РЦБ.RU

Нужна большая кнопка «доступ на фондовый рынок»

Февраль 2012

РЦБ: В феврале 2011 г. человек, который все последние годы возглавлял розничный брокерский бизнес, был назначен председателем правления банка «Открытие», и многие прокомментировали это так: финансовая корпорация «Открытие» делает ставку на синергию розничных продуктов, строит финансовый супермаркет. Это так?

Е. Д. За последний год наш банк сделал огромный скачок с точки зрения роста активов. С пассивами и раньше все было хорошо, но активных розничных портфелей у банков, которые достались «Открытию», фактически не было. Теперь увеличение количественных показателей должно перейти в рост качественных, то есть наша основная задача сейчас — повысить уровень обслуживания и привести в порядок этот уже достаточно большой бизнес. И в первую очередь речь идет именно о розничном направлении. В 2011 г. по объемам «розницы» самым крупным в корпорации стал именно розничный бизнес банка. Объемы розничного бизнеса брокерского дома сравнимы с ним, но все же меньше, еще меньшая доля — у управляющей компании, а страховой бизнес «Открытия» пока находится в самом начале развития. Мы действительно делаем ставку на синергию розничных продуктов. Это очень важно, так как на самом деле сегодня практически ни у одного банка в России нет достаточных конкурентных преимуществ, которые позволяли бы ему всерьез бороться со Сбербанком. Каждый должен что-то находить. Поэтому мы рассчитываем, что наличие широкой продуктовой линейки и продуманная стратегия продаж должны обеспечить нам конкурентные преимущества.

РЦБ: То есть все-таки финансовый супермаркет?

Е.Д. Я не стал бы сейчас вешать какие-либо ярлыки. Под термином «финансовый супермаркет» можно подразумевать все что угодно. Кто знает, что такое смартфон? То ли телефон с фотоаппаратом, то ли КПК с функцией разговора. Пока что нельзя привести в пример ни одну компанию, которую можно было бы назвать стопроцентным финансовым супермаркетом, в России никто еще не построил модель, которую безоговорочно стоило бы повторять.

Кроме того, я сомневаюсь в эффективности концепции финансового супермаркета в том виде, в каком она воспринимается большинством. Я не верю, что кого-то из клиентов способна вдохновить сама по себе идея супермаркета, суть которой в том, что человек приходит в банк, а там на полочках разложены десятки финансовых услуг. Для большинства финансовые услуги не являются жизненно необходимыми, люди не ищут их специально, поэтому само по себе наличие множества предложений у одной компании не приведет к тебе клиента.

Лично я понимаю концепцию финансового супермаркета как эффективные кросс-продажи продуктов, созданных в первую очередь компаниями твоей же группы. Это не значит, что мы не будем предлагать услуги других компаний — главное, чтобы это был качественный продукт, нужный клиенту и удобный для него. Что касается других банков, то одним из способов реализации идеи финансового супермаркета является предложение так называемых пакетных продуктов, когда ты продаешь не кредит, не депозит, не карточку, не какие-то отдельные продукты, а некий набор услуг. И чем больше таких услуг ты можешь включить в пакет, тем интереснее тебе и удобнее клиенту. Подобные продукты позволяют достичь реальной синергии и сэкономить как минимум на продаже. Хотя, несомненно, есть базовые банковские продукты, которые будут существовать сами по себе, например ипотека или автокредит. Можно дарить к ним карточку или делать любые кросс-продажи, но ипотека и автокредит будут всегда продаваться, и прежде всего просто потому, что человеку необходимы квартира или автомобиль. А вот премиальная карта, например, является показателем статуса и сама по себе имеет определенную ценность, и именно поэтому может выступать в качестве элемента построения продуктовой корзины, как было в Советском Союзе: хочешь икру — бери макароны. Утрирую, конечно, но приблизительно так оно должно и будет работать. К чему стремятся все банки? К большому количеству клиентских контактов, а то, что потом они будут с этими контактами делать, зависит от их профессионализма и уровня развития клиентского сервиса.

РЦБ: Откровением не назовешь... Почему же до сих пор ни у кого в России не получилось «открыть» полноценный финансовый супермаркет?

Е. Д. Потому что это только звучит просто, а на деле процессы создания такого бизнеса нужно долго и кропотливо выстраивать, и это сложная работа. Многие банки на этом пути сломались, например на системе мотивации. Скажем, огромное количество сотрудников банков считают, что депозит и ПИФ — это конкурирующие позиции. Я раньше думал, что это смешное заблуждение. А сейчас я могу сказать, что это очень серьезная системная проблема, стоящая на грани непрофессио­нализма кадров и неправильной системы мотивации.

