Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Лютягин Дмитрий, Аналитик по нефти и газу ООО «ИК «ВЕЛЕС Капитал», канд. экон. наук

  • Все статьи автора

Рынок нефтесервиса: ретроспектива и новые возможности для роста

Июнь 2010

Для того чтобы понять всю специфику нефтесервиса, стоит вспомнить этапы становления этого обслуживающего нефтяников и газовиков подразделения. Очевидно, что нефтесервис появился не из неоткуда: с распадом СССР и образованием первых частных нефтяных компанией начали возникать и коммерческие обслуживающие компании, а также геологоразведочные партии из тех разрозненных активов, которые были разбросаны по всей территории России и которые раньше работали под одним управляющим органом — Министерством нефтяной промышленности СССР.

Интересно отметить, что в начале своего развития частные, и не только таковые, сервисники были, по сути, обречены на некоторое прозябание, обусловленное, во-первых, конкуренцией со стороны собственных подразделений ВИНКов, а во-вторых, стагнированием добывающей отрасли в целом (рис. 1), вызванной периодом консолидации и оптимизации добывающих активов, дефицитом инвестиционных ресурсов, а также сменой государственной парадигмы относительно разведки новых месторождений. Визуально проследить стагнацию нефтесервиса можно на примере одной из его основных операций, а именно бурении. Вплоть до 2000 г. наблюдалось неуклонное снижение объемов проходки новых скважин (рис. 2), превысившее отметку в 85% от показателей начала 1990-х гг. Это отчасти связано с тем, что для советской нефтяной промышленности были типичными избыточные объемы буровых работ, поскольку эффективность основной массы буровых подразделений оценивалась в метрах пробуренной породы (на эффективность операций, оцененной в продуктивности скважин, обращалось мало внимания).

При геологоразведочных работах также чаще применялось экстенсивное бурение, нежели интенсивное ГИС и сейсмическое изучение соответствующих участков. К тому же самим нефтяникам было экономически выгодно вместо бурения новых скважин, «раскупоривать» ранее законсервированные объекты с низкими дебитами, увеличивая дебиты последних новыми методами повышения отдачи пласта (так называемые «агрессивные» методы эксплуатации месторождений). Понятно, что в таких условиях могли выжить только компании, приближенные к добывающим подразделениям, для остальных же была уготована участь пройти через процедуру разорения, слияния или поглощения. Сервисный сегмент переживал длительную и затяжную рецессию, которая выразилась как в сокращении производственных фондов, буровых станков и геологоразведочного оборудования, так и в снижении занятости и квалификации специалистов (потерю «золотого фонда» технологов, инженеров и геологов).

Однако уже в начале 2000-х гг. в экономике и отрасли наметилось оживление, нефтяники изучили и отработали методы увеличения нефтеотдачи пластов на имеющемся в их распоряжении простаивающем фонде малодебетовых скважин. Но для того чтобы качественно сдвинуться с мертвой точки в наращивании объемов добычи нефти, нефтяники начали осознавать, что без задействования всего арсенала сервисных услуг и увеличения объемов бурения не обойтись. По сути, 2—3-летний период можно охарактеризовать как начало возрождения нефтесервисного сегмента в России. Доказательство тому — взрывной рост эксплуатационного бурения, без которого повышения добычи было сложно добиться. Так, в 2000 г. объем только эксплуатационного бурения по России составил 9,2 млн м, что на 4,1 млн м (79%) больше, чем в 1999 г. За год нефтяными компаниями введены в эксплуатацию 3405 новых нефтяных скважин против 2179 скважин в 1999 г. (прирост 56%). Эксплуатационный фонд увеличился на 5925 скважин (прирост 4%), а фонд скважин, дающих продукцию, — на 7075 скважин (прирост 6,8%).

Период пребывания нефтесервиса в упадке не прошел незамеченным и сказался проявлением колоссального дефицита сервисных услуг, который ощущается и по сей день. Именно повышенный интерес к этому виду сервиса и жизненная необходимость нефтяных компаний в нем на фоне дефицита предложений способствовали процессу консолидации данного обслуживающего сегмента, который показал весьма солидную норму прибыли из-за взвинчивания ценовых прайсов на оказываемые услуги.

