Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Васильев Сергей, Член правления, заместитель председателя Внешэкономбанка

  • Все статьи автора

Правительство считает, что стратегия – это красиво, но не срочно

Август 2011

Интервью с членом правления,заместителем председателя Внешэкономбанка Сергеем Васильевым

Идея создания центрального депозитария в России сдвинулась с мертвой точки, уверен Сергей Васильев, член правления и заместитель председателя Внешэкономбанка. В своем интервью он делится с читателями журнала «Рынок ценных бумаг» первыми результатами работы профильной группы по созданию ЦД, размышляет о фундаментальных противоречиях планов по построению МФЦ в России и комментирует финансовый кризис в Греции и США.

РЦБ: Идея строительства МФЦ, вокруг которого не стихают разговоры, превращается в некий миф. Такое ощущение, что эта карта просто разыгрывается в политических целях. Работает экспертная группа, даже несколько групп, но результатов пока не заметно.

С.В. Результаты деятельности нашей рабочей группы пока незначительны, потому что мы находимся в стадии разработки. Только после окончательного принятия и утверждения программы можно будет делать выводы. Направление моей работы в группе — финансовая инфраструктура и регулирование рынков. Сейчас перед нами стоят три главные задачи: во-первых, центральный депозитарий и все, что с ним связано; во-вторых, упрощение доступа зарубежных инвесторов к российскому рынку, разрушение барьеров между отечественными и зарубежными площадками, в частности отмена ограничений на АДР; в-третьих, развитие долгосрочных инструментов для инвестирования, прежде всего паевых фондов. Это должны быть massfriendly-инструменты. В настоящий момент мы сосредоточены на реализации проекта центрального депозитария, потому что это тема давняя и болезненная. В рабочей группе согласован закон «О центральном депозитарии», и появилась надежда, что благодаря политической воле, которая проявляется в этом вопросе, он будет принят в ближайшей перспективе.

РЦБ: Центральный депозитарий будет монополией?

С.В. В законе ничего не говорится о монополии. На самом деле ЦД будет центральным и единственным, поскольку в результате слияния бирж также объединяются НРД и ДКК. При этом основная идея создания ЦД — унификация работы с ценными бумагами: содержание записей у регистратора и депозитария должно совпадать. Но, на мой взгляд, создание ЦД — лишь одна из многих мер, которую нельзя рассматривать в отрыве от других предполагаемых шагов по построению МФЦ. Сейчас предпринимается так много новых действий, что со временем их количество должно перейти в качество. Мне кажется, мы идем именно к этому. Однако это вовсе не означает, что большинство инициатив будет принято. К примеру, предложения группы по корпоративному законодательству упираются в яростное сопротивление цивилистов (юристов, специализирующихся на гражданском праве). Их бережное отношение к ГК РФ вызывает уважение, однако у нас принципиально разные подходы: мы, экономисты, замечаем неудобства ГК РФ и хотим их ситуативно поправить, а цивилисты воспринимают ГК РФ как единое целое и сопротивляются любым новациям. Этот конфликт — объективный, и по этой причине новшества могут обсуждаться довольно долго.

РЦБ: Политика регуляторов кажется непоследовательной: ФСФР высказывается за аккумуляцию размещений внутри страны, а МЭР против этого. Почему на фоне деклараций о необходимости построения отечественного МФЦ планируется приватизация с использованием зарубежных бирж? Таким образом мы поддерживаем международную конкуренцию?

С.В. У нашей рабочей группы это тоже вызывает настороженность. Но объяснить это просто: правительство перегружено тактическими задачами, а вопросы стратегии постоянно отодвигаются на второй план. Правительство считает, что стратегия — это красиво, но не срочно. Что касается АДР (например, Сбербанка), то общеизвестно: размещение на западных площадках выгоднее. Мне кажется, что регуляторы вовремя не подумали о необходимости согласования задач приватизации с идеями развития МФЦ. Без сомнения, западные биржи будут задействованы в программе приватизации. Я не знаю, что должно случиться, чтобы в текущей ситуации эти компании разместились только на российских биржах.

РЦБ: Американцы запретили сделку между NYSE и NASDAQ и ничего не имеют против сделки между NYSE и DeutscheBorse. Причина в том, что их юрисдикция не распространяется на DB? Или их все же больше волнует внутренняя конкуренция, а международная не так важна? Ведь это решение с точностью до наоборот по сравнению с позицией инициаторов сделки ММВБ—РТС, утверждающих о необходимости покончить с внутренней конкуренцией двух российских бирж и сосредоточиться на международной.

