Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Манаенко Иван, Начальник управления анализа долгового рынка ИК «Велес Капитал»

  • Все статьи автора

Вексель — альтернативы нет

Февраль 2012

В минувшем году вексельный рынок подвергся серьезному испытанию на прочность. Причем угроза стабильности для данного сегмента финансового рынка пришла не извне, как можно было подумать с оглядкой на очередной финансовый кризис, а буквально из самого центра России.

В апреле 2011 г. Центральный банк РФ неожиданно опубликовал на своем сайте новую редакцию Инструкции № 110-И «О порядке расчета собственного капитала» (далее — Инструкция № 110). Не­ожиданно, потому что, как правило, такого рода изменения согласуются с банковскими ассоциациями, прежде чем они будут приняты к исполнению. Такая спешка наводит на мысль о том, что решение принималось под давлением или стало эмоциональной реакцией на определенные события. Какие?

Использование «мусорных» векселей в различных махинациях с капиталом давно вызывало головную боль у денежных властей. И, возможно, последней каплей стал скандал, связанный с группой банков Матвея Урина, после закрытия которых ЦБ РФ «вскрыл» схему вывода средств вкладчиков как раз через поддельные векселя. Слишком уж большой резонанс и огласку получила эта история, начавшаяся на Рублевском шоссе, поэтому и меры надо было принимать оперативно. Впрочем, что бы ни было причиной, поначалу это не вызвало никакого шума.

Однако по мере распространения информации и приближения часа Х банкиры забили тревогу. Еще бы, нововведение, вступавшее в законную силу с 1 октября, ущемляло интересы в первую очередь банков — держателей векселей, на долю владения которых на тот момент приходилась как минимум половина от всего объема рыночных бумаг в обращении.

В новой редакции Инструкции № 110 все вложения в векселя, вне зависимости от кредитного качества векселедателя, попали в группу повышенного риска и должны были относиться на капитал с повышенным коэффициентом, тогда как для вложений в облигации, в том числе и тех заемщиков, что параллельно выпускают векселя, новая методика расчетов предусматривала дифференцированный подход, в основе которого лежали кредитные рейтинги.

Так, согласно пересмотренным правилам при вложении в облигации эмитентов, имеющих рейтинг, присвоенный как минимум одним из рейтинговых агентств, на уровне не ниже В по классификации рейтинговых агентств Standard & Poor's или Fitch Rating's либо В2 по классификации рейтингового агентства Moody's Investors Service» или получивших рейтинги национальных рейтинговых агентств, повышенный коэффициент риска 1,5 не применяется. Следовательно, при одинаковой экономической сущности и идентичных кредитных рисках (в случае, если заемщик представлен в обоих сегментах ранка) держать вексель стало неоправданно дорого.

Кроме того, смущало и то обстоятельство, что согласно нововведению наиболее ощутимое изменение пересчета Н1 сказывалось как раз на крупных банках, которые в силу своей активной позиции на рынке кредитования и расширяющегося присутствия на долговых рынках оказывались по новым правилам буквально в нескольких шагах от критического минимума, тогда как мелкие банки, подчас с сомнительной репутацией, имевшие, как правило, очень приличный запас по данному нормативу, снижения запаса по капиталу в 2—3% просто не заметят. Получается, что надзорный орган своего добился: формально усложнив действия нечестным на руку банкирам, на деле задел исключительно участников цивилизованного, а главное, весомого сегмента долгового рынка.

К слову о вексельном рынке. Для одних людей, напрямую не связанных с вексельным обращением, понятие «вексель» ассоциируется с чем-то архаичным или вовсе нелегитимным; для других — с покупкой новостроек, что ставит под сомнение надежность данного рода сделок. По-своему будет прав каждый. Вексель — действительно ценная бумага, известная человечеству с незапамятных времен. Не случайно современный рынок векселей регулируются женевской «Конвенцией о Единообразном Законе о переводном и простом векселе» от 7 июня 1930 г. Вексель может выписать любое лицо, обеспеченное или не имеющее за душой ни гроша, причем как со злым умыслом, так и с целью кредитования своей законной деятельности. Однако в данной статье речь все же идет о тех векселях, которые торгуются на публичном рынке.

На 1 августа 2011 г. совокупный объем бумаг, находящихся в публичном обращении, насчитывал примерно 550—600 млрд руб., или около 15% от общего объема внутреннего корпоративного долгового рынка. При этом на рынке активно обращались обязательства более 100 крупнейших хозяйствующих субъектов, а средний совокупный дневной оборот рыночных векселей превышал 5 млрд руб. 98% векселей в обращении было выпущено банками. Из них приблизительно 40% приходилось на три крупнейшие кредитные организации: Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк. Остальные бумаги привлекались банками из числа Топ-150, большая часть которых имела международный рейтинг выше «рискового» уровня, обозначенного Центробанком. Так, к началу осени доля векселей и банковских акцептов в совокупных банковских активах 30 крупнейших кредитных организаций составляла около 1,9%, или 526 млрд руб. в абсолютных цифрах. Для сравнения: доля пассивов, сформированных за счет облигаций, на тот момент составляла лишь 1,6% (457 млрд руб.).