Начиная с 2001—2002 гг. рынок нефтесервиса активно набирает обороты. Так, до 2009 г. среднегодовой рост по сектору составлял 23,1% в долларовом выражении, размеры данного сегмента увеличились с 5,64 млрд долл. в 2002 г. до 19,61 млрд долл. в 2008 г. (рис. 3). В этот период в Россию устремились иностранные компании, заполняя недостающее предложение, тем самым доказав наличие привлекательности и потенциала развития сектора. Нефтесервис стал более диверсифицирован по набору оказываемых услуг, что создало условия для появления и развития мелких частных компаний, которые были в состоянии предложить уникальные разработки, технологию или услуги по конкурентным ценам.

Останавливаясь на консолидации сектора, хотелось бы отметить появление ряда крупных российских игроков, таких как «Интегра», «Буровая компания Евразия (БКЕ)», «Сибирская Сервисная компания», а из последних стоит отметить ГЕОТЕК, «Римера», ERIELL и др. (рис 4). Одни компании создавались из разрозненных активов путем их консолидации, слияний и поглощений, другие, такие как БКЕ, были образованы путем выделения отечественными ВИНКами собственных нефтесервисных подразделений. Но практически все процессы становления игроков сопровождались привлечением внешнего финансирования, что впоследствии — когда мировой экономический кризис, сопровождавшийся падением цен на нефть и замораживанием кредитных линий, дошел до России, — вынудило некоторых из них платить высокую цену за былые хорошие темпы роста и использование займов. Нередко предприятия нефтесервиса расплачивались с кредиторами своими активами и независимостью. Такая ситуация сложилась в том числе из-за неспособности компаний, активно участвующих в консолидации сектора, оперативно «переварить» приобретения и эффективно выстроить их работу.

Останавливаясь более подробно на результатах работы нефтесервиса за кризисный 2009 г. и начало 2010 г., отметим, что еще в конце 2008 г. на рынке было много прогнозов, относительно того, что нефтесервису будет сложно пережить надвигающуюся бурю (в основном из-за несколько избыточной долговой нагрузки, составляющей 30—55% всего финансирования). Прогнозировалось, что в результате негативного влияния кризиса в секторе останутся только крупные игроки, которых можно будет перечислить по пальцам. Ожидалось, что падение составит 50% и более. Данные прогнозы формировались как на основании планов нефтяных компаний по сокращению капитальных вложений (от компании к компании сокращение инвестиций составило от 15 до 35% (рис. 5 и 6), причем инвестиции урезали в первую очередь на геологоразведку и так называемые вторичные процессы в нефтесервисе), так и с учетом «захлопывания» рыков капитала для финансирования текущей операционной деятельности. Также на рынок давило и снижение цен на оказываемые сервисные услуги основными игроками (демпинг), предпринятое ими в попытке удержать объемы.

Однако по итогам 2009 г. нефтесервис хоть и показал падение, но не столь сокрушительное, как можно было ожидать, а в начале 2010 г. вообще продемонстрировал хорошие темпы роста. По первым ориентировочным данным, снижение по всем сегментам составило в долларовом выражении 30—35%, в рублевом эквиваленте 10—15%, и то за счет нескольких бизнес-направлений. Наибольшие потери понес сегмент производства нового оборудования (более 50% в долларовом эквиваленте), который помимо снижения спроса со стороны российских потребителей испытал конкуренцию со стороны зарубежных поставщиков аналогичного оборудования, и в первую очередь из Китая. Вторым по уровню сокращения объемов стал сектор геофизики и разведочного бурения — 39 и 41% соответственно. Хотя в целом по сегменту эксплуатационного бурения (куда входит и разведочное бурение) изменения относительно 2008 г. были незначительными и составили всего 2,5% снижения. И именно благодаря этому направлению отрасль в целом справилась со сложностями, имевшими место в 2009 г.: в структуре выручки компаний сервисного рынка данное направление занимает значительную долю (около 40—42%). В некоторой степени российским компаниям помогла и девальвация рубля, прошедшая в конце 2008 — начале 2009 г. Рубль с начала острой фазы кризиса ослабел на 27%. За счет данных макроэкономических изменений отечественный нефтесервис стал более конкурентоспособным в сравнении «дочками» крупных международных игроков, что позволило перехватить ряд заказов.

