РЦБ.RU
  • Автор
  • Рыбников Алексей, Президент Санкт-Петербургской Международной Товарно-сырьевой Биржи

  • Все статьи автора

На данном этапе товарная биржа могла прийти на российский рынок только на государственном «надо», и никак иначе

Февраль 2012

РЦБ: Мировые биржевые площадки не строились по указанию «сверху», а сформировались в результате эволюции — «снизу». Кому нужен организованный биржевой товарный рынок в нашей стране, кроме государства, инициировавшего создание СПбМТСБ?

А.Р. Валютную биржу, между прочим, создавали тоже не «снизу», а по-другому построить было нельзя, если не ждать сто лет, пока она сама вырастет. На товарном рынке произошла примерно такая же история. Жили себе нефтяники, и вдруг им пришла команда, что должна появиться биржа, на которой они обязаны торговать. Первоначальная реакция понятна.

Но давайте ненадолго отступим от темы российского рынка и обратимся к зарубежному опыту. Существуют ли площадки, подобные нашей, на западных товарных рынках? Пять лет назад можно было твердо и уверенно сказать – нет. Потому что зарубежные спот-рынки в основном двусторонние, адресные и внебиржевые. С этого рынка собирается, обобщается и публикуется информация о реально заключенных сделках, на основании этих данных рассчитываются индексы и создаются различные срочные инструменты. Все это формировалось много лет, естественным образом выделилось сначала в базисы поставки, а потом в индикаторы, с помощью которых и был построен срочный товарный рынок. Поэтому на Западе товарная биржа – это срочный рынок, на котором никакого спота нет. Так бы все, наверное, и осталось, если не началось стремительное развитие технологий, и системы электронной торговли стали дешеветь. Сегодня подготовить электронную торговую площадку означает не очень дорогой проект с точки зрения финансовых затрат. Поэтому на американском и европейском рынках в последние несколько лет происходит интенсивное развитие электронной торговли в споте (прежде всего в области энергетики). Это площадки с новыми именами, о которых раньше никто и не знал (Trayport, TRACKEX, EPEX, POWERNEXT, CAO, Central Allocation Office), которые растут как грибы после дождя. В первую очередь это происходит на рынках электроэнергии или где есть доступ к газовой трубе и т. п. Почему это происходит? Да потому что на споте с помощью технологий электронной торговли работать удобнее и дешевле. Кроме того, рисков меньше, так как везде есть центральный контрагент, например, если я хочу торговать с сотнями контрагентов. Ранее это была большая проблема: для сделки с каждым контрагентом требовались договоры, лимиты и т. д. Теперь можно практически безгранично увеличивать круг контрагентов и не брать на себя дополнительные риски, потому что есть центральный контрагент.

Возвратимся к российской действительности. Каков отечественный товарный рынок? Он бумажный, нестандартизированный, двусторонний, внебиржевой, непрозрачный. Ценообразование имеет такую схему, которая даже не отвечает интересам руководителей энергетических компаний и тем более их собственников. Высокая фрагментарность практически по любому продукту с точки зрения объемов производства и стандартов качества. Например, 92-й бензин с одинаковым ГОСТОМ, но от разных заводов-поставщиков в глазах потребителей - совершенно отдельный товар, имеющий различное качество. Что уж говорить про логистику и удобство работы с тем или иным поставщиком?! И в эту среду внедряют биржу. А поскольку строители российских бирж знают только технологию создания финансовых бирж, потому что только на таких и работали, то и на товарном рынке стали воплощать нечто похожее. Могла ли товарная биржа в описанных условиях пройти все этапы своего становления на чисто рыночных принципах — чтобы участникам торгов это было удобно и выгодно? Нет. Она могла осуществить это только на административном «надо», и никак иначе.

А дальше уже нужно учитывать следующее.

Во-первых, с 1 января 2012 г. вступили в силу изменения в Налоговый кодекс, касающиеся трансфертного ценообразования. Раньше работала знаменитая 40-я ст. НК РФ, выводившая сделки между взаимозависимыми лицами из-под налогового контроля, в случае если они попадали в коридор +-20% от рыночной цены. Сейчас коридора больше нет и применяется принцип сопоставимой рыночной цены. А биржевая котировка – это и есть сопоставимая рыночная цена, за которой стоят различные достоверные источники информации, т. е. цена обработанная, усредненная и т. д. Налоговые органы будут брать в расчет именно ее, как самый понятный для них индикатор. Это не означает, что все сделки должны заключаться строго по биржевой цене, потому что твой товар может иметь отличительные особенности: поставляться из отдаленного места, иметь иные дополнительные затраты, ты можешь давать скидки своим потребителям за лояльность, за долгосрочные договоры, за объем — все, что предполагает твоя маркетинговая политика. Главное — биржа предлагает тебе ту «печку», от которой можно плясать, обосновывая свою цену, — benchmark, который все признают.

