Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Лопатин Владимир, Председатель Комитета АРБ по вопросам внешнего управления и секьюритизации банковских активов, канд. философ. наук

  • Все статьи автора

ЗПИФы для банков. Итоги дискуссии

Август 2010

Паевые инвестиционные фонды, инициаторами и основными пайщиками которых выступают коммерческие банки, — сравнительно новая тема на финансовом рынке России. Каковы перспективы этой тенденции? Что мешает ее развитию? Подробный разговор об этом состоялся в конце июня на конференции, проведенной по инициативе Ассоциации российских банков.

Почти две сотни человек, собравшихся на конференцию с платным входом для участников, плюс давно забытый ажиотаж спонсоров и информационных партнеров — как же должна звучать тематика мероприятия, чтобы привлечь к нему такое внимание в середине знойного лета, без крупных функционеров в президиуме? А между тем звучала она впол­не буднично — «ЗПИФы для банков: сферы применения». Буднично, но, су­дя по всему, очень своевременно. И по-деловому, с жесткой программой, без отвлечений. Видимо, это и предопределило высокий интерес к мероприятию со стороны банков и управляющих компаний, представители которых явно доминировали в зале.

Интерес управляющих компаний к данной тематике в особых пояснениях не нуждается. Паевые фонды — это их хлеб. А вот почему фонды стали интересовать банкиров, и какие именно?

Предметному обсуждению на конференции подверглись две группы ЗПИФов: кредитные фонды и фонды недвижимости. И тому есть причины.

Кредитные фонды: проекты и реалии

Среди 15 разновидностей паевых инвестиционных фондов, предусмотренных нормативами ФСФР, кредитные фонды — едва ли не самый молодой продукт. Им не исполнилось еще и двух лет. В каких целях наш фондовый Регулятор раз­раба­ты­вал этот непростой инструмент? На сей счет есть две основные версии.

Версия первая: кредитный ЗПИФ задумывался как инструмент рефинансирования ранее сформированных кредиторами портфелей, технологически более простой и дешевый, чем секьюритизация этих активов через выпуск долговых бумаг.

Версия вторая: кредитный фонд создавался как инструмент, позволяющий крупным инвесторам вкладывать свои ресурсы в кредитование (выдачу займов), не подпадающее под прямое регулирование ЦБ РФ.

Однако ни то ни другое не было воспринято рынком. И есть некоторые предположения, почему так получилось. В соответствии с директивами ФСФР, владель­цами паев кредитного фонда могут быть только так называемые квалифицированные инвесторы, способные к адекватной оценке рисков конкретного фонда. Казалось бы, в чем проблемы? И банки, и все институциональные инвесторы относятся к категории квалифицированных инвес­торов в силу закона. И все же проблема есть.

Регламентируя деятельность наиболее солидной группы институциональных инвесторов — негосударственных пенсионных фондов (НПФов), наше законодательство практически блокирует им покупку паев «квальных» ЗПИФов. Пенсионные накопления использовать на эти цели НПФам вообще нельзя, а пенсионные резервы — не более 5%. Следователь­но, всерьез рассчитывать на то, что банки смогут через кредитные ЗПИФы секьюритизировать свои уже сформированные кредитные портфели, не приходится. Паи таких ЗПИФов просто некому будет покупать.

Использовать же этот инструмент для внебалансовой выдачи новых займов, ос­таваясь при этом владельцами паев, для банков тоже особого резона нет. Получается и дороже, и хлопотнее, чем кредитование со своего баланса, а ради чего — неясно. Если риски по этим ссудам остаются на банке, то банковский надзор до них все равно доберется. Со всеми вытекающими.

Это, впрочем, не означает, что идея формирования и/или секьюритизации кредитных портфелей через ЗПИФы не применима в нашей стране как таковая. Вполне применима, но только в отношении ипотечных кредитов или займов. Такие активы без особых проблем «пакуются» в ипотечные ЗПИФы и даже находят своих покупателей на рынке, благо фонды этого типа не обязательно должны быть «квальными».

