Casual
РЦБ.RU

МФО находятся на стадии сильного экстенсивного роста

Сентябрь 2011

Рынок микрофинансирования в России стремительно растет, и микрофинансовые институты сегодня успешно соревнуются с банками по качеству предоставляемых услуг. О том, чем МФИ привлекают клиентов в разных регионах и как будет развиваться этот рынок, в своем интервью рассказывает директор Российского микрофинансового центра Михаил Мамута.

РЦБ: Каков на сегодняшний день объем рынка микрофинансирования? Сколько микрофинансовых организаций (МФО) уже работает в стране?

М. М. По состоянию на 1 июля этот рынок оценивается в 28 млрд руб. — цифра, сложившаяся из микрозаймов, предоставляемых микрофинансовыми организациями и кредитными кооперативами, без учета банковских микрокредитов, которые насчитывают примерно еще 2 млрд долл. Спрос на микрозаймы на российском рынке был оценен в 300 млрд руб., совокупное покрытие этого показателя МФО и банками составляет 25—30%. Хотя мы и говорим о том, что банки тоже занимаются микрокредитованием, все же это разные ниши. В небанковском секторе средний остаток кредиторской задолженности равен 130 тыс. руб., в банковском секторе – 750 тыс. руб. Такой большой — пятикратный! — разрыв говорит о том, что банковские и небанковские микрофинансовые институты, дополняя друг друга, кредитуют заемщиков, разных и по размеру, и по обороту, что позволяет последним переключаться с одного продукта на другой. Прежде всего нас интересует наполнение нижнего уровня, т. е. поддержка начинающих предпринимателей из небольших городов, которым получить кредит в банке тяжелее всего.

РЦБ: Кто, как правило, является учредителем МФО?

М. М. Министерство финансов с 8 июля начало формировать реестр МФО. В настоящий момент в него включено уже около 300 микрофинансовых организаций. С учетом того, что заявки продолжают поступать, наш консенсус-прогноз – 350-450 организаций к концу года. По структуре их можно разделить на три большие группы. В первую входят государственные и муниципальные фонды (центры) микрофинансирования, которые создаются при участии либо региональных, либо муниципальных органов власти. Таких региональных фондов у нас на сегодня 67, и еще около 70 муниципальных организаций уже подали заявки. Я предполагаю, что в совокупности в реестре будет около 200 микрофинансовых организаций из первой группы. Вторую группу составляют частные МФО, их насчитывается около 200. В особую, третью группу я бы выделил микрофинансовые организации, которые создаются при участии банков. Пока их не очень много – примерно 30. Банкам выгодно создавать дочерние или аффилированные МФО — на них можно перевести услуги по микрокредитованию, которые будут предоставляться на более гибких условиях, при этом такая МФО должна действовать в рамках общей банковской группы. Прогресс будет отмечаться прежде всего среди частных МФО, как наиболее перспективной группы по потенциалу роста. Многое будет зависеть от конкуренции по итогам первого года: пока сложно сказать, сколько МФО выживет и останется на рынке. Сейчас многие выходят на рынок почти с одинаковыми программами, и кто из них окажется более успешным – покажет время. Нас не столько интересует количество МФО, сколько объем портфеля, потому что это напрямую влияет на количество охваченных заемщиков. По нашим подсчетам, совокупный портфель небанковских МФО и кредитных кооперативов может за 3 года составить 3,5 млрд. долл. (при сегодняшнем объеме в 1 млрд. долл.). Эта цифра близка к пределу реального насыщения рынка, сохранить такие же темпы роста после ее достижения вряд ли будет возможно, поэтому в более выгодном положении находятся те, кто вышел на этот рынок вчера или сегодня, пока потенциал экстенсивного роста достаточно большой.

РЦБ: Как меняется портрет микрофинансовых организаций от региона к региону?

М. М. Чем богаче регион, тем крупнее сумма микрозайма. В Москве, например, очень высокая концентрация банков, поэтому возможности для поиска альтернативного кредита существенно выше. Но даже здесь 3 МФО кредитуют малый бизнес, их совокупный портфель достиг примерно 1 млрд. руб., а основные клиенты – это начинающие предприниматели и микропредприятия. В регионах, особенно небольших населенных пунктах, ситуация совсем другая – МФО или кредитные кооперативы часто являются единственными легальными поставщиками финансовых услуг. В Москве заемщиками чаще всего являются предприниматели, которые по своим критериям не подходят под банковские стандарты. Первый критерий: стаж. Порядка 25% кредитуемых в Москве микропредприятий – начинающие предприниматели со стажем работы до 1 года, и банки, как правило, их не кредитуют. Второй критерий: возраст. Примерно 15% московских предпринимателей – лица моложе 28 лет, которых банки кредитуют неохотно. Третий критерий: неспособность предоставить формальную отчетность, которую требуют банки. Так, в Москву с соседних регионов стекаются предприниматели, имеющие здесь небольшой бизнес, для которых регистрация в столице - слишком дорогое удовольствие. В результате, банк не кредитует их ни там, ни здесь: по месту регистрации — потому что их бизнес фактически в Москве, а в столице – потому что нет регистрации.