Во-вторых, вступило в силу новое законодательство по защите конкуренции, где прописаны условия, при которых цены биржевых сделок не считаются монопольно высокими. Одно из важнейших: если ты включен в реестр доминирующих поставщиков и при этом продаешь на бирже, объем продаж должен быть не менее норматива, установленного ФАС и профильным министерством, что необходимо для репрезентативности цены – тогда твоя цена не будет считаться монопольно высокой. То есть государство говорит: хочешь получить индульгенцию от претензий по поводу монопольно высоких цен — соблюдай правила игры, будешь их выполнять — к тебе претензий нет. Когда появляется такая четкая система требований, компаниям интересно в нее вписаться.

РЦБ: Значит единственная мотивация – это принуждение?

А.Р. Нет, ведь сами участники товарного рынка заинтересованы в предсказуемости. К тому же постепенно становится ясно, что биржа может быть удобным каналом сбыта. Это очень важное отличие товарной площадки от финансовой биржи, где царит бесконечный кругооборот и финансовый актив, не покидая систему, переходит из одних рук в другие, от одного инвестора к другому. На товарную биржу в ее спотовом воплощении люди приходят для того, чтобы купить конкретный товар, т. е. это часть системной связки между производителем и потребителем. Не случайно доля вторичных перепродаж не превышает 5%. Сегодня ситуация усугубляется еще и общим дефицитом нефтепродуктов, спрос и предложение которых очень близко сбалансированы, поэтому то, что вырабатывается, уходит на потребление практически без перепродаж.

К биржевому сегменту добавляется не менее важный внебиржевой сегмент: регистрации на бирже уже подлежат внебиржевые сделки с нефтепродуктами и сырой нефтью, заключенные компаниями, вошедшими в реестр доминирующих поставщиков. Что произойдет, когда мы будем иметь полные сведения и по внебиржевому рынку, когда станет прозрачной информация в виде индикаторов биржевого и внебиржевого сегмента? На основании этой информации мы сможем построить интегрированный индекс, тем самым подготовить базу для появления срочного рынка.

Настанет тот момент, когда на рынок смогут выйти хеджеры и финансовые участники, что существенно увеличит ликвидность и откроет товарный рынок для разных инвесторов. Пока этого нет, но уже сейчас появляются сделки по формуле «биржа +/- дельта». То есть нормально построенный и регулярно функционирующий базис поставки дает возможность дальше формировать необходимые сегменты срочного рынка. Текущее отношение рынка к бирже показывает, что мы уже не на начальном этапе этого процесса, когда это отношение было резко отрицательным.

РЦБ: Можете ли Вы спрогнозировать, когда наступит тот счастливый миг, когда участники рынка признают, что обрисованные Вами перспективы стали реальностью?

А.Р. Рынок нефтепродуктов в этом отношении «убежал» дальше всех, и участники этого рынка уже сейчас реально начинают пользоваться предлагаемыми биржей сервисами. Но по антимонопольному направлению еще нужно принять массу подзаконных актов. Я думаю, что 2012 г. уйдет на осознание того, что на спот-рынке по нефтепродуктам польза от биржи есть. Успеем ли мы уже в этом году превратить это осознание в реально работающий срочный рынок по нефтепродуктам? Такой план есть. Мы можем и должны в 2012 г. получать гораздо больший объем ценовой информации о заключенных сделках на внебиржевом рынке нефтепродуктов, соответственно вырастет репрезентативность наших индикаторов. Второй на очереди стоит уголь, потом газ.

РЦБ: Это означает, что стратегия развития СпбМТСБ – постепенное освоение новых отраслевых сегментов с накладыванием на них опыта, который сейчас нарабатывается по нефтепродуктам?

А.Р. Модель видится именно такой. Страна сырьевая и сегментов, где можно будет применить наш опыт, много.