Российские банки также являлись и ключевыми игроками на вексельном рынке, размещая в данный ликвидный инструмент излишки рублевых средств. Так, в 100 крупнейших банках России на тот момент было учтено векселей на сумму 245 млрд руб., т. е. чуть меньше половины всех векселей, находившихся в обращении.

Столь активное вовлечение российских банков в торговлю векселями не случайно. Вексель служит важным и проверенным временем механизмом перераспределения краткосрочной ликвидности внутри банковской системы. Более того, в настоящей момент альтернативы вексельному рынку — в разрезе управления краткосрочной банковской ликвидностью (money-market) — практически нет, поскольку рынок облигаций ориентирован преимущественно на управление среднесрочной (от 1 года) и долгосрочной (свыше 5 лет) ликвидностью. Потребность управления и оптимизации краткосрочной банковской ликвидности (до 1 года) облигационный рынок удовлетворяет весьма условно и точечно по причине низкой ликвидности облигаций с близкими сроками погашения.

Между тем вексельный рынок предоставляет в распоряжение казначейства банка полную линейку срочности инструментов, позволяя минимизировать гэп («разрыв») и риск ликвидности практически до нуля (в частности, в том случае, когда вексель приобретается (выписывается) точно на дату выхода пассива, из расчета которого он приобретается).

Кроме коммерческих банков, на вексельном рынке привлекают капитал и крупные российские компании. При этом для них, как и для банков-векселедателей, выпуск векселей обладает рядом преимуществ по сравнению с традиционным банковским кредитованием или выпуском облигационных займов. Кратко их можно сформулировать следующим образом: более свободный и легкий доступ к долговым капиталам; по сравнению с облигациями — сокращение организационных издержек и гибкость управления (отсутствие траншей), по сравнению с кредитами — более дешевое привлечение за счет обращаемости инструментов (ликвидности); потенциальная возможность уменьшения стоимости привлечения финансовых ресурсов для векселедателя; возможность оперативного управления долговым портфелем.

Отдельно хотелось бы отметить, что при всех своих очевидных плюсах в плане привлечения и размещения краткосрочной ликвидности с юридической точки зрения векселя являются более надежной ценной бумагой, чем облигации. Механизмы юридической защиты интересов держателей векселя прописаны более тщательно по сравнению с таковой владельцев облигаций, что подтверждается судебной практикой последнего времени. На законодательном уровне существует подробная регламентация действий участников вексельных отношений. В современной судебной правоприменительной практике хорошо разъяснены и урегулированы высшими судебными органами все нюансы процедуры предъявления векселей к платежу и взыскания по ним, ответственности обязанных лиц, прав держателя векселей; процедуры, связанные с платежами по векселям в случае дефолта векселедателя, занимают несравнимо более короткое время, и поэтому неплатежи по векселям — менее распространенное явление, чем дефолты по облигациям. С 2008 г. до настоящего момента имелся лишь один случай дефолта по рыночным векселям. При этом величина неоплаченных векселей составила всего 0,1% от объема вторичного рынка векселей.

Все вышесказанное в той или иной степени банкиры пытались донести до Центробанка в течение нескольких месяцев, однако письма и встречи закончились ничем. Мораторий на введение инструкции, которого банкиры добивались ввиду резкого ухудшения конъюнктуры долговых рынков в августе, наложен не был, дифференцированный подход к оценке риска вложений в векселя на основе рейтинга по аналогии с векселями был отвергнут, а все попытки донести до контролируемого органа незаменимость и значимость вексельного обращения в системе управления краткосрочной ликвидностью разбились о стену непонимания и бюрократического подхода. Более того, никто не мог дать внятного разъяснения о том, распространится ли нововведение на векселя сроком обращения меньше 90 дней (а такая лазейка оставалась в той части инструкции, которая не подверглась изменениям). Ни региональные представители Центробанка, ни отдельно взятые кураторы сами толком не знали, что будет после 1 октября.

Неопределенность, нависшая над вексельным рынком еще до резкого ухудшения общей ситуации в финансовом секторе, вынудила банки пересмотреть свои вексельные портфели — совокупный объем учтенных банками векселей с апреля начал неуклонно сокращаться (см. рисунок). В августе на фоне нового витка мирового кризиса ситуация лишь усугубилась. В плане торговых оборотов ситуация в какой-то степени повторилась.

