Casual
РЦБ.RU

Сегодня у нашего регулятора связаны руки

Январь 2012

Интервью с Беллой Златкис, заместителем председателя правления Сбербанка России

РЦБ: Каковы Ваши ожидания в отношении 2012 г.?

Б. З. В 2012 г. смотрим с серьезными опасениями, потому что дует холодный ветер не только из Европы, но и из Америки, просто он еще не достиг наших краев. И серьезный фактор неопределенности – это Китай, где кризис ликвидности экономики может возникнуть в очень краткосрочной перспективе, что будет означать для России снижение цен на нефть со всеми вытекающими для экономики проблемами. Поэтому в 2012 г. я вижу на рынке большое количество рисков, и нам придется быть весьма осторожными. Привычные ориентиры не работают, сложно идентифицировать риски как по валюте, так и по фондовым инструментам. Поэтому я думаю, что определенную часть денег придется держать в кэше.

РЦБ: Какой будет политика в бюджетной сфере и в области государственных заимствований на следующий год?

Б. З. В 2011 г. у России был хороший бюджет, и не только потому, что собрали много доходов, а потому что финансировали расходы, хотя очевидно, что социальные выплаты прибавляются. Профицит этого года – а он образовался вместо предусмотренного дефицита – в своей существенной части пойдет на покрытие дефицита бюджета следующего года, значит, необходимость в заимствованиях на зарубежных рынках будет меньше. Но я считаю, что если будет благоприятная ситуация, то нужно занимать, потому что в любой момент все может развернуться в противоположную сторону. Что касается рублевых заимствований, то здесь ситуация более понятная, думаю, что на этих займах сэкономить вряд ли удастся, ситуация выглядит все более жестко, ставки постепенно поднимаются, что связано с существенным сжиманием ликвидности. В 2012 г., думаю, станет более доступным привлечение средств у ЦБ. Что касается инфляции, то в текущих условиях ее росту просто неоткуда взяться. Однако все вышеуказанные прогнозы могут оказаться ничтожными из-за тех факторов неопределенности, которые я уже упомянула, и в первую очередь в связи с бюджетным кризисом в Европе.

РЦБ: Каким будет рынок субфедеральных заимствований?

Б. З. На мой взгляд, перспективы благоприятные. Субъекты Федерации стали активными участниками на этом рынке, и чем более серьезными игроками они становятся, тем охотнее с ними работают инвесторы. Но субъекты Федерации все же должны помнить, что деньги с рынка – это не налоги. Боюсь, многие регионы всерьез залезают в долги и для нас переходят в категорию более доходных активов, но худшего качества, что лично мне не очень нравится. Тем не менее ничего ужасного на этом рынке я не вижу, мы хорошо умеем анализировать бюджеты и мы покупаем эти бумаги, потому что нам нужна хорошая доходность.

РЦБ: Как Вы оцениваете решение о расформировании Москомзайма?

Б. З. Это просто инфраструктурное решение, функции переданы Департаменту финансов города Москвы. Ничего страшного в этом нет. Это же не означает отказ от займов в принципе, просто изменена организационная модель, возможно, в целях экономии. Уверена, если Москве потребуется привлечь деньги с рынка, они сделают это очень быстро и эффективно.

РЦБ: А на рынок корпоративного долга тоже смотрите с оптимизмом?

Б.З. По моей оценке, fixed income становится не просто защитным активом, на нем можно и вполне прилично зарабатывать. Конечно, не так, как на рынке акций, где можно за полгода получить несколько сотен процентов, но ведь и риски совершенно несопоставимые. Нам явно не хватает хороших инструментов с фиксированной доходностью, по которым инвестор определяет качество эмитента, рынку явно не хватает и хороших корпоративных заемщиков, и этот дефицит приводит к низкой доходности по этим бумагам. Даже в условиях турбулентности рынок не может жить в кэше в прямом смысле этого слова. На развитом рынке уход в кэш – это уход в надежный инструмент с фиксированной доходностью. Мы видим, что все совсем не безоблачно в американской экономике, но тем не менее самым привлекательным являются ТВ американского правительства. Я надеюсь, что потихоньку этот спрос будет распространяться и на российские долговые инструменты – как федеральные, так и региональные и корпоративные, у нас на это очень много шансов.

РЦБ: Вы говорите о «голубых фишках», а какой будет ситуация с корпоративными облигациями эмитентов более низких уровней надежности в условиях такой неопределенности на рынках?

Б. З. Все зависит от аппетита к риску, а он у всех разный. Угроза кризиса – это всегда опасность банкротства. Что такое бонды? Если убрать рыночные колебания цен, то это кредитный риск. И они подвержены всем неприятностям, как и любые кредитные риски. Поэтому на не знакомого мне эмитента из четвертого эшелона, который ко всему прочему скорее всего еще и малоликвиден, я смотрю напряженно, стараюсь познакомиться. Без специального кредитного анализа я бы не советовала инвестировать в такие бумаги.

РЦБ: Ситуация с IPO в 2011 г. была провальной. Какие тенденции прогнозируете в 2012-м?

Б. З. Рынок почти весь год падал, а как только на рынке появляются угрозы, сразу пропадает интерес к IPO. Тем не менее ситуация по отдельным компаниям может измениться, потому что инвесторы не могут вообще не инвестировать, они зарабатывают на этом. Именно поэтому вала IPO, как в 2007 г., ждать не стоит, но для хорошего актива ситуация может быть чуть лучше, чем в 2011 г., именно потому, что инвесторы не могут вечно бездействовать. Должны начаться сделки и появятся новые ценовые ориентиры – что сколько стоит в новых условиях, сейчас пока непонятно.