Если посмотреть на финансовые результаты (см. таблицу) основных публичных игроков сектора («Интегра» и БКЕ), то можно увидеть, что при всей турбулентности, которая сопровождала бизнес компаний в течение прошлого года, им удалось сохранить свою операционную эффективность. К тому же 2009 г. стал для компаний удачным по свободному денежному потоку для акционеров, что показательно с той точки зрения, что ранее акционеры в основном вкладывались в развитие, сейчас же начали получать отдачу на свои вложения. Понятно, что положительное значение FCF в основном связано со снижением капитальных вложений, но мы полагаем, что теперь компании могут, и будут планировать свою деятельность по развитию с учетом баланса между возможными доходами и необходимостью прирастать новыми активами или расширяться органически. К тому же положительный FCF позволил компаниям сектора снизить свои текущие задолженности, а также провести реструктуризацию кредитного портфеля. И тем не менее прошедший год был сложным для сектора, прежде всего в эмоциональном аспекте и в плане перспектив, в основном для средних и мелких компаний, связанных друг с другом зависимыми бизнес-процессами. Так, по данным президента «Союзнефтегазсервис», около 20—25% средних и мелких компаний сектора ушли с рынка за время текущего экономического кризиса. Схема падения бизнеса можно описать по следующей схеме: в начале с рынка уходила более-менее крупная компания, и в дальнейшем ее уход провоцировал череду банкротств на более низком уровне, среди компаний, которые являлись эксклюзивными поставщиками первой или услуг или оборудования.

Возвращаясь к анализу развития ситуации в 2009 г., стоит отметить, что из-за кризисных явлений в экономике, ряда проблем у компаний сектора и отсутствия предсказуемых перспектив их благополучного разрешения (особенно в конце 2008 г.) страсти, бушевавшие в предыдущие годы относительно консолидации отрасли, несколько поутихли. Однако уже с лета 2009 г., когда игроки почувствовали некоторую оттепель и восстановление спроса на свои услуги благодаря росту цен на нефть, произошли очередные перетасовки в отрасли и зашли разговоры о скорой смене владельца того или иного предприятия или о стратегических альянсах с целью вдохнуть новую жизнь в совместный бизнес. Представители нефтесервисного сектора начали оценивать новые открывающиеся возможности. Данные подвижки связаны и с тем, что ряд предприятий сервисной отрасли оказались не готовы встретить кризис и вынуждены ограничить капрасходы и приостановить некоторые проекты, чем, по нашему мнению, не преминут воспользоваться более крупные компании, и в особенности иностранные игроки, обладающие большими возможностями по доступу к рынкам капитала. Новые тенденции будут активно развиваться в ближайшие 2—4 года, особенно с учетом прогнозируемого макроэкономического окружения и ожидаемой динамики цен на нефть (рис. 7).

Участники рынка понимают, что, учитывая складывающуюся конъюнктуру цен на активы, а также имеющиеся затруднения с текущим и долгосрочным финансированием у ряда предприятий, сегодня открываются широкие возможности по созданию компании, способной занять лидирующее положение в своем сегменте или регионе. И, что очень важно, эти проекты можно реализовать за разумные деньги, взяв от рынка максимум. При этом перспективы на рынке отрываются довольно заманчивые: согласно прогнозам (см. рис. 3), к 2015 г. объем рынка нефтесервиса не только вернется на докризисные уровни, но и превысит уровень 2008 г. на 52—57% (ожидаемый объем составит 30—31 млрд долл.). Из наиболее ожидаемых событий можно выделить возможное выделение ряда активов из «Римеры» (хотя компания будет до последнего стараться самостоятельно развивать геологоразведку), интерес иностранного капитала к активам ГЕОТЕКа, диспут «Интегры» и отдельных бизнес-структур относительно Уралмаша, принадлежащего первой, небольшие слияния в секторе независимых и разрозненных предприятий и геологоразведочных партий, не исключена продажа собственных сервисных подразделений ВИНК и др.

