Casual
РЦБ.RU

Сегодня все регионы перспективны

Май 2011

Интервью с управляющим директором ОАО «Банк «ОТКРЫТИЕ» Михаилом Автуховым

РЦБ: Ваш банк как организатор является одним из лидеров на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций (СМО). Сколько выпусков ценных бумаг различных эмитентов вы разместили на этом рынке в 2010 г.?

М. А. В прошлом году Банк «ОТКРЫТИЕ» выступил организатором размещений облигаций 7 эмитентов 5 субьектов РФ и 2 муниципалитетов: Удмуртской Республики, Рязанской, Нижегородской, Тверской и Ярославской областей, города Томска и столицы Республики Башкортостан — Уфы. Общий объем размещенных выпусков облигаций достиг 16 млрд 650 млн руб. Без учета Москвы это второе место на рынке организации выпусков СМО.

РЦБ: Какой заем запомнился больше других?

М. А. Все выпуски по-своему уникальны. Объем размещений составлял от 750 млн до 5 млрд руб. Первый выпуск состоялся в мае, последний — в самом конце года, накануне новогодних праздников. Я хорошо помню каждый выпуск, однако больше запомнилась Рязанская область — это был дебют, что происходит на рынке СМО не так часто, и своего рода тест на восприятие рынком нового заемщика. Удмуртская Республика, Нижегородская и Ярославская области — это давно известные заемщики, облигации которых из года в год востребованы инвесторами. По облигациям зарекомендовавших себя заемщиков спрос был весьма значительный, однако заметной разницы с выпуском Рязанской области не было, переподписка в несколько раз превысила размещаемый объем.

Уфа и Томск — это муниципалитеты, объем займа заметно меньше, не все инвесторы покупают их облигации, ведь небольшие выпуски — это ограниченная ликвидность. Однако у муниципальных облигаций выше доходность и премия при размещении. Мы поддерживаем эти выпуски на вторичном рынке — выступаем маркетмейкером. Выпуск города Томска на рынке муниципальных облигаций сейчас является бенчмарком, рыночным ориентиром. Облигации очень хорошо торгуются, всегда есть достаточно большие по объему котировки: более 1% от величины выпуска, узкие спрэды между спросом и предложением.

РЦБ: Сколько времени была открыта книга по Рязанской области? Все инвесторы, кто хотел, попали в нее?

М. А. Книга заявок была открыта три дня, все желающие попали в книгу, спрос составил около 8 млрд руб. при объеме размещения 2,1 млрд руб. Мы размещаем облигации согласно стандартам, давно апробированным и принятым на развитых западных рынках. Сначала идет период маркетинга, он может занимать от 4—5 до 10—14 дней. В это время мы знакомим инвесторов с новым выпуском, открываем лимиты на облигации, точечно или массово, в зависимости от выпуска и эмитента, рассылаем информационные материалы. Потом на один или несколько дней открывается книга заявок. Инвесторы в четко определенный период выставляют безотзывные заявки-оферты на приобретение облигаций по ставке внутри диапазона книги. У выпуска облигаций Рязанской области ставка первого купона находилась в пределах 8,8—9,2%, последующие купоны снижались на 0,25—0,75%. В итоге отсечение заявок в книге и размещение прошло по нижней границе, и 4-летние дебютные облигации были размещены с доходностью к погашению 8,71% годовых. Заявки многих инвесторов, стоявшие выше, были отсечены, однако этот «отложенный» спрос позже поддержал дальнейшее обращение облигаций, сформировав ликвидный вторичный рынок. На текущий момент оборот с облигациями Рязанской области на бирже ММВБ превысил 9 млрд руб.

Размещения облигаций Удмуртии и Нижегородской области также прошли с переподпиской в 3–4 раза. По Нижегородской области вопрос со ставкой купона прояснился в самый последний момент, активность в книге заявок значительно возросла в последние два часа перед закрытием книги, пришли новые инвесторы, многие снизили ставку купона в своих заявках. Окончательная ставка стала понятна только после закрытия книги, и итоговая отсечка была произведена также по минимальной границе диапазона книги.

При размещении облигаций Уфы переподписка была не самой большой, однако многие инвесторы открыли лимиты уже после Нового года, и облигации активно торгуются на вторичном рынке.

РЦБ: Какой способ размещения облигаций вы предпочитаете использовать?

