Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Родзянко Алексей, Главный исполнительный директор ИФК «МЕТРОПОЛЬ»

  • Все статьи автора

По последним данным разведки, мы воюем сами с собой

Май 2011

Интервью с главным исполнительным директором ИФК «МЕТРОПОЛЬ» Алексеем Родзянко

Нынешний год станет годом восстановления, считает главный исполнительный директор ИФК «МЕТРОПОЛЬ» Алексей Родзянко. При этом он проявляет определенную осторожность и призывает внимательно следить за событиями, происходящими в мировой экономике. В рамках интервью журналу «Рынок ценных бумаг» он объяснил, что мешает построить в России международный финансовый центр, поделился своим видением сценариев дальнейшего развития мировой экономики, а также рассказал о том, на какие направления делает ставку «МЕТРОПОЛЬ».

РЦБ: Алексей Олегович, как с кризисом изменился финансовый мир? Какие уроки мы смогли вынести из прошедшего кризиса и будут ли они впоследствии забыты?

А. Р. Финансовый мир действительно очень сильно изменился после кризиса, последствия которого сказываются до сих пор, а точнее, его структура. Так, инвес­тиционные банки в США в крупном масштабе перестали существовать в качестве самостоятельных коммерческих институтов: Goldman Sachs и Morgan Stanley теперь подконтрольны Федеральному резервному банку, Lehman Brothers и Bear Stearns больше нет. Остались небольшие финансовые учреждения, которые смогли выстоять в сложных условиях благодаря тому, что не брали на себя больших рисков до кризиса. В России мы видим схожие процессы в финансовом секторе: так, в начале года было объявлено о покупке Сбербанком инвестиционной компании «Тройка Диалог», что, как мне кажется, является прямым результатом кризиса. «Ренессанс Капитал» сменил своего владельца по той же причине, приход Михаила Прохорова в «Ренессанс», на мой взгляд, был необходимостью, продиктованной сложившейся в период кризиса непростой ситуацией в компании. Выводы таковы: управлять своими рисками нужно очень грамотно и заранее тщательно их просчитывать. Я полагаю, что этот урок усвоен. Будут ли забыты уроки кризиса? По всей вероятности, да, потому что уроки истории со временем забываются, и эти вряд ли станут исключением. Однако, полагаю, это произойдет не очень быстро. Проведу аналогию с вой­нами: сейчас все вооружаются и готовятся к войне, однако не к следующей, а к предыдущей. Мы не знаем, каким будет очередной кризис, что его вызовет и как ему противостоять, но мы знаем, что уже было и что могло бы быть, будь мы к нему готовы. В любом случае эти уроки имеют свою ценность, поскольку нам удалось изучить общие черты кризиса, которые в будущем могут повториться.

Долгосрочные последствия кризиса тоже пока неясны. Сейчас мы видим сильно слабеющий доллар и быстро рас­тущую инфляцию в развивающихся странах, что связано с запуском печатного станка и увеличением массы долларов. Однако этот процесс был необходим для борьбы с прямыми проявлениями кризиса.

РЦБ: Одной из антикризисных мер стало существенное усиление роли государства в инвестиционном бизнесе. Причем данная тенденция наблюдается во всем мире. В том числе и в России, где квазигосударственный банк покупает одну из крупнейших инвестиционных компаний. Насколько оправданна данная мера сейчас и не приведет ли это к негативным последствиям?

А. Р. Главная причина такого положения дел кроется в том, что у государства в данной ситуации есть главный козырь — возможность печатать деньги в нужный момент.

На мой взгляд, основным поводом для покупки «Тройки» было не желание ворваться в инвестиционный бизнес — Сбербанку пришлось приобрести этот актив, чтобы избежать потерь, которые могли бы быть в противном случае. Я не думаю, что Сбербанк станет игроком, активно и агрессивно участвующим в рынке, для него этот бизнес — некое бремя, полученное в результате кризиса.

Частный инвестиционный бизнес, как мне кажется, все равно имеет на рынке больше преимуществ, поскольку он более гибкий, более услужливый и способен намного быстрее и проще подстроиться под своего клиента. В итоге приход государства в инвестиционный бизнес повлечет за собой скорее определенное снижение конкуренции на рынке, нежели ее ужесточение.