РЦБ: Какие преимущества по сравнению с банками имеют микрофинансовые организации?

М. М. Самые очевидные конкурентные преимущества – простота, скорость и индивидуальный подход. МФО предлагают не шаблонный продукт, а гибкий. Правда, МФО имеют один недостаток: они склонны к индивидуальной оценке каждого заемщика, поэтому кредит получается более дорогим — такое кредитование подразумевает более высокую процентную ставку, чем в банках. Но, как показывает практика, для большинства микро предпринимателей процентная ставка не стоит на первом месте по чувствительности, на первом – простота и скорость получения денег, ведь на подготовку объемного пакета документов предприниматель тратит массу времени и денег. Поэтому, взвесив все плюсы и минусы процедур, а также стоимость затраченного времени, нередко можно увидеть, что банковский микрокредит обойдется дороже, чем небанковский.

РЦБ: В чем они конкурируют с банками, а в чем – сотрудничают?

М. М. С точки зрения размера микрокредита МФО и банки находятся в разных нишах, поэтому область для сотрудничества гораздо более широкая, чем для конкуренции. Конкуренция возможна на пограничной области, но это скорее полезный процесс, потому что банки и МФО становятся взаимно внимательными и учатся друг у друга. Практических возможностей для сотрудничества довольно много. Самый очевидный – это кредитование: банк выдает оптовый кредит МФО, а МФО – маленькие кредиты заемщикам. Банку это выгодно, потому что в итоге он получает клиентов с хорошей кредитной историей, перерастающих возможности МФО. По нашей статистике, 7—8% клиентов, которые начинали работать с МФО, перерастают их уровень и обращаются за банковскими услугами. Возможность вырастить клиентов – это серьезный аргумент в пользу совместной работы. Банк может выступать и учредителем МФО, наиболее известный прецедент – совместный проект банка ВТБ24 и компании «Микрофинанс», в которой ВТБ является одним из акционеров и предоставляет кредитную линию. Если банк является акционером, у него появляется возможность более тщательно контролировать деятельность МФО и создавать совместные клиентские базы. Также важно, что МФО и кредитные кооперативы могут выступать агентами банков по организации денежных переводов и платежей, а также выпуску пластиковых карт, так как сами они таких прав не имеют. Сочетание возможностей оптового кредитования и банковской агентской модели представляется нам наиболее успешным механизмом взаимодействия. В качестве отдельной перспективной темы отмечу ситуацию, когда банк выдает МФИ не только кредит, но и передает часть технологии, тогда банк получает стандартизированный результат при меньшем риске.

РЦБ: Используют ли МФО базы кредитных историй?

М. М. Да, крупные используют, причем активно. Мелкие прибегают к этому реже, потому что, во-первых, это дорого; во-вторых, чаще всего МФО работают а маленьких городках, где все друг друга знают, там хорошо работает принцип «сарафанного» радио. В прочих случаях тенденция использовать базы кредитных историй очевидна.

РЦБ: Какие принципиально новые продукты предлагают МФО? В чем концептуальные особенности?

М. М. Во-первых, МФО (и кредитные кооперативы) предлагают менее формальный и более партнерский подход. Контакт между кредитором и заемщиком сохраняется на протяжении всего кредитного цикла, последний очень часто советуется с представителем МФО, которая в данном случае выступает еще как бизнес-консультант. Для начинающих предпринимателей это очень серьезная поддержка, потому что их ресурсы для привлечения внешних консультантов весьма ограничены. В случае возникновения у заемщика проблем МФО, после превентивного обсуждения и стараясь идти навстречу, меняют, к примеру, графики платежей. Хотя работа в этом сегменте и затратная, она дает свои плоды в виде понижения рисков до 5—7% от портфеля. Банки, как правило, несут в этом сегменте более высокие риски. Во-вторых, залоги. В большинстве случаев кредиты до 300 тыс. выдаются вообще без залогов, свыше 300 – рассматриваются комбинированные варианты, некоторые МФО даже больше этой суммы выдают без залога. В-третьих, работа выстраивается в рамках определенного временного интервала, который удлиняется в зависимости от срочности кредита. Как правило, берется не просто заем на полгода, выстраивается история микрозаймов. Так у заемщика формируется приоритет долгосрочного сотрудничества, что весьма повышает лояльность клиентов и возвратность займов, потому что предприниматель понимает: выдача следующего займа напрямую зависит от своевременности погашения предыдущего. Такой «человеческий» подход сильно отличает МФО от других кредитных организаций. Хотя в последнее время и банки стали уделять этому большое внимание, расширяя линейку предлагаемых продуктов и охватывая большую группу клиентов. При сохранении специфики наблюдаются взаимозаимствования, что, на мой взгляд, очень правильно – и в первую очередь, для клиента.

