Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Акимов Олег, канд. экон. наук, доцент кафедры управления банковской деятельностьюГосударственного университета управления

  • Все статьи автора

Банк России меняет режим

Февраль 2012

Новый режим денежной политики, на который переходит Банк России, — таргетирование инфляции — сопряжен с многочисленными трудностями и проблемами, способными привести к финансовому или экономическому кризису. В статье анализируются современные тенденции денежной политики, проводимой Банком России и Минфином, а также представлен анализ важной проблемы дефицита ликвидности в банковской системе России.

ТРОЙНАЯ АТАКА БАНКА РОССИИ НА ИНФЛЯЦИЮ

Год 2011-й был одним из самых удачных с точки зрения контроля государством роста цен. Рост цен в минувшем году стал рекордно низким с 1991 г., составив приблизительно 6,1%. Еще годом ранее официальная инфляция превышала 8%. Аналитики и эксперты выдвигают разные гипотезы произошедшего и сомневаются в подобном снижении. В частности, одной из причин этого называют хороший урожай. Но во многих комментариях игнорируется факт изменения режима денежной политики органов власти.

Еще в сентябре 2010 г. Банк России декларировал отказ от поддержания курса рубля и переход на новый для него режим таргетирования инфляции. Однако для полноценного использования нового режима денежно-кредитной политики необходимо пройти стадию дезинфляции, иными словами, ощутимо замедлить рост цен — до 2—4%. Для снижения инфляции Банк России использовал три базовых инструмента:

1) укрепление номинального курса рубля по отношению к доллару или к бивалютной корзине;

2) повышение номинальных процентных ставок (по депозитным и кредитным операциям);

3) повышение норм обязательного резервирования.

Укрепление курса

Собственно, антиинфляционную валютную политику Банк России начал негласно проводить еще с декабря 2010 г., когда позволил курсу рубля значительно укрепиться относительно доллара. Осенью 2011-го из-за оттока капитала рубль ослабел, и Банк России предпринял действия, чтобы сдержать его падение. В начале 2012 г. рубль снова окреп. Укрепление номинального курса рубля, как это было в первой половине 2011 г. (или сдерживание его падения, как это было осенью), — самое сильное оружие в арсенале ЦБ РФ в борьбе с ростом цен. Логическая цепочка проста: чем выше курс рубля, тем дешевле импорт, составляющий существенную часть потребительской корзины российских граждан.

Процентные ставки

Что касается процентных ставок, то в этой области циркулирует множество различных инструментов ЦБ РФ. По многим из них ставки в начале 2011 г. были повышены, однако осенью, когда произошел кризис с ликвидностью Банка России, ставки снова понизились. Так, ставка по кредиту овернайт повышалась дважды — в феврале и мае 2011 г. до 8,25%, и только в конце года снова было принято решение о незначительном ее снижении до 8%.

В целом столь незначительное изменение ставок по операциям Банка России для российских банков не столь существенно и скорее действует как психологический фактор для участников рынка.

Повышение норм обязательного резервирования

В течение прошлого года Банк России трижды изменял нормы обязательного резервирования в сторону их повышения (1 февраля, 1 марта и 1 апреля). На начало 2012 г. нормы обязательного резервирования по обязательствам банков перед юридическими лицами-нерезидентами в валюте Российской Федерации и в иностранной валюте составляют 5,5%, а по всем остальным обязательствам — 4%. Здесь необходимо отметить, что, несмотря на значительный отток капитала из России в течение года, Банк России, опасаясь спекулянтов, препятствовал притоку капитала в РФ при помощи нормативов резервирования.

Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что на протяжении почти трех кварталов 2011 г. Центробанк постепенно ужесточал денежную политику, прервав эту стратегию лишь осенью, когда на рынке наблюдалась финансовая турбулентность, вызванная кризисом в Европе. Изменения в денежной политике Центробанка были важным, хотя и не единственным фактором снижения темпов роста цен.

АНАЛИЗ ИЗМЕНЕНИЙ В СТРУКТУРЕ ДЕНЕЖНОЙ БАЗЫ БАНКА РОССИИ

Говоря о состоянии денежной политики Банка России, нельзя не отметить радикальные изменения в структуре и объеме денежной базы с начала 2011 г. без учета наличных денег в обращении (рис. 1).

