Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Маркина Татьяна, Обозреватель Издательского дома «Коммерсантъ»

  • Все статьи автора

Старые мастера: секрет успеха TEFAF в Маастрихте

Апрель 2011

С 18 по 27 марта в голландском городе Маастрихте проходила The European Fine Art Fair (TEFAF) — самая серьезная ярмарка антиквариата в мире. Главная ее специализация — живопись и графика старых мастеров. Эта особенность TEFAF перед кризисом, в пору бешеного роста цен на современное искусство, могла показаться лишь обременительной данью традиции. Ныне искусство XVI–XVIII вв. — один из самых стабильных и привлекательных секторов арт-рынка, и этим объясняется пышный триумф ярмарки.

Ярмарка The European Fine Art Fair (TEFAF) открывается в Маастрихте каждый март уже более 30 лет. Последние 15 лет она состязается с Парижской биеннале антикваров (проводится один раз в два года в сентябре в Париже) за звание главной антикварной ярмарки мира. Однако в нынешнем сезоне (Биеннале торжественно прошло осенью 2010 г.) говорить о «соревновании» уже нет смысла — эти события стали слишком разными и по формату проведения, и по специализации. Ныне TEFAF, без сомнения, главное место в мире по продажам старых произведений искусства (живописи, графики, а также редких предметов европейского прикладного искусства, начиная с периода неолита и по XVIII в.).

TEFAF родилась в 1975 г. Тогда она называлась Picture Fine Art Fair, и в ней участвовали 28 антикваров, занимавшихся исключительно мастерами старой школы. Лондонский арт-дилер Рафаэль Вэллс, участник той, первой, ярмарки, вспоминает, как был рад, когда ему удалось продать одну-единственную картину, со свиньями, — покупатель оказался владельцем колбасного завода. Ныне покупатели стали образованными, и любой владелец колбасного завода приобретает малых голландцев совсем по иным соображениям. Цены тогда тоже были совсем другими: «В то время моя самая дорогая картина стоила 5 тыс. фунтов стерлингов», — вспоминает Рафаэль Вэллс. В начале 1980-х гг. средние цены на ярмарке были около 2 тыс. фунтов стерлингов за картину; были случаи, когда из-за отсутствия публики антиквары играли между стендами в шары.

В 1988 г. ярмарка впервые прошла под названием The European Fine Art Fair (TEFAF), в ней приняли участие 97 галерей. В 1996 г. на ней за 4,8 млн долл. был продан «Портрет девушки» Рембрандта. И понеслось... В 2001 г. для оформления экспозиции стали приглашать специального дизайнера. Ее фирменным знаком стали тысячи тюльпанов, которые, впрочем, иногда заменяют анемонами или, как в этом году, гвоздиками. Тогда же ярмарка начала заказывать специалистам ежегодные исследования арт-рынка. В 2006 г. на TEFAF появились разделы азиатского искусства, модернизма и современного искусства, в 2009 г. — раздел дизайна, в 2010 г. — графики.

Одно из главных достоинств TEFAF — строжайшая система отбора экспонентов и экспонатов. Всего пару сезонов назад на ярмарку стали допускать молодых антикваров, репутация которых еще не подтверждена десятилетиями безупречной торговли (сейчас им выделяют крохотные загончики у зоны кафе). Требованиям, которые The European Fine Art Fondation, организующая TEFAF, предъявляет к экспонатам, соответствовать непросто — живопись и графика не должны иметь поздних дополнений (из реставрации приветствуется только расчистка), все книжки должны быть полными и в родных переплетах, мебель может иметь не более 15% поздних дополнений. Художественное качество предметов-претендентов проверяли в этом году 175 специально приглашенных экспертов со всего мира: и плоды их труда выразились, в частности, в накарябанных пометках «приписывается…» перед именами популярных художников на некоторых стендах. Все те произведения, которым удается пробиться через столь строгий фильтр, иначе как шедеврами не назовешь.

