Casual
РЦБ.RU

Квалифицированный инвестор: реальность статуса

Ноябрь 2010

Квалифицированное сообщество вправе отметить в начале декабря свой профессиональный праздник — именно 6 декабря 2007 г. в российскую практику вошло понятие «квалифицированный инвестор». Несмотря на то что минуло 3 года, заметными фигурами на инвестиционном рынке России квалифицированные инвесторы не стали. И основная причина тому — отсутствие реального наделения квалифицированного инвестора возможностями, соответствующими его статусу: анализ уровней риска, связанного с инвестициями в финансовые инструменты, доступ к операциям с активами повышенной рискованности и т. д.

Концептуально статус квалифицированного инвестора предполагает расширение инвестиционных прав соответствующих лиц на финансовых рынках, а именно право вложения свободных средств в инструменты, не доступные непрофессиональным инвесторам. Однако отсутствие выбора инструментов для этой категории инвесторов и технологические сложности организации оборота и получения информации о них сводят на нет «расширенные возможности» квалифицированных инвесторов.

Ключевые задачи, решение которых должно привести реальный статус квалифицированного инвестора к статусу, вложенному в соответствующее понятие, следующие:

1) расширение линейки инструментов для этого вида инвесторов;

2) обеспечение свободного доступа к инструментам и информации о них;

3) содействие расширению круга квалифицированных инвесторов.

Задача 1.РАСШИРЕНИЕ ЛИНЕЙКИ ИНСТРУМЕНТОВ ДЛЯ КВАЛИФИЦИРОВАННЫХ ИНВЕСТОРОВ

В настоящее время выявлены следующие факторы, характеризующие рынок инструментов, предназначенных для квалифицированных инвесторов:

Во-первых, на российском финансовом рынке существуют конкретные инструменты:

  • ряд категорий ПИФов (из них только хедж-фонды, кредитные фонды — новые, ряд других категорий были ограничены в обороте);
  • иностранные финансовые инструменты, не квалифицированные в РФ в качестве ценных бумаг (которые, собственно, не являются российскими инструментами).

Во-вторых, экономическое наполнение и, соответственно, правовое содержание тех же ПИФов по целому ряду категорий требует доработки, в частности:

  • хедж-фонды ограничены в выборе активов, доступных к приобретению в состав фонда (например, акций российских ЗАО и долей ООО);
  • кредитные фонды характеризуются отсутствием четкого толкования порядка определения стоимости чистых активов для «стрессовых фондов»;
  • товарные фонды экономически невыгодны для целей торговли на рынке commodities в отличие от российских юридических лиц, а тем более оффшорных компаний, так как Положение о рисках существенно ограничивает размер плеча, фактически сводя его к нулю. Соответственно, послабление данного ограничения, в случае если товарный фонд создается для квалифицированных инвесторов, существенно повысило бы привлекательность использования этой конструкции для инвестирования на товарном рынке.

В-третьих, российское законодательство о рынке ценных бумаг не предполагает возможность участников рынка самостоятельно создавать новые инструменты в силу ст. 143 ГК РФ и абз. 6 ст. 16 Федерального закона «О рынке ценных бумаг». (Обратное характерно для зарубежных рынков, многие из которых практически не ограничивают финансовые институты в создании финансовых инструментов, предполагая лишь общее регулирование, тем более если таковые инструменты ограничены в обороте.)

Следовательно, важнейшая задача — расширение линейки инструментов для квалифицированного инвесторов — имеет две подзадачи.

  • Введение новых инструментов, предназначенных для квалифицированных инвесторов, решение которых может быть обеспечено:
    • либо постепенным введением в законодательство (а) конкретных новых видов ценных бумаг, а также (б) «подвидов эмитентов»: новых категорий ПИФов, специальных юридических лиц (SPV);
    • либо концептуальным изменением законодательства и введением общей нормы, допускающей «моделирование и создание» финансовых инструментов непосредственно участниками рынка, при условии, что они предназначены исключительно для квалифицированных инвесторов и удовлетворяют общим требованиям функционирования рынка ценных бумаг.