М. А. Способ размещения прописывается в условиях эмиссии. Иногда мы начинаем работу с займом, имея уже зарегистрированные условия эмиссии. В этом случае все решает эмитент, нас ставят перед фактом. Но бывает иначе. Если условия эмиссии не зарегистрированы, то мы готовы помогать эмитенту в подготовке документов. В нашем штате есть сотрудники, досконально знающие эти аспекты, обладающие значительным опытом работы в Министерстве финансов РФ. Что касается формы размещения, то в настоящий момент мы рекомендуем бук-билдинг или конкурс по установлению ставки купона. Однако мы готовы отталкиваться от пожеланий и предпочтений клиента, ведь в итоге все определяет именно эмитент.

С помощью бук-билдинга размещались Удмуртия, Томск, Нижегородская и Рязанская области. При размещении облигаций Уфы, Тверской и Ярославской областей проводился конкурс по определению ставки первого купона.

Аукционом по определению цены в последние годы мы не пользуемся, сейчас это довольно редкое явление. На наш взгляд, данный способ слишком сильно завязан на конъюнктуру рынка и не всегда может гарантировать полное и успешное размещение займа в заранее оговоренную дату размещения. Да и инвесторы не любят аукционы, потому что заявки выставляются вслепую и высок риск не приобрести бумаги, зарезервировав деньги на их покупку. Для эмитента и организатора технически это также не совсем удобно. В ходе аукциона никто не управляет процессом, и судить о нем можно исключительно после его окончания, после того, как эмитент получает от биржи реестр заявок. Это процесс, имеющий весомый фактор неопределенности. Но при хорошей рыночной конъюнктуре им вполне можно пользоваться, так как она заметно нивелирует риски.

Бук-билдинг более удобен для понимания, прогнозирования и управления процессом размещения. Есть период маркетинга, период формирования книги. Для эмитента это понятный процесс размещения с гарантированным результатом.

РЦБ: Внебиржевым размещением не пользуетесь?

М. А. В последнее время это не слишком популярный формат. При этом способе возникает много вопросов, например по распределению объема выпуска среди инвесторов. Так сложилось, что после кризиса мы не пользуемся внебиржевым размещением.

РЦБ: Для каких эмитентов вы являетесь маркетмейкером?

М. А. В настоящий момент мы подписываем соответствующие договоры с ММВБ и планируем быть маркетмейкерами по всем выпускам, которые организуем. Несмотря на отсутствие официального статуса на бирже, мы выступаем полноценным маркетмейкером всех выпусков, и в любой момент инвесторы могут получить у нас котировки по облигациям, которые мы выпускали. В этом смысле договор маркетмейкера ничего принципиально не изменит, он дает нам только чуть более низкий комиссионный биржевой сбор и накладывает на нас формальные обязательства котировать облигации в ежедневном режиме. Хотя мы сами соблюдаем гораздо более жесткие требования к маркетмейкингу, даже без договора с биржей. Спрэд по нашим котировкам составляет 0,25—0,5%, объем котировки, как правило, больше 1% от суммы выпуска.

Эмитенты в этом процессе не участвуют, для них работа маркетмейкера является частью нашего пакета организатора выпуска. Практика последних двух лет такова, что эти дополнительные услуги для эмитента фактически бесплатны.

РЦБ: Для каких эмитентов вы выполняете такие функции? В чем заключается интерес банка при организации маркет-мейкерства?

М. А. Мы предоставляем этот функционал всем эмитентам СМО без исключения. Формирование вторичного рынка — это также и важный сервис для клиентов. Мы хотим, чтобы торгующие через нас инвесторы стремились покупать бумаги тех эмиссий, которые мы организуем, и для этого необходим ликвидный вторичный рынок. Мы считаем, что это показатель высокого уровня организатора. Мы добровольно выполняем функции маркет-мейкера и поддерживаем котировки, даже когда формально не обязаны это делать.

РЦБ: А что это дает эмитентам?

М. А. Эмитентам это дает большее количество инвесторов, больший объем открытых лимитов и, как следствие, более высокий спрос и более низкую ставку для следующего выпуска. Текущий выпуск всегда служит для эмитента рыночным ориентиром. Например, для получения кредита. Хотя в текущей ситуации для субъектов и муниципалитетов кредит — это короткие деньги, регионы редко используют кредитование на длительные сроки. Здесь требуются облигации.