РЦБ: Вы отметили, что Сбербанк не стремится к активному развитию инвестиционного бизнеса. В то же время есть пример ВТБ, занявшего очень весомую позицию в данном сегменте…

А. Р. ВТБ (Андрей Костин) хотел занять эту позицию и осознанно двигался к ней. Он понимал, что есть некая ниша, которая была свободна. Это статус «национального чемпиона», крупного игрока, представляющего интересы России в инвестиционном бизнесе на международной арене. И ВТБ активно и целеустремленно шел к этой цели. Сейчас он занимает позицию, на которую частный ин­вестиционный бизнес даже не пытается претендовать. В данном случае ВТБ скорее исключение, которое подтверждает правило.

РЦБ: Вы считаете, что Сбербанк не сможет стать вторым таким «национальным чемпионом» или ему этого просто не нужно?

А. Р. По всем финансовым показателям для Сбербанка это не проблема, в этом отношении он даже сильнее ВТБ. С точки зрения наличия воли и желания сделать это я не уверен, что Сбербанку это нужно, но время покажет.

РЦБ: Как Вы оцениваете перспективы Москвы в качестве мирового финансового центра? Действительно ли это возможно в обозримой перспективе и что мешает столице завоевать этот статус в первую очередь?

А. Р. Данная задача вполне выполнима. У России есть тот экономический потенциал, который необходим для того, чтобы стать таким финансовым центром. Однако прежде предстоит решить множество других задач. Если немного перефразировать слова одной известной песни, мы получим строки, которые как нельзя лучше характеризуют процесс построения в нашей стране международного финансового центра: по последним данным разведки, мы воюем сами с собой. Сейчас Россия очень слабо подготовлена к этой роли и очень медленно движется в данном направлении. Чтобы стать финансовым центром, стране необходимо создать определенные условия. Для начала потребуется действенная и гибкая законодательная база, которая позволяет бизнесу расти и развиваться. У нас она только формируется. Подкреплять законодательную базу должно здоровое и эффективное судопроизводство. Это в России пока вопрос открытый. Есть и другие факторы, такие как язык, например. Когда весь мир заговорит по-русски, шансов стать финансовым центром у России явно прибавится. Либо же населению придется овладеть международным языком финансов, каким сейчас является английский. Обучить одну страну иностранному языку намного проще, однако над этим также надо работать.

То, что такие амбициозные и серьезные задачи ставятся, несомненно, хорошо. То, что они трудны в реализации, также очевидно, однако их наличие заставляет анализировать свои ошибки, устранять имеющиеся в стране проблемы и двигаться в правильном направлении.

РЦБ: В последнее время все чаще говорят о том, что российская экономика наименее привлекательна для иностранных инвесторов среди стран БРИКС. Согласны ли Вы с этим утверждением и почему так происходит?

А. Р. Это сложный вопрос, на который нет однозначного ответа. Прежде всего, Россия всегда считалась наименее популярной среди стран БРИК. На любой международной экономической конференции крупные иностранные инвесторы всегда говорили больше о Бразилии, Индии, ­Китае, нежели о России. Если же смот­реть глубже, то очень многие успешные вложения крупные международные игроки делали и делают именно в Россию. В то же время имидж России и ее рейтинг, в том числе по такому критерию, как коррупция, двигаются сейчас не в том русле, есть проблемы со свободной прессой, и все это тоже отталкивает ин­весторов. Все эти негативные факторы следует устранять. Борьбу с коррупцией, о которой так много твердят власти, нужно вести не на словах, а на деле. Это вопрос политической воли, требующий безотлагательного решения, а без этого говорить о международном финансовом центре тоже преждевременно.

РЦБ: Геополитическая обстановка в мире сейчас не слишком стабильная: ­революции и политические волнения в странах Африки, трагические события в Японии. В связи с этим вновь зазвучали опасения по поводу возникновения нового кризиса. Возможно ли это? Как эти явления отражаются на мировой экономике?

