РЦБ.RU

Скульптура на арт-рынке: инвестиции в объем

Декабрь 2011

Долгие годы списки самых дорогих произведений, торгующихся на арт-рынке, состояли почти из живописных полотен. Однако в последнее время верхние строчки рейтингов продаж все увереннее занимает скульптура, и, вероятнее всего, этот процесс в ближайшее время интенсифицируется.

Конечно, скульптуру — декоративную (бронзовые фигурки, которыми украшают каминную полку) или парковую (белокаменных львов и нимф) — частные коллекционеры приобретали всегда. Такого рода скульптурные произведения включаются в торги «декора­тивно-прик­лад­ное искусство» или специализированные аукционы «парковая скульптура», которые обычно проходят в Амстердаме, Милане или других европейских столицах. Цены на них нечасто превышают пару десятков тысяч евро.

На следующем ценовом уровне — выразительные головы и торсы Огюста Родена, а также отливки его «Мыслителя» или фигур из композиции «Врата Ада», бронзовые целующиеся пары Аристида Майоля и обнаженные тела Анри Матисса, керамические пикадоры и быки Пабло Пикассо. В течение десятилетий именно эти произведения были самыми конкурентоспособными на арт-рынке, однако миллионный рубеж они пересекали редко.

Приоритеты арт-рынка, как правило, формируются запросами частных покупателей. Живописное полотно довольно долго было самым привычным и удобным для частного коллекционера видом искусства. Однако среди предметов крупных, серьезных коллекций импрессионизма, модернизма или современного искусства неизменно присутствовала скульптура. Является ли нынешнее увлечение трехмерным искусством признаком упрощения художественного вкуса или, наоборот, его совершенствования — покажет время, но очевидно одно — оно сказалось на ценах.

Первые перемены наметились в начале 2000-х гг., и причиной тому послужило усиление интереса к современному искусству. До сих пор не совсем понятно, где пролегает граница между определениями «скульптура» и «инсталляция» и как классифицировать погруженную в формальдегид акулу Демиена Херста или сделанного из живых цветов щенка величиной с дом Джеффа Кунса. Тем не менее внимание к объемным работам современных художников вызвало, как ни странно, возбуждение интереса к классической скульптуре.

Впервые рекордного уровня цены на скульптуру достигли в 2005 г. на Christie’s — стилизованная «Птица в пространстве» 1922 г. Константина Бранкузи была продана за 27,5 млн долл. Если бы продавался слиток золота в виде веретена размером 122 см, он стоил бы дешевле. На тех же торгах в Нью-Йорке иссушенная до состояния бестелесности «Дама Леони» 1960 г. Альберто Джакометти была приобретена за 8,4 млн долл., а мясистые «Лежащие мать и дитя» 1983 г. Генри Мура — за 5,7 млн долл.

Спустя полгода на Sotheby’s монументальная стальная абстракция «Cubi ХХVIII» (1965 г.) американца Дэвида Смита ушла за 23,8 млн долл., став самым дорогим произведением послевоенного периода. Таким образом, планка цен на скульптуру была поднята на новую высоту.

Год 2007-й, который до сих пор считается непревзойденным по числу крупных продаж и общему объему арт-рынка, принес свои плоды и в области скульптуры.

Бронзовая «Голова женщины (Дора Маар)» 1941 г. Пабло Пикассо, проданная за 26 млн долл., стала самой дорогой скульптурой главного художника ХХ в. А через неделю на том же Sotheby’s арт-объект современного искусства в виде огромного пурпурного сердечка на ленточке Джеффа Кунса приобретен за 23,6 млн долл. Древняя маленькая фигурка из известняка, высотой 8 см., созданная 5 тысячелетий назад в Месопотамии, была продана за 57,2 млн долл. (здесь сыграл свою роль провенанс — фигурка принадлежала частному коллекционеру, однако десятилетиями выставлялась в Бруклинском музее), а античная «Артемида с ланью» (Древний Рим, I в. до н. э.) после ожесточенных торгов ушла за 28,6 млн долл.

Таким образом, в один год цены на скульптуру в трех основных разделах — древностей, модернизма и современного искусства — выросли.

Одна из самых одиозных фигур на арт-рынке — британский художник Демиен Хирст накануне кризиса ухитрился задать высочайшую планку стоимости на свои произведения. Впервые за обозримую историю аукционных торгов, которые по традиции обслуживают вторичный рынок (продают произведения, уже однажды купленные через галереи или лично у художников), автор принес свои работы в аукционный зал Sotheby’s прямо из мастерской. И сколько бы не говорили недоброжелатели, что продается «галерейный сток» — произведения, которые не находили cпроса и пылились в задних комнатах лондонской галереи White Cube, — аукцион прошел отлично. Его топ-лотом (18,7 млн долл.) явилась скульптура «Золотой телец», изображающая быка с позолоченными рогами и копытами и золотым диском на голове, из произведшей настоящий фурор в арт-мире серии инсталляций в виде залитых формальдегидом трупов животных.