Из давно ожидаемых инструментов таковыми могли бы стать:

  • стандартизированные долговые инструменты, не требующие государственной регистрации (CLN);
  • синтетические инструменты, сочетающие различные инвестиционные права;
  • производные инструменты;
  • разнообразные инструменты страхования рисков.
  • Модификация действующих инструментов — придание инструментам большей гибкости и увеличение возможностей инвестирования внутри самого инструмента.

Задача 2. ОБЕСПЕЧЕНИЕ СВОБОДНОГО ДОСТУПА КВАЛИФИЦИРОВАННЫХ ИНВЕСТОРОВ К ИНСТРУМЕНТАМ И ИНФОРМАЦИИ О НИХ

Помимо ограниченненного набора доступных квалифицированным инвесторам инструментов российский рынок характеризуются также и сложностями их оборота. И хотя обе ведущие российские биржи создали специальные секции для обращения таких инструментов, для концептуального решения этой задачи необходимо серьезное продвижение в следующих направлениях:

Доступ квалифицированных инвесторов к информации об инструментах. Очевидной является необходимость детализации нормы, ограничивающей раскрытие информации об инструментах для квалифицированных инвесторов:

  • для случаев, не связанных с привлечением инвесторов (для ПИФов остро стоит проблема предоставления документов в государственные органы, биржи, обслуживающие банки и депозитарии, а также иным контрагентам в широком смысле этого слова);
  • для поиска инвесторов, поскольку для привлечения покупателей (расширения рынка) квалифицированные инвесторы должны иметь возможность обращения к кругу лиц, объединенных общим признаком, — квалифицированные инвесторы. Особенно важна организация такого доступа в электронном режиме.

Включение инструментов в торговые списки. Для ряда институциональных инвесторов требуется выражение качества инструмента оборотами по торговым спискам повышенного уровня. Соответственно, нужна возможность торговать инструментами для квалифицированных инвесторов, в том числе в более высоких списках, с учетом того, что отнесение инструмента к ограниченным в обороте определяется формальными критериями, т. е. его видом, а не конкретным качеством и уровнем риска.

Оптимизация нормативных ограничений на объемы инвестирования в инструменты. Установлены лимиты вложений институциональных игроков в инструменты для квалифицированных инвесторов. Сам по себе принцип лимитирования разумен и необходим, однако подходы и параметры должны быть достаточно гибкими, учитывая различия в качестве конкретных инструментов, а также перспективы расширения инструментальной линейки.

Общий подход должен базироваться не на презумпции, что «любой инструмент для квалифицированных инвесторов априори рискованный», а на принципе, что «учет как максимум качества конкретного инструмента и как минимум его вида» (где могут быть использованы дополнительные критерии, как то: рейтингование эмитента, проверка на стадии включения в торговые списки, показатели отчетности и пр.).

Снятие «моральных» ограничений на инвестирование в инструменты отдельных регуляторов. Классический пример такого ограничения — негативное отношение ЦБ РФ на вложения банков в кредитные ЗПИФы. Решение здесь лежит в области взаимных уступок: с одной стороны, признание ЦБ РФ «математики подсчета СЧА и риска по ПИФам», закрепленное соответствующим нормативным актом регулятора, с другой — приятие ФСФР России возможности использования математики самого Центробанка для оценки кредитов плюс допущение профессионального суждения со стороны УК о стоимости актива и о риске по нему.

Задача 3. ОПТИМИЗАЦИЯ КРИТЕРИЕВ КВАЛИФИКАЦИИ ИНВЕСТОРОВ

Как показывает опыт созданияПИФов для квалифицированных инвесторов — единственного российского инструмента, ограниченного в обороте, многие потенциально успешные и крупные начинания останавлены в ходе их реализации на стадии проекта из-за несоответствия формальным критериям статуса.