РЦБ: Сбербанк тоже заявляет о планах продажи паевых фондов через свою сеть. И не скрывает, что одна из главных проблем — это квалификация персонала, так как операционисты привыкли работать с очень ограниченным набором финансовых услуг.

Е. Д. Как гражданин своей страны я иск­ренне горжусь, что самый крупный и эффективный банк в Европе — это именно российский банк. Но как человек из финансовой индустрии и сторонник идеи «конкуренция — двигатель экономики» понимаю, что, конечно, этот банк надо бы слегка размонополизировать. Формально он не монополист (есть ВТБ24 и другие), но фактически таковым является. Хотя во всем есть свои плюсы, и рыночная позиция Сбербанка могла бы быть и является полезной в том смысле, что только такой игрок может относительно быстро сделать массовым спрос на финансовые услуги. Сегодня никому, кроме Сбербанка, не по силам взять и приучить все население страны к тем же ПИФам. Если Сбербанк захочет и вложит в это деньги, то он приучит, а дальше уже дело остальных откусывать кусочки.

РЦБ: Ну а вы-то как планируете обучать свой персонал?

Е. Д. На мой взгляд, в данном случае вопрос здесь не только в обучении персонала, но и в структуре продукта. Когда в телефонах появился Интернет, сначала им мало кто пользовался, потому что нужно было обеспечить доступ, то есть сама технология услуги была такой же, как и сейчас, но не было автоматической настройки. Потом операторы поняли, что люди не пользуются мобильным Интернетом не из-за высокой стоимости услуги, а из-за неудобства, из-за того, что мало кто готов делать даже минимальную настройку, и нужна просто большая кнопка «Доступ в Интернет». Любой сложный продукт можно продать просто. Конечно, есть определенные сложности, которые связаны в первую очередь с особенностями российского законодательства в части требований к персональным данным. Я утрирую, конечно, но банки разве что анализ крови не должны брать у клиентов. Понятно, зачем это делается. Однако современный уровень развития технологий позволяет данные скопировать и передать за пять секунд, и они оказываются в продаже в любом подземном переходе. И встает вопрос необходимости защиты персональных данных. Так, может, их и не надо собирать в таком объеме, чтобы потом не охранять?

Пример из «прошлой жизни». Я уверен, во многом успех Forex в России в том, что для открытия счета в Forex-компании нужно просто зайти в Интернет и отправить паспортные данные — все! А чтобы открыть обычный брокерский счет на фондовом рынке, нужно прийти в офис, принести паспорт, заполнить анкету, подписать восемь бумажек и т. д. Это я к тому, что можно идти в двух направлениях: усиливать регулирование на Forex или ослаблять его на фондовом рынке. И еще вопрос, что правильнее. При современном уровне развития технологий и возможностях государственных структур все понимают, что при необходимости всегда можно выяснить, кто инвестор и что за деньги он вкладывает. Зачем же все так усложнять?

РЦБ: Простые технологии могли бы решить и вопрос финансовой грамотности?

Е. Д. Я абсолютно уверен, что финансовая грамотность (то есть реальное понимание экономических процессов) у американских граждан ничуть не лучше, чем у российских. Более того, я убежден, что благодаря пока еще сохраняющемуся более высокому среднему уровню образования старшего поколения наших граждан финансовая грамотность российского населения выше, чем среднемирового. Проблема в другом. Слово «грамотность» относится к сфере знаний, а знаний россиянам хватает. Люди умеют считать, они понимают, в чем суть инвестирования в те же акции, просто нет привычки. Человек консервативен. В свое время наши сограждане не осознавали пользы пластиковых карт, но как только зарплату стали перечислять на карточки, быстро привыкли. Никто не понимает, как работает автоматическая коробка передач, но все ездят. То же самое и здесь, просто должно пройти время. Готов ли был среднестатистический россиянин поддержать разговор об акциях Газпрома десять лет назад? Он вообще не знал, что они существуют, хотя они уже торговались. А сейчас я уверен, что любой человек на улице поддержит беседу об акциях на каком-то своем уровне. Может быть, он будет говорить, что с этими акциями всех нас на какой-то бирже обманывают, но он уже знает о факте существования этих бумаг. В детали он вдаваться все равно не будет, просто ему скоро понадобится большая кнопка «Доступ на фондовый рынок» по аналогии с кнопкой на сайте «Взять потребительский кредит».