Отечественный опыт создания таких фондов и размещения их паев имеется, и вполне возможно, что сейчас самое подходящее время для его реанимации. С одной стороны, у банков скопилось немало ипотечных портфелей, в том числе благополучно переживших кризис и, следовательно, обладающих высокой надежностью активов. С другой стороны, у НПФов заканчивается срок высокопроцентных банковских депозитов, в которые они чуть ли не поголовно вкладывали свои ресурсы в острую фазу кризиса. Опять становятся востребованными надежные активы с предсказуемой доходностью в диапазоне 11—12% годовых. А ее как раз могут обеспечить ипотечные ЗПИФы.

Но вернемся к ЗПИФам кредитным. Обнаружив почти полную неэффективность по своему прямому назначению, этот инструмент нашел-таки себе «побочное» применение, неожиданное даже для ФСФР. В январе — ноябре прошлого года было зарегистрировано 67 кредитных фондов! И есть все основания полагать, что инициаторами их регистрации были именно банки, формировавшие такие фонды в основном для «упаковки» токсичных кредитов. Иначе чем объяснить тот факт, что к концу года процесс регистрации новых фондов резко затормозился, а из тех, что были зарегистрированы, активами наполнились менее половины?

Объяснить сей факт можно, пожалуй, лишь одним — появлением Письма Центробанка №106-т от 4 сентября 2009 г.

Основной смысл этого «рекомендательного» по статусу, но весьма решительного по содержанию документа сводится к следующему. Регулятор не имеет ничего против создания подведомственными банками паевых инвестиционных фондов вообще и кредитных фондов в частности. Однако при наполнении фонда правами требования по просроченным кредитам ЦБ РФ «рекомендует» руководствоваться теми же подходами к формированию резервов, которыми банк руководствовался, когда эти ссуды были у него на балансе. Тем самым вполне оперативно ЦБ РФ ликвидировал «дырку» в собственных правовых актах, которая позволяла банкам уходить от резервирования по проблемным кредитам на том лишь основании, что на балансе банка вместо этих кредитов оказывались паи кредитного ЗПИФа.

Положа руку на сердце, следует признать принципиальную правоту Регулятора. Если по существу ничего не меняется, если риски никуда не уходят и не уменьшаются, то действительно нет никаких оснований распускать сформированные по этим рискам резервы. Что тут возразишь?

Можно, конечно, возразить, что появление «в деле о токсичных активах» такого фигуранта, как управляющая компания, добавляет в это «дело» не только форму, но и некое содержание, которое как раз и позволяет банку-инвестору изменять режим резервирования. Но в этом Регулятора необходимо убеждать.

Убеждать, в частности, в том, что в ЗПИФе более конструктивно и целенаправленно поставлена работа по взыс­канию проблемных долгов, чем в самом банке. Но для того, чтобы это показать и доказать, нужны механизмы мониторинга качества кредитов, находящихся в ЗПИФе, возможно, более тонкие, чем Положение 254-П. Есть ли такие? А если есть, то захочет ли Регулятор признать правомерность их применения? Ведь до сих пор любые нападки на упомянутое Положение решительно отвергались.

Или убеждать, что паи кредитного ЗПИФа суть более понятный и, следовательно, более ликвидный актив, чем первичные кредитные активы. Понятный — возможно. Ликвидный — вопрос, хотя площадки по торговле паями «квальных» ЗПИФов уже созданы на обеих ключевых фондовых биржах страны.

Значит ли это, что тему «кредитные ЗПИФы для банков» можно благополучно закрыть? Мы полагаем: не значит.

Во-первых, даже после 106-го письма процесс регистрации и формирования кредитных фондов при банках продолжается, хотя и не так интенсивно, как раньше. Стало быть, есть в этом инструменте некий потенциал, не связанный с резервами по ссудам. Его надо вскрывать и использовать.