Поэтому одной из ключевых видится задача по изменению критериев признания квалифицированных инвесторов.

Многие организации не могут быть признаны квалифицированными инвесторами, поскольку объем их бизнеса не соответствует закрепленным критериям. В качестве примера следует упомянуть региональные венчурные фонды, призванные привлекать инвестиции в малые инновационные предприятия. Сейчас эта проблема решается точечным указанием на отдельных участников рынка или на группу участников как на квалифицированных инвесторов в силу закона, для чего требуется внесение изменений в закон, т. е. «очень простая процедура», причем очевидно, что это не решает общерыночную проблему. При этом такие организации отнюдь не являются «буферами», собирающими средства среди широкого круга непрофессиональных инвесторов для вложения в рисковые проекты (против чего, собственно, и работают суровые заградительные меры).

Необходим иной, более гибкий, механизм признания. Организации, имеющие достаточный профессиональный опыт и ограниченное количество состоятельных бенефициаров, могут быть отнесены к квалифицированным инвесторам. Этой категории профучастников соответствуют и специальные лица (SPV), и профессионалы в отдельных кластерах рынка, например в области венчурного капитала и прямого финансирования, недвижимости, — ведь риэлторы и девелоперы больше трейдеров понимают риски инвестиционного контракта. Для признания таких инвесторов нужно не исходить из финансовых стоп-критериев, а выработать критерии отсечения возможности привлекать непрофессиональных инвесторов в бизнес такой организации, по аналогии с признанием за рубежом компаний малого и среднего бизнеса (SMEs).

Очевидной также видится квалификация иностранных финансовых институтов по умолчанию. Трудно предположить, что послужило серьезной причиной исполнения требования признать иностранный банк или инвестиционную компанию в России квалифицированными инвесторами вместо зачисления таковых по умолчанию (скорее всего, это проблема так называемого взаимного признания лицензий). Такая система отношений становится препятствием росту количества инвесторов на этом рынке.

Причина непризнания иностранных лицензий понятна: допуск неподконтрольных лиц на подведомственный рынок — это риск. Однако аналогичное непризнание статуса для инвесторов, способных привлечь или хотя бы вернуть в Россию капитал, представляется не совсем правильным. Волне реализуем вариант (по аналогии с квалификацией иностранных финансовых инструментов как ценных бумаг по соответствующим признакам кода CFI) квалификации иностранных финансовых институтов в качестве банков, НПФов, страховщиков, т. е. квалифицированных инвесторов в силу закона, по соответствующим критериям деятельности (в данном случае обладания аналогичной лицензией).

Обозначенный перечень мер без­условно, не является исчерпывающим, но необходим для того, чтобы к следующей годовщине института квалифицированных инвесторов задача реального наполнения статуса этой категории участников рынка ценных бумаг была бы успешно решена.


Содержание (развернуть содержание)
Капитал не подчиняется приказам
Российская экономика — 2011: перспективы, возможности, риски
Выздоравливая от кризиса
Квалифицированный инвестор: реальность статуса
Коллективные инвестиции в искусство Инфраструктура фондов художественных ценностей
Служба риск-менеджмента НПФа — назревшая необходимость
Инвестиции в будущее
Приватизации быть?
Сто в кубе. Уроки математики от ЦентрТелекома
Долговой рынок в России и за ее пределами: срез на сентябрь
Ответственность за нарушение требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма
Правовой капкан для спецдепозитариев
Управление рисками в деятельности специализированных депозитариев
Жаркое лето — 2010: вызов сельскому хозяйству России Уроки, задачи, решения
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций
Федеральная поддержка и кредитоспособность регионов России в период кризиса
Ликвидность и рефинансирование остаются ключевыми факторами, влияющими на рейтинги региональных и местных органов власти России
В посткризисный период интерес к кредитным рейтингам растет
Результаты ежегодного исследования кредитоспособности регионов РФ

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100