Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Шибанов Игорь, Начальник отдела денежных рынковПервого республиканского банка

  • Все статьи автора

Осень-2010: РУБЛЬ В МИРОВОЙ БИТВЕ ВАЛЮТ

Октябрь 2010

Выражение «валютная война» было произнесено 27 сентября министром финансов Бразилии Гвидо Монтега на собрании IMF в Вашингтоне. Оно и понятно, ведь бразильский реал (BRL) является на данный момент самой пере­оцененной валютой мира. Тема «битвы валют» мгновенно распространилась среди СМИ и проникла в лексикон политиков, экономистов и трейдеров. Проблема реально назрела, и термин явно отражает дух времени. Комментаторы вспоминают события 1930-е гг., когда страны девальвировали свои валюты, чтобы переложить бремя кризиса на соседей. Возможно, гонка за дешевой валютой стоит на повестке дня, поскольку многие государства — от Японии до Бразилии — пытаются помочь своему экспорту в международной торговле.

Сегодня противостояние валют и национальных экономик, кажется, достигло апогея. Общество обеспокоено усилением протекционизма, немало выступлений против «манипуляции курсами» и в защиту самостоятельного определения рынком соотношения курсов, иначе восстановление мировой экономики будет пущено под откос. Но количество стран, стремящихся к ослаблению национальных денег, неуклонно возрастает.

Действительно, несмотря на укрепление японской иены (JPY) и обещания Фумихико Игараши не участвовать в хаосе девальваций, есть некий предел (79—80 иена/долл.), дальше которого Япония не хочет роста иены. Впервые за 6 лет Банк Японии провел 15 сентября интервенцию против усиления иены и готов сглаживать волатильность и дальше. Аналогично поступили Индия и Корея. Дели не желает делать нацвалюту дороже, чем 44,00 рупия/долл. (IRN), Сеул — дороже, чем 1100 вон/долл. (KRW). Корейский вон все еще на 30% ниже своего предкризисного значения. То же самое можно сказать и об Индонезии. Летом Швейцарский национальный банк (SNB) сопротивлялся росту франка. В начале октября бразильское правительство удвоило налог (до 4%) на иностранный капитал, размещаемый в местные облигации. Дополнительные шаги готов предпринять и Таиланд.

В течение года США настойчиво добивается от Китая ревальвации юаня на 20%, тем самым переориентировав китайскую экономику с экспорта на рост внутреннего спроса. Но Поднебесная не готова допустить простоя своих фабрик и социальных волнений, поэтому уступила пока лишь 2,5%, отпустив курс USD/CNY с 6,80 до 6,60.

В свою очередь официальный Китай обвиняет США в намеренном ослаблении доллара, создавшего видимость своего падения под давлением рынка, которое на самом деле обусловлено программой количественного смягчения-2 (QE-2). Без слабого доллара у Соединенных Штатов не было бы никакой надежды на достижении цели Барака Обамы удвоить экспорт через 5 лет. Подобные действия США по­ощряют и другие экономики. О количественном смягчении заговорили и в Лондоне: в октябре к 200 млрд ф. ст. , вложенных в программу, будет добавлено еще 100 млрд ф. ст. для покупки облигаций, а ставка останется на уровне 0,5% по меньшей мере до конца 2012 г.

ЧТО СТОИТ ЗА БИТВОЙ ВАЛЮТ?

Простой ответ заключается в простом утверждении: альянсы и союзы крепки лишь при положительной динамике, в момент кризиса их участники действуют по принципу «каждый сам за себя».

Слишком абстрактно. И далеко не полно. Сегодняшняя «война валют» имеет несколько важных аспектов, главный из которых отражает рост глобальной валютной системы, основанной на быстром росте молодых рыночных экономик.

