Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Мухаметшин Тимур, Заместитель начальника отдела брокерского обслуживания ОАО «Банк «ЗЕНИТ», канд. юрид. наук

  • Все статьи автора

Мировая биржевая индустрия:современные тенденции и перспективы развития

Август 2011

В настоящее время мировая биржевая индустрия переживает всплеск активности. Начиная со второй половины 2010 г. происходит очередной этап укрупнения биржевого бизнеса. О своем слиянии в октябре 2010 г. объявили Австра­лийская и Сингапурская фондовые биржи. В стадии переговоров об объединении находятся американская NYSE Euronext и немецкая Deutsche Borse, альтернативные торговые площадки BATS и Chi-X. Несостоявшийся альянс лондонской LSE и канадской TMX Group, анонсированный сторонами в феврале 2011 г., породил новые рыночные ожидания, связанные теперь со слиянием LSE и NASDAQ OMX.

Несмотря на пристальное внимание, которое привлекают к себе биржи, они составляют небольшую часть мировой экономической системы. Согласно «биржевому индексу» FTSE Mondo Visione Exchanges Index, включающему в себя находящиеся в свободном обращении акции 20 бирж, рыночная капитализация мировой биржевой индустрии составляет около 127 млрд долл., или менее 1% от общей стоимости рынка акций США.

Информационный ажиотаж вокруг вышеуказанных сделок отчасти понятен. Хотя биржи и не являются крупными бизнес-единицами, их место — у самой оси экономики. Все о них знают и все ими интере­суются. Кроме того, их количество незначительно, и все они к настоящему времени стали «национальными чемпионами». Вхождение местных биржевых операторов в международные альянсы или их переход в собственность иностранных партнеров неслучайно создает высокую эмоциональную и политическую напряженность на национальном уровне.

Менее ясно другое: с чем связана текущая активность на рынке биржевых слияний и поглощений, какие последствия это будет иметь для биржевой индустрии и, что не менее важно, как это отразится на торговле ценными бумагами и производными финансовыми инструментами?

Биржевую индустрию как бизнес не следует сравнивать с розничной торговлей или промышленностью. Она имеет свою особую модель и историю развития конкуренции. Около 20 лет назад различные региональные и местные биржи начали консолидироваться на национальной основе, становясь в силу закона единственными площадками для торговли определенным видом активов. Существовавшая во многом некоммерческая форма собственности определяла биржи в качестве необходимого вспомогательного средства, а не прибыльной бизнес-единицы.

Сегодня на международном уровне биржи еще слабо распространены. Многие из них являются государственными организациями или партнерствами, основанными на членстве профессиональных участников рынка ценных бумаг, или создаются в какой-либо иной организационно-правовой форме. Деятельность большинства бирж, за исключением работающих на развитых рынках, ограничивается рамками своей страны и практически не встречает конкуренции со стороны подобных себе участников рынка. Их активность пропорциональна размерам национальных экономик.

Представление о биржевой деятельности существенно меняется в ведущих странах, которые являются мировыми финансовыми центрами и задают векторы развития глобальным финансам. В этой связи можно выделить несколько ключевых факторов, повлиявших на образ современной биржи.

Во-первых, постепенное и повсеместное акционирование бирж послужило стимулом к извлечению акционерами прибыли от биржевой деятельности и, соответственно, привело к увеличению комиссии. Вследствие такой трансформации биржи перестали быть каким-то особенным институтом. У участников рынка и регуляторов исчезло желание защищать их от конкуренции, что в течение нескольких лет способствовало появлению на рынке множества новых бирж и альтернативных торговых площадок.

Наиболее важными из числа последних стали «электронные информационные сети» (electronic communication networks) в США в 1997 г. и «многосторонние торговые системы» (multilateral trading facili­ties) в Европе в 2007 г. Данные торговые площадки с формально-юридической точки зрения не являются биржами, не допускают возможности листинга ценных бумаг, но предоставляют участникам рынка альтернативу — электронную торговлю акциями.