С.В. В пользу подобного решения американских властей есть один очень серьезный аргумент: в США много бирж плюс огромный рынок. Российский рынок очень мал и может не вытянуть две биржи. Объ­единение РТС и ММВБ явилось решением прежде всего их акционеров, и я сомневаюсь в том, что ФАС может его оспорить. При этом я не горячий сторонник слияния бирж и считаю, что формировать инфраструктуру международного финансового центра Россия вполне могла бы и с помощью двух бирж.

РЦБ: Президент Медведев заявил о конце эпохи госкапитализма, одновременно с этим Сбербанк покупает «Тройку Диалог». Теперь все мандаты будут делить два российских государственных игрока и иностранцы. Это нормально?

С.В. То, что «Тройка» отходит к крупной госструктуре, — крайне негативное развитие событий для конкурентного поля российского фондового рынка, ничего хорошего в этом нет. С другой стороны, сложно упрекать владельцев бизнеса в желании выйти из него, особенно если это происходит из-за ряда допущенных компанией ошибок.

РЦБ: Несколько слов о сделке по Банку Москвы.

С.В. Эпизод с Банком Москвы вызывает недоумение. Согласно логике приватизации Банк Москвы должен был бы выставляться на открытый аукцион. Однако мы получили закрытую сделку, последствия которой пока весьма туманны. К тому же выясняется, что государство должно оплатить какие-то долги Банка Москвы. Этот показательный пример. У нас исчезают сильные частные банки, которые чувствуют себя очень неуверенно рядом с государственными институтами, получающими бюджетные средства на всевозможные проекты. В текущих условиях достойно конкурировать с госбанками российские частные банки не могут, как и с дочками западных банков, потому что их капитализации несопоставимы.

РЦБ: В регионах почти не осталось проф­участников фондового рынка. ­Филиалы Сбербанка или ВТБ еще не скоро смогут работать с населением по каким-нибудь другим инструментам, кроме как выдачи кредитов и приема депозитов. Получается, что МФЦ — это только Москва?

С.В. На наш взгляд, основной инструмент увеличения денег на рынке — это ПИФы. Сейчас мы как раз работаем над тем, чтобы ПИФы пришли в регионы. Это совершенно очевидное направление: ПИФы — инструмент достаточно простой, хорошо регулируется и обеспечивает более высокую доходность, чем банковские вклады. Проблема в том, как донести эту идею до широких масс, скептически настроенных к любым новшествам? Мощным инструментом продвижения ПИФов в регионах мог бы стать Почта-банк. Сбербанк слишком консервативен, таковым он и должен быть, потому что имеет определенные обязательства перед государством. Это огромный банк, и ему уже сложно развиваться и создавать гибкие системы. В этом отношении Почта-банк имел бы очевидные преимущества, например, он мог бы эффективно работать над созданием новых инструментов. Сейчас уже есть план работы по вопросу коллективных инвестиций, создана рабочая группа. Но, признаюсь, мы несколько ­отстаем от графика, потому что три месяца занимались исключительно Центральным депозитарием.

РЦБ: Согласована ли ваша позиция по ЦД с ПАРТАДом?

С.В. Никто из нас не удовлетворен полученным компромиссным решением полностью.

РЦБ: В силу своего опыта Вы хорошо понимаете логику принятия политических решений. Зачем год назад была введена повышенная ставка страховых отчислений, когда весь отечественный бизнес и эксперты изначально предостерегали об ошибке? Власть действительно понимает, что малый и средний бизнес — это основа экономики страны, или все это только слова?

С.В. Подобная ситуация была нормальной для советского общества, где власть и народ не коммуницировали в принципе, но для капиталистической России это нонсенс. Возможно, это происходит из-за разных приоритетов. Повышение суммарной нагрузки отчислений в страховые фонды — вынужденная мера, связанная с проблемой перехода к накопительной пенсионной системе. Ставки поднимались для того, чтобы профинансировать этот переход. У нас образовалась дыра в Пенсионном фонде, которую необходимо ликвидировать. А такая замечательная мера, как повышение во время кризиса коэффициента пенсионного замещения с 25 до 40%? Хорошо еще, что речь пока не идет о том, чтобы раскассировать накопительный компонент пенсий. Многие государства, например Польша и Аргентина, при возникновении финансовых трудностей залезают в пенсионные накопления. Сейчас нельзя с уверенностью говорить о том, что нас не ожидает этого в будущем. Правительство должно обладать большой жесткостью, чтобы противостоять желанию восполнить дефицит за счет пенсионных накоплений. Специалисты прогнозируют, что через два десятка лет российская пенсионная накопительная система станет крупнейшей в мире. Это тот пул инвестиций, который обеспечит рост российской экономике.