Публичному открытию ярмарки предшествует прием для приглашенных — их в этом году было 10 тыс. человек. В этот день было выпито 1,5 тыс. бутылок шампанского, в местном аэропорту приземлилась чуть ли не сотня частных самолетов — всем завсегдатаям ярмарок известно, что главные покупки делаются в первый день. Некоторые галеристы приклеивают маленький красный кружок на этикетку картины в том случае, если она куплена, некоторые нет; знаком продажи может быть и отказ галериста сообщить цену произведения — обычно же суммы с шестью нулями произносят не моргнув глазом. При этом разговаривать галерист будет с каждым посетителем, не пожалевшим 55 евро за вход на ярмарку, — атмосфера здесь очень спокойная и деловая.

Самым дорогим произведением искусства в этом году было полотно Рембрандта «Подбоченившийся мужчина» в галерее Otto Naumann. Рыночная история полотна подтверждает выгоды инвестиций в старых мастеров: в 1930 г. картина была продана на аукционе Sotheby's за 18,5 тыс. фунтов стерлингов (эквивалентно 6 млн фунтов в современных ценах); в 2009 г. она ушла на Christie’s за 20,2 млн фунтов (или 33 млн долл.), на ярмарке предлагалась за 47 млн долл. Это самый дорогой Рембрандт из тех, что когда-либо публично выставлялся на торги. В той же галерее можно было увидеть портрет Сигизмунда Балдингера работы Георга Пенца, ученика Дюрера. Прошлым летом он был оценен на аукционе Christie's в сумму около 10 млн долл., сейчас его цена — 12 млн долл. Автопортрет Антониса ван Дейка, считающийся последним в жизни художника, стоил 18 млн долл. (в 2009 г. на Sotheby's он был продан почти за 15 млн долл.).

Ситуация, когда арт-дилер продает произведение искусства, недавно купленное на аукционе, долгое время считалась недопустимой среди серьезных антикваров. Картину полагалось несколько лет подержать у себя, реставрировать, если необходимо, выявить в ней новые достоинства, показать на своей площадке или еще лучше — на музейной выставке, желательно сопроводив подробным научным описанием. Благодаря этому картина действительно повышается в цене. Сейчас, когда конъюнктура на рынке искусства меняется почти столь же стремительно, как и на рынке ценных бумаг, такими условностями все чаще пренебрегают. Тем не менее именно на ярмарках совершается большое число сделок — иногда арт-дилер получает тут значительную долю своего годового дохода.

Для покупателя приобретение произведений искусства на ярмарке имеет ряд приятных преимуществ. Антиквары, участвующие в TEFAF, — самые уважаемые специалисты своего круга, и их мнением насчет качества полотна не стоит пренебрегать. Беседа с подобным экспертом насчет какого-либо конкретного полотна может доставить истинное удовольствие. А весь блок живописи старых мастеров на TEFAF (более 50 галерей) предоставляет такой выбор произведений, о котором не может мечтать ни один аукцион. Кроме того, когда речь идет именно о TEFAF, картины старых мастеров и художников XIX в. можно в изобилии обнаружить на стендах галерей, специализирующихся на мебели, серебре, коврах, оружии и доспехах. В этом случае они принадлежат художникам менее прославленным и предлагаются как «интерьерные». Сделки могут совершаться прямо на стендах галерей (тогда картины помечают и могут даже совсем снять со стен) или откладываются до окончания (тогда полотно считается зарезервированным) ярмарки.

О некоторых успешных продажах стало известно после завершения ярмарки. Проданы картины голландских художников XVII в. — Геррита Беркхейде (4,5 млн евро.), Виллема Класа Хеда (3 млн евро.), Саломона ван Рейсдала (2,5 млн евро.) — все в галерее Noortman. Ушли пейзаж Виллема ван де Вельде-младшего (3 млн евро, Koetser Gallery) и «Богоматерь с младенцем» Лукаса Кранаха-стар­шего (2,9 млн евро, галерея Senger Bam­berg Kunsthandel). Оказались ли проданы другие произведения, привлекавшие внимание, — «Мадонна с младенцем и виноградом» Лукаса Кранаха-старшего предлагалась за 1,8 млн евро, большое полотно Якоба Йорданса «Старшие поют, младшие играют на свирелях» — за 4,2 млн евро, за «Мальчика с собакой» Хендрика Беркмана, украшавшего обложку каталога, просили 400 тыс. евро — не известно.

