьезные трещины. Европа на государственном уровне разделилась на блок кредиторов (Германия, Франция, Скандинавия и Голландия) и группу должников (Греция, Ирландия, Португалия, Италия и Испания). Удар за ударом наносят международные рейтинговые агентства, понижая кредитные рейтинги все новых и новых европейских стран, которые превращаются в «долговых изгоев».

Кредиторы, лидером которых является Германия, категорически требуют сокращения дефицитов государственных бюджетов в качестве предварительного условия предоставления спасительных займов со стороны МВФ и ЕС. Логика предельно проста: без строгой дисциплины в бюджетах должников их государственный долг будет накапливаться до бесконечности и из долга рынкам просто превратится в долг развитым и пока финансово стабильным государствам ЕС. Углубляя в этих странах экономический и социальный кризис за счет резкого сжатия государственных расходов, «комитет кредиторов» стремится вынудить их правительства провести жесткие реформы, направленные на повышение конкурентоспособности «периферийных стран» за счет снижения уровня жизни и стоимости рабочей силы, роста производительности труда. Благодаря таким реформам за спадом должны последовать экономический подъем и сокращение государственного долга до приемлемого уровня.

Существует мощная оппозиция этим попыткам, далеко выходящая за границы Европы. В результате выборов к власти во Франции и Греции пришли сторонники возобновления программ стимулирования экономики. Справедливо указывается, что уменьшение государственных расходов лишает проблемные европейские страны последних надежд на замедление обвала экономики. Наличие дефицита, пусть и урезанного, увеличивает долг, а в сочетании с усугубляющимся в Европе экономическим спадом это приводит к его росту по отношению к ВВП и к дальнейшему сокращению собираемых налогов. Денег на обслуживание и погашение долга просто нет и не будет, без помощи кредиторов и МВФ выход один — дефолт.

Может ли ЦБ Европы стать «белым рыцарем»?

В международных финансовых кругах считают, что Центральный банк Европы должен спасти еврозону от долгового краха за счет приобретения гособлигаций проблемных стран, предоставления своих гарантий европейской банковской системе и отдельным государствам, а также путем снижения своих процентных ставок до нуля и наполнения европейской банковской системы неограниченным объемом ликвидности. Речь идет о фактической монетизации государственного долга через необеспеченную денежную эмиссию. Центральные банки мира, однако, по некоторым данным, уже более чем вдвое увеличили размер своих балансов без видимых положительных последствий для возобновления глобального экономического подъема. Ноша для Центрального банка Европы просто непосильная. Баланс ЕЦБ уже расширился до 3,8 трлн долл. (для сравнения: баланс ФРС — порядка 2,8 трлн долл.). Активы банковской системы стран Евросоюза достигли 46 трлн долл., тогда как в США они составляют около 12 трлн долл. Европейская банковская система находится в гораздо более шатком положении, чем американская, доля «плохих долгов» всех видов на их балансах значительно выше.

ЕЦБ в соответствии с общеевропейским регулированием не может быть «кредитором последней инстанции» для государств еврозоны и не имеет права напрямую приобретать их государственные облигации. Однако он старается отдалить неизбежный час расплаты по государственному долгу проблемных стран и дать политикам время на принятие и реализацию необходимых для преодоления долгового кризиса мер. Через «ломбардное окно» ЕЦБ предоставляет банкам стран еврозоны ликвидность под залог государственных облигаций. В конце 2011 г. в банки стран еврозоны через трехлетние кредиты начали поступать огромные объемы практически бесплатной (1% годовых) ликвидности. Только благодаря 1 трлн евро, выделенному в декабре 2011 г. и в феврале 2012 г. более 800 европейским банкам, успешно прошли аукционы по размещению гособлигаций Испании, Италии, Ирландии, Греции и Франции, что временно помогло снять напряженность на финансовых и фондовых рынках.