РЦБ: Каков Ваш прогноз по периоду обращения субфедеральных облигаций? В текущем году состоялись только две новых эмиссии — Ярославской области на 3 года и Волгоградской области на 5 лет, хотя прошло успешное размещение 7-летних ОФЗ и уже запланировано их размещение на 10 лет.

М. А. В процессе обсуждения возможных условий размещения эмиссий на этот год мы давали регионам наш ориентир по периоду обращения: вплоть до 10 лет. Это отражает конъюнктуру рынка и те возможности, которые сейчас есть.

В любом случае длина облигаций — это вопрос ставки и цели для региона. Если региону нужно сформировать длинную по профилю долгосрочную структуру долга, то и мы, и рынок сегодня к этому готовы. Сейчас реально разместить бумаги на 7—10 лет, но в любом случае это вопрос ставки: насколько она интересна эмитенту. Без серьезной необходимости в долгосрочной структуре долга региону переплачивать за длину особого смысла нет.

РЦБ: За последние два кризисных года все регионы набрали много коротких займов и теперь заинтересованы в удлинении своего долга.

М. А. В целом регионы сегодня устраивает 5-летний горизонт. При этом, используя механизм амортизации, можно уменьшить дюрацию займа. Это уже определяется долговой нагрузкой бюджета на ближайшие 3 года. Важно правильно спрогнозировать этапы погашения долга.

В 2008—2009 гг. рынки были нестабильны, инвесторы боялись большой дюрации, поэтому мы предлагали нашим клиентам снижать ее через амортизацию и досрочное погашение за счет встроенных дополнительных механизмов в виде оферт и возможности досрочного выкупа.

Со второй половины 2009 г., по мере оживления рынка, структура облигационного выпуска стала меняться. Стандартом стал 5-летний выпуск с амортизацией, задающей дюрацию от 3 до 4 лет. Без амортизации были только выпуски Москвы и Санкт-Петербурга.

Не во всех регионах пока сложилась культура управления долгом, российскому рынку СМО, по большому счету, 10 лет. Поэтому широкого распространения среди эмитентов метод классического построения длинной кривой доходности пока не получил. Но и рынок субфедеральных облигаций, к сожалению, не такой емкий. Он сильно уступает емкости рынков федеральных и корпоративных облигаций.

РЦБ: Зачем вам нужны партнеры при организации размещения субфедеральных облигаций?

М. А. Это особенность работы на финансовых рынках. У нас долгосрочные сложившиеся отношения со многими клиентами и партнерами. В тех или иных проектах мы сотрудничаем, привлекаем друг друга. В итоге преследуется одна цель — успешно разместить облигации наших клиентов. Мы приглашаем соорганизаторов и андеррайтеров, выстраиваем эмиссионный синдикат. При размещениях облигаций дотационных регионов с пока еще слабой экономикой это дает хорошие результаты. Иногда инвесторы берут такие облигации только с дополнительной премией.

РЦБ: Они не верят в надежность субфедеральных облигаций?

М. А. Кризис показал инвесторам, что СМО — это государственный долг, и субъектам будет оказана поддержка со стороны государства. Облигационный долг регионов не претерпел дефолтов. Возникали некоторые затруднения у отдельных заемщиков, однако все проблемы были благополучно разрешены в отличие от корпоративного сегмента, где прошла волна дефолтов. В период кризиса чувствительность инвесторов к риску обострилась, в то же время их вера в надежность СМО окрепла. Минфин оказывает необходимую поддержку бюджетам всех уровней.

РЦБ: Вы готовы работать с эмитентами с низким уровнем рейтинга?

М. А. Конечно, проще размещать сильные регионы с хорошим рейтингом, спрос на них выше. Но время показало, что ситуация в регионах меняется, экономика, показатели бюджета и кредитоспособность растут. Например, облигации Калужской, Тверской и Нижегородской областей когда-то имели низкие рейтинги и высокую доходность, а сейчас их риск очень востребован инвесторами. В сегодняшней ситуации все регионы перспективны.

РЦБ: Есть ли у вас ограничения по объему эмиссии? При каком минимальном объеме выпуска вы бы не стали браться за организацию размещения?

М. А. Выпуски СМО — это не всегда ликвидные по объему выпуски. Например, СМО на 10 млрд рубл. — редкость. Крупных эмитентов относительно мало: кроме Москвы, это Красноярский край, Московская, Нижегородская, Самарская и Свердловская области. Размеры бюджетов регионов ограничивают объем выпусков.