РЦБ: Кто является типичным клиентом МФО?

М. М. МФО не формируют клиента под себя, а работают с тем предпринимателем, который есть в этом конкретном населенном пункте. В среднем районном центре 70% предпринимателей обычно заняты в сфере торговли, 20-25% — услуг, около 10% - в секторе небольших производственных процессов и переработки. В Москве статистика иная: торговля – меньше 60%, зато сектор производства и строительства представлен шире. Специфика региона влияет на портрет заемщика довольно сильно. МФО не могут определить за предпринимателя, каким бизнесом ему заниматься, только посоветовать клиенту, чем ему стоит заняться, а чем нет. Такие организации могут отказать клиенту в займе из-за высоких рисков, способных разорить его. Когда кредитуешь начинающего предпринимателя, для минимизации рисков важно понять, в чем клиент компетентен. Например, человеку, много лет занимавшемуся деревообработкой, намного проще открыть бизнес в этой сфере, чем в области интернет-услуг. Вопрос оценки первичных компетенций – важная составляющая часть оценки по кредиту.

РЦБ: Почему ставки по микрозаймам остаются сравнительно высокими? Будет ли со временем меняться положение дел, или это – вынужденная плата за риск?

М. М. Средняя ставка по микрокредитам в России – 27,9% годовых. С 2010 г. она снизилась почти на 4%. Действительно, во всем мире микрокредиты обычно на 5-8% дороже, чем кредиты банков малому бизнесу. Это объясняется более высокими затратами на обслуживание, поэтому повышение стоимости – объективное. Также важно учитывать, что чем меньше бизнес, тем ниже чувствительность к размеру процентной ставки. Например, при размере полугодового займа в 100 тыс. руб. разница в 5% составит 1 тысячу 250 рублей за весь период. Если человек берет кредит в 100 тыс. руб., 1,25 тыс. руб. не могут стать причиной дефолта. Если дефолт и происходит, то из-за того, что он не может вернуть всю сумму, а не проценты. Отдельно отмечу, поскольку этот вопрос вызывает повышенное внимание СМИ, что в последнее время на рынке появляются компании Pay Day Loans , которые, по сути, не являются МФО. Такие займы условно можно назвать «до зарплаты». Речь идет об очень маленьких и сверхкоротких займах — до 15 тыс. руб. и 15 дней. Они получаются очень дорогими в пересчете на ежегодную процентную ставку, поскольку их берут не на год, а на несколько дней, и все затраты на обслуживание должны быть покрыты за плановый период использование такого займа. С точки зрения международной классификации, Pay Day Loans-компании выделяются в отдельную группу и формально не являются МФО в соответствии с решением Международной ассоциации инвесторов. Но они могут регистрироваться в разных формах, и в России сегодня Pay Day Loans выдаются и банками, и кредитными кооперативами, и МФО. Наш подход на сегодня таков: поскольку спрос на подобные «займы до зарплаты» существует во всем мире, то для заемщика и государства безопаснее, если они предоставляются в регулируемом правовом поле (отвечая требованиям по раскрытию информации, финансовой устойчивости, защите прав заемщика). Это предотвращает их распространение на «черном» рынке. По существу, Pay Day Loans – это аналог кредитной карты, в том числе и по ценовым условиям, для тех, у кого такой карты по определенным причинам нет. Брать или не брать такие займы – личное дело каждого. Я бы не советовал их брать тем, кто не уверен, что сможет вернуть деньги в течение ближайшей пары недель. Однако, люди сильно различаются по степени финансовой грамотности, и в безвыходной ситуации человек действительно способен взять заем под любые проценты, не думая о последствиях. Но тут следует помнить о двух вещах. Во – первых, никакой кредитор не заинтересован в проблемном займе, так как это снижает его доход. И второе - в подобного рода случаях суды, скорее всего, процентную ставку снизят до уровня ставки рефинансирования ЦБ или близкой к ней. Поэтому разумнее установить в договоре базовую ставку действующей на протяжении 15 дней, а потом она становится равна ставке рефинансирования, потому что все затраты на выдачу подобных займов окупаются в первые 2 недели. Наконец, следует учитывать, что в совокупном объеме рынка (28 млрд. руб.) доля Pay Day Loans составляет не более 3%. Но 365% годовых сразу привлекают СМИ, что вызывает искаженные суждения о микрокредитовании в целом. Не стоит забывать, что основная социальная и экономическая задача микрофинансирования, которая нас интересует в первую очередь и ради которой собственно предпринимаются усилия по развитию этого рынка – содействие развитию частного предпринимательства, реализации инициативы граждан. Это очень важно для борьбы с безработицей, в целях содействия занятости молодежи, малообеспеченных слоев населения, развития «глубинки». И мы видим реальные результаты этой работы. Более 150 тысяч мелких предпринимателей получили в 2010 году микрозаймы на сумму около 17 млрд. рублей. В рамках Соглашения о сотрудничестве с Рострудом, за год его реализации институтами микрофинансирования было поддержано более 6000 только начинающих предпринимателей.