РЦБ: Какова Ваша позиция по отношению к сбоям, которые в конце 2011 г. произошли на бирже? Кто должен нести за это ответственность?

Е. Д. Я считаю, что всем участникам рынка не хватает личной ответственности. Меня не перестают удивлять наши сограждане, которые смело идут по пешеходному переходу не глядя по сторонам, но с комментарием: собьет — его посадят. Его-то посадят, но и тебя задавят! То же самое относится к пользователям систем интернет-трейдинга. Это электроника — компьютеры ломаются, ракеты падают. Участвуя в этой деятельности, вы берете на себя определенные риски, которые иногда реализуются. Вы должны понимать, что если вы торгуете так, что вам нужно закрываться каждые пять секунд, это ваши риски. Поэтому в сбое на бирже, вероятно, виновата сама биржа, и ее ответственность должна быть определена, но при этом в полученных убытках виноваты вы сами, потому что знаете, что работаете в системе, которая может дать сбой. Невозможно представить себе долгосрочного инвестора, у которого возникли бы проблемы из-за отсутствия торгов или доступа к ним в течение 3–4 часов. Смешно. А для спекулянта этот риск — часть бизнеса, и он должен это понимать.

РЦБ: Какие ожидания от рынка в 2012 г.?

Е. Д. Очень сложно предполагать и судить о том, чего еще нет, и я всегда старюсь не прогнозировать, а реагировать. Считаю, что хорошо и качественно построенный бизнес при отсутствии конца света может работать в условиях любого кризиса. Нужно предугадывать не движения рынка, а тенденции в бизнесе, какие продукты будут развиваться, что будет востребовано. А гадать о том, какой будет кризис, бесполезно — в любом случае он все равно будет не таким, как ждешь.


Содержание (развернуть содержание)
Убежден в правильности существующей системы регулирования рынка
Сегодня у нашего регулятора связаны руки
Мы не имеем права задавать себе вопрос о политических и экономических последствиях наших решений
На данном этапе товарная биржа могла прийти на российский рынок только на государственном «надо», и никак иначе
Мы не смотрим вперед, и это очень печально
Путь в тысячу шагов начинается с первого шага
МФЦ в России – это, в первую очередь, финансовая грамотность населения плюс интернетизация всей страны
Нужна большая кнопка «доступ на фондовый рынок»
О высоких темпах роста мечтать не приходится
Основной приоритет для наших акционеров и клиентов – надежность сервисов и динамичное развитие
Новации в законодательстве и финансовый кризис — мнение банка-кастодиана
Новые реалии регистраторского бизнеса
Ситуация непростая, но не трагичная
Давайте сделаем три шага вперед, после сделанного шага назад
Прерванный полет над «гнездом» центрального депозитария
О современных тенденциях развития биржевых торговых технологий. Часть 2
Налогообложение физических лиц: изменения, порядок удержания и возврата
«Полезные инструменты» в кризисное время
Разрешит ли мир долговую проблему?
Проблемные активы в России
Управление риском потери (снижения) деловой репутации

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
Яков Миркин
Инвестиции: макроэкономические вызовы
Какую модель экономики мы создали за четверть века? Это экономика сверхконцентраций собственности и огосударствления. Экономика вертикалей, олигополий, ресурсы сверхконцентрированы в Москве, малый и средний бизнес — подавлен.
Константин Угрюмов
Софинансирование ИПК — улучшение качества жизни россиян не только в будущем, но и сейчас
Банк России и Минфин РФ согласовали концепцию индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Гражданам предложат копить себе на пенсию самостоятельно. Вопрос в том, какое количество россиян согласится участвовать в новой пенсионной системе.
АО «ЕФГ Управление Активами»
Solvency II для НПФа
Согласно Информационному письму Банка России - в первой половине 2017 года будет разработана дорожная карта внедрения Solvency II на российском страховом рынке. В статье описан опыт использования стандартов Solvency II для частных пенсионных фондов в ЕС, обсуждается возможность применения Solvency II для российских НПФов.
Светлана Бик
Долгосрочные институциональные инвестиции в инфраструктуру россии на основе концессии: итоги 2016 года
В 2005 г. в РФ появилась возможность финансирования инфраструктуры за счет концессионной модели, которая является основной формой ГЧП для реализации крупных проектов. За прошедшее время к финансированию подключились и НПФы. Отличительной особенностью является присутствие в схеме финансирования концессионных облигаций.
Все публикации →
  • Rambler's Top100