А. Р. Безусловно, все эти события так или иначе оказывают влияние на мировую экономику. Отмечается резкий скачок цен на энергоносители, вызванный как развитием самой экономики, так и нестабильностью в странах Африки, в связи с чем встает вопрос о доступе к этим ресурсам. Мы обсуждали эти события внутри компании и пришли к мнению, что ­обстановка способствует замедлению темпов роста мировой экономики, но не сможет его остановить. Мы обсуждали вопрос, могут ли обозначенные события «подкосить» процесс восстановления экономики, и не смогли прийти к единому мнению. Поскольку ответа на данный вопрос сегодня не знает никто, ФРС и другие центральные банки настороженно относятся к повышению учетных ставок, что, в свою очередь, продлевает период низких ставок на мировых рынках и облегчает доступ к финансам.

РЦБ: В период кризиса ряд известных экономистов предсказывали, что при выходе из коллапса США потеряет лидерство на мировой экономической арене. Возможно ли это на самом деле и как будет развиваться ситуация в ближайшем будущем?

А. Р. США в течение последних нескольких десятилетий постепенно сдают свои позиции в мировой экономике. Это не результат финансового кризиса, это вызвано тем, что весь мир стал расти и развиваться быстрее. Вторую мировую войну Америка завершила экономическим гигантом, на нее приходилась почти половина мирового ВВП, а сегодня — уже менее 20%. Этот процесс начался достаточно давно и продолжается по сей день. С другой стороны, я не думаю, что Аме­рика в ближайшее время полностью утратит свое влияние. Альтернативы доллару в качестве международной резервной мировой валюты пока что нет. Это может быть евро, но в Европе нет такого единения, как в США. Европа, в отличие от США, — это все-таки группа суверенных стран, и очевидно, что стабильность этой валюты вызывает сомнение, особенно сейчас, когда экономики европейских государств испытывают определенные трудности, порождающие разногласия между этими странами. Азиатские валюты пока еще недостаточно сильны и не представляют серьезной конкуренции доллару. Даже с учетом того что китайская экономика в течение ближайшего десятилетия может стать крупнейшей в мире, административные барьеры внутри страны пока не позволяют юаню стать мировой резервной валютой.

РЦБ: Каким, по Вашему мнению, станет 2011 г. для мировой и российской экономик?

А. Р. Как мне кажется, 2011 г. должен окончательно подтвердить, что мы вышли из кризиса. Также он может оказаться переломным в плане инфляционного фона, когда рост инфляции станет вопросом номер один и отодвинет на второй план перспективы подъема мировой экономики.

РЦБ: Как повлиял кризис на инвестиционный бизнес, в частности, что изменилось в «МЕТРОПОЛЕ»?

А. Р. Мы существенно расширили инвес­тиционный блок компании, посчитав, что сейчас для этого очень удачное время. Как нам кажется, конкуренция на этом рынке стала менее жесткой, чем 2—3 года назад.

РЦБ: Как изменились ваша клиентская база и предпочтения ваших клиентов?

А. Р. Наши клиенты еще помнят кризисные явления и поэтому зачастую внутренне борются с решением инвестировать свои средства и желанием оставить их в своем распоряжении. Осторожность, правда, постепенно отходит на второй план, и инвесторы постепенно возвращаются на рынок. Как мне кажется, они сейчас даже более осторожны, чем требует ситуация на рынке.

Также одной из последних тенденций, которая особенно заметна в последнее время, в частности об этом достаточно явно свидетельствует статистика США, стал рост капитальных вложений компаний. Отчасти это вызвано инфляционным фоном, в результате чего компании предпочитают вкладывать деньги в реальные, а не в финансовые активы. Мы данную практику считаем разумной и актуальной и также рекомендуем ее своим клиентам.

РЦБ: Вложения в компании каких отраслей наиболее интересны?

А. Р. Мы сейчас находимся в начальной стадии цикла роста, а в это время лучше всего ведут себя компании цикличные. Особенность таких компаний в том, что они сильнее остальных падают в кризис и активнее восстанавливаются по его ­завершении. Однако этот рост несколько запаздывает. Поэтому мы считаем, что подобные организации сегодня являются самыми интересными в плане удорожания их акций в обозримом будущем. Это компании из различных сфер экономики: финансы, сектор сбыта, производство продуктов питания, девелопмент, строительный комплекс, автомобилестроение, транспорт, производство металлов, энергетика. Но поскольку энергетические компании существенно влияют на социальную сферу и жестко зарегулированы государством, их возможности изменять цены не зависят строго от спроса и потребления.