РЦБ: Как будут развиваться регулирование и законодательство финансового рынка?

Б. З. Не я определяю эти тенденции, но свое мнение могу озвучить. Я не могу 2011 г. назвать прорывным в этом смысле. Да, наконец-то принят закон о центральном депозитарии, пусть и с большими компромиссами. Должно быть принято большое количество подзаконных актов, чтобы он заработал, и это, конечно, очень важно. Но меня удивляет, что почти нет дискуссии о том, какие могут быть последствия для нашего рынка в связи с надвигающейся конкуренцией между нашими и зарубежными депозитариями. И дело не в том, что наши депозитарии могут потерять бизнес, по моим оценкам, они, наоборот, смогут получить больше доходов, выполняя посреднические функции. Гораздо большая опасность в том, что торговля может уйти за пределы страны. И вот это пугает. Предстоит проделать громадную работу не только по принятию подзаконных актов и по разъяснению политики профучастникам и эмитентам, но и в целом по созданию более уютной атмосферы для инвестора в нашей стране, потому что сейчас гораздо больше стимулов по размещению за границей, чего уж скрывать.

В этом смысле мне нравится, как сейчас работает команда Дмитрия Панкина. Они слушают рынок, они готовы воспринимать сигналы, до них можно достучаться, и есть надежда, что с принятием подзаконных актов к закону о ЦД ситуация будет более благоприятной, чем с выходом закона об инсайде. Это очень важно, так как эти подзаконные акты – задача номер один, нужно выявить все отсутствующие нормы, все восполнить и все прописать, и тогда уже смотреть на следующий этап. Не очень мне понятно, как будет работать система с двумя уровнями регулирования в Минфине и в ФСФР, быстрота процессов вызывает вопросы, хотя и там, и там очень профессиональные люди. Я считаю, что нам необходима комиссия по ценным бумагам с серьезными полномочиями, с возможностями проводить расследования. Сегодня у наших регуляторов связаны руки, и полномочий очень мало, и ресурсов. Это организация по технической поддержке рынка, а не по его регулированию. Если мы говорим, что Москва должна стать финансовым центром, то мы должны создать организацию, которая будет реально контролировать этот рынок.

РЦБ: Как Вы оцениваете риски процессов, происходящих в инфраструктуре (объединение бирж, присвоение НРД статуса ЦД)?

Б. З. В значительной степени это технические риски, которые бывают всегда. Это не значит, что на них не надо обращать внимания. За технические ошибки совет директоров сильно наказывает менеджмент биржи и НРД. Но меня больше всего волновали при объединении сущностные вещи, которые могли привести к системным рискам. Сейчас сформировалась идеология объединения, серьезных системных рисков я не вижу. Все будет зависеть от того, как будут работать команды, и у меня есть основание думать, что сработаются они хорошо. Лично я настроена жестко: если менеджмент не сможет создать единую работоспособную команду, значит, должны последовать соответствующие кадровые решения. Конечно, вопросов еще много, в том числе и по IPO в 2013 г., которое может попасть под форсмажор из-за развития ситуации на рынке и всех тех непрогнозируемых факторов, о которых мы говорили выше. Что касается НРД, то здесь, конечно, тоже очень серьезные проблемы, здесь вообще работа не должна останавливаться ни на секунду, мы делаем все возможное для того, чтобы так и было, поэтому не спешим. Юридическое объединение и техническое объединение – это два разных процесса. Мы достигли лояльности с основной частью коллектива ДКК. Предполагаю, что здесь будет меньше проблем, чем с ММВБ и РТС. 2011 г. получился тяжелый, сплошная интеграция.

РЦБ: Вдобавок еще и интеграция Сбербанка и «Тройки Диалог»…

Б. З. Мне кажется, что по этому направлению процесс развивается достаточно успешно. Очень важно использовать сильные стороны обеих структур. Например, управлением активами «Тройка» явно умеет заниматься лучше.

РЦБ: «Тройка Диалог» сохранится как бренд?

Б. З. Сейчас находимся в стадии дискуссии по брендированию.

РЦБ: Что будет дальше с этим активом? Вольется в Сбербанк без остатка или вы его разовьете, а потом продадите?

Б. З. Будет глубокое партнерство.


Содержание (развернуть содержание)
Убежден в правильности существующей системы регулирования рынка
Сегодня у нашего регулятора связаны руки
Мы не имеем права задавать себе вопрос о политических и экономических последствиях наших решений
На данном этапе товарная биржа могла прийти на российский рынок только на государственном «надо», и никак иначе
Мы не смотрим вперед, и это очень печально
Путь в тысячу шагов начинается с первого шага
МФЦ в России – это, в первую очередь, финансовая грамотность населения плюс интернетизация всей страны
Нужна большая кнопка «доступ на фондовый рынок»
О высоких темпах роста мечтать не приходится
Основной приоритет для наших акционеров и клиентов – надежность сервисов и динамичное развитие
Новации в законодательстве и финансовый кризис — мнение банка-кастодиана
Новые реалии регистраторского бизнеса
Ситуация непростая, но не трагичная
Давайте сделаем три шага вперед, после сделанного шага назад
Прерванный полет над «гнездом» центрального депозитария
О современных тенденциях развития биржевых торговых технологий. Часть 2
Налогообложение физических лиц: изменения, порядок удержания и возврата
«Полезные инструменты» в кризисное время
Разрешит ли мир долговую проблему?
Проблемные активы в России
Управление риском потери (снижения) деловой репутации

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100