Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Белов Евгений, Специалист по ценным бумагам, Республика Беларусь

  • Все статьи автора

Замена депозитария по-белорусски

Сентябрь 2011

Потребность в замене депозитария (регистратора, реестродержателя и т.п.) существует во всех странах, законодательство которых содержит нормы о том, что учет прав на эмиссионные ценные бумаги может или должен осуществляться не самим эмитентом ценных бумаг, а специализированной организацией на основании договора с эмитентом. Сложности, связанные с расторжением такого договора, в большинстве случаев можно рассматривать и как проблемы защиты и реализации прав владельцев ценных бумаг. Белорусский рынок ценных бумаг в этом отношении также не является исключением, и его регулятор предпринял очередные действия, направленные на устранение указанных затруднений.

Стадии формирования процедуры

В Республике Беларусь (РБ) свои нынешние очертания процедура замены эмитентом обслуживающего учетного института приобрела 1 января 2000 г., с момента начала функционирования депозитарной системы. Тогда же она получила и свое название — замена депозитария эмитента.

Следует отметить, что правовая основа для моделирования белорусской системы учета прав на ценные бумаги в виде депозитарной системы, состоящей из центрального депозитария и депозитариев, установивших с ним корреспондентские отношения, была заложена Законом РБ «О депозитарной деятельности и центральном депозитарии ценных бумаг в РБ» № 280-З от 09.07.1999 г.

Детализация регулирования отношений в депозитарной системе на начальном этапе осуществлялась посредством Инструкции о порядке проведения депозитарных операций с именными ценными бумагами, утвержденной Приказом Госкомитета по ценным бумагам РБ № 29/п от 09.12.1999 г. (далее — Инструкция № 29).

Любопытно, что более полугода в законодательстве вообще отсутствовали специальные нормы, регламентирующие отношения по расторжению договора на депозитарное обслуживание эмитента. Лишь в Инструкции № 29 было записано, что договор с эмитентом должен содержать «порядок передачи учета прав на ценные бумаги в другой депозитарий в случае расторжения договора на депозитарное обслуживание эмитента и (или) ликвидации депозитария эмитента».

Поскольку фактически депозитарная система создавалась путем трансформации существующей к тому времени системы учета прав на ценные бумаги, основанной на технологии ведения реестров акционеров, новоявленные депозитарии являлись, по сути, «сменившими вывеску» реестродержателями, которые задолго до этого собрали свою клиентскую базу.

В этой связи еще несколько лет после формирования депозитарной системы эмитентов обслуживали по «старым» договорам на ведение реестра акционеров. Привести их в более короткий срок в соответствие с требованиями Инструкции № 29 было практически невозможно, так как никаких действенных правовых рычагов для понуждения к этому эмитентов у депозитариев не было. Только последующая деятельная активность регулятора позволила устранить этот пробел в практике.

Однако несмотря на отсутствие в законодательстве нужных норм, замены депозитариев происходили. Депозитарии и эмитенты ценных бумаг, расторгая договоры, достигали своих целей, руководствуясь положениями Гражданского кодекса и обычаями делового оборота.

Элементарный здравый смысл подсказывал, что замена депозитария должна осуществляться на принципах минимизации экономических издержек участников договорных отношений при условии обеспечения законных интересов владельцев ценных бумаг.

Первый же нормативный правовой акт, предметом которого было регулирование соответствующих отношений, вступил в силу лишь в сентябре 2000 г. Он был утвержден Постановлением Гос­комитета по ценным бумагам РБ «Об утверждении Положения о порядке проведения замены депозитария эмитента» от 15.08.2000 г. №17/п.

В 2002 и 2007 гг. под влиянием практики и изменения требований к оформлению нормативных правовых актов принимались новые постановления Комитета по ценным бумагам при Совете министров и Министерства финансов РБ.

В результате подобных корректив блок норм, регулирующих замену депозитария, был интегрирован в один правовой акт, регламентирующий депозитарную деятельность в целом.

Замена депозитария эмитента сегодня

Сегодня соответствующие отношения регулируются Инструкцией о порядке осуществления депозитарной деятельности, утвержденной Постановлением Министерства финансов РБ «О регулировании депозитарной деятельности» от 22.11.2006 г. № 143 (далее — Инструкция 1).

Если не заострять внимание на деталях, то этапы процедуры замены депозитария эмитента можно описать следующим образом.