Как видно из таблицы, после хорошего старта в начале 2011 г. обороты вторичного рынка векселей начиная с апреля стали неуклонно снижаться. Причем, поскольку количество учтенных векселей на балансе кредитных организаций уменьшалось, становится очевидно, что банки в основном выступали в качестве продавцов. По нашим оценкам, крупные участники рынка из числа кредитных организаций в среднем сократили свое присутствие в данном сегменте напрямую или через выдачу РЕПО под залог векселя в 4 раза, а некоторые и вовсе порезались под ноль. Основное же падение активности пришлось на III кв. Причем «под нож» лягли не только «длинные» бумаги, но и не попадавшие по срокам под повышенный коэффициент векселя. Ситуация с «короткими» векселями несколько изменилась в IV кв. После почти 3 нед. бездействия с момента вступления в законную силу Инструкции № 110 торговая активность стала возрождаться именно в сегменте до 90 дней. Как результат — снижение оборотов по «длинным» бумагам почти полностью перекрылось ростом объема сделок с векселями до 3 мес.

С началом нового года негативный тренд и вовсе прекратился. Согласно статистике Центробанка России, в январе на фоне общего снижения инвестирования в ценные бумаги на 0,9% вложения кредитных организаций в векселя разом выросли на 15,2%, вернувшись, таким образом, к значению на начало октября 2011 г. Столь уверенный рост тем более знаменателен, поскольку в последний раз положительная динамика учтенных векселей наблюдалась аж в январе—феврале прошлого года. Основная причина — появление свободной рублевой ликвидности. К январю банковская система наконец-то смогла добиться положительного сальдо между остатками на корсчетах и депозитах и задолженностью перед ЦБ РФ и Минфином. А как упоминалось ранее, альтернативы банковскому векселю как инструменту управления, привлечения и перераспределения ликвидности в банковской системе нет и в ближайшие годы не предвидится.

В этой связи возникает вопрос: стоило ли в непростое для всего финансового сообщество время принимать малоэффективные меры, не проведя консультаций с профессиональными участниками фондового рынка? Задача любого регулятора не только ограничивать и запрещать, но и стимулировать развитие российского фондового рынка, а значит, при желании всегда можно найти компромисс «поголовной вакцинацией».


Содержание (развернуть содержание)
Пенсионная система России: время перемен
Стратегическийвыбор «РЕГИОНа» — квалифицированный инвестор
Мы опережаем рынок и помогаем его развитию
Наша заслуга не в том, что мы заработали в 2011 году 8% против минус 2% в среднем по рынку, а в том, что мы зарабатываем каждый год
2012 год: макроэкономическая ситуация и перспективы для финансовых рынков
Доверительное управление в российских банках: итоги 2011 года
Коллективные инвестиции и доверительное управлениеиз 2011-го в 2012-й: «живые» стратегии
Альтернативные инвестиции: жилая недвижимость
Профессиональный подход к оценке рисков — путь к эффективному управлению инвестициями
Организация службы риск-менеджмента в российских Негосударственных Пенсионных Фондах
Банк России меняет режим
Что год грядущий нам готовит?
Фондовый рынок Китая:проекция экономической мощи
США: опять «зеленые ростки»?
Вексель — альтернативы нет
Роботы отправят управляющих на свалку истории?
В целом мы довольны
Российский долговой рынок, субфедеральный сегмент:реалии и перспективы
Кредитование субъектов Российской Федерации в 2011 году

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
Александр Ермак
Рынок рублевых облигаций: предварительные итоги 2016 года
В 2016 г. ситуация на рынке рублевых облигаций была неоднозначной: периоды негативной динамики цен сменялись благоприятной конъюнктурой под влиянием целого ряда внешних и внутренних факторов.
Дмитрий Пискулов
Деривативы российских банков в 2016 году
В 2016 г. СРО НФА представила очередной анализ российского рынка производных финансовых инструментов, построенный на основе опроса респондентов из числа крупнейших банков — членов СРО.
Константин Кутейников
Альтернативные инвестиции. Монеты из драгоценных металлов
Выбор объектов инвестирования разнообразен: банковские депозиты, ценные бумаги и деривативы, наличная валюта, драгоценные металлы, антиквариат и недвижимость. Существует ли альтернатива данным видам инвестирования?
Ольга Старовойтова
XBRL — революция или планомерное изменение?
Одной из приоритетных задач Банка России в настоящее время является перевод финансовой, надзорной и статистической отчетности некредитных финансовых организаций на единый стандарт передачи данных в формате XBRL.
Все публикации →
  • Rambler's Top100