Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Суриков Станислав, Руководитель группы электронного трейдинга «Ренессанс Капитал»

  • Все статьи автора

Институциональные инвесторы и брокеры: основы взаимовыгодного сотрудничества

Март 2011

Интервью с руководителем группы электронного трейдинга «Ренессанс Капитал» Станиславом Суриковым

Регулирование российского финансового рынка должно быть более системным и комплексным, — считает руководитель группы электронного трейдинга «Ренессанс Капитал» Станислав Суриков. В рамках своего интервью журналу «Рынок ценных бумаг» он рассказывает, какие финансовые инструменты в настоящее время интересны институциональным инвесторам, как будет развиваться брокерский бизнес в ближайшем будущем и почему.

РЦБ: Станислав Олегович, как Вы считаете, закончился ли кризис? Заметили ли в своей деятельности улучшения финансово-экономической ситуации?

С. С. На эти вопросы можно ответить по-разному. С одной стороны, так получилось, что мы работаем в растущем сегменте, который, несмотря ни на что, продолжал расти и в кризис. Это рыночная тенденция. Поэтому, основываясь на своей деятельности, я не могу делать выводы, закончился ли кризис. С другой стороны, если посмотреть на ситуацию в целом, безотносительно сегмента, в котором я работаю, то кризис, как некое тотальное недоверие всех и всем, а также серьезное замедление финансовой системы, закончился. Люди переосмыслили свои желания и потребности, бизнес перешел на более низкий уровень активности, но впереди его, скорее всего, ожидает рост.

РЦБ: С чем связано развитие электронного трейдинга, который, несмотря на кризис, затронувший фактически все отрасли экономики и финансовый сектор, в том числе сегмент, в котором Вы работаете, продолжал расти?

С. С. В определенной степени кризис выступил неким катализатором активного развитие электронного трейдинга в России в предыдущие 2-3 года. Потому как, он, во-первых, дешевле, во-вторых, прозрачнее, а это именно то, чего люди искали в кризис. Кроме того, повышение популярности электронного трейдинга — это закономерный этап рыночной эволюции, который уже наступил за рубежом и накануне кризиса дошел и до нашего рынка.

РЦБ: Как за последнее время изменилось взаимодействие брокеров с институциональными инвесторами? Возникали ли какие-либо трудности в кризис? Стали ли ваши клиенты более требовательны? Сложнее ли стало с ними работать?

С. С. Институциональные инвесторы — категория достаточно неоднородная. Если говорить о российских внутренних институциональных инвесторах — профессиональных участниках рынка ценных бумаг, например, об управляющих компаниях, кризис, безусловно, сказался на их деятельности и, соответственно, на активности их сотрудничества с нами. До кризиса работа наших клиентов была во многом проще: рынок рос, свободной ликвидности было в избытке, и скорее деньги «искали, куда приткнуться», нежели управляющие компании находились в поиске денег. По этой причине они от нас ничего требовали, а следовательно, единственное, чем брокеры могли их заинтересовать, — более низкая цена. Однако это неверный путь, потому что, когда бизнес строится лишь на том, кто предложит что-то дешевле, — это уже бизнес на нисходящем тренде и им не интересно заниматься. Сейчас управляющие компании чувствуют себя уже не так вольготно, и им приходится доказывать своим клиентам, что им можно доверить деньги. Поэтому сейчас они заинтересованы как в более эффективных способах вложения средств в уже известные активы, так и в расширении инструментария вложений. Поэтому сейчас они предъявляют к брокерам более высокие требования. Стало ли в связи с этим сложнее работать с ними? Нет, скорее стало интереснее. Пока какой-либо услуги нет на рынке, ее можно предлагать за разумную и адекватную цену. Таким образом, этот бизнес снова становится привлекательным для брокеров. До кризиса и некоторое время после его начала российское брокерское сообщество, особенно в электронной его части, к работе с российскими институциональными инвесторами относилось без особого интереса и не стремилось активно развивать это направление. Сейчас ситуация поменялась, поскольку появилась возможность предлагать таким клиентам что-то новое и более интересное. Появилась мотивация вкладываться в это направление бизнеса и развивать его.