Во-вторых, и с резервами не хочется ставить точку. Дальнейший диалог с Регулятором по этой тематике от имени АРБ поручено вести нашему недавно созданному Комитету по вопросам внешнего управления и секьюритизации банковских активов. Состав участников Комитета позволяет дискутировать на достаточ­но профессиональном уровне, с глубокой проработкой аргументов. А пока готовимся. Провели вот конференцию. Сейчас анкетируем банки. Ведем консультации с рейтинговыми агентствами, имеющими что сказать по вопросу мониторинга активов в ЗПИФах. Общаемся с ФСФР о допуске этих агентств к необходимой информации. Конструируем новые продукты. Словом, до осени дел предостаточно, а там…

Недвижимость — в ЗПИФ! Все остальное — хуже

О фондах недвижимости на конференции говорили даже больше, чем о кредитных. Существенно меньшее количество проблем, связанных с примене­нием банками этого инструмента, спол­на компенсируется масштабом явления. Объем непрофильной залоговой недвижимости, переходящей в распоряжение российских банков вледствие крайне неэффективной системы принудительных торгов, а также вследствие рухнувшего во время кризиса рынка, уже сейчас приближается к 1 трлн руб., а в перспективе оценивается в 2—3 трлн руб. Что банкам делать с этим добром? Продавать по любой цене? Потери могут быть оглушительными. Держать на балансах до лучших времен? А что тогда делать с этими балансами, отчетностью, нормативами? Сбросить на дочерние структуры? Мало что меняется.

Безоговорочно лучшее решение — формирование при банке ЗПИФа недвижимости. Главная проблема кредитных фондов — изменение режима резервирования — здесь, к счастью, пока отсутствует, поскольку резервирование по самим непрофильным активам, находящимся на балансах банков, ЦБ РФ еще толком не вводил, хотя грозится. Да и других отрицательных моментов, которые бы возникали у банка при передаче непрофильной недвижимости в ЗПИФ, участниками конференции зафиксировано не было: ни в докладах на пленарном заседании, ни в дискуссиях на круглом столе. Недоразумения возникали лишь тогда, когда от ЗПИФов недвижимости требовали слишком многого. Например, того, чтобы переданные в ЗПИФ активы не просматривались в отчетности банка — ни в российской, ни в международной. Это не получается. Но ведь и ни одно решение в финансовом мире в принципе не способно устранить все проблемы, которые хотелось бы устранить. Важно, чтобы оно не создавало новых.

ЗПИФы недвижимости новых проблем не порождают.

А вот количество проблем, которые эти фонды решить в состоянии, напрямую зависит от того, кто и как помогает банку в создании и обслуживании такого фонда. Управляющих компаний в стране много. В том числе и аффилированных с банками. Но лишь немногие из них имеют опыт физической работы с недвижимостью, попадающей в ЗПИФ. А без этого, без четкой сортировки объектов, без достройки одного, перепрофилирования другого, управления третьим и т. д., фонд недвижимости вырождается в такую же «схему», как и кредитный фонд, создаваемый для упаковки токсичных ссуд. И рано или поздно этот фонд привлекает внимание Регулятора, с соответствующими вопросами о целесообразности его создания. Поэтому принцип «пусть не очень хорошо, зато свое», зачастую исповедуемый нашими банками, здесь, при выборе управляющей компании, может оказаться ошибочным, неэффективным.

Для тех банков, кто с этим согласен, теперь имеется возможность побольше узнать о возможностях ЗПИФов и о том, кто в состоянии эти возможности реализовать наиболее полно. С недавних пор при нашем Комитете функционирует консультационная группа, всегда готовая помочь.

Статья опубликована в авторской редакции


Содержание (развернуть содержание)
Догнать и перегнать Колумбию
Худшее позади
Пойдет ли мир по японскому пути?
Восстановление — миф, оплаченный государством за счет увеличения своего долга
Точки роста и инвестиционный потенциал российской экономики в 2010 году
Финансовые услуги в России: быстрый взгляд на перспективу
Ответственные рейтинги
Кредитные ЗПИФы: вчера, сегодня, завтра
ЗПИФы для банков. Итоги дискуссии
Работа российского рынка ценных бумаг с иностранными эмитентами
Предъявление векселя к платежу
Горнорудный start-up: инвестировать нельзя ждать
Розничная торговля в России: итоги кризиса и новые тенденции
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций
Министерства финансов Республики Карелия
Муниципальный долг города Казани
Рынок муниципальных и субфедеральных заимствований динамика развития рынка
Рынок кредитования субъектов Российской Федерации в первом полугодии 2010 года
Инвестфонд — эффективный инструмент ГЧП

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100