Благодаря этим операциям ЕЦБ государственный долг стран еврозоны «нацио­нализируется». Так, успех итальянских аукционов обеспечили итальянские банки, которые сейчас владеют 60% государственного долга страны. Аналогичная картина наблюдается и в других странах еврозоны. Разрушается международный европейский рынок госдолга, расползается по «национальным квартирам». Это еще одна трещина в европейской интеграции. На разнице процентов европейские банки практически без риска зарабатывают прибыль, но на стимулирование экономического роста эти «пирамидальные» операции влияния не оказывают. Более того, они дают дефляционный эффект и не способствуют обесцениванию государственного долга через инфляцию. Бедствием для ЕЦБ будут государственные дефолты стран «европейской периферии». Германия категорически против рассмотрения таких сценариев, поскольку именно ей придется отчислять львиную долю средств на рекапитализацию ЕЦБ, а это новый госдолг и угроза понижения рейтинга. ЕЦБ в его нынешнем качестве спасти Европу не сможет.

Кто заплатит за банкротство?

Рядом западных экспертов и политиков предлагается идея стимулирования европейской экономики за счет ослабления денежной политики в странах-кредиторах, особенно в Германии, увеличения немецких государственных расходов, направленных на социальные нужды. Таким образом, Германия должна повысить внутренний спрос и выступить в качестве основного локомотива европейской экономики, что обеспечит возможность роста и экономикам задолжавших «периферийных» стран. Правительство Германии, однако, категорически против, поскольку будет подорвана конкурентоспособность немецкой рабочей силы, которой удалось добиться через многолетние и болезненные реформы трудовых отношений и пенсионной системы. Это расшатает успешно действующую экспортную модель германского экономического роста, нанесет ущерб кредитоспособности страны и сделает более дорогим привлечение государственного долга. Жесткая фискальная дисциплина привела к тому, что капитал из европейских стран с высоким уровнем госдолга «движется» в сторону Германии — наиболее надежного заемщика в зоне евро. Страна размещает свой госдолг под отрицательные процентные ставки и не собирается терять свой статус «тихой гавани». Дешевые ресурсы и приток капитала позволяют Германии стать еще более конкурентоспособной. Как один из крупнейших и эффективных экспортеров в мире Германия подавляет развитие экспортных моделей экономики в странах «европейской периферии» и не дает им выйти из кризиса.

Не жизнеспособна и идея привлечения МВФ в качестве кредитора проблемных стран еврозоны. МВФ слишком слаб для решения этой задачи, у него нет денег. Предложения пополнить резервы МВФ до 500 млрд долл. не могут быть реализованы, поскольку среди европейских стран нет единства по поводу разумности перечисления этих средств, а главное — нет их источника. Великобритания просто отказалась это делать. Расчет на страны БРИКС не оправдывается, поскольку они хотят в обмен на свои средства получить далеко не последнюю роль в МВФ и право влиять на его политику, что явно не входит в планы ведущих западных акционеров фонда. В связи с текущим политическим кризисом в Греции МВФ взял паузу в отношениях с этой страной.

Европейский механизм финансовой стабильности также не работает, согласованный фонд в объеме 500 млрд евро слишком мал, он пока пуст, привлечение им средств за счет размещения собственного долга идет медленно, из-за политических разногласий перспективы его увеличения весьма туманны. Он должен активизироваться через полгода, а деньги на рефинансирование госдолга катастрофически нужны уже сейчас. Понижение кредитного рейтинга ведущих европейских стран привело и к снижению рейтинга его долговых обязательств, что удорожает привлечение ресурсов. Идея выпуска общеевропейских еврооблигаций и реструктуризации в них долгов проблемных стран наталкивается на сопротивление Германии, поскольку это «разбавит» ее высокий кредитный рейтинг и поднимет стоимость долга.

Пока в политиках согласья нет, на лад Европа не пойдет...