РЦБ: Как с кризисом изменились инвестиционные предпочтения инвесторов?

С. С. Когда начался кризис стало очевидно, что интерес инвесторов сместится в сторону иностранных бирж, поскольку на российских площадках наблюдались постоянные остановки торгов и существенное снижение ликвидности, работа на российском рынке стала более рискованной. В то же время институциональные инвесторы — это, прежде всего, профессио­нальные участники финансового рынка, которые в любом случае должны продолжать работать, вне зависимости от финансово-экономической ситуации в стране и мире. Если частные инвесторы в период нестабильности могут временно уйти с рынка, то институциональные инвесторы этого сделать не могут, они вынуждены искать альтернативные варианты работы. Поэтому они в это время находились в поисках новых, более перспективных инструментов и рынков, и многие из них нашли их, получив доступ к иностранным площадкам. Впоследствии интерес инвесторов к зарубежным рынкам и активность работы на них только усилились. Получив определенные знания, опыт и навыки, российские инвесторы осознали, что работа на иностранных рынках — это не что-то, что находится за рамками их понимания: принципы работы функционирования рынков схожи с российскими, а также это перспективно и интересно. В будущем данная тенденция будет только усиливаться по мере все большей интеграции России в глобальную финансовую систему. Однако, к сожалению, в этой области есть и определенные «темные» стороны и сложности, вызванные неэффективностью и несовершенством законодательного регулирования российской инфраструктуры, что очень сильно усложняет как приход иностранных инвесторов на наш рынок, так и выход российских на зарубежные.

РЦБ: Какие иностранные площадки и финансовые инструменты наиболее интересны российским инвесторам?

С. С. Для того чтобы ответить на этот вопрос, стоит для начала определить, о каких инвесторах мы говорим. По источнику капитала всех институциональных инвесторов можно условно поделить на российских и иностранных. Если мы говорим о российских инвесторах, они также неоднородны: есть зарегулированные проф­участники рынка и различные офшорные фонды, которые намного более свободны в своих действиях. Если говорить о российских профучастниках, они в настоящее время в основном осваивают финансовые инструменты, «крепко привязанные» к России, — депозитарные расписки на акции российских эмитентов, которые торгуются в основном на 2 площадках — нью-йоркской и лондонской. Следующим их шагом будут деривативы, привязанные к России, торгующиеся на CMA, чего-то более сложного в инвестиционных портфелях российских «институционалов» ожидать пока не стоит. Что же касается второй категории инвесторов — офшорных фондов, они уже перешли на следующую ступень, осознали, что мир не крутится вокруг России и на иностранных рынках существует множество различных интересных финансовых инструментов. Эти инвесторы давно и активно торгуют в Нью-Йорке и Лондоне, а также с интересом начинают присматриваться к азиатским рынкам.

РЦБ: Как Вы оцениваете регулирование российского финансового рынка в целом и деятельности инвесторов в частности? Как сказалось на возможностях и инвестиционной политике инвесторов разделение их на квалифицированных и неквалифицированных?

С. С. По моему мнению, регулирование российского финансового рынка, в том числе и деятельности инвесторов, является жестким не потому, что так изначально задумывалось, а потому, что так исторически сложилось. На нашем рынке вообще достаточно сложно работать: что-то законодатель разрешает, но реализовать на практике это не представляется возможным, потому как не были внесены соответствующие поправки в другие нормативные акты или какие-то компоненты не предусмотрены в принципе. Например, разрешили приобретать какие-либо активы, но, где их учитывать и хранить, не решили; урегулировали вопросы с хранением, но не определились с валютным контролем и оплатой и т. д.

Регулирование рынка само по себе тоже не либеральное, но больше сложностей возникает по причине отсутствия в нем системности и комплексности.

Что касается разделения инвесторов на неквалифицированных и квалифицированных, то этот шаг скорее был призван защитить частного розничного инвестора от неоправданных рисков, нежели предоставить какие-то значительные свободы институциональным инвесторам, априори отнесенным к квалифицированным. Профессиональные участники рынка ценных бумаг на то и профессионалы, что они в любом случае смогут построить необходимые схемы и найти возможности торговать на тех рынках и теми инструментами, которыми они хотят.