Если в начале 2011 г. российский банковский сектор обладал избыточной ликвидностью и в качестве борьбы с нею Банку России приходилось использовать инструменты ее абсорбирования — в основном привлечение депозитов и выпуски облигаций, то уже в августе был зафиксирован хронический недостаток ликвидности. В результате Центробанк прекратил выпуск облигаций, а объем депозитов банков за прошедший год сократился с 600—700 млрд руб. до почти 200 млрд руб. на декабрь 2011 г. Ситуация с ликвидностью улучшилась лишь в декабре: средства на коррсчетах снова приблизились к отметке 1 трлн руб. благодаря традиционным вливаниям в конце года Минфином средств по окончательным расчетам по госконтрактам.

При этом важно отметить наметившуюся тенденцию роста обязательных резервов банков как в абсолютных, так и относительных показателях. На начало года резервы составляли 7% от денежной базы, или 188 млрд руб., а к началу 2012 г. — более 21%, или 388 млрд руб. В существующих условиях относительно высокие нормативы отчислений в ФОР выглядят уже не столь уместными и могли бы быть пересмотрены в сторону понижения.

Номинальное сокращение денежной базы (без учета наличных денег) является важным индикатором ужесточения ситуации с ликвидностью, а значит, и повышения ставок на российском финансовом рынке. На рис. 2 показана динамика межбанковской ставки RUONIA, которая за год повысилась с приблизительно 2,5 до 4—5%.

ЗАГАДКА ИСЧЕЗНОВЕНИЯ ИЗБЫТОЧНОЙ ЛИКВИДНОСТИ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА

Что же произошло с ликвидностью банковского сектора? Почему на начало 2011 г. она значительно сократилась, а в отдельные моменты даже отмечался ее дефицит? Так, в своей колонке на портале Banki.ru главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова объяснила этот факт аппетитом госбанков к наращиванию доли на кредитном рынке, приведшим к растрате избыточной ликвидности1.

Однако, на наш взгляд, озвученный довод не совсем объясняет причину дефицита ликвидности, ведь из-за увлечения госбанков кредитованием ликвидность сама по себе пропасть не может. Возьмем весьма упрощенную модель: банк выдает кредит заемщику — юридическому лицу, который тратит эти средства на свои цели, и деньги переходят с одного коррсчета упомянутого банка на другой коррсчет другого банка либо остаются в этом же банке, в случае если адресат платежа имеет расчетный счет в том же кредитном учреждении. Если же физическое лицо (заемщик) получило деньги наличностью, то оно потратит эти средства на покупки, которые так или иначе попадут на расчетный счет торговых организаций, а значит, они снова вернутся на коррсчета или в кассы тех же банков. Поэтому, сколько бы банки не выдавали кредитов, объем ликвидности в номинальном исчислении останется прежним. При этом следует сделать поправку на незначительный рост транзакционного спроса в экономике.

Ликвидность, в том числе и избыточная (если понимать под ликвидностью средства, которые банки в той или иной форме держат в ЦБ РФ, или рублевые денежные средства в кассах КБ), может сократиться в валовом объеме по трем комплексным причинам:

  • первая — ЦБ РФ проводит стерилизующие операции продажи валюты/ценных бумаг или сокращает объемы кредитования банков;
  • вторая — правительство сводит бюджет с профицитом и накапливает его на счетах не коммерческих банков, а Банка России;
  • третья — возрастает спрос на наличные деньги (деньги вне банков) в экономике.

Каждая из этих причин может рассматриваться в качестве базовой для объяснения дефицита ликвидности. Таким образом, из-за кредитования госбанками экономики ликвидность у банков в целом пропасть не может — это как сообщающиеся сосуды: в одном месте ликвидность убывает, в другом, наоборот, она прибывает, и сумма остается прежней.

Что же на самом деле произошло с избыточной ликвидностью, имевшей место еще на начало 2011 г.?

Правительство свело бюджет с профицитом, накапливая положительное сальдо на счетах ЦБ РФ в течение года. До декабря остатки на счетах в Центробанке составляли около 2 трлн руб., в конце года значительные средства вновь традиционно вбрасываются в экономику и, следовательно, оседают на коррсчетах в банках (рис. 3). Однако правительственный профицит не был бы столь значим, если бы Банк России более активно проявлял свою деятельность на валютном рынке. Но в начале 2011 г. Банк России отказался от режима управляемого плавания руб­ля, ограничив свое участие на валютном рынке. Более того, осенью из-за оттока капитала он продавал валюту, проводя стерилизацию денежной базы. А потому те средства, которые перешли на счет правительства в Центробанке, были, проще говоря, изъяты у банков, что отразилось как снижение избыточной ликвидности. Между тем следует заметить, что осеннее наращивание Банком России объемов кредитования имело целью компенсирование эффекта от продажи валюты. Таким образом, ограниченное использование Центробанком традиционного инструмента пополнения ликвидности банковского сектора — валютных интервенций — способствовало тому, что при изъятии ликвидности Минфином привело к ее нехватке.