Кризисные 2008 и 2009 гг. стали временем спада на художественном рынке: объемы продаж сократились, хотя самый верхний ценовой уровень рынка пострадал не сильно, особенно в разделе модернизма (искусства ХХ в.). Зато резко сократился интерес к современному искусству — а ведь произведения художников рубежа XX — XXI вв. часто представляют собой именно трехмерные инсталляции.

Чтобы заставить покупателей раскошелиться, в эти годы необходим был сильный стимул, как, например, имя знаменитого модельера и дизайнера Ива Сен-Лорана. Совместно со своим другом и партнером, сооснователем модного дома YSL, бизнесменом Пьером Берже кутюрье собирал свою коллекцию долго и тщательно, любовно отбирая предметы и помещая их в свою парижскую квартиру. Одно из первых произведений искусства, совместно приобретенных Сен-Лораном и Берже, — скульптура Константина Бранкузи «Портрет мадам Л. Р.», созданная в 1914—1915 гг., когда почти все парижские модернисты черпали идеи в неолитическом и африканском искусстве. Эта скульптура высотой больше метра, состоящая из соединенных между собой кубов и полусфер из мореного дуба, мало напоминает более поздние произведения мастера (как упомянутая выше веретенообразная «Птица в пространстве»). Некогда «Портрет мадам Л. Р.» принадлежал художнику Фернану Леже. В 1984 г. коллекционеры решили выставить ее в нью-йоркском MoMA — с такой историей владения рекорд был неминуем. И действительно, итоговая цена в 37,4 млн долл. вдвое превзошла эстимейт в 15—20 тыс. долл.

В 2010 г. торговля произведениями искусства начала оживать. 5 февраля отмечен как знаменательный день для аукционной истории скульптуры: список самых дорогих произведений искусства, когда-либо проданных на публичных торгах, впервые возглавила отлитая из бронзы скульптура «Шагающий человек I» Альберто Джакометти. Тонкий, как спичка, почти лишившийся телесности, «Шагающий человек» был продан за 104,3 млн долл. Такой суммы не ожидал никто: эстимейт в 19—28 млн долл., который выставили специалисты Sotheby’s, уже претендовал на рекорд. Скульптура имеет необычайно большой для произведений Альберто Джакометти размер — почти в человеческий рост. Ее отливка сделана при жизни мастера, что всегда увеличивает стоимость предмета. Это произведение предназначалось для украшения городского пространства — в 1956 г. Джакометти вместе с Александром Колдером и Исаму Ногучи были приглашены создать нечто авангардное для Chase Manhattan Plaza в Нью-Йорке. Проект не был реализован, но две отливки Джакометти все же сделал; одна из них попала в коллекцию современного искусства немецкого банка Dresdner Bank и украшала отделение банка во Франкфурте. Позже вместе с другими активами банка и еще сотней работ из банковской коллекции она отошла к Commerzbank AG, который выставил ее на торги. Надо думать, что руководство Dresdner Bank не пожалело о сделанной некогда инвестиции.

Хотя «Шагающий человек» продержался на пьедестале почета всего 3 мес. (потом его место заняла, как обычно, картина Пабло Пикассо), имя Альберто Джакометти вошло в «список желаний» каждого коллекционера современного искусства. Авангардная форма и драматическое содержание делают его работы актуальными: свои иссушенные, будто обгорелые, одинокие фигурки художник начал создавать после второй мировой войны под влиянием страшных картин Освенцима и в результате глубоких размышлений, каким быть искусству, когда рушатся этические ценности.

Рейтинг повторных продаж (поддерживается Skate’s Art Market Research) для произведений Альберто Джакометти дает хорошую для произведения искусства среднюю годовую доходность в 11,5%. Однако случай с Джакометти, скорее, исключение. Не то чтобы скульптура не могла принести прибыль и служить хорошей инвестицией — но подтверждений этому предположению крайне мало, объем продаж скульптуры значительно меньше, чем живописи, и повторные продажи крайне редки.

