Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Потавин Александр, Руководитель аналитической службы «Ай Ти Инвест — Проспект»

  • Все статьи автора

Куда качнутся валютные качели?

Октябрь 2010

Медленное восстановление экономики и высокий уровень безработицы в большинстве развитых стран делают их зависимыми от экспорта. Тради­ционно поддержать значительные объемы внешней торговли и заодно нарастить свободную денежную массу в стране можно за счет ослабления курса национальной валюты путем эмиссии денег.

Борьба за неустойчивый глобальный спрос на экспортные товары одних государств вызывает ответную реакцию в странах, которые не хотят видеть, как сосед пытается выжить за чужой счет. Выигрыш одних в итоге оборачивается проигрышем других. Девальвация национальных валют этой осенью стала предметом разбирательств даже таких международных организаций, как МВФ и Комитет министров финансов стран G-7. Список стран, начавших процесс девальвации своих валют, достаточно широк: Япония, Китай, США, Великобритания и Южная Корея.

Итак, этой осенью на фоне первых признаков замедления экономического подъема в США после глобальной рецессии со стороны ФРС зазвучали намеки на ожидание нового этапа количественного смягчения. Банк Японии 14 сентября по указанию Министерства финансов страны провел интервенцию на валютном рынке для приостановления роста японской валюты (на сумму 1,5 трлн иен, или на 17 млрд долл.). Чуть позже Банк Японии снизил учетные ставки до нуля, заявив, что будет выводить новые деньги на рынок через покупку активов. Руководство Минфина Японии хочет получить одобрение дальнейших интервенций на валютном рынке со стороны международных организаций, поскольку укрепление иены против американского доллара до многолетних максимумов ставит под удар ориентированную на экспорт японскую экономику.

А за океаном глава ФРС Бен Бернанке продолжает твердить, что программа покупки облигаций за счет необеспеченного выпуска долларов в свое время помогла опустить процентные ставки и поддержала экономику, а значит, дополнительные покупки ценных бумаг также должны улучшить финансовые условия в стране. При этом Б. Бернанке признался, что не имеет возможности сокращать дефицит бюджета США в долгосрочной перспективе. Руководитель американского ЦБ подчеркнул, что если ФРС не сможет справиться с дефицитом, возникнет угроза экономическому будущему страны. То есть все и все понимают, но желание обыграть соседа здесь и сейчас преобладает.

По сути, QE-2 (второй этап количественного смягчения) будет принципиально отличаться от QE-1 своим воздействием на рынки активов и экономику. Если в 2009 г. процесс QE-1 помог стабилизировать финансовую систему и не допустить обвала цен на основные биржевые активы, то запуск QE-2 выбросит громадное число ничем не обеспеченных долларов на открытые рынки, ведь финансовая система и так чувствует себя достаточно стабильно и не нуждается в дополнительной поддержке.

На ожиданиях притока свежих долларов цены на никель за последние 5 мес. уже поднялись до предельных значений (25 150 долл./тонн). Котировки меди взлетели к докризисным отметкам середины 2008 г. (8400 долл./тонн). Цены на золото в середине октября установили рекорд на 1380 долл./унцию. Таким образом, с середины сентября желтый металл подорожал более чем на 100 долл. Взвинчивание цен также прослеживается и в неф­тяных фьючерсах (Brent вышла на уровень 85 долл./баррель), даже несмотря на то, что запасы «черного золота» в США в последние 7 лет максимальны. Процесс обесценивания доллара касается и рынка продовольственных товаров. Так, цены на кукурузу с лета этого года прибавили 80%, овес — 106%, сахар — 114%; пшеница — 52%; рис — 45%, хлопок — 46%. Нет сомнений в том, что вся эта биржевая гонка в сырье через 3–5 мес. выльется в рост потребительской инфляции. При этом мы не наблюдаем никакого оттока средств с рынка низкодоходных гособлигаций. Дешевых денег хватает всем.

Что случилось с политикой сильного доллара, о котором американские власти уже не заикаются с начала года? Последний пассаж министра финансов США Тимоти Гайтнера: «укрепление доллара отвечает интересам нации» — мы слышали в феврале 2010 г. А наиболее активные заверения глобальных инвесторов приверженности политики сильной валюты остались в ноябре прошлого года. В то время казалось, что экономика США уверенно развивается: ВВП страны в IV кв. 2009 г. увеличился на 5,0%, а на рынках все говорили лишь о том, когда же ФРС начнет сворачивать программы стимуляции экономики. На практике получилось, что позиции доллара были прочными лишь временно, т. е. когда это можно было подтвердить макроэкономическими показателями. С тех пор темпы роста ВВП заметно упали, потребительское кредитование стагнирует, а безработица по-прежнему высока (9,6%).