Итак, случившийся осенью дефицит ликвидности — это не просто досадная случайность и не результат агрессивного кредитования госбанками экономики, а следствие скоординированных действий органов денежного регулирования — Банка России и Минфина РФ.

Банк России последовательно проводил и проводит курс на ужесточение денежной политики, сознательно сокращая избыточную ликвидность и следуя в фарватере стратегии, определенной при консультациях с МВФ. Осенью, когда наблюдался резкий отток капитала и снижение курса рубля, денежная политика была частично смягчена.

Так, в докладе МВФ по России2, опубликованном в сентябре 2011 г. (как раз перед отставкой Алексея Кудрина), персонал МВФ рекомендовал Банку России: рационализировать набор инструментов финансовой политики для улучшения передачи сигналов денежно-кредитной политики; изъять оставшиеся у банков избыточные резервы посредством операций на открытом рынке, чтобы придать обязательный характер ставке рефинансирования — базовой ставке интервенции ЦБ РФ. Это далеко не первый доклад, где МВФ рекомендовал ужесточать монетарную политику, изымая резервы.

Во многом благодаря ужесточению монетарной политики был достигнут эффект снижения темпов роста цен в течение 2011 г. Снижение роли валютных интервенций для предоставления ликвидности выявило необходимость для Банка России разработки и сосредоточивания внимания на иных инструментах денежной политики, которые в ближайшие годы могут стать базовыми. Значительную роль в предоставлении ликвидности банковскому сектору стали играть операции прямого РЕПО.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В 2011 г. Минфин РФ изъял избыточную ликвидность у банковского сектора, что не могло не отразиться на росте процентных ставок на внутреннем рынке и привело к сдерживанию темпов роста цен. В свою очередь Банк России в рамках перехода к режиму таргетирования инфляции меньше использовал свой главный инструмент — валютные интервенции для предоставления ликвидности банковскому сектору и теперь ищет новые способы его замены.


Содержание (развернуть содержание)
Пенсионная система России: время перемен
Стратегическийвыбор «РЕГИОНа» — квалифицированный инвестор
Мы опережаем рынок и помогаем его развитию
Наша заслуга не в том, что мы заработали в 2011 году 8% против минус 2% в среднем по рынку, а в том, что мы зарабатываем каждый год
2012 год: макроэкономическая ситуация и перспективы для финансовых рынков
Доверительное управление в российских банках: итоги 2011 года
Коллективные инвестиции и доверительное управлениеиз 2011-го в 2012-й: «живые» стратегии
Альтернативные инвестиции: жилая недвижимость
Профессиональный подход к оценке рисков — путь к эффективному управлению инвестициями
Организация службы риск-менеджмента в российских Негосударственных Пенсионных Фондах
Банк России меняет режим
Что год грядущий нам готовит?
Фондовый рынок Китая:проекция экономической мощи
США: опять «зеленые ростки»?
Вексель — альтернативы нет
Роботы отправят управляющих на свалку истории?
В целом мы довольны
Российский долговой рынок, субфедеральный сегмент:реалии и перспективы
Кредитование субъектов Российской Федерации в 2011 году

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
Александр Ермак
Рынок рублевых облигаций: предварительные итоги 2016 года
В 2016 г. ситуация на рынке рублевых облигаций была неоднозначной: периоды негативной динамики цен сменялись благоприятной конъюнктурой под влиянием целого ряда внешних и внутренних факторов.
Дмитрий Пискулов
Деривативы российских банков в 2016 году
В 2016 г. СРО НФА представила очередной анализ российского рынка производных финансовых инструментов, построенный на основе опроса респондентов из числа крупнейших банков — членов СРО.
Константин Кутейников
Альтернативные инвестиции. Монеты из драгоценных металлов
Выбор объектов инвестирования разнообразен: банковские депозиты, ценные бумаги и деривативы, наличная валюта, драгоценные металлы, антиквариат и недвижимость. Существует ли альтернатива данным видам инвестирования?
Ольга Старовойтова
XBRL — революция или планомерное изменение?
Одной из приоритетных задач Банка России в настоящее время является перевод финансовой, надзорной и статистической отчетности некредитных финансовых организаций на единый стандарт передачи данных в формате XBRL.
Все публикации →
  • Rambler's Top100