Самую фантастическую доходность (по сведениям Skate’s Art Market Re­se­arch) при повторной продаже получила сладострастно извивающаяся «Ундина» американского скульптора и дизайнера японского происхождения Исаму Ногучи. Созданная в период ар деко (1926 г.) скульптура, моделью для которой послужила русская танцовщица Надя, была продана в 2010 г. за 4,2 млн долл.., принеся своему владельцу 190% годовых (в интервале 2 года). По-видимому, при совершении этой сделки покупатель (вернее, их было несколько, ведь за «Ундину» шел оживленный торг) настолько поддался влиянию «эмоционального фактора», что уже совершенно не владел собой. Как ни странно, на втором месте по доходности — вызывающая скорее думы, чем чувства скульптура Огюста Родена «Мыслитель» (первая модель этой знаменитой скульптуры относится к 1880 г.). Проданная дважды в течение одного года, эта работа принесла владельцу 189% доходности. Однако подобные успешные перепродажи можно пересчитать по пальцам одной руки.

Год 2010-й оказался для поклонников скульптуры урожайным. В Париже на аукционе Christie’s скульптура Амедео Модильяни была продана за рекордные для этого мастера 52,6 млн долл., перекрыв цену на его живопись. В данном случае сработал эффект соединения сразу многих достоинств: качества работы, ее редкости и провенанса. Таких высеченных из камня, кубистически деформированных каменных голов известно всего 27, все они сделаны примерно в течение в 1911—1912 гг. Из них 17 находятся в музейных коллекциях, т. е. недоступны рынку. «Голову» работы Модильяни некогда купил Гастон Леви, основатель сети супермаркетов Monoprix. С 1927 г. и после его смерти скульптура не покидала семью — разве что путешествовала на выставки, например в Музей Тиссена-Борнемисы или Кунстхалле Бонна. За последние десятилетия подобные «головы» появлялись на торгах всего 3 раза (последнее участие в аукционе — в 2001 г.), так что Christie’s, выставивший для скульптуры эстимейт в 5—7 млн долл., просто не знал, на какие суммы ориентироваться. Однако аукцион помог выяснить справедливую цену для этого произведения: через 20 минут ожесточенного торга из 20 покупателей остался один, который и заплатил 52,6 млн.

Еще одно достижение прошлого года — продажа рельефа Анри Матисса «Обнаженная со спины IV», которая предварялась громкой шумихой. История с этим рельефом — отличная иллюстрация для размышлений «как рождаются шедевры». Тема обнаженной женской фигуры со спины занимала Матисса с 1900-х, и в следующие 30 лет он сделал четыре разных варианта. Однако художник никогда не воспринимал гипсовые рельефы как некий задуманный цикл и даже забыл о существовании второго варианта, который обнаружился в мастерской только после его смерти. Тогда же, в 1960-х, гипсовые рельефы были переведены в бронзу, тиражом более десятка каждый, их впервые выставили вместе, расположив в хронологическом порядке: от первой «спины» 1909 г. с дробной экспрессионистической поверхностью — к обобщению варианта 1913 г., кубизму 1916 г. и почти абстракции 1930 г. Christie’s продавал как раз последнюю «спину»; таких в частных коллекциях — всего две; остальные находятся в музеях. В этих обстоятельствах 48,8 млн долл., полученные на торгах, даже не кажутся большой суммой.

Однако арт-рынок коварен. 2011 г., в целом благоприятный для продаж предметов искусства (по общим итогам он, может быть, даже перегонит 2007 г.), оказался не самым лучшим для скульптуры — внушающие самое большое доверие имена, «голубые фишки» рынка, внезапно подвели.

Так, на недавно прошедших торгах «Импрессионисты и модернисты» (в ноябре их проводили в Нью-Йорке Sotheby’s, Christie’s и Phillips de Pury) к продаже был предложен один из топ-лотов вечерних, самых важных в аукционной линейке торгов Christie’s — прославленная композиция Эдгара Дега «Маленькая четырнадцатилетняя танцовщица». Художник, посвятивший себя изображению театрального закулисья, в 1879 г. изготовил из воска фигурку юной балерины, одев ее в юбочку из тафты, и выставил на Шестой выставке импрессионистов в Париже. Критика ее не приняла: позу сочли корявой, лицо — не исполненным вдохновения, почти обезьяньим. Дега спрятал скульптуру в мастерской, где ее и обнаружили после смерти автора. Более двух десятков бронзовых отливок скульптуры были сделаны в 1922 г., большинство из них экспонируются в крупнейших музеях мира. Два года назад, в 2009 г., «Маленькая четырнадцатилетняя танцовщица» была продана за 18,8 млн дол., причем продажа была повторной, с годовой доходностью 13% в интервале в 5 лет. Понадеявшись на рост рынка, ее снова выставили со значительно большим эстимейтом — в 25—35 млн долл. В день торгов премьер-министр Греции Георгиос Папандреу заявил, что для принятия предложенных ЕС условий выхода из кризиса ему необходимо решение народа посредством референдума. Это заявление мгновенно дестабилизировало и так напряженные финансовые рынки. Растерянность на биржах длилась недолго, но и этого хватило, чтобы торги Christie’s почти провалились. «Четырнадцатилетнюю танцовщицу» никто не купил.