Во-вторых, будучи международными, финансовые рынки поразительно быстро переросли в глобальные. Идет процесс расширения границ конкуренции. Именно глобализация, а не разрушение старых монополий, подтолкнула конкуренцию к выходу за национальные рамки. Публичные компании и инвесторы все больше стремятся попасть на международные рынки капитала. Соответственно, традиционные биржи уже начинают конкурировать между собой за статус регионального центра по привлечению мобильного иностранного капитала.

В-третьих, развитие электронной торговли сделало возможным безудержное увеличение объемов проводимых операций. Сегодня любая биржа, которая не в состоянии обеспечить высокоскоростную торговлю большим количеством лотов и комфортный уровень комиссионных затрат, может быстро потерять ликвидность и привлекательность для участников торгов.

Именно за счет этого альтернативные торговые платформы за короткое время создали серьезную конкуренцию классическим биржам и уже захватили значительную долю рынка. Два наиболее заметных представителя — американская BATS и европейская Chi-X — задумывались участниками рынка, и прежде всего крупными брокерами, как средство разрушения монополий, сложившихся в области биржевой торговли. Данные системы по сравнению с традиционными биржами являются более технологичными и дешевыми бизнес-моделями, оказывающими качественные услуги при гораздо меньших затратах.

В настоящее время на долю BATS приходится около 10% от объема торгов акциями в США и Англии, около 6% — в континентальной Европе. Chi-X находится в шаге от статуса крупнейшей торговой площадки Европы по объему торгов, занимая более 15% континентального рынка и более 25% рынка Лондона. Суммарно на альтернативные торговые площадки уже приходится 25–30% мировой биржевой ликвидности.

Кроме вышеуказанных альтернативных торговых систем ведущие участники рынка при совершении крупных клиентских сделок образуют свои так называемые «темные пулы» (dark pools) и осуществляют внутреннее исполнение, не прибегая к услугам бирж. Подобными сервисами пользуются банки, хедж-фонды и другие институциональные инвесторы. Это позволяет избежать резких колебаний цен и выплаты комиссионных биржам, тем самым еще активнее вытесняя последних с рынка.

Текущая волна консолидации биржевой индустрии далеко не первая. Еще недавно, в 2007 г., NYSE объединилась с Euronext, NASDAQ приобрела группу скандинавских бирж OMX, LSE — итальянского биржевого оператора (Borsa Italiana), произошло слияние американских CME, CBOT, NYMEX. При этом экономический эффект от таких сделок получился сомнительным. Если рассматривать стоимость акций объединенных бирж, прошедших процедуру слияния в 2007 г., то по своей динамике они вели себя хуже глобального рынка акций. Так, индекс мировых бирж (Bloomberg’s index of global exc­han­ges) находится на 42% ниже максимумов 2007 г., тогда как глобальный рынок акций — всего на 20%. С тех пор уровень продаж и ­доходов крупнейших мировых бирж также стагнирует. Все это говорит о том, что биржевой бизнес переоценивать не стоит.

Финансовый анализ деятельности ведущих мировых биржевых групп (NYSE Euronext, LSE, Deutsche Borse) показы­вает, что в целом она не является чрезмерно прибыльной — наоборот, круп­нейшие участники борются за свое место. Положительную динамику доходов демонстрируют торговля производными финансовыми инструментами (фьючерсами, опционами) и сопутствующие информационные сервисы. На этом ­фоне доходы от торговли акциями стабильно падают уже несколько лет. Значительную часть расходов формируют внедряемые биржами технологичные платформы для алгоритмической и вы­сокочастотной торговли, что сегодня является решающим в сохранении доли рынка. Усугубляет ситуацию жесткая конкуренция со стороны альтернативных торговых систем.