Зато сейчас риторика выступлений г-на Гайтнера все больше касается обвинений Китая в валютных махинациях против США. «Когда крупные экономики с недооцененными валютами принимают меры против повышения курса своих валют, это побуждает другие страны делать то же самое, что приводит к опасной динамике», — часто повторяет Т. Гайтнер. С течением времени все большее количество стран сталкиваются с усилением давления в сторону противодействия рыночным факторам, направленным на укрепление курса их валют, и их коллективные действия вызывают в развивающихся экономиках инфляцию и «мыльные пузыри» на рынках активов или сдерживают темпы потребления, заявил в своем последнем выступлении министр финансов США.

Тем не менее пока хэдж-фонды и другие крупные спекулянты настроены весьма негативно по отношению к доллару США. По данным Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC), на 5 октября ставок на падение американской валюты к евро было на 341, 683 контракта больше, чем на ее рост. По мнению Яна Хациуса, главного экономиста Goldman Sachs по США, ФРС объявит о новой программе покупок казначейских облигаций на своем следующем заседании 2–3 ноября, что позволит стране избежать «очень плохого» исхода возобновившейся рецессии. Аналитики этого банка ожидают, что объем QE-2 составит 500 млрд долл. до середины 2011 г., и дополнительно будет подан сигнал о готовности расширения этой программы в случае необходимости. Последние данные по количеству вновь созданных рабочих мест в экономике США (NFP -95 тыс.) делают вероятность объявления новой программы количественного ослабления близкой к 100% уже на следующем заседании FOMC.

Наглядно настроения валютных спекулянтов по паре EUR—USD показаны на рисунке.

Укрепление позиций единой европейской валюты в сентябре — октябре этого года не связано с тем, что экономическая ситуация в еврозоне стала существенно лучше, чем в США. Кредитоспособность Испании падает вслед за снижением суверенного рейтинга, рейтинг Ирландии также срезан, но позиции евро это почти не поколебало. Пробой уровня 1,4 по EUR/USD открывает дорогу на 1,43. А это точно повлечет за собой новый виток проблем для экспортеров еврозоны. Думаю, долго терпеть такую игру в одни ворота ЕЦБ не будет. Любое повышение курса евро бьет прежде всего по компаниям-экспортерам из Европы, а это опять обострит ситуацию с госдолгами. А если принять во внимание осенние забастовки во Франции, Греции и других европейских странах, то можно ожидать, что ближе к концу года это откликнется замедлением темпов экономического роста в регионе. Какое уж тут укрепление курса евро…

Сильный доллар Америке понадобится довольно скоро — как только состоятся выборы в Конгресс. США нужно будет привлекать новые рекордные объемы средств через размещения Treasuries. Надо понимать, что право выкупать долговые бумаги на баланс ФРС без ограничения по срокам — это не более чем завуалированная форма монетизации бюджета. Действительно, без данной возможности экономика США скатится в долговую дефляцию, когда бюджет будет высасывать из нее все больше денег для обслуживания госдолга. Напомним, что сейчас госдолг США составляет уже 13,565 млрд долл. Еще немного, и Конгрессу придется в очередной раз поднимать лимит госдолга, который на текущий момент составляет 14,294 млрд долл.

Рассуждая о том, к каким последствиям в глобальной перспективе может привести перекос в валютной политике, стоит обратиться к истории XX в. Великобритания 20 сентября 1931 г. отказалась от привязки фунта стерлингов к золотому стандарту. В результате за считанные месяцы курс фунта потерял по отношению к доллару почти треть, что дало экономике Великобритании толчок к стремительному росту.

Весной 1933 г. США также «отвели» курс доллара от золота. В итоге американская валюта подешевела на 40%. Другие государства «золотого блока» вынуждены были последовать примеру своих коллег. Победителей в этой гонке не было: с 1929 по 1933 г. объем международной торговли сократился с 3,05 млрд до 1,1 млрд долл. Еще один пример. Под нажимом США в 1985 г. Япония пошла на повышение курса иены к доллару. За год японская валюта подорожала к баксу почти на 60%. Для нивелирования негативных последствий ревальвации иены Банк Японии снизил учетную ставку почти до нуля, в результате чего надулся колоссальный «пузырь» на японском рынке акций и в недвижимости. От подобного роста стоимости активов Япония не оправилась до сих пор. Сама Америка также не получила долгосрочных выгод от такого валютного «сотрудничества»: американские предприятия сектора потребительской электроники и автомобилестроения в конкуренции проиграли своим восточным коллегам.