Большой раздел TEFAF Modern, в котором сгруппированы галереи, занимающиеся искусством XX–XXI вв., по численности отстает от «Старых мастеров», но по совокупной стоимости произведений, по-видимому, превосходит их. На прошедшей ярмарке оценка работ Пабло Пикассо на различных стендах колебалась от 4 до 10 млн евро, его «Спящая» 1965 г. у Landau Fine Art стоила свыше 18 млн евро, полотно, на котором изображена жена Клода Моне, собирающая цветы, кисти Огюста Ренуара продавалось более чем за 11 млн евро (галерея Dickinson), полотно Марка Шагала 1937 г. стоило 6 млн евро, сюрреалистическая живопись Рене Магритта — 5–6 млн евро, картина Амедео Модильяни «Жених и невеста» — 15 млн евро (Landau Fine Art). Как видно по перечисленным именам, раздел искусства модернизма на TEFAF испытывает явное тяготение к первой половине века. Вторая половина XX ст. и современное искусство тут представлены слабее; приоритет на этом поле принадлежит другой ярмарке — Art Basel, которая проходит в июне в швейцарском Базеле.

Организаторы TEFAF признали перспективным раздел произведений «на бумаге» — здесь второй год собираются галереи, демонстрирующие уникальную и тиражную графику.

Заметное место на ярмарке занимает фотография. В этом году галерея Hans P.Kraus представляла первые шаги искусства фотографии — уникальные отпечатки середины XIX в. — под девизом «Старые мастера фотографии». Эти произведения действительно уместны среди живописи старых мастеров — те же сюжеты, та же патина времени. «Обнаженная натурщица» французского фотографа Поля Бертье 1861—1865 гг. (оценивалась в 18 тыс. евро), очевидно, апеллирует к живописи Энгра, постановочный «Трубадур» (1857 г.) Леониды Кальдези построен по законам жанровой живописи XIX в. и отлично вписывается в викторианскую эстетику — женщина-фото­граф владела ателье в Лондоне и снимала семью королевы Виктории. «Элиза Хобсон» (около 1860 г.) неслучайно похожа на Алису из Страны чудес — автором фотографии является сам Льюис Кэрролл (продается за 60 тыс. евро). Вошедший в историю пиктореализма (течение в художественной фотографии конца XIX в. — начала XX в., стремящееся уподобить фотографию живописи — и на уровне сюжета, и на уровне технических приемов) отпечаток «Штудия Движения» (1925 г.) Рудольфа Коппица украшал стенд галереи Artur Ramon. Это изображение трех закутанных в плащи женщин и одной обнаженной уже взлетало на аукционах в цене до 150 тыс. долл., на ярмарке отпечаток большого размера предлагался за 145 тыс. евро.

В той же галерее работы Брассая, знаменитого мастера, создавшего в своих фотографиях летопись парижской жизни 1930–1960-х гг., были представлены по цене от 14 тыс. до 40 тыс. евро. Галерея Hamiltons привлекла массу внимания экспозицией крупноформатных фотографий Хельмута Ньютона — к его холодным красавицам, изменившим мир модной фотографии второй половины XX в., нельзя оставаться равнодушным.

Подробнее об инвестициях в искусство - invest-in-art.ru


Содержание (развернуть содержание)
Российским компаниям не хватает прозрачности
Срочный рынок России: вчера, сегодня, завтра
Новые продукты СПбМТСБ для участников товарных рынков
Особенности управления рисками на биржевом срочном товарном рынке
Срочный рынок в электроэнергетике — партнер государства?
Срочный рынок США: особенности, тенденции, перспективы
Апрельские фотомотивы: от биржи до «дольче виты»
Фотоактивы для ПИФа: с чего начинается стоимость
Рынок фотографии: область возможностей для роста
Старые мастера: секрет успеха TEFAF в Маастрихте
Прогнозы по перспективам акций после IPO необходимо воспринимать со скептицизмом
Административная ответственность участников финансового рынка и правоприменительная деятельность ФСФР России в отношении реестродержателей
Об особенностях клиринговой деятельности на финансовых рынках
65 миллионов лет назад, или Видовое разнообразие М. Семенова Обзор рынка коллективных инвестиций — 2010

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100