И развитой, и развивающийся мир пострадали от Великой рецессии, правда, не в одинаковой степени. Согласно отчету IMF, производство в развитых странах в 2010 г. не достигнет уровней 2007 г., тогда как развивающиеся экономики покажут рост в 16%. Западный мир инерционный, в нем продолжается deleveraging задолжавших домашних хозяйств, компаний и государственных финансов. Развитые страны должны сократить расходы на 9 процентных пунктов ВВП в среднем за десятилетие, чтобы довести уровень государственного долга до 60% ВВП к 2030 г. Развивающимся странам не требуется никакой консолидации, чтобы удержать их долг на уровне 40% ВВП.

Очевидно, что валютная схватка отражает глобальное противостояние депрессии и дефляции развитого мира против роста и инфляции развивающегося. Рост валютных резервов и профицитов текущих счетов развивающихся стран доказывает это.

Промышленные державы ищут новые способы инициировать рост при подавленном внутреннем спросе, в то время как возникающие рынки хотят сохранить свое преимущество в торговле.

И взаимоотношения США и Китая лишь в концентрированном виде выражают текущую макроэкономическую асимметрию мира. Китай наполнил рынок Америки дешевой продукцией с низкой добавленной стоимостью, а свои резервы разместил в казначейские облигации США. Но деньги, получаемые государством в долг от Китая, в конечном счете лишь раздувают потребительский кредит и ипотеки. Являвшиеся мировым поставщиком денег и капиталов в 1980-е гг., сегодня США превратились в маргинальный хэдж-фонд для Китая, России, Бразилии, держащих свои избыточные средства в казначейских облигациях. Чтобы сдержать дефляцию на севере и инфляцию на юге, курсовые соотношения должны измениться. Но между долларом и юанем с 2007 г. практически не произошло никаких изменений.

Другой особенный аспект «битвы валют» состоит в том, что для каждого центробанка развивающейся страны важно не противостояние север vs юг и даже не сопротивление нацвалюты доллару США, а отношение с региональными конкурентами. Скажем, Китай смирился бы с удорожанием юаня относительно доллара, если бы был уверен, что в этом случае капитал не потечет во Вьетнам, Бангладеш или Бирму, которые поддерживают свои валюты на низком уровне. Равным образом Бразилия боится остаться с дорогим реалом против Аргентины, Чили и Венесуэлы.

Можно тут посетовать на отсутствие координации в валютной политике регуляторов или авторитетного интернационального органа, который в качестве посредника помог бы найти решение проблемы. Но если представить на секунду, что в азиатском регионе существует единая валюта, то и проблема не выглядела бы такой запутанной.

ФАКТОР ЕДИНОЙВАЛЮТЫ

В этой войне валют, когда все хотят видеть свои валюты слабыми, все же существует такая, которая растет. Не считая швейцарского франка (CHF) как валюты safe-haven и австралийского доллара (AUD) как функции от цены на нефть, реально набирает вес только евро. И против иены, и против фунта стерлингов, и особенно против доллара США. Только с 10 сентября курс EUR/USD стремительно поднялся — с 1,2700 до 1,4100, на 11%.

Кажется, будто евро не участвует не только в войне валют, но даже в перестрелке. И пока аналитики гадают, какая сумма будет принята Федеральным резервом для нового количественного смягчения — 500 млрд, 1 трлн или 1,5 трлн долл., ЕЦБ не только не делает шаги в направлении нового Quantitative Easing, но и подумывает об ужесточении кредитно-денежной политики. Правительства еврозоны вместо увеличения госрасходов приняли программу оздоровления общественных финансов.

Курс EUR/USD = 1,4000 можно условно считать «болевым порогом» для европейской экономики. Но даже прогнозы 1,4500 и 1,4600 к концу 2010-го никого в Европе не пугают.

Потому что еврозона имеет единую валюту. Здесь Германия не противостоит vs Франции, vs Италии, vs Испании,… а те не противостоят друг другу через курсовые соотношения. Валюта, которую «хоронили» всего несколько месяцев назад, сегодня показывает себя с наилучшей стороны. Координация, сотрудничество, посредничество IMF (то к чему страны призывают друг друга) — это хорошо. Но единая валюта — много лучше.