Таким образом, если роста доходов от торговли акциями в ближайшие годы не предвидится и конкуренция в данном сегменте рынка усилится, то сделки по слиянию и поглощению (M&A) в биржевой индустрии могут рассматриваться в качестве единственного способа прироста стоимости бизнеса.

Подлинная синергия от объединения бирж возможна в том случае, если каждая из них в отдельности занимает свою нишу и специализируется в конкретной области финансовых отношений. Например, в сфере торговли акциями и производными финансовыми инструментами соответственно, что характерно для сделки NYSE Euronext и Deutsche Borse. Так, по заявлениям сторон, главной выгодой от слияния станет ежегодная экономия до 400 млн долл. от рационализации информационных технологий, клиринга, рыночных операций и административных функций.

Это также может значительно повысить эффективность работы пользователей-клиентов, сократить их денежные и временные затраты, а также способствовать росту капитализации объединенной биржи.

Последствия объединения сказываются на расстановке сил на рынке — это может значительно упрочить рыночные позиции новой структуры, вплоть до монопольного положения.

По данным Reuters, при слиянии BATS и Chi-X новая площадка «оттянет» почти 23% европейского рынка, тогда как у Deutsche Borse—NYSE будет 29,7%, а у LSE — 23,4%.

С точки зрения капитализации объединенный бизнес Deutsche Borse-NYSE Euronext будет стоить 24 млрд долл. и выведет биржевую группу на второе место в мире после Гонконгской фондовой биржи. На этом фоне оценка LSE и NASDAQ OMX составляет 3 млрд долл. и 5,3 млрд долл. соответственно.

Текущий всплеск активности в мировой биржевой индустрии породил тезис об окончании периода существования множества независимых бирж. Очевидно, в случае его подтверждения следует ожидать ожесточенной и длительной борьбы по слиянию и захвату биржевого бизнеса до тех пор, пока на рынке не сложится жизнеспособная и устойчивая структура, которая навсегда обеспечит стабильно растущими прибылями победителей этой гонки. Однако для реализации такого сценария потребуется время.

Коррективы в процессы консолидации биржевой отрасли способно внести возрастающее влияние развивающихся рынков. Китай, в частности, располагает четырьмя крупными биржами по торговле производными финансовыми инструментами и двумя фондовыми биржами, не включая Гонконг. Индия имеет две ведущие фондовые биржи, две — по торговле производными финансовыми инструментами и несколько товарных бирж. Сегодня едва ли кто-то сможет предсказать факт их вхождения в иностранные биржевые группы.

Сильные рыночные позиции со стороны альтернативных торговых систем, собственниками которых являются непосредственно участники торгов, также существенно замедлят дальнейшие процессы объединения в отрасли. В то же время планы по слиянию BATS и Chi-X и их нахождение в шаге от коммерциализации объединенного бизнеса (т. е. последующее акционирование и генерация прибыли от биржевой деятельности) позволяют говорить о бесконечности поиска единственно возможного пути развития в мировой биржевой индустрии.

В этой связи наиболее вероятной представляется перспектива вечного отсутствия равновесия в отрасли. Бурное увеличение объемов торгов на американском и европейском рынках акций в последние годы свидетельствует о том, насколько быстро может меняться ситуация при наличии настоящей конкуренции.

Одновременно с этим опыт развития рынков акций подсказывает, что конкуренция в скором времени придет и на рынок производных финансовых инструментов. Стабильный характер доходов, а также отсутствие пока единых регулятивных требований к операциям с фьючерсами и опционами задает здесь новый вектор, который участники рынка считают наиболее привлекательным и перспективным. Движение данного вектора также вызовет разрушение монополий, размывание рыночных долей и существенное сокращение доходов биржевыми операторами.