При определении настроений игроков на валютных рынках не стоит сбрасывать со счетов фактор сезона корпоративной отчетности в Штатах. Недавние позитивные отчеты алюминиевого гиганта Alcoa, ведущего американского чипмейкера Intel, а также банка JPMorgan Chase, интернет-поисковика Google и других крупных компаний указывают на то, что разные секторы американской экономики чувствовали себя в III кв. довольно уверенно. Чем больше хорошей отчетности сейчас будет выходить в Штатах, тем чаще монетарные власти США будут сомневаться в необходимости второго этапа количественного смягчения. Если у бизнеса сейчас все благополучно, ради чего нужно затевать монетарную накачку? Ведь показатели по безработице это точно не улучшит и не поднимет уровень левериджа в домашних хозяйствах. Еще один аргумент не в пользу QE-2: данные о повышении индекса цен производителей в сентябре на 0,4% месяц к месяцу (прогноз +0,2%) и на 4% год к году явно свидетельствуют об ослаблении дефляционных рисков, которые являются одной из основных причин обеспокоенности Федередальной резервной системы, связывающей запуск QE-2 в том числе с необходимостью умеренного роста инфляции в стране. Таким образом, качели, толкнувшие рынок против позиций доллара, в ближайшее время могут совершить обратное движение, теперь уже против евро.

В начале октября курс евро подтянулся до уровня 1,40 по отношению к доллару. Многие экономисты с тревогой наблюдают за тем, как дорожает европейская валюта, опасаясь, что ее укрепление повредит экспортному сектору региона и, соответственно, экономике в целом. Ив Мерш, представитель Люксембурга в управляющем совете Европейского центрального банка (ЕЦБ), считает, что эти опасения беспочвенны. Он также опроверг предположение, что ЕЦБ не сможет отказаться от аккомодационной политики, если другие центробанки не пойдут тем же путем. Наступит время, когда проблема набирающего вес евро перестанет «кормить» биржевых спекулянтов и перей­дет в плоскость реальной экономики. Думаю, качели по паре EUR/USD могут отклониться в обратную сторону в ближайшие недели. Ключевой точкой может стать заседание ФРС 2–3 ноября, от которого многие спекулянты ждут обоснований своих продаж доллара против евро.

По мнению аналитиков банка Merill Lynch, количественное ослабление ФРС приведет к повышению инфляции на рынках активов в некоторых развивающихся странах. Доходность американских долговых активов будет снижаться, вынуждая инвесторов искать более привлекательные рынки. Таким образом, остро встает вопрос использования монетарной политики в качестве инструмента для решения проблемы, в основе которой не лежит ликвидность. Цена количественного ослабления — это новые пузыри на рынках активов и потеря доверия к экономике и монетарной политике. Думаю, что это понимают и в ФРС. Поэтому осенняя истерия в части падения курса доллара, возможно, скоро сойдет на нет, и его позиции станут прочнее.

Пробой вниз уровня 1,3770 по паре EUR/USD даст толчок дальнейшему укреплению доллара, тем более что второй этап количественного смягчения, уже уч­тен рынком в текущих котировках, а значит можно ожидать как минимум остановки агрессивных продаж доллара.



Содержание (развернуть содержание)
Уральские записки о финансовой грамотности
Экономика России: осеннее выздоровление от летней жары
Российская экономика — 2011: перспективы, возможности, риски
Уроки кризиса
Год 2011-й: основной сценарий на входе
Весь мир погряз в долгах…Кому и сколько?
Осень-2010: РУБЛЬ В МИРОВОЙ БИТВЕ ВАЛЮТ
Его качает, но он не тонет…
Куда качнутся валютные качели?
Рубль: падать нельзя расти! До каких значений доберется курс национальной валюты к концу года?
Что важно знать и помнить, инвестируя в нефтяной сектор
Нефть: вверх или вниз?
Холодная осень Кристиана Блобьерга
Рынок слияний и поглощений в 2010 году
Shareholder ID: от анализа прошлого к исследованию будущего базы акционеров
Оценка справедливой стоимости для целей IFRS 3 — «Объединение бизнесов»
Национальный расчетный депозитарий: взгляд в будущее

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100