Наша база клиентов позволяет организовать спрос и на малые выпуски. Например, в прошлом году мы размещали относительно небольшие выпуски города Томска на 800 млн руб. и Уфы на 750 млн руб. Они были хорошо восприняты инвесторами, бумаги выросли в цене, сегодня мы имеем по ним ликвидный рынок, неплохие ставки.

Минимум, при котором существенно сокращается база инвесторов, — это примерно 500 млн руб. Это может быть отчасти компенсировано доходностью, чтобы заинтересовать консервативных и институциональных инвесторов. Кроме того, в рамках своих лимитов мы можем предоставлять операции РЕПО по рефинансированию облигаций на вторичном рынке, что заметно расширяет базу инвесторов в невысоколиквидных выпусках.

При небольшом объеме выпуска возникает конкуренция с кредитами. В принципе можно найти спрос и на выпуск в 300 млн, но это объем, который заметно ослабляет интерес к выпуску. Сложившийся в настоящий момент среднерыночный размер займа СМО составляет от 2 до 5 млрд руб. Ко всему, что меньше по объему, интерес инвесторов снижается, но, в отличие от корпоративных, на рынке субфедеральных облигаций это менее заметно. Это все же другая база инвесторов, более консервативных, у которых иные акценты при работе с инструментом, и вопрос ликвидности хотя и важен, все же не является главным. Поэтому спрос в зависимости от объема выпуска в СМО падает более плавно, чем на рынке корпоративных облигаций.

РЦБ: С кем из регионов вы сейчас работаете?

М. А. У нас сложившиеся отношения с большим количеством регионов. Но мы стараемся развивать их и наше сотрудничество. В мае мы признаны победителем конкурса по организации размещения облигаций Калужской области на сумму до 2,5 млрд руб. С ними мы работаем впервые. Это очень перспективный и во многих аспектах даже передовой регион.

РЦБ: Вы готовы занять первое место по организации эмиссий СМО в РФ?

М. А. Несомненно, мы к этому стремимся, и я уверен, что в ближайшие годы этого достигнем. У нас достойные и сильные конкуренты, тем интереснее этот вызов.

РЦБ: Расскажите о вашей команде в Банке «ОТКРЫТИЕ».

М. А. В 2009 г. в банке принято решение выстроить полноценный инвестиционный бизнес, который будет покрывать все направления и продукты инвестбанкинга. Я возглавил бизнес-линию в январе 2010 г. В течение последующих 3 мес. в основном и была сформирована наша команда. В ней много моих бывших коллег по предыдущим местам работы: из Гута-Банка начала 2000-х гг., Банка «Союз» середины прошлого десятилетия, Связь-Банка последних 3—4 лет.

В целом наша команда, работающая на долговых рынках, насчитывает около 40 человек. Это два подразделения — в Москве и Лондоне.

С февраля в Лондоне начало функционировать подразделение, занимающееся долговыми рынками, в том числе и операциями с российскими эмитентами на международных рынках. Сейчас оно усиливается дополнительным подразделением международного research, аналитики которого будут курировать не только российских эмитентов, а всех, которыми оперируют наши клиенты на международных рынках. Сейчас это 6 сейлзов, несколько трейдеров, еще будут 6–8 аналитиков.

Московская бизнес-линия — это 8 аналитиков, которые покрывают исключительно долговые рынки; 6 сейлзов, которые занимаются всеми видами облигаций российского рынка и рынка СНГ, их продажами на первичном и вторичном рынках; 6 трейдеров, торгующих векселями, облигациями, и еврооблигациями; штат ассистентов, помогающих трейдерам и сейлзам; команда DCM из 8 человек, которые ориентированы на поиск и привлечение эмитентов и клиентов к нам на обслуживание.

Костяк DCM — это ключевые клиентские менеджеры, которые ведут клиента от первого знакомства и до следующей сделки. Они участвуют в переговорах, презентуют банк, формируют его имидж, от них зависит очень многое: это вся работа с эмитентом, поиск, переговоры, структурирование и ведение сделки. Мы нацелены на постоянное, долгосрочное сотрудничество, а не на разовые сделки. Как показывает практика, это выгодно и нашим клиентам.