Становится все более очевидным, что механизм общеевропейской бюрократии и демократии, что уже очевидно, плохо приспособлен для эффективного управления кризисом. Предлагаемые европейской бюрократией решения часто невыполнимы. Процесс принятия болезненных, но необходимых мер требует консенсуса всех стран ЕС или, по крайней мере, стран — членов еврозоны. В ходе выборов регулярно меняются правительства и к власти приходят политические силы, отрицающие ранее достигнутые на общеевропейском уровне договоренности. Одобренные меры не реализуются. Не исключено, что будет успешно похоронено и недавнее решение о формировании в рамках ЕС фискального союза, направленное на «федералицацию» Европы. Политический саботаж, неизбежный при подобной организации межгосударственного объединения, означает, что «европейская идея» столкнулась с масштабным политическим коллапсом, парализующим меры по выходу из экономического и долгового кризиса.

Существует реальная опасность политической и социальной дестабилизации Европы под грузом застарелых долговых и экономических проблем. Все настойчивее продвигается идея, что каждой по отдельности стране будет легче справиться с кризисом. Процветает национализм, особенно в странах «новой Европы», в странах-должниках усиливается раздражение по поводу возрождения «гегемонии и диктата Германии», которая навязывает программы жесткой экономии, расшатывающие «социальный мир». Рушится основополагающая концепция европейского единства — создать систему взаимной зависимости стран Союза и сделать новую войну в Европе невозможной. В исторически недалеком прошлом многие из этих государств воевали друг с другом, имели диктаторские и авторитарные режимы, между ними еще не угасли давние и нерешенные территориальные и национальные конфликты. История Европы в целом — это череда войн и конфликтов. Нынешний период мира и благоденствия — лишь короткий эпизод в тысячелетней кровавой драме.

Идея европейской интеграции неслучайно получила мощный толчок в своем развитии после Второй мировой войны, и стимулировали ее два основных фактора мировой геополитической реальности. Необходимо было ввести разгромленную и разоренную Германию, хотя бы ее западную часть, в систему западных государств, исключить возрождение немецкого реваншизма и положить конец многовековой франко-германской вражде, ставшей причиной двух мировых войн. Это была попытка избежать роковых ошибок Версальского мира, который превратил побежденную Германию в мирового изгоя и вызвал в итоге демократический приход к власти Гитлера со всеми катастрофическими для всего мира последствиями. Германия должна быть навсегда устранена как военная угроза соседям, и наилучшим способом будет не наложение контрибуций и проведение аннексий, а вовлечение страны в процессы общеевропейского экономического развития через тесную экономическую и политическую интеграцию, создание огромного общеевропейского рынка товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Вторым фактором, подталкивающим процесс интеграции (с помощью США), был мощный Советский Союз, ставший второй мировой сверхдержавой, поддерживающей образование социалистического блока восточноевропейских стран, Варшавского договора, существование ГДР. Активное послевоенное коммунистическое и левое движение в Западной Европе также вынуждало срочно искать противодействие. Экспансии коммунистических идей и возникшей в послевоенной Европе симпатии к социализму была противопоставлена социальная рыночная экономика — пакт социальной стабильности, которая была и является фундаментальной основой европейской интеграции. Успешная интеграция требует социального мира и спокойствия, постоянного повышения уровня жизни широких слоев населения, преодоления узких национальных рамок небольших европейских государств, история которых наполнена многовековыми взаимными конфликтами. Национальные рамки снимались за счет экономического роста и социального прогресса стран, ставших основой европейской интеграции, их пример был притягателен, к «общему рынку» через несколько десятилетий уже стремились и мечтали присоединиться десятки европейских государств, в том числе и Восточной Европы. Теперь под влиянием кризиса и угрозы экономической депрессии и финансового краха усиливается брожение. Идеи европейской интеграции, единого экономического пространства, и особенно единой валюты, вызывают все большее разочарование. Снова набирает обороты профсоюзное движение, участились забастовки, марши протеста и уличные мятежи. Исследователями социальной психологии массовых революционных волнений отмечено, что они возникают тогда, когда динамичный рост уровня жизни, социальный мир и процветание внезапно сменяются ухудшением жизненных стандартов, утратой социального статуса (безработица) и отсутствием перспектив лучшей жизни. Исследователями отмечено, что сокращение государственных расходов более чем на 3% от ВВП страны резко обостряет социальную обстановку. Именно такая ситуация сейчас складывается во многих европейских странах.