Таким образом, логика глобализации, электронной торговли, коммерциализации бирж состоит в том, чтобы создать рынок с относительно низкими барьерами для входа, где биржевые группы будут конкурировать на международном уровне, одновременно защищая собственные интересы на своих локальных рынках. Даже если биржевой рынок и утвердится в конечной модели своего развития, то последние события доказывают, что структура биржевой индустрии будет конкурентоспособной — с несколькими глобальными универсальными торговыми площадками, упорно соперничающими на всех направлениях биржевой деятельности.

Что касается российского финансового рынка, то хотя он и не в авангарде вышеуказанных процессов, но происходящие сейчас изменения в мировой биржевой индустрии в скором времени отразятся и на нем.

В России уже продвигается идея коммерциализации биржевого дела. С целью создания «национального чемпиона» происходит объединение биржевых площадок РТС и ММВБ. В дальнейшем ожидается проведение IPO новой биржевой структуры.

Однако российский рынок еще не созрел до масштабов, побуждающих к его фрагментации и появлению альтернативных торговых систем по примеру США и Европы. Спрос на высокотехнологичные информационные системы также растет медленно. Единственное обоснованное опасение у участников рынка связано с тем, что объединенная структура РТС—ММВБ может воспользоваться своим монопольным положением и сделать работу брокеров некомфортной и дорогой. На этом фоне сценарий создания в России альтернативных бирж может выглядеть вполне реалистичным.

Биржевая деятельность — это прежде всего отношения между участниками торгов. В России на 10 крупнейших профессиональных игроков рынка ценных бумаг приходится около 70% всего биржевого оборота. При неудовлетворительном сервисе и высоком уровне затрат данные отношения могут без особых сложностей переместиться из биржевого пространства в иное, альтернативное место. Другое дело, что отсутствие большого внутреннего платежеспособного спроса на фондовые активы, незначительная емкость рынка, слабая финансовая грамотность массового инвестора не позволяют говорить о формировании конкурентной среды в области биржевой деятельности в России в ближайшие годы.

Сдерживающим развитие внутренней конкуренции фактором является активная торговля депозитарными расписками на акции российских эмитентов на рынках Лондона (LSE) и Нью-Йорка (NYSE). Западные биржи уже давно стали для нас «альтернативными торговыми площадками», подменяя собой национальный фондовый рынок и отвлекая значительную часть инвестируемых в Россию ресурсов.

Что касается конкуренции, то в нынешних условиях целесообразно рассматривать межстрановой региональный уровень. Именно здесь возможна борьба за овладение значительной долей финансового рынка, в которой у России есть шанс реализовать имеющиеся преимущества. В этой связи идея создания в Москве финансового центра удачно вписывается в контуры исторически и экономически сложившегося пространства СНГ и стран Восточной Европы.

Для содействия развитию регионального финансового центра объединенной биржевой структуре понадобится серьезное технологическое переоснащение, внедрение передовых стандартов, современных сервисов и услуг. При этом не­обязательно их наличие должно сопровождаться вхождением в акционерный капитал иностранных инвесторов в лице крупных биржевых групп. Идея подобного партнерства, по моему мнению, требует максимально продуманного и взвешенного подхода.

Как коммерциализированные бизнес-единицы иностранные биржи ­будут стремиться к предельно возможному вхождению в капитал объединенной российской биржи. Небольшое участие в 10—20% неизбежно будет рассматриваться ими в качестве промежуточного этапа для последующего приобретения большей доли или поглощения, несмотря на имеющиеся в законодательстве ограничения.

Многие участники рынка действительно считают, что в целом процедура слияния — это позитивное событие , и биржевая индустрия здесь не является исключением. Однако «больше не всегда означает лучше». Пример тому — разросшиеся путем слияния и поглощения американские банки, оказавшиеся в период кризиса 2008 г. неповоротливыми и трудно­управляемыми организациями.

Со стратегической точки зрения не каждый союз способен дать желаемый результат. Необходим тщательный подбор потенциального партнера. Вопрос, будет ли «целое лучше, чем сумма его частей», в данном случае не праздный.

