Casual
РЦБ.RU

Польша как тихая гавань для инвесторов

Август 2011

Интервью с президентом Варшавской фондовой биржи Людвиком Соболевски

В последнее время российские инвесторы все чаще акцентируют свое внимание на биржах, которые до кризиса считались «экзотическими». Одной из самых ярких звезд среди них является Warsaw Stock Exchange, которая не только выстояла в сложной экономической ситуации, но и вышла из горнила кризиса сильной и весьма привлекательной для эмитентов из самых разных стран. О польском экономическом чуде — Варшавской фондовой бирже — в своем интервью рассказывает ее президент Людвик Соболевски.

РЦБ: Последние два с половиной года были очень тяжелыми для мировой экономики. Как кризис затронул рынки Восточной Европы, стал ли он серьезным испытанием для Варшавской фондовой биржи? Какие макроэкономические тенденции Вы наблюдаете сегодня?

Л. С. Кризис очень сильно затронул Польшу в целом и Варшавскую фондовую биржу в частности. Из-за глобального падения цен пострадал весь рынок ценных бумаг. Ситуация с Варшавской биржей парадоксальна: постепенно после наступления кризиса, в промежутке между 2008 и 2009 гг., мы стали крупнейшей площадкой в Центральной и Восточной Европе. Частично этот успех был обусловлен тем, что, несмотря на кризисные явления, мы продолжали свою стратегию. Мы оказывали весь спектр услуг по сведению посредников на рынке. В тот переломный момент было принято стратегическое решение активно развивать ­рынок и привлекать эмитентов как в Польше, так и за ее пределами. Это было непросто, но с течением времени наши труды были вознаграждены. Многие биржи в нашем регионе даже до кризиса не брали на себя риск вести ту же деятельность, что и мы. Даже те немногие биржи, которые пытались выполнять подобные функции в своем регионе, например Венская, прекратили свою деятельность с началом кризиса. Мы адаптировались и применили новую стратегию. Сегодня мы можем с уверенностью говорить о том, что предпринятые тогда усилия послужили развитию биржи. В мае общий оборот Варшавской биржи на 30% превышал оборот Венской, Будапештской и Пражской бирж и на 25% — оборот всех бирж в регионе, включая Болгарскую. Наш рынок капитала приближается к рынкам Западнoй Европы. Разумеется, мы озабочены всеми проблемами еврозоны. Мы не можем позволить себе рисовать будущее исключительно в светлых тонах. При этом нельзя не отметить позитивные последствия кризиса для Варшавской биржи. Когда наступил кризис, инвесторы относились к нам почти так же, как к Венгрии и другим проблемным странам. Теперь у меня складывается впечатление, что у нас есть собственная идентичность, нам стали больше доверять. Это то, что произошло из-за кризиса, и мы намерены и дальше двигаться в этом направлении. Если в мировой экономике вновь случится что-то плохое, наш имидж будет работать на нас. Польша как тихая гавань для инвесторов. Вот мое видение нашего будущего.

РЦБ: Что, на Ваш взгляд, стало решающим фактором в стремительном развитии Варшавской биржи — запуск приватизации непосредственно через биржевую площадку или удачное проведение пенсионной реформы, благодаря которой длинные деньги населения были инвестированы в экономику? Есть ли другие причины?

Л. С. Думаю, будет неправильным выделять один или два ключевых фактора. Я полностью убежден в том, что рынок ценных бумаг и финансовый рынок — очень сложные организмы. В нашем случае было множество факторов, причин, компонентов. И пенсионная реформа, и приватизация — все это очень и очень важно. Крупнейшие компании вышли на рынок благодаря этим процессам. Кроме того, огромное значение имеет инфраструктура. Было разработано множество новых концепций, которые позволили улучшить систему торговли в целом. Например, была усовершенствована процедура клиринга. Значительный вклад в развитие биржи внесла также практика активного привлечения эмитентов, которым настойчиво разъясняли, что помимо банков существует еще и рынок капитала, который они могут эффективно использовать. Наконец, важным слагаемым была модернизация системы государственного регулирования фондового рынка. Мне сложно судить, в каком процентном соотношении эти факторы привели нас к успеху. Очень важно, как вы позиционируете самих себя. Если вы нацелены быть элементом только внутреннего рынка, у вас есть риск так и остаться на нем. Но вы можете также заявлять о международных амбициях, адаптироваться к новым условиям. Например, у вас могут быть цели, которые активно продвигает ваш президент, когда говорит о том, что Россия должна стать международным финансовым центром. А мы, с другой стороны, приглашаем иностранные инвестиционные компании, потому что считаем это очень важным фактором развития биржи. Так, в настоящий момент членами Варшавской биржи являются брокеры в том числе из России и Украины.