По углю есть задача сделать систему по регистрации внебиржевых сделок, а дальше, может, и биржевую торговлю будет иметь смысл запустить.

Газовая отрасль несколько сложнее, потому что она более монополизирована, но я вижу, что и тут приходит осознание, что без развитого спот-рынка никакого срочного рынка не появится.

Следующий этап - сырая нефть. Система организации спот-торговли нефтью во всем мире - это двусторонние договоры, поэтому самое главное для нас в рынке нефти – участие в формировании ценовых индикаторов, потому что сейчас появляются новые сегменты рынка нефти, которых раньше не было, например восточносибирская нефть, экспортируемая не на Запад, а на Восток. Объемы растут, и это создает условия для того, чтобы сформировать устойчивый ценовой индикатор. А можно пойти и по другому пути. Уже сегодня в постановлении Правительства РФ прописаны требования о репортинге внебиржевых сделок по сырой нефти, но его пока никто не соблюдает. Если мы получим ценовую информацию и сможем привязать ее к конкретному базису, то сформируем ценовой индикатор, на котором можно создать новый российский сорт нефти, заинтересующий весь мир, а значит, появится глобальный российский нефтяной benchmark. Надо ли продолжать, что на этом индикаторе мы будем строить срочный рынок и предлагать торговать этим фьючерсом прежде всего на нашей бирже?

Следующим в список я бы поставил зерно — очень конкурентный рынок, на котором работает много потребителей и производителей. Конечно, очень высока доля фрагментарности, потому что каждая партия зерна идет со своим сертификатом качества, но для этого есть государственная система электронной сертификации качества зерна.

Продуктовый ряд можно продолжать и дальше — не названы еще металлы, удобрения и т. д., но я предпочел бы остановиться, помня про поговорку насчет треснувшей морды.


Содержание (развернуть содержание)
Убежден в правильности существующей системы регулирования рынка
Сегодня у нашего регулятора связаны руки
Мы не имеем права задавать себе вопрос о политических и экономических последствиях наших решений
На данном этапе товарная биржа могла прийти на российский рынок только на государственном «надо», и никак иначе
Мы не смотрим вперед, и это очень печально
Путь в тысячу шагов начинается с первого шага
МФЦ в России – это, в первую очередь, финансовая грамотность населения плюс интернетизация всей страны
Нужна большая кнопка «доступ на фондовый рынок»
О высоких темпах роста мечтать не приходится
Основной приоритет для наших акционеров и клиентов – надежность сервисов и динамичное развитие
Новации в законодательстве и финансовый кризис — мнение банка-кастодиана
Новые реалии регистраторского бизнеса
Ситуация непростая, но не трагичная
Давайте сделаем три шага вперед, после сделанного шага назад
Прерванный полет над «гнездом» центрального депозитария
О современных тенденциях развития биржевых торговых технологий. Часть 2
Налогообложение физических лиц: изменения, порядок удержания и возврата
«Полезные инструменты» в кризисное время
Разрешит ли мир долговую проблему?
Проблемные активы в России
Управление риском потери (снижения) деловой репутации

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе

Раздел не найден.

Актуальные темы    
Александр Цыбульский
Регионы должны активно использовать ценные бумаги как источник долгосрочного финансирования
Социально-экономическое развитие субъектов, обеспечение сбалансированности региональных и местных бюджетов, снижение долговой нагрузки и поддержание финансовой стабильности регионов в целом — задачи, которые имеют приоритетное значение для Правительства РФ.
Сергей Пищиков
Тенденции развития системы управления рисками регистраторов
В ближайшие месяцы ожидается вступление в силу нормативного акта Банка России, в котором будут описаны обязательные требования регулятора по организации системы управления рисками (СУР) отечественных профучастников рынка ценных бумаг.
Александр Баранов
Чрезвычайные ситуации, финансовые кризисы и стресс-тестирование
В России надзорное стресс-тестирование в банковском секторе проводится с 2003 г. Актуальность данной темы в России также связана с ожиданием новых регуляторных требований к российским НПФам и страховым организациям. Также в планах ЦБ РФ — ­применить новый механизм — макропруденциальное стресс-тестирование.
Елена Чайковская
Vanilla Day, или Простыми словами про облигации
Интервью с директором Департамента развития финансовых рынков Банка России Еленой Чайковской.
Все публикации →
  • Rambler's Top100