Говоря о конкурентных преимуществах слияния, следует также учитывать, что на их реализацию уходят годы. Даже удачно совершенная сделка по объединению не даст мгновенного эффекта.

Тезис о снижении расходов за счет объединения операций, особенно часто упоминаемый в случаях со сделками между крупными западными биржами, может носить временный характер. Для длительного поддержания результата от консолидации нужно внедрять передовые и востребованные рынком продукты и услуги.

Общеизвестно, что консолидация как способ повышения эффективности бизнеса способствует устранению дублирующих функций и оптимизации всех внутренних процессов. Для российского биржевого оператора это может означать:

  • сокращение персонала;
  • вывод всей национальной биржевой (расчетной, клиринговой, депозитарной) инфраструктуры за границу и ее концентрация в одном месте (едва ли новый акционер станет «двоить» инфраструктуру, следовательно, новых технологий можно и не увидеть);
  • потеря «национального чемпиона» и его превращение в составную часть объединенной биржи;
  • утрата контроля над финансовыми потоками;
  • неспособность адекватно регулировать отношения, возникающие между участниками торгов и новой биржей.

В этой связи более предпочтительным для российской биржи вариантом могут стать партнерские соглашения с иностранными биржами и сотрудни­чество по изучению и внедрению современных практик, технологий и ноу-хау. В конечном счете в целях максимального приближения к мировым стандартам биржевой деятельности возможно приобретение соответствующих технологических платформ на рынке. Это позволит сохранить независимость «национального чемпиона», обес­печить его самодостаточность и конкурентоспособность на региональном уровне.

Список литературы

1. Exchanges ride the megatrend towards competition // Futures & Options World. 2011. March.

2. Трифонов А. Альтернатива для брокеров // Ведомости. 2011. 12 апреля.

3. Has the global exchange industry lost its marbles again? // The Economist. 2011. February 10.

4. Michael J. De La Merced. Exchange Mergers Raise Question of Who’s Next // The New York Times. 2011. February 10.


Содержание (развернуть содержание)
Правительство считает, что стратегия – это красиво, но не срочно
Сохранение за Лондоном статуса ведущего мирового финансового центра — основная цель LSE
Польша как тихая гавань для инвесторов
О некоторых аспектах регулирования турецкого фондового рынка
России есть чему поучиться у Гонконга
Мировая биржевая индустрия:современные тенденции и перспективы развития
НПФы должны научиться работать в экстремальных условиях
Кризис помог УК и НПФам понять друг друга
Венчурные инвестиции в нанотехнологии: от высоких рисков — к высокой эффективности
Инвестирование в Китай: новые возможности от «Открытия»
О современных тенденциях развития клиринга Часть 2. Консолидация и интенсификация
Если бы я был адептом Центрального депозитария
Итоги первого полугодия и прогнозные ожидания по макроэкономике на второе полугодие 2011 года
Долговые проблемы Греции: где и когда будет продолжение?
Монетарный штиль на российском финансовом рынке
Максимальная волатильность как тренд
Перспективы публичных заимствований в основных валютах и валютах развивающихся стран
«Русснефть—Система—Башнефть»: инвестиционные возможности для миноритарного участия в создаваемой цепочке акционерной стоимости
Индекс сектора электроэнергетики «МЕТРОПОЛЬ» — новый индикаторрынка облигаций
Другие берега
У коллекционной фотографии на арт-рынке колоссальный потенциал
Искусству без инвестиций выжить сложно
Рынок без плохой погоды
Инсайд и инсайдеры. Основы регулирования в России и США
Кэш-пулинг как эффективный механизм управления ликвидностью компаний
Расчет вероятности дефолта облигационного займа
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций
Опыт управления муниципальным долгом города Томска: итоги 2010-го и стратегические направления на 2011 год
Волгоград: долгосрочная сбалансированность как приоритет развития
Рынок муниципальных и субфедеральных заимствований

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100