РЦБ: Польша и Варшавская биржа много сделали для развития рынка ценных бумаг. К вам обращаются не только польские, но и украинские, казахстанские эмитенты. Успех Варшавской биржи, несомненно, впечатляет. Но почему же до сих пор ваши политические лидеры не делали заявлений о том, что Варшава намерена стать мировым финансовым центром? Причина в том, что вы не столь претенциозны или вы предпочитаете идти к своей цели без громкой политической риторики?

Л. С. Мы не настолько амбициозны, чтобы создавать мировой центр. Мы в большей степени сосредоточены на своем регионе. Однако этот регион может быть весьма обширным и включать в себя не только страны, которые находятся в непосредственной близости от Польши, такие как Чешская Республика или Словакия, Литва или Украина, но и другие государства, необязательно принадлежащие даже к Центральной и Восточной Европе. Например, мы взаимодействуем с компаниями из Германии или Австрии, которые размещаются на LSE. Мы движемся в направлении рынка, который может быть очень привлекательным для наибольшего количества компаний вне зависимости от их географии. Вполне возможно, что развитие Варшавской биржи идет горизонтально: наши эмитенты могут быть разбросаны повсюду, но при этом мы имеем свою нишу, которая весьма значительна.

РЦБ: Какая у Варшавской биржи структура собственности в настоящий момент?

Л. С. Мы размещены на собственной бирже: 35% — это доля государства в капитале и немного более, если говорить о правах. Оставшиеся 65% — акции, находящиеся в свободном обращении. Ни один из акционеров не владеет пакетом акций, превышающим 5%. Частично биржа принадлежит польским фондам, но преимущественный интерес к нам сохраняется у глобальных инвесторов. Сложно оценить, но около 10–20% может принадлежать польскому ритэйлу.

РЦБ: Поступали ли вам предложения об объединении с другими биржевыми площадками? Намерены ли вы сами поглощать другие биржи?

Л. С. Мы стараемся не вступать в подобные отношения и союзы. У нас есть соглашение с Нью-Йоркской фондовой биржей относительно технологий и сотрудничества, но мы не заинтересованы в приобретении или поглощении других бирж. Наша концепция заключается в том, чтобы быть как можно ближе к конечным пользователям рынка капитала и брокерам. Из этого логически следует, что мы не должны распылять свои усилия путем инвестирования в другие биржи. Больше всего мы озабочены нашим собственным присутствием на рынке, эта стратегическая цель определяет задачи взаимодействия с инвесторами и эмитентами.

РЦБ: Как Вы думаете, ваши ближайшие конкуренты — немецкая и австрийская биржи — имеют планы поглощения Варшавской биржи?

Л. С. Может быть, у конкурентов и есть такие намерения, но нам на сегодняшний день о них ничего не известно.

РЦБ: В РФ происходит объединение двух крупнейших бирж — РТС и ММВБ. Как Вы считаете, этот процесс скорее позитивный или негативный для рынка ценных бумаг?

Л. С. Я думаю, это разумный шаг. Они дополняют друг друга. Не могу представить себе ситуацию, когда бы я говорил, что две биржи в Варшаве лучше, чем одна. В миниатюре и у нас был подобный случай. В Варшаве существовала компания, задача которой состояла в организации торговли ценными бумагами небольших компаний. Параллельная работа Варшавской биржи и этой организации могла привести к фрагментации рынка ценных бумаг, поскольку мы также имели подобные цели. Два-три года назад мы наконец поглотили эту компанию. Слияния не было, но сейчас это, по сути, наш 100%-ный филиал. Это как раз та ситуация, когда мы взаимно дополняем друг друга. Так что объединение российских бирж — это хороший шаг, логическое развитие событий. Это должно усилить инфраструктуру и рынок, повысить его инвестиционную привлекательность.

РЦБ: Объединенная российская биржа для вас больше конкурент или партнер?

Л. С. У Варшавы и Москвы много общего. В этой части мира сложился треугольник: Варшава — Москва — Стамбул. Это три ведущих финансовых центра в регионе с очень высоким потенциалом. Общая черта заключается в том, что каждая из этих трех географических точек таит в себе огромные возможности. К сожалению, пока это только риторика, и мы не сотрудничаем в должной мере. Но я бы не сказал, что сейчас между нами и российскими биржами есть нечто большее, чем просто потенциал для сотрудничества.

РЦБ: То есть поле для конкуренции сохраняется?

Л. С. Да, и сегодня мы скорее конкурируем, чем взаимодействуем.