Более того, некоторые европейские валюты, такие как польский злотый (PLN) или чешская коруна (CZK), отнюдь не стремятся ослабиться против евро, наоборот, набирают вес. Или, например, чтобы было со странами PIIGS, если бы они не состояли в еврозоне, хотя они сейчас вынуждены сокращать дефициты, урезать госрасходы и зарплаты? Очевидно, сперва была бы спираль девальваций, дабы сократить госдолг, затем спираль инфляции, чтобы забрать деньги у населения. Потом последовало бы тотальное бегство капитала, обрушение рынка госбондов, падение рынка акций, расстройство финансовой системы — реальный шок и трепет!

Только единая валюта заставляет эти страны сегодня идти по пути экономии и оздоровления финансовой сферы. Разве это не доказательство того, что «проект евро» жизнеспособен, необходим и будущее принадлежит ему и подобным проектам?

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА И РОССИЙСКИЙ РУБЛЬ

13 октября ЦБ РФ расширил плавающий коридор бивалютной корзины в каждую сторону на 50 коп. Если ранее ширина диапазона корзины составляла 3 руб. (33,40 — 36,40), то теперь она увеличилась до 4 руб. (32,90 — 36,90).

Скорее всего, «темная зона» нев­мешательства ЦБ РФ осталась прежней: 34,40 — 35,40. А две крайних зоны расширились на 50 коп., т. е. до 3 диапазонов по 50 коп. каждый.

Для поддержания курса Центробанк планирует ежедневно покупать по 200—500 млн долл., действуя в нижнем диапазоне бивалютной корзины «32,90—34,40». Если курс корзины достигнет значения 32,90, то ЦБ РФ произведет одноразовую интервенцию на 650 млн долл. В верхнем диапазоне «35,40—36,90» он будет поступать с точностью до наоборот.

Объясняя свое решение тем, что Россия шаг за шагом продвигается к «модифицированному», а затем и свободному плаванию рубля, официальные спикеры ЦБ РФ заявляют о стремлении отмены валютного коридора. В своем интервью телеканалу Russia Today председатель правления ОАО Банк ВТБ Андрей Костин говорил о мировых «валютных войнах» и о том, что Россия должна развивать и продвигать рубль как международную валюту.

Однако, сдается нам, что дело много проще, и новая тактика преследует не мировые, а прозаические цели. Видимо, участие рубля в «войне валют» будет носить банальный и предсказуемый характер.

В I—III кв. 2010 г. рынок постепенно, но уверенно укреплял рубль до значений ниже 34,40 по бивалютной корзине. С началом осени отчетливо обозначилась тенденция ослабления рубля, и ЦБ РФ отлично понимает, что спрос на валюту останется устойчивым до конца года. Инициатива исходит от крупных российских компаний, которым до конца года необходимо погасить внешние долги около 32 млрд долл.

Но и общая ситуация в экономике далеко не радужная и никак не помогает рублю.

Объемы экспорта природного газа продолжают снижаться — уже менее 10 млрд куб. м. — и достигли угрожающих уровней. Другие статьи российского экспорта (нефть, металл и удобрения) не могут восполнить эти потери. Надежды на преодоление цены нефти уровня в 85 долл./баррель практически не осталось, она застряла на отметке 70-85 долл./баррель.

Хотя сальдо текущего счета России, по оценкам Центробанка, составляет 8,7 млрд долл. (минимальное значение с 2003 г.), на самом деле оно еще меньше — приблизительно 6—7 млрд долл. Впервые за 12 лет валютный рынок может столкнуться с ситуацией массивного оттока валюты по текущему счету.

Растут и инфляционные ожидания. Алексей Кудрин озвучил прогноз на конец года: 7,8—8,2%. Однако и этот потолок, видимо, будет пересмотрен. На данный момент рост цен составляет 6,4% с недельной динамикой в 0,2%. При таком темпе инфляция на конец года достигнет минимум 9%.