РЦБ: Что происходит с регулированием на нашем рынке? Казалось бы, только Минфин и ФСФР разобрались между собой, как тут же поступил сигнал из Цент­рального банка: Министерство финансов плохо справляется с нормотворчеством. Опять дележка полномочий?

С.В. С моей точки зрения, неформальное влияние в лице Центрального банка на фондовом рынке велико, в то время как формальное — весьма слабое. Возникает состояние фрустрации — и это явление не личностного порядка, а в первую очередь системное. Отсюда нежелание Центрального банка выходить из капитала биржи, хотя это очевидный конфликт интересов.

РЦБ: То есть на эти противоречия не стоит обращать внимание? Вектор регулирования изменен не будет?

С.В. Что касается вектора, то Центробанк в принципе нигде не может объединить какие-либо регулятивные полномочия, кроме как на денежном рынке. Минфин будет разрабатывать нормативные акты, а ФСФР — заниматься надзором. Кардинально в этом плане ничего не изменится.

РЦБ: Как Вы можете прокомментировать сегодняшнюю макроэкономическую ситуацию?

С.В. Очень тревожные ощущения. Ни Европа, ни США не могут придумать приемлемого выхода из кризиса. При этом в Штатах ситуация складывается немного лучше. Их проблемы и задачи понятны: нужно снижать расходы и объем государственного долга, потому что налоги никто повысить не даст. А вот европейцы загнали себя в тупик и не хотят этого признавать. Логических выходов из него два: либо пытаться удержать на плаву такие страны, как Греция, либо отпустить их в вольное плавание, объявить дефолт и вернуть национальную валюту. Греция в скором времени может создать прецедент выхода из еврозоны. Евросоюз слишком большой, чтобы иметь единую валюту. Единая монетарная зона, куда входят страны с разным уровнем развития, вынуждена вечно субсидировать слаборазвитые страны, которым невозможно навязать общую финансовую дисциплину. И чем больше денег им дают, тем их больше оседает в кабинетах европейских функционеров, принимающих подобные решения.


Содержание (развернуть содержание)
Правительство считает, что стратегия – это красиво, но не срочно
Сохранение за Лондоном статуса ведущего мирового финансового центра — основная цель LSE
Польша как тихая гавань для инвесторов
О некоторых аспектах регулирования турецкого фондового рынка
России есть чему поучиться у Гонконга
Мировая биржевая индустрия:современные тенденции и перспективы развития
НПФы должны научиться работать в экстремальных условиях
Кризис помог УК и НПФам понять друг друга
Венчурные инвестиции в нанотехнологии: от высоких рисков — к высокой эффективности
Инвестирование в Китай: новые возможности от «Открытия»
О современных тенденциях развития клиринга Часть 2. Консолидация и интенсификация
Если бы я был адептом Центрального депозитария
Итоги первого полугодия и прогнозные ожидания по макроэкономике на второе полугодие 2011 года
Долговые проблемы Греции: где и когда будет продолжение?
Монетарный штиль на российском финансовом рынке
Максимальная волатильность как тренд
Перспективы публичных заимствований в основных валютах и валютах развивающихся стран
«Русснефть—Система—Башнефть»: инвестиционные возможности для миноритарного участия в создаваемой цепочке акционерной стоимости
Индекс сектора электроэнергетики «МЕТРОПОЛЬ» — новый индикаторрынка облигаций
Другие берега
У коллекционной фотографии на арт-рынке колоссальный потенциал
Искусству без инвестиций выжить сложно
Рынок без плохой погоды
Инсайд и инсайдеры. Основы регулирования в России и США
Кэш-пулинг как эффективный механизм управления ликвидностью компаний
Расчет вероятности дефолта облигационного займа
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций
Опыт управления муниципальным долгом города Томска: итоги 2010-го и стратегические направления на 2011 год
Волгоград: долгосрочная сбалансированность как приоритет развития
Рынок муниципальных и субфедеральных заимствований

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100