Немногие инвестбанки могут на высоком уровне обслужить как эмитента, так и инвестора на всех рынках, предоставить им максимум возможностей и по торговле, и по приобретению, и по размещению бумаг как на локальном, так и на международном рынках. У нас есть офисы в Англии, Германии, Кипре, дочерняя структура в Украине. В этом году планируется открыть представительство в Нью-Йорке. Рассматривается выход и на азиатские рынки, создание офиса в Гонконге.

К сожалению, выход субъектов РФ на международные рынки сегодня сильно зарегулирован, хотя многие клиенты там заинтересованы в таких бумагах. Это вопрос нашего совместного дальнейшего развития. Для многих иностранных инвесторов инфраструктурные препятствия по торговле локальными облигациями непреодолимы, а еврооблигации в рублях многие ограничения снимают. Еврооблигации, номинированные в рублях, — реальная дополнительная возможность для международных инвесторов торговать долгами российских эмитентов. Потому что это облигации, которые технически обращаются на международном рынке, это полноценный международный инструмент.

Ставки по еврооблигациям значительно, на проценты, отличаться от внутренних не будут. Но это другие инвесторы и другие ресурсы. Это качественная диверсификация.

РЦБ: Сейчас спрос на облигации в России высокий: нет проблем с размещением. Может быть, неактуально расширять круг инвесторов, если хватает внутренних?

М. А. Несмотря на усилия государства по расширению круга институциональных инвесторов — различных фондов, этот сегмент не растет так быстро, как хотелось бы. У нас на рынке основными инвесторами являются банки. В свою очередь, ограниченный круг инвесторов может создавать для заемщика проблемы, например, связанные с пересечением по различным продуктам — кредитам и облигациям. У финансового института может возникнуть проблема совокупного риска на заемщика. К примеру, банк не сможет кредитовать данного заемщика, потому что купил его облигации. Однородные инвесторы в рыночной ситуации ведут себя, как правило, одинаково, по­этому диверсификация между классами инвесторов тоже выгодна заемщику.

Для эмитента приоритетом должна быть ставка. Где дешевле, там и нужно занимать. На западном рынке сейчас ставки должны быть несколько ниже, поскольку выше неудовлетворенный спрос. Раньше крупным российским корпорациям было сложно единоразово разместить выпуск большого объема (30–50 млрд руб.) на внутреннем рынке. Но последние год-полтора локальный рынок растет опережающими темпами, и сейчас на конкурсах по размещению облигаций крупнейших корпораций на локальном рынке спрос фиксируется на уровне 50–80 млрд руб.

У субъектов РФ с их относительно невысокими объемами эмиссий нет серьезной причины, выталкивающей их на внешний рынок. Для них интерес может состоять в диверсификации круга инвесторов. Она может быть полезна с учетом каких-либо изменений ситуации на внутреннем рынке в будущем. Лишних инвесторов не бывает.

Сегодня рубль укрепляется, поэтому рублевые еврооблигации интересны международным инвесторам. Мы готовы организовать выпуск еврооблигаций в рублях. Что касается требований к выпуску, то на Западе они выше и более четкие: наличие кредитных рейтингов, объем не менее 200 млн долл., хорошее и полное раскрытие информации. В противном случае смысла выходить нет.

РЦБ: Как образовался ваш банк?

М. А. Банковский бизнес в группе «ОТКРЫТИЕ» начался в 2005 г., когда был приобретен небольшой банк, впоследствии названный Инвестиционным банком «ОТКРЫТИЕ». Он специализировался на обслуживании потоков группы. В кризис, в 2008 г. наша группа стала партнером федерального Агентства по страхованию вкладов (АСВ) при санации Русского банка развития (РБР) и банка «ВЕФК», позже переименованного в «Петровский», с филиалами и отделениями в Северо-Западном регионе. В итоге в сентябре 2010 г. произошло объединение, в результате которого возникло ОАО «Банк «ОТКРЫТИЕ», которое сейчас является основным банковским активом в группе. Банк «Петровский» стал частью Банка «ОТКРЫТИЕ».

В прошлом году вместе с АСВ банк стал санатором Свердловского губернского банка в Екатеринбурге. В текущем году также планируется его присоединение к нашему банку.

Банк «ОТКРЫТИЕ» — универсальный, он включает в себя розничное направление, корпоративный и инвестиционный бизнесы. После объединения банк показывает высокие темпы роста, вошел в состав списка ЦБ-30 крупнейших финансовых учреждений России.

РЦБ: Что такое Финансовая корпорация «Открытие»?