В 2010 г. Россия демонстрирует падающую конкурентоспособность. Рост ВВП не превысил 4%, хотя надеялись на 4,3%—4,7%. Темпы прироста импорта за июль—сентябрь составили 190% и уже соответствуют показателям 2007 г., когда рубль демонстрировал рекордную силу и бивалютная корзина стоила 29,60 руб.

Вывод неутешительный. В текущем году Россия не смогла использовать ситуацию низкого потребительского и инвестиционного спроса для обуздания инфляции. Использовать ослабленный почти на 20% с 2008 г. рубль, чтобы расширить внутреннее производство и сократить импорт, не удалось. Поэтому спрос на валюту будет устойчивым и давление на рубль продолжится. Нет никаких оснований считать, будто российский рубль укрепится к концу 2010 г., а бивалютная корзина вернется к уровню в 33,40—34,40 руб. Осенний рубль предстанет более рискованным, волатильным и шатким активом. Кроме того, ЦБ РФ будет крайне трудно поднять учетную ставку, ибо это окажет депрессивный эффект на экономику.

Именно поэтому регулятор отодвинул на 50 коп. верхнюю границу «темной зоны»: уровень в 35,90 как раз и представляет собой планку, которую рынок несколько раз штурмовал в сентябре—октябре (16, 23, 24 сентября, 1, 4, 13 и 15 октября). До уровня 35,90—36,00 ЦБ РФ будет минимально вмешиваться и не станет слишком сопротивляться давлению спроса. Иными словами, ЦБ РФ просто отпустил рубль на одну ступеньку ниже — с 34,50 до 35,50. Органичное ослабление на 3% весьма своевременно для российской экономики. Хотя, согласно октябрьской оценке Reuter’s, рубль на 17% слабее своего среднего 10-летнего значения и занимает 4-е место после валюты Турции (–34%), Мексики (–24%) и Великобритании (–18%). Данный показатель сформирован нулевыми годами — временем беспрецедентного укрепления рубля.

Ничего апокалипсического, конечно, не произошло. И никакой резкой девальвации рубля в 2010 г. не будет. Слабость рубля ограничена значением 36,00 — 36,50 по бивалютной корзине. Так как массированные покупки валюты российскими компаниями и нерезидентами неравномерны, мы еще увидим и фазы укрепления рубля. До конца года бивалютная корзина останется в диапазоне 35,00—36,00 с «бычьими» сантиментами.

Если до конца года курс евро/доллар не выйдет из коридора 1,3400-1,4400, тенденция движения рубля будет выглядеть следующим образом:

  • либо к доллар/рубль = 31,00 и евро/рубль = 41,50;
  • либо к доллар/рубль = 29,80 и евро/рубль = 43,00.

Таким образом, российский рубль будет торговаться вокруг значений 30,50 руб./долл. и 42,00 руб./евро с 2%-ными колебаниями в обе стороны и предпочтением к росту валюты.


Содержание (развернуть содержание)
Уральские записки о финансовой грамотности
Экономика России: осеннее выздоровление от летней жары
Российская экономика — 2011: перспективы, возможности, риски
Уроки кризиса
Год 2011-й: основной сценарий на входе
Весь мир погряз в долгах…Кому и сколько?
Осень-2010: РУБЛЬ В МИРОВОЙ БИТВЕ ВАЛЮТ
Его качает, но он не тонет…
Куда качнутся валютные качели?
Рубль: падать нельзя расти! До каких значений доберется курс национальной валюты к концу года?
Что важно знать и помнить, инвестируя в нефтяной сектор
Нефть: вверх или вниз?
Холодная осень Кристиана Блобьерга
Рынок слияний и поглощений в 2010 году
Shareholder ID: от анализа прошлого к исследованию будущего базы акционеров
Оценка справедливой стоимости для целей IFRS 3 — «Объединение бизнесов»
Национальный расчетный депозитарий: взгляд в будущее

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100