На самом деле изложенные обстоятельства — лишь одна из версий, которая объясняет спад (он оказался временным) на арт-рынке. Состоявшийся спустя сутки аукцион Sotheby’s прошел нормально и принес внушительные суммы. Однако на жертвы все же пришлось пойти. Дело в том, что топ-лотом торгов Sotheby’s (и еще трех крупнейших аукционов зимне-весеннего сезона) были «Обнаженные со спины» Матисса, все четыре. Их продавал техасский фонд Burnett Foundation, собирающий средства на благотворительные нужды; эстимейт — 20-30 млн долл. Накануне торгов Sotheby’s официально заявил, что цикл «Обнаженных» продан в результате частной сделки, сумма которой не разглашается. Тем не менее газета The New York Times узнала подробности соглашения: первоначально полный комплект «спин» предлагался коллекционерам за 200 млн долл., однако накануне аукциона пришлось срочно снизить цену, и четыре «спины» ушли всего за 120 млн долл. Среди возможных покупателей называют Леона Блэка, владельца компании Apollo Asset Management, и Стивена Коэна, миллиардера, сделавшего состояние на хэдж-фондах.

К счастью для коллекционеров и инвесторов, момент колебаний на рынке длился недолго. Уже спустя неделю все три крупнейших аукционных дома, Sotheby’s, Christie’s и Phillips de Pury, триумфально распродали свои коллекции современного искусства. Был поставлен рекорд на произведения французской скульпторши Луизы Буржуа («Паук»1996 г. продан за 10,7 млн долл.). Не менее успешно проданы работы Бранкузи («Первый крик» — 14 млн долл.), Виллема де Кунинга (бронзовый «Большой торс» — 3,4 млн долл.), Джеффа Кунса («Барочное яйцо» — 6 млн долл.). Большим достижением является продажа композиции Ричарда Серра за 2,3 млн долл. на Phillips de Pury — две огромные, ржавые, толстые стальные стены.

Очень важным достижением для арт-рынка стала успешная продажа на Christie’s собрания Питера Нортона — компьютерщика и бизнесмена, посвятившего себя популяризации современного искусства. Для своей коллекции он покупал трехмерные работы, раскрывающие острые, провокационные темы пола и расовой принадлежности. Некоторые из приобретений он дарил музеям, другие — показывал на выставках. И теперь все они — и грибы с глазами Такаши Мураками, будто выросшие посреди пола, и смешные собаки на ходулях Йошимото Нара, и лифт-обманка Маурицио Каттелана, и клон Пиноккио с головой-помидором Пола Маккарти — проданы с заметным превышением цен. А ведь совсем недавно аукцион даже не взял бы их на торги — слишком громоздкими и непривычными они смотрелись среди живописных полотен и имели нестабильный спрос.

В целом перспективы скульптуры на мировом рынке искусства представляются довольно радужными. Трехмерность и большие размеры больше не отпугивают коллекционеров, и для скульптуры (или 3D-инсталляции) успешно работают те же критерии успеха, что и для живописи: уникальность, качество, история владения, редкость на рынке. А где размещается работа — на стене, посреди комнаты или свисает с потолка — не имеет значения.


Содержание (развернуть содержание)
О, этот модный buyback!
Российский рынок публичных размещений в 2011 году:тенденции и перспективы
Проблемы оценки результатов управления портфелем на фондовом рынке
Мотивации инвесторов и продавцов в ходе купли-продажи промышленных комплексов
Скульптура на арт-рынке: инвестиции в объем
Сочетания несочетаемого
Ликвидационный неттинг — проблемы нового регулирования
О современных тенденциях развития биржевых торговых технологий. Часть 1
О некоторых аспектах регулирования израильского фондового рынка
Кризисные инвестиции суверенных фондов в западные финансовые институты: кто кого?
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций
Управление государственным долгом Санкт-Петербурга в 2009—2011 гг.
О государственном долге Республики Карелия
Перекрестное владение акциями: как защитить акционеров от злоупотреблений менеджмента?
Структурированные продукты с защитой капитала: реальность или условность?

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе

Раздел не найден.

  • Rambler's Top100