При расторжении договора на депозитарное обслуживание эмитента сторона договора, инициирующая его растор­жение, обязана предупредить об этом другую сторону не менее чем за 60 дней. Установление такого срока в законодательстве, очевидно, обусловлено тем, что депозитарию и эмитенту может понадобиться время: первому — чтобы подготовить необходимую документацию к передаче новому депозитарию, а второму — для выбора и заключения договора с новым депозитарием.

Согласно Закону РБ «О хозяйственных обществах» вопросы утверждения депозитария и условий договора с депозитарием акционерного общества относятся к исключительной компетенции совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества.

В большинстве случаев на практике этот срок выдерживается полностью. Однако в законодательстве не отмечено, что при общем согласии вся процедура не может быть завершена ранее.

В процессе замены депозитария новому институту передаются по акту список владельцев ценных бумаг по состоянию на дату окончания действия договора и первичные документы, на основании которых осуществлялись депозитарные операции.

До передачи списка с его содержанием должен быть ознакомлен эмитент, о чем на списке делается специальная отметка за подписью уполномоченного лица эмитента.

Косвенно задействован в процедуре замены и центральный депозитарий. В день передачи списка составивший его «старый» депозитарий должен инициировать в центральном депозитарии междепозитарный перевод указанных в списке ценных бумаг в новый депозитарий. И только после корректного завершения всех этих действий новый депозитарий приступает к учету прав на включенные в список ценные бумаги.

Когда «первичка» не первична

Передача так называемой «первички», т. е. первичных документов, по которым осуществлялись депозитарные операции, является, пожалуй, самой главной проблемой при замене депозитария.

На основании открытых данных о количестве владельцев ценных бумаг и сделок с ценными бумагами, сопоставленных с числом первичных документов, которые должны быть представены в депозитарий для проведения соответствующих операций согласно Инструкции 1, можно сказать, что ориентировочно в белорусской депозитарной системе находится несколько миллионов таких документов. И хотя Инструкцией 1 установлены 5- и 10-летние сроки хранения для некоторых видов «первички», ее пока относительно мало, и утилизация таких документов компенсируется поступлением новых в результате текущих депозитарных операций.

В отношении же основной массы документов, связанных с приобретением гражданами акций у государства в процессе приватизации, Инструкцией 1 и вовсе предусмотрен постоянный срок хранения.

В настоящее время число таких граждан также приближается к миллиону, и хотя каждый из них при покупке акций у государства получает на руки вторые экземпляры договоров и выписки с указанием количества ценных бумаг, депозитарии все равно обязаны хранить подлинники таких договоров бессрочно.

Как представляется, в частности, суть рисков, возникающих в процессе передачи первичных документов в новый депозитарий, заключается в сокращении возможностей восстановления нарушенных прав собственности, если таковые обнаружатся после замены депозитария.

Юридическую ответственность за правомерность и результаты депозитарных операций несет (и может нести) только тот депозитарий (его работник), который непосредственно их осуществлял.

Доказать правомерность или неправомерность депозитарных операций можно путем обращения к первичным документам, на основании которых они проводились. Но сделать это и предъявить претензии предыдущему депозитарию невозможно до тех пор, пока первичные документы не будут истребованы из нового депозитария.

Добавим здесь, что право перехода эмитента в другой депозитарий не ограничено ничем, кроме сроков осуществления этой процедуры, и за последние годы некоторые эмитенты сменили уже более трех депозитариев.

Вместе с тем белорусское законодательство не предусматривает никаких обязанностей для нового депозитария в отношении передаваемых ему документов. Легально они могут быть истребованы у нового депозитария только судебными, правоохранительными или иными уполномоченными на это законом госорганами. При этом, как представляется, новые депозитарные операции на основании первичных документов, полученных от предыдущего депозитария, возможны только по решению суда.

Без сомнения, актуальность проблемы определения судьбы первичных документов с развитием белорусского рынка ценных бумаг будет только возрастать.

Между тем международный опыт подсказывает, что данные проблемы не столь остры, как может показаться.

Уместно напомнить, что согласно Гражданскому кодексу РБ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества. Законодательство не ограничивает его право оставлять за собой дополнительные экземпляры всех правоустанавливающих первичных документов (договоров, поручений с отметкой об осуществлении депозитарной операции, выписок депозитария о состоянии счетов и т. п.).