М. А. Это мажоритарный акционер нашего банка. В результате слияния 17% Банка «ОТКРЫТИЕ» принадлежит АСВ, 15,6% — IFC, подразделения Всемирного банка, 67,4% — Финансовой корпорации «Открытие». Банк «ОТКРЫТИЕ» по типу акционеров является достаточно уникальным. Это банк с мажоритарным частным капиталом, партнерами которого являются государство (в лице АСВ) и подразделение Всемирного банка. Мы видим в этом гарантии стабильности и знак качества нашего частного банка.

РЦБ: Участие IFC должно поднять рейтинг вашего банка. Когда-то частичная гарантия IFC облигационному выпуску Чувашии существенно повысила котировки выпуска.

М. А. Мы планируем получить рейтинг. Это является логичным и ожидаемым шагом и облегчает наши отношения с парт­нерами и контрагентами. Кроме того, мы тоже являемся заемщиком и эмитентом. Это важно для восприятия и справедливой оценки нашего банка потенциальными инвесторами.

РЦБ: Ваш универсальный банк, вероятно, предоставляет кредиты региональным органам власти?

М. А. Рынок кредитов уже сложился. Сегодня на кредитном рынке слишком высока конкуренция. При существующих ставках мы не видим смысла жестко конкурировать с крупнейшими государственными банками — все-таки наши возможности пока несколько скромнее. Намного правильнее быть конкурентоспособными на рынке субфедеральных облигаций, и это нам в полной мере удается.

РЦБ: Информационно-аналитический проект «Финансы городов и регионов» издается в течение 11 лет Правитель-ством Москвы в лице Комитета госу-дарственных заимствований города Москвы в журнале «Рынок ценных бу-маг». Что Вы можете пожелать нашему проекту в связи с выходом очередного сборника № 61?

М. А. Проект «Финансы городов и регионов» уникален. Он очень давно осуществляет информационно-аналитическое обеспечение сегмента субгосударственных финансов. Для нас этот сегмент тоже очень важен. 11 лет — значительный срок для проекта, да и для России в целом. Желаем дальнейшего успешного творческого развития проекту. Надеемся на более детальное освещение проблем и вопросов организации облигационных заимствований в РФ. Мы готовы и будем оказывать всю возможную поддержку. Москомзайм — уникальная государственная структура. Мы заинтересованы и рады сотрудничеству с Комитетом и Правительством Москвы.

РЦБ: В заключение хочу задать вопрос, не связанный с Вашей профессиональной деятельностью. Какое самое яркое событие в Вашей жизни в текущем году Вы можете отметить?

М. А. В начале года у меня в семье произошло радостное событие — родился третий сын. Старшему скоро исполняется 13 лет, среднему сыну будет 3 года. Я снова возвращаюсь назад, заново вспоминаю и переживаю счастливые минуты, получаю удовольствие от общения с малышом.

РЦБ: Желаем ему крепкого здоровья!

Интервью провел С. Глазков


Содержание (развернуть содержание)
По последним данным разведки, мы воюем сами с собой
Будущее — за автоматизированными торговыми системами
Долговой рынок России: вчера, сегодня, завтра
Привлечение капитала с помощью CLN-LPN ABS: юридические аспекты
Либерализация требований к размещению акций российских компаний за рубежом
Зачем цифровым магнатам винтажные фотоколлекции?
Собрание фотоколлекцийв ракурсе инвестиций:как управлять бесценными активами
Драгоценные мгновения
Российский рынок регистраторов. События. Инновации. Перспективы
Регистратор — неотьемлемая часть российской корпоративной системы
Что завещал Ильич? ССР, стройка и анонимная ликвидность
Финализация расчетов — выеденное яйцо или камень преткновения?
Современная роль ФСФР на рынке ценных бумаг
Проведение сделокв 2011 году
Основные приоритеты инвесторов при выборе объекта для поглощения
Финансовая видеоэнциклопедия IncоmePoint.tv начиналасьв «Доходном месте»
Сегодня все регионы перспективны
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций
Публичные финансы в России: итоги 2010 года и прогноз развития сектора
Рынок субфедеральных и муниципальных облигаций: ожидания на 2011 год
Краткосрочная структура долга означает больше заимствований, сохранение рисков рефинансирования и высокие расходы на погашение и обслуживание долга в 2011—2013 гг. для российских РМОВ

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100