Текущая активность в секторе M&A становится возможной с учетом открывающихся рынков капитала. Инвестиционные компании, банки и инвесторы в широком понимании вновь проявляют внимание к реальному сектору экономики, и нефтесервис здесь не будет исключением. Этот интерес дополнительно подогревается планами государства по поддержке данного сегмента и разработке программ освоения новых регионов, ожиданиями самих нефтяных компаний по наращиванию добычи на новых месторождениях и удержанию производственных мощностей на старых, что в целом соотносится с планируемым объемом капитальных вложений (см. рис. 5 и 6). В частности, согласно энергетической стратегии до 2030 г. добыча нефти в России должна увеличиться до 530—535 млн тонн, газа — до 880—940 млрд куб. м (рис. 8), при том что в 2017—2022 гг. будет достигнут пик добычи выше обозначенного целевого уровня. Для получения столь существенных целевых параметров должен произойти рост рынка поисковых и нефтесервисных услуг, который в натуральном выражении должен превысить 300%. Данный вывод мы делаем исходя из потенциальной структуры распределения добычи по регионам и того, что на основании некоторых оценок к 2030 г. за счет геологоразведочных работ может быть обеспечен совокупный прирост запасов нефти в объеме около 12 млрд тонн. Дело в том, что повышение показателей добычи будет обеспечиваться новыми нефтегазовыми провинциями (Восточная Сибирь, Дальний Восток, Тимано-Печерская провинция и шельфовые месторождения), именно в сторону этих регионов и будет перераспределяться структура доходов нефтесервиса (рис. 9). Необходимый прирост запасов нефти для достижения оптимальных уровней добычи в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке оценивается в 1,8 млрд тонн к 2020 г. и свыше 3 млрд тонн — к 2030 г. К 2020 г. доля добычи нефти в новых регионах должна увеличиться до 17—21%, доля добычи газа — до 25—30%.

Говоря о государственных мерах стимулирования развития и поддержки нефте- и газосервиса, следует отметить, что государство рассматривает варианты и по созданию «национального чемпиона» в секторе сервисных услуг для нефтегаза. Это придаст дополнительный импульс конкурентной борьбе, а также побудит процессы консолидации отрасли, в результате чего представители инвестиционного сообщества и независимые сервисные компании смогут заработать, так как при данной работе не исключено выделение ряда активов и их приватизация. К тому же представители власти высказываются за поддержку нефтесервиса квалифицированными кадрами, за внедрение соответствующих программ обучения и переподготовки в профильных вузах. Такая поддержка нефтесервиса необходима, она позволит сервисникам акцентировать свое внимание непосредственно на развитии бизнеса, нежели на самостоятельном обучении специалистов. Среди других мер по стимулированию развития нефтедобывающей промышленности — вопросы снижения налоговой нагрузки на добытчиков, что разрешит нефтяникам инвестировать освобождающиеся средства в освоение новых регионов нефтедобычи и увеличение операций на новых месторождениях. А это в свою очередь позитивно скажется на росте заказов для нефтесервиса.

Нефтесервису при всех сопровождающих его трудностях удалось достойно пройти острую фазу экономического кризиса и по итогам I кв. 2010 г. показать неплохие результаты — развитие продолжается и ускоряется. Да, время от времени с той или иной компанией сектора случаются проблемы, связанные с процессами становления данного сегмента, но, по нашему мнению, общая привлекательность для инвесторов сохраняется. И именно перспективы развития нефтегазовой отрасли в целом на ближайшие годы, ожидание дальнейшей налоговой либерализации и статус ядра российской экономики укрепляют интерес инвесторов к обслуживающим смежным секторам, к которым, бесспорно, относится нефтесервис. Текущая оттепель как на рынках капитала, так и в секторе M&A позволяет создать задел на дальнейший долгосрочный рост нефтесервиса и заработать на этом даже рядовому инвестору. Инвестиционное сообщество сейчас имеет самый широкий набор инструментов для вхождения в сектор, среди которых — рынки акций и облигаций, проектное финансирование под отдельные проекты и совместные предприятия, поэтому можно выбрать тот инструмент, который соответствует собственному временному горизонту инвестирования и уровню риска.





Содержание (развернуть содержание)
Восточный экспресс вдоль линии финансового фронта
Листинг на Гонконгской фондовой бирже
Унесенные оптимизмом
Проблемы Греции или всей Европы?
Рейтинги: грозное оружие под личиной объективности
Паника, госдолг и динамика рынков — реальные проблемы пока не отыграны
Процедуры реорганизации путем присоединения
«Заслуги» по услугам... (По материалам дела, которое так и не стало уголовным ...)
Стратегия и практика разрешения споров по сделкам M&A
Налогообложение частных инвесторов — применение нового законодательства
Инструменты компенсации убытков по английскому праву
Рынок нефтесервиса: ретроспектива и новые возможности для роста
Доходность банковского бизнеса — вернутся ли былые времена?
Российские банки — потенциальные заемщики?
Проектное финансирование в странах СНГ: современный статус и перспективы
Форум «Инвестиции в России» — возрождение старого брэнда

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100