РЦБ: Микрофинансирование иногда предполагает выдачу средств лицам без постоянного источника доходов. Как при этом учитываются бизнес-риски?

М. М. В России более 50% граждан имеют доходы ниже среднего, из них 18% - ниже прожиточного минимума. Мы не можем только по этой причине отказать им в кредитовании. Люди, которые зарабатывают меньше денег, просто будут брать меньшие займы. Вопрос стоит в том, сможет ли этот человек создать на эти средства эффективный бизнес. Часто жители маленьких поселков начинают бизнес с нескольких десятков тысяч рублей. Например, на 15 тыс. руб. можно открыть маленькую торговую точку или мастерскую по ремонту обуви, которые будут давать гарантированный ежемесячный доход. Другое дело – если мы заранее понимаем, что на такую сумму сделать ничего нельзя, а 100 тыс. руб. мы дать не можем, потому что это загонит клиента в кабалу и создаст и для него, и для кредитора огромные риски. Это вопрос оценки каждого конкретно взятого клиента. Но не нужно всех людей, которые имеют низкие доходы, записывать в финансовые инвалиды.

РЦБ: Используются ли коллекторские агентства для работы с проблемной задолженностью?

М. М. Достаточно редко. Прежде всего рынок микрокредитования не интересен коллекторам ввиду малых объемов. Кроме того, благодаря постоянному контакту МФО с кредитором, такой потребности не возникает. МФО проще решить проблему самим через собственную службу безопасности, чем передавать ее коллекторам. Во время кризиса в 2009 г. всплеск задолженности доходил до 30%, создав прецедент передачи долгов коллекторам, но сейчас такая практика широко не востребована.

РЦБ: Являются ли микрозаймы идеальным вариантом для начала бизнеса, start-up?

М. М. Идеальных вариантов не бывает. На мой взгляд, на начальном этапе оптимально сочетание стартовых субсидий и дополнительного кредита. Открыть бизнес, имея стартовую поддержку от государства и собственный капитал, - намного проще, чем начать его только на кредите. Проблема наших начинающих предпринимателей в том, что у них часто нет собственных накоплений, а чисто кредитный старт – это всегда повышенный риск. Подписанное соглашение между нами и Рострудом, который выдает начинающим предпринимателям субсидии в 70 тыс. руб., а уже в дополнение к ним предлагается возвратный микрозайм — идеальное сочетание государственной поддержки и вклада частного сектора. В Москве немного другая ситуация: Департамент развития предпринимательства разработал программу комплексной поддержки начинающих предпринимателей, среди мер которой – и предоставление субсидий на конкурсной основе начинающим (до 500 тыс. руб.), и субсидирование стоимости микрокредитов, выдаваемых частными микрофинансовыми организациями (которые здесь тоже значительно выше, чем по России в среднем –600-800 тыс. руб.). Государство компенсирует часть затрат, которые несут МФО, в результате МФО имеют возможность удешевить конечный продукт. В силу этого коммерческие микрокредиты в Москве сегодня самые дешевые по стране.

РЦБ: Насколько высок риск превращения МФО в «пирамиду»? Что вообще в этом сегменте с мошенничеством?