РЦБ: Насколько рынки капитала открыты сейчас для компаний? Реально ли компаниям второго-третьего эшелонов привлечь финансирование по разумным ставкам?

А. Р. Мы видим, что рынки капитала постепенно открываются для компаний, и эта тенденция продолжится. Очевидно, что сейчас привлечь финансирование легче, чем 3 мес. назад, а через 3 мес. оно будет еще доступнее.

РЦБ: Стоит ли ожидать к концу года большого количества размещений?

А. Р. Не так давно появилась новость о планируемом размещении компании «Яндекс» на NASDAQ. Я уже не помню, когда последний раз российская ком­пания размещалась в Америке. Поэтому я полагаю, что это в некоторой степени знаковое событие, предвещающее большее количество размещений.

РЦБ: Каковы планы «МЕТРОПОЛЯ» по развитию инвестиционного блока бизнеса?

А. Р. В настоящее время мы активно развиваем четыре направления. Первое — работа на рынке акционерного капитала, т. е. торговля акциями, при этом мы предпочли сконцентрироваться не на ­«голубых фишках», а на неликвидных ­бумагах — акциях компаний второго-третьего эшелонов, где потенциал для ­роста намного больше. Мы занимаемся недооцененными бумагами молодых энергичных компаний, которым можем помочь повысить их капитализацию.

Второе направление — работа с инструментами с фиксированной доходностью. Здесь мы тоже выбрали для себя определенную специализацию, сосредоточившись в основном на компаниях электроэнергетического сектора, где смогли добиться значительных успехов. После развития данного направления планируем также взаимодействие с нефтегазовым сектором. Мы не стремимся объять все сегменты ввиду ограниченности наших ресурсов, предпочитая глубже погружаться в определенную отрасль, приобретать специальные знания и работать именно с теми секторами, где сможем занять лидирующие позиции.

Третье направление — корпоративные финансы. В его рамках мы также наиболее активно работаем с компаниями электроэнергетики. Сейчас постепенно начинают совершаться различные сделки: слияния и поглощения, реорганизации и др. Например, сейчас «Газпром энергохолдинг» приступил к консолидации своих активов. Мы способны выступать советником в таких сделках и в полной мере использовать имеющиеся у нас знания и опыт. Также недавно мы привлекли к себе новую команду с опытом работы в секторе сбыта и намерены энергично развивать эту линию.

Четвертое направление — управление активами. У нас под управлением ­находятся активы как наших акционеров, так и партнеров. Также сейчас мы сов­местно с нашими японскими партнерами создаем международный фонд в Люксембурге.


Содержание (развернуть содержание)
По последним данным разведки, мы воюем сами с собой
Будущее — за автоматизированными торговыми системами
Долговой рынок России: вчера, сегодня, завтра
Привлечение капитала с помощью CLN-LPN ABS: юридические аспекты
Либерализация требований к размещению акций российских компаний за рубежом
Зачем цифровым магнатам винтажные фотоколлекции?
Собрание фотоколлекцийв ракурсе инвестиций:как управлять бесценными активами
Драгоценные мгновения
Российский рынок регистраторов. События. Инновации. Перспективы
Регистратор — неотьемлемая часть российской корпоративной системы
Что завещал Ильич? ССР, стройка и анонимная ликвидность
Финализация расчетов — выеденное яйцо или камень преткновения?
Современная роль ФСФР на рынке ценных бумаг
Проведение сделокв 2011 году
Основные приоритеты инвесторов при выборе объекта для поглощения
Финансовая видеоэнциклопедия IncоmePoint.tv начиналасьв «Доходном месте»
Сегодня все регионы перспективны
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций
Публичные финансы в России: итоги 2010 года и прогноз развития сектора
Рынок субфедеральных и муниципальных облигаций: ожидания на 2011 год
Краткосрочная структура долга означает больше заимствований, сохранение рисков рефинансирования и высокие расходы на погашение и обслуживание долга в 2011—2013 гг. для российских РМОВ

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100