Мир все больше опасается того, что проблемы с государственным долгом стран «европейской периферии» вызовут цепную реакцию в европейской банковской системе, ее развал, крах кредитных рынков, новый коллапс охватит планету, и сценарий 2008 г. повторится. Объединенная Европа является крупнейшим в мире субъектом экономической деятельности с совокупным ВВП более 16 трлн долл. Это главный торговый партнер для США, Китая и России. Дестабилизация, а тем более развал этого «союза», означает, что с надеждами на выход из кризиса придется распрощаться «в мировом масштабе» еще на неопределенное количество лет.

Нет мира под оливами...

В центре «долгового торнадо» снова Греция. Сотни миллиардов евро, выданных ЕС и МВФ с 2010 г., «ушли в песок», оттянув проблему на очень короткий срок. Дефолт страны по своему уже реструктурированному и сокращенному более чем на 100 млрд евро государственному долгу неизбежен уже в июле, если не будут приняты чрезвычайные меры, но уже не самой Грецией, поскольку она практически в безнадежном состоянии и  бессильна что-либо сделать. В государственном бюджете даже близко нет необходимых сумм для долговых платежей текущего года, и спасти страну от дефолта могут только новые кредиты ЕС и МВФ. Рынки капитала для страны закрыты, суверенный кредитный рейтинг (ССС) — на последнем месте в мире. Тиски Европейской валютной системы и отсутствие национальной валюты лишают Грецию возможности обесценить или «монетизировать» свой государственный долг через девальвацию, дополнительную денежную эмиссию и инфляцию. Нет возможности из-за взятых на себя в рамках Пакта стабильности и роста ограничений проводить фискальную политику, стимулирующую экономику. Выход Греции из Евросоюза не решает проблем — ни ее собственных, ни европейских. Хотя экономика страны слишком мала, чтобы «сокрушить Европу», в сочетании с обостряющимися проблемами государственного долга Ирландии, Португалии, Испании и Италии этот сценарий может повлечь за собой цепную реакцию и крах всего европейского проекта. Прежде всего — валютного союза. Неизбежна моментальная гибель греческой банковской системы, балансы греческих банков переполнены «родными» гособлигациями, и эффект объявления правительством дефолта будет аналогичен по последствиям дефолту по ГКО в 1998 г. для российских банков. Средства населения в банках будут заморожены, начнутся массовые уличные беспорядки и забастовки, Греция будет ввергнута в хаос. Местное население и бизнес уже сократили вклады в греческих банках более чем на 60 млрд евро. В последнее время отток депозитов достигает 700–800 млн евро в неделю. Начнется массовая распродажа долгов других проблемных европейских стран, их резкое удешевление, развал национальных банковских систем, поскольку на их балансах находится примерно 2 трлн евро государственных облигаций проблемной категории. Ирландия вполне может отказаться от гарантий по долгам своих банков, поскольку собственных средств для их обеспечения у нее просто нет и не будет. На первый план в долговом кризисе Европы неизбежно выйдет Испания, а это уже проблема совершенно иного масштаба в сравнении с Грецией. Реально крушение Центрального банка Европы, взявшего в репо «периферийных» гособлигаций примерно на 300 млрд евро, а банковских облигаций — примерно на 1 трлн евро. Обесценятся залоги, полученные через механизм репо ЕЦБ, деньги возвращены не будут. ЕЦБ придется рекапитализировать или ликвидировать.