РЦБ: Какие основные проблемы, на Ваш взгляд, препятствуют созданию в Москве МФЦ?

Л. С. Для вас вряд ли будет новостью то, что я скажу. Для России главным камнем преткновения всегда были вопросы регулирования. Даже страх перед изменением регулирования, которое непременно произойдет, уже серьезное препятствие. При идеальном регулировании государство одинаково относится к резидентам и нерезидентам. Я не имею в виду, что отечественные и зарубежные компании должны быть абсолютно равны в правах, но регулирование в этом вопросе должно быть максимально либеральным. Регулирование должно привлекать эмитентов и быть очень дружественным. Еще одним серьезным негативным фактором является бюрократия. Все это очень легко обсуждать на уровне слоганов: мы хотим иметь финансовый центр для создания зоны свободной торговли, где все компании имеют равные права. Но начинается совсем другая история, когда приходится признать необходимость разрушения всех барьеров, мешающих воплощению этой мечты. Это неизбежно будет противоречить внутренним интересам, потому что в краткосрочной перспективе, когда вы привлекаете глобальных посредников, местные компании могут что-то потерять. В долгосрочной перспективе в выигрыше останутся все, но в краткосрочной существуют значительные риски как для отечественных компаний, так и для государства, которое ослабит часть своего влияния. Это, на мой взгляд, то место, где могут возникнуть проблемы. Я не говорю, что Польша в этом смысле как-то отличается от России — у нас тоже есть весьма затянувшиеся проблемы с регулированием, и мы понимаем, что его нужно улучшать, одно только обсуждение этих наболевших вопросов отнимает множество времени. И здесь очень важна политическая поддержка. Наши лидеры не делают громких заявлений о создании глобального финансового центра в Польше, зато у нас есть ощутимая помощь со стороны государства и министерства, которое отвечает за приватизацию, что усиливает Варшавскую фондовую биржу как ликвидный рынок.

РЦБ: В этом плане вам можно только позавидовать. Мы планируем создать МФЦ, но при этом грядущую приватизацию намерены проводить через Лондонскую биржу.

Л. С. Это может быть естественно для такой большой страны на раннем этапе ее финансового развития. Вам еще только предстоит соотнести друг с другом многие вопросы государственной политики в сфере регулирования рынка ценных бумаг.

РЦБ: Многих российских инвесторов ­сегодня пугает слияние РТС и ММВБ, поскольку конкуренция между ними ­вынуждала обе площадки постоянно ­совершенствоваться и не спать. Развиваясь, они двигали за собой весь рынок. Мы опасаемся, что их слияние приведет к образованию «министерства». Может быть, это странно звучит из уст россиян, но мы очень рады тому, что рядом есть вы.

Л. С. Не волнуйтесь, мы не дадим вам уснуть.


Содержание (развернуть содержание)
Правительство считает, что стратегия – это красиво, но не срочно
Сохранение за Лондоном статуса ведущего мирового финансового центра — основная цель LSE
Польша как тихая гавань для инвесторов
О некоторых аспектах регулирования турецкого фондового рынка
России есть чему поучиться у Гонконга
Мировая биржевая индустрия:современные тенденции и перспективы развития
НПФы должны научиться работать в экстремальных условиях
Кризис помог УК и НПФам понять друг друга
Венчурные инвестиции в нанотехнологии: от высоких рисков — к высокой эффективности
Инвестирование в Китай: новые возможности от «Открытия»
О современных тенденциях развития клиринга Часть 2. Консолидация и интенсификация
Если бы я был адептом Центрального депозитария
Итоги первого полугодия и прогнозные ожидания по макроэкономике на второе полугодие 2011 года
Долговые проблемы Греции: где и когда будет продолжение?
Монетарный штиль на российском финансовом рынке
Максимальная волатильность как тренд
Перспективы публичных заимствований в основных валютах и валютах развивающихся стран
«Русснефть—Система—Башнефть»: инвестиционные возможности для миноритарного участия в создаваемой цепочке акционерной стоимости
Индекс сектора электроэнергетики «МЕТРОПОЛЬ» — новый индикаторрынка облигаций
Другие берега
У коллекционной фотографии на арт-рынке колоссальный потенциал
Искусству без инвестиций выжить сложно
Рынок без плохой погоды
Инсайд и инсайдеры. Основы регулирования в России и США
Кэш-пулинг как эффективный механизм управления ликвидностью компаний
Расчет вероятности дефолта облигационного займа
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций
Опыт управления муниципальным долгом города Томска: итоги 2010-го и стратегические направления на 2011 год
Волгоград: долгосрочная сбалансированность как приоритет развития
Рынок муниципальных и субфедеральных заимствований

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100