Как мне кажется, классифицируя инвесторов, нам следовало придерживаться зарубежной практики. Так, например, в Европе все инвесторы подразделяются на 3 группы: retail; professional и counterparties. Retail — это частные розничные инвесторы; professional — это инвесторы, способные принимать адекватные осознанные инвестиционные решения; eligible counterparties — это профессиональные участники рынка. При этом к категории professional может быть отнесен как инвестор, создавший юридическое лицо и назвавший его хедж-фондом, так и физическое лицо, которое установило дома компьютер, написало алгоритм и начало торговать.

Что же касается регулирования нашего рынка в целом, я считаю, что для построения в России международного финансового центра и достижения существенного прорыва в финансовом секторе, необходима комплексная система регулирования рынка, охватывающая все его сегменты, а не отдельные элементы и отрасли. Необходимо смотреть на всю систему в целом и, исходя из этого, принимать законы, затрагивающие все смежные сферы. Безусловно, это не простой и не быстрый процесс, для реализации которого нужна сильнейшая команда профессионалов, большая политическая воля и качественная экспертиза. Кроме того, процесс принятия законов в нашей стране достаточно сложен. В то же время это неизбежно и рано или поздно этим придется заниматься.

РЦБ: Как Вы считаете, как будет меняться брокерский бизнес в России? Какие направления и продукты, в частности, для институциональных инвесторов будут развиваться более активно?

С. С. Развитие брокерского бизнеса в России в целом повторяет зарубежный опыт в этой области. Поэтому я полагаю, что бизнес будет идти по пути усложнения сервисов и предоставления новых комплексных услуг. Я полагаю, что в ближайшем будущем следует ожидать появления новых продуктов и сервисов, существенно упрощающих и облегчающих выход инвесторов на зарубежные рынки. Кроме того, будет совершенствоваться предоставление нашим клиентам дополнительных услуг и сервисов, а также выполнение сверхштатных функций, например, по внутреннему учету и т. д. Если посмотреть на западные рынки, там уже произошло довольно четкое разделение брокерского бизнеса на 2 направления: agency (агентский брокеридж) и prime (прайм-брокеридж). Модель агентских брокеров (agency) более узкая и подразумевает предоставление сугубо брокерский услуг клиентам. При этом развитие агентского брокериджа — это в каком-то смысле тупиковый путь, поскольку они конкурируют исключительно по цене предоставляемых услуг и в результате либо прекращают свое существование, либо приобретаются более крупными игроками рынка. Прайм-брокеридж же нацелен на предоставление клиентам максимально возможного перечня услуг и сервисов, вплоть до аренды офиса и его обустройства. Как мне представляется, это более перспективный путь, поскольку он позволяет брокерскому сообществу конкурировать не только по ценам, но и по линейке предоставляемых услуг. Я полагаю, в России в ближайшем будущем будет более активно развиваться сегмент прайм-брокериджа. Мы будем идти по этому пути, поскольку имеем необходимые ресурсы, готовы вкладываться в это направление и развивать его.


Содержание (развернуть содержание)
ЗПИФ художественных ценностей «Собрание. ФотоЭффект»: уникальные активы и инновационное управление
Искусство альтернативных инвестиций: где искать двузначный уровень доходности на арт-рынке?
Рынок художественных ценностей в 2010 году: на пороге нового десятилетия
Закрытые ПИФы открыты для инвестиций: имущественные налоги в российских фондах
Институциональные инвесторы и брокеры: основы взаимовыгодного сотрудничества
Кредитные фонды как многофункциональный инструмент. Основы взаимовыгодного сотрудничества банков, УК, институциональных инвесторов
Инвестиционный комитет: формирование, порядок одобрения сделок с имуществом, составляющим ПИФ
Эндаумент-фонды: перспективы для НКО и новый сегмент для доверительного управления
Фонды прямых инвестиций: проверка кризисом
Эффективное структурирование деятельности инвестиционных фондов — успешные стратегии выхода из проектов
Инвестиционный сектор Европы: новые успехи индустрии хедж-фондов
Моральный риск в договорах доверительного управления
Погодные индексы
Что произошло на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций в 2010 году

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100