Единственное, что еще сможет спасти Европейский союз и единую валюту, — это списание большей части государственного долга проблемных европейских стран. Греция, очевидно, является только первым шагом в этом направлении. В случае углубления политического кризиса в Греции и отказа левого радикального правительства от соблюдения политики жесткой экономии наступит очередь Ирландии, Португалии, Испании, Италии, Бельгии. В этих странах стоимость обслуживания долгового портфеля превышает темпы экономического роста, долг становится непосильным. Размер накопленного домохозяйствами, бизнесом и правительствами долга стал неподъемным для европейской экономики и экономик отдельных стран ЕС, и восстановление экономики с такой долговой ношей в обстановке глобального экономического кризиса просто невозможно. Чтобы это произошло, совокупный долг государств, бизнеса и домохозяйств 16 стран Евросоюза, как подсчитали западные эксперты, должен быть урезан более чем на 6 трлн евро. Не мешает вспомнить, что в 1953 г. был реструктурирован долг побежденной Германии с уменьшением номинала на 50%, а с учетом удлинения долга реальное сокращение достигло 70%. Германия была на пять лет освобождена от выплаты процентов. Только после этого стало возможным «немецкое экономическое чудо» и бурное развитие экономики страны. Экономическая история подсказывает, что конец долгового «похмелья» неизбежен: полный коллапс искусственного кредитного бума, жестокий финансовый кризис, экономическая депрессия и как итог — всеобщее «прощение» долгов через дефолты домохозяйств, бизнеса и государств. Чем скорее сократится долг организованным и контролируемым путем в отношении уже сейчас проблемных стран Европы, тем более мягкими могут быть «посадка» мировой экономики и реальнее перспективы возобновления экономического роста.


Содержание (развернуть содержание)
Приватиазция госкомпаний станет локомотивом развития российского рынка M&A
Положение и перспективы рынка M&A в России
Перспективы российского рынка слияний и поглощений: оптимизм или осторожность?
Государственный долг Европы: можно ли решить проблему демократическим путем?
Фондовый рынок и фактор однодневности. Практический эксперимент по повышению прозрачности российской экономики
Вступление России в ВТО: что ждет российский рынок финансовых услуг?
Рефинансирование как инструмент обеспечения доступной ипотеки
Private Banking: cоздавать отрасль, а не адаптироваться к ней
IPO-Board — площадка для молодых компаний. Новые возможности рынка инноваций и инвестиций
Бенчмарки для пенсионных накоплений
Пенсионные деньги как источник финансирования долгосрочных инвестиционных проектов в экономике
Ипотечные инвестиционные трасты в США (REITs): особенности функционирования, вопросы управления, преимущества инвестирования
Опыт Великобритании, Турции и Казахстана в «исламских» облигациях и перспектива для России
О клиентской проблематике клиринга и уроках MF Global

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе

Раздел не найден.

Актуальные темы    
Екатерина Трофимова
Реализация рейтинговой реформы в России: «импортодополнение», а не «импортозамещение»
Интервью с главой национального Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Екатериной Трофимовой
Михаил Ханов
Научный метод инвестирования
Интервью с управляющим директором инвестиционной компании «Норд Капитал» Михаилом Хановым
Уран Абдынасыров
Тенденции развития рынка корпоративных ценных бумаг Кыргызской Республики
В статье представлены результаты исследования текущего состояния фондового рынка Кыргызской Республики. На основе анализа статистических данных дана оценка различным аспектам деятельности организованного рынка, рассмотрены основные современные тенденции и перспективные направления развития рынка ценных бумаг Кыргызской Республики
Юрий Голицын
«Побудить Россию осуществить заем» (российские ценные бумаги за рубежом в XIX — начале XX вв.)
Впервые российские ценные бумаги начали обращаться за рубежом во второй половине XVIII в. Таким местом стала Амстердамская биржа, после того как в 1769 г. императрицей Екатериной II в Голландии был размещен первый внешний заем Российской империи
Все публикации →
  • Rambler's Top100