Осмотрительный и заботливый владелец ценных бумаг непременно сохранит все важные документы и с легкостью сможет обосновать в суде свои требования, если такая необходимость возникнет в редких и исключительных случаях. А юридическое лицо просто обязано сохранять их для целей бухгалтерского учета результатов своих сделок с ценными бумагами и подтверждения правильности исчисления сумм налоговых платежей.

С учетом этого представляется, что передача «первички» из депозитария в депозитарий — это как раз та ситуация, когда «овчинка выделки не стоит». Как показывает практика, в отдельных случаях суммарная стоимость услуг «старого» депозитария по подготовке первичных документов к передаче (т. е. вычленению их из общего массива документов и составлению описи) может равняться суммарной стоимости депозитарного обслуживания эмитента за несколько лет!

Статистика и раскрытие информации

Говоря о статистике замен депозитариев, нужно начать с того, что такая информация является открытой и общедоступной. Более того, в целом белорусское законодательство ориентировано на ее раскрытие с использованием общедоступных источников информации.

Так, согласно Инструкции о порядке проведения депозитарных операций в центральном депозитарии, утвержденной Постановлением Министерства финансов РБ «О регулировании депозитарной деятельности» от 22.11.2006 г. № 143 (далее — Инструкция 2), сведения о новом депозитарии эмитента вносятся центральным депозитарием в справочник выпусков ценных бумаг, который представляет собой автоматизированную информационную систему, содержащую периодически обновляемые данные об эмитентах, их депозитариях, выпусках ценных бумаг.

Доступ заинтересованных к находящимся в справочнике сведениям осуществляется путем их размещения в сети Интернет. В любой момент времени можно зайти на официальный сайт Республиканского унитарного предприятия «Рес­публиканский центральный депозитарий ценных бумаг» (www.centraldepo.by) и узнать, в каком депозитарии обслуживается тот или иной эмитент. Правда, сейчас таким способом можно получить только данные по состоянию на момент обращения к сайту в режиме реального времени, хотя ранее центральный депозитарий дополнительно публиковал их в СМИ и на своем сайте в отсортированном и сгруппированном по дате замены виде. Так, в частности, за период 2002–2007 гг. было зафиксировано около тысячи случаев замены депозитариев белорусскими эмитентами.

К сожалению, практика дополнительного раскрытия обработанной информации о заменах депозитариев была прекращена центральным депозитарием. Истины ради следует добавить, что белорусское законодательство содержит нормы, направленные на дополнительное информирование владельцев ценных бумаг эмитента о факте замены им депозитария.

Инструкция 1 обязывает эмитента сообщать владельцам ценных бумаг о расторжении договора с депозитарием, о новом депозитарии и дате, с которой он приступает к учету прав на ценные бумаги. Однако эта норма является, с одной стороны, декларативной — по причине отсутствия санкций за ее неисполнение, а с другой — избыточной ввиду неопределенности способов такого информирования и наличия иных норм, преследующих ту же цель.

Например, другая норма той же Инструкции 1 требует от нового депозитария направлять владельцам ценных бумаг выписки о состоянии открываемых им счетов.

Стоит отметить, что в РБ владелец ценных бумаг вправе самостоятельно заключать депозитарный договор с любым депозитарием. Это избавляет владельца от «привязки» к депозитарию эмитента, что бывает важным при наличии различного рода споров и конфликтов между владельцами и менеджментом эмитента.

На практике довольно часто встречаются ситуации, когда в депозитарии эмитента вообще нет ни одного счета владельца ценных бумаг этого эмитента, так как все они переведены в другие депозитарии.

Однако «независимость» от действий эмитента и снижение рисков, связанных с возможной заменой им депозитария, — недешевое удовольствие, ведь услуги депозитария эмитента оплачивает эмитент, тогда как при переводе своих ценных бумаг на свой счет в другой депозитарий его услуги оплачивает уже сам владелец.

Больше участников — больше рисков

Изменения в процедуре замены депозитария эмитента, которые произойдут после вступления в силу в сентябре этого года Постановления Министерства финансов РБ «О внесении изменений и дополнений в Постановление Министерства финансов Республики Беларусь от 22.11.2006 г. № 143» от 16 мая 2011 года № 29, во многом беспрецедентны.