М. М. Риск превращения в «пирамиду» после вступления в силу закона о микрофинансировании в январе этого года очень низкий, потому что МФО не вправе привлекать вклады. МФО может привлекать от физических лиц средства в сумме от 1,5 млн. руб. и выше, а это уже не массовый вкладчик, а скорее инвестор, который свои риски оценивает самостоятельно. Присутствует риск неэффективного управления, но он одинаков как для МФО, так и для любой другой финансовой компании. Кроме того, Российский микрофинансовый центр постоянно проводит обучение по различным аспектам микрофинансовой деятельности, способствуя повышению квалификации сотрудников микрофинансовых организаций и кредитных кооперативов. Что касается уровня мошенничества, то новым законом о микрофинансировании права заемщика защищены на качественно новом уровне. МФО обязаны предоставлять полную информацию об основных параметрах и условиях предоставления микрозаймов, раскрывать структуру ценообразования на услуги. Заемщик в любой момент может пожаловаться в Минфин или Роспотребнадзор на нарушение этих правил. Заемщикам во избежание неприятных ситуаций всегда следует удостовериться в наличии в МФО государственного Свидетельства о регистрации организации в качестве МФО и публичных правил предоставления микрозаймов. Если любого из этих документов нет, то скорее всего, вы имеете дело с незарегистрированной организацией, где защита ваших прав не гарантирована.

РЦБ: Каково ваше мнение о государственной политике в области финансирования малого и среднего бизнеса? Какие меры должны быть приняты для развития сектора?

М. М. Я могу охарактеризовать ее как эффективную. Государство в последние несколько лет приняло ряд важных законов: это и закон о микрофинансировании, и закон о кредитной кооперации, которые создали определенные правила и стандарты деятельности на этом рынке. До вступления в силу этих законов, действительно, рынок развивался стихийно и это не могло не порождать определенные издержки и злоупотребления, но теперь этот этап завершен, с июля этого года на рынке был введен государственный контроль и надзор, регулирование осуществляет Минфин, а надзор в скором времени перейдет к ФСФР. Наконец, есть государственная программа поддержки микрофинансирования, которую реализует Минэкономразвития РФ, а также действует специальная программа Внешэкономбанка и Российского банка развития (ныне – МСП-банк). В рамках госпрограммы МФО получают субсидии, которые помогают им развиваться и ускорять темпы охвата рынка. ВЭБ и РБР имеют практику льготного кредитования МФО по ставке ниже рыночной, ограничивая при этом размер маржи МФИ, что опять же позволяет снизить процентную ставку для конечного заемщика.

Что касается взгляда в будущее, нам очень важно, чтобы в ближайшее время все МФО перешли на цивилизованный режим работы и закон заработал в полную силу. Также нужны изменения в налогообложении, поскольку Налоговый Кодекс РФ не учитывает специфики МФО и кредитных кооперативов, в том числе не разрешает им формировать резервы на возможные потери по микрозаймам. Но рынок МФО не стоит на месте, поэтому со временем, вероятно, возникнут и новые задачи, требующие от государства и участников рынка новых согласованных мер. В отношении прогноза развития рынка мы надеемся, что к концу 2014 года количество субъектов малого предпринимательства, имеющих доступ к микрозаймам, составит около 250 – 300 тыс., а совокупный портфель микрозаймов кредитных кооперативов и МФО составит около 3 – 3,5 млрд. долларов США.


Содержание (развернуть содержание)
Основа финансового успеха венчурного инвестора — тщательный отбор
МФО находятся на стадии сильного экстенсивного роста
Кредитование МСБ: банковская политика
Привлечение капитала с Eastway Capital
Мини-IPO на ММВБ:новые возможности привлечения капитала для малого и среднего бизнеса
IPO на ММВБ для малого и среднего бизнеса: отзывы первых клиентов
Перспективы привлечения капитала компаниями второго-третьего эшелонов: возможности, условия, инструменты
IPO российских компаний в 2011 году
Аукционы переписывают мир современного искусства
Сочетания несочетаемого
Уроки кризиса. Порядок взаимодействия управляющих компаний и НПФов в чрезвычайных ситуациях
Есть ли будущее у рейтинговых агентств?
Взаимодействие с акционерами при подготовке к общим собраниям
Замена депозитария по-белорусски
Актуальные проблемы формирования «исламской» финансовой системы: на стыке философии и практики
Структурные долговые проблемы стран еврозоны и пути их решения
Про веру, стоимость и права собственности на российском рынке акций
Иск о признании недействительным трансферта ценных бумаг
Об одной стратегии торговли на рынке ценных бумаг

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100