Норма действующей инструкции, регулирующая отношения по замене депозитария, дополняется частью, из которой следует, что до передачи списка владельцев ценных бумаг в новый депозитарий с его содержанием, а также с описью первичных документов должны быть ознакомлены либо Департамент по ценным бумагам (в отношении АО, являющихся банками, страховыми организациями и профучастниками рынка ценных бумаг), либо один из отделов по ценным бумагам Главного управления Министерства финансов по территориальной принадлежности эмитента (в отношении иных АО).

Из текста дополнений явно вытекает, что госслужащие становятся юридическими и практическими участниками процедуры замены депозитария!

Они должны будут сверять информацию, указанную в списке владельцев ценных бумаг, с информацией, содержащейся в учетных регистрах депозитария, проверять правильность отражения ценных бумаг на балансовых счетах и сверять передаваемые первичные документы с описью, а в случае отсутствия ошибок и неточностей делать на списке соответствующую отметку с указанием своей должности, с фамилией и инициалами, личной подписью, заверяя ее печатью соответствующего госоргана.

Таким образом, госслужащий, привлеченный к участию в замене депозитария, должен будет не только выполнить необходимый объем работ, но и разделить с остальными участниками процедуры ответственность за отсутствие «неточностей и ошибок».

Но каковы вид и мера этой ответственности?

Сами депозитарии и их работники несут ответственность от административной до уголовной. Они же и эмитент несут гражданско-правовую ответственность перед владельцами ценных бумаг.

Но для депозитариев и эмитента процедура замены депозитария — это часть их хозяйственной деятельности, осуществляемой на свой страх и риск.

Что же означает тогда участие в замене для чиновника?

Вероятно, выполнение неких государственных функций, предположительно направленных на усиление защиты прав инвесторов.

Вместе с тем ответственность за результаты выполнения государственных функций порой гораздо неопределеннее, чем любая ответственность субъектов хозяйствования. К тому же в рассматриваемом случае госслужащий будет руководствоваться теми правилами, автором которых является он или его коллеги.

И хотя мнения участников процедуры о том, что является неточностью или ошибкой, могут существенно различаться, решающее слово скорее всего останется за госслужащим, наделенным полномочиями лицензирующего органа.

Но никакой госслужащий, как и любой человек, не застрахован от собственных ошибок. Ведь речь идет о десятках тысяч документов и записей о владельцах ценных бумаг, их ценных бумагах и реквизитах, удостоверяющих их личность.

Надо добавить, что большинство госслужащих, по сравнению с практикующими специалистами во многих сферах деятельности, как правило, не обладают нужными навыками и далеки от понимания и нахождения тех или иных нюансов и подводных камней. Не станут ли массовыми отказы госслужащих от подписания соответствующих документов, что заведет всю процедуру замены депозитария в правовой тупик?

С учетом вышеизложенного можно утверждать: чем больше участников процедуры замены депозитария, тем выше риск ее приостановки в результате действий (бездействия) хотя бы одного из них и тем выше риск «замораживания» прав на ценные бумаги до завершения процедуры.

Остается надеяться, что практика не подтвердит эти опасения, а государство со временем переоценит свою роль в хозяйственной деятельности и степень своего участия в ней, в том числе и в процедуре замены депозитария.


Содержание (развернуть содержание)
Основа финансового успеха венчурного инвестора — тщательный отбор
МФО находятся на стадии сильного экстенсивного роста
Кредитование МСБ: банковская политика
Привлечение капитала с Eastway Capital
Мини-IPO на ММВБ:новые возможности привлечения капитала для малого и среднего бизнеса
IPO на ММВБ для малого и среднего бизнеса: отзывы первых клиентов
Перспективы привлечения капитала компаниями второго-третьего эшелонов: возможности, условия, инструменты
IPO российских компаний в 2011 году
Аукционы переписывают мир современного искусства
Сочетания несочетаемого
Уроки кризиса. Порядок взаимодействия управляющих компаний и НПФов в чрезвычайных ситуациях
Есть ли будущее у рейтинговых агентств?
Взаимодействие с акционерами при подготовке к общим собраниям
Замена депозитария по-белорусски
Актуальные проблемы формирования «исламской» финансовой системы: на стыке философии и практики
Структурные долговые проблемы стран еврозоны и пути их решения
Про веру, стоимость и права собственности на российском рынке акций
Иск о признании недействительным трансферта ценных бумаг
Об одной стратегии торговли на рынке ценных бумаг

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100