Casual
РЦБ.RU

Паника, госдолг и динамика рынков — реальные проблемы пока не отыграны

Июнь 2010

Для определения возможных последствий «эпидемии» и выявления следующих «инфицируемых» достаточно взглянуть на общее состояние ведущих стран региона. Наибольшей защищенностью от воздействия негативных факторов сжатия рынка государственного кредита обладают Германия и Франция, не имеющие дефицита государственного бюджета, измеряемого трехзначным процентным соотношением к ВВП, и не являющиеся основными держателями государственных долговых бумаг родины Эсхила и Прометея. Ситуация говорит сама за себя: по данным Федерального агентства занятости Германии, число безработных в апреле уменьшилось на 68 тыс. человек, а уровень безработицы снизился до 8,1% по сравнению с 8,5% в марте. В текущей ситуации прогресс на рынке труда неизменно скажется на общем потреблении товаров и услуг в экономике в будущем и, соответственно, укрепит общий процесс восстановления.

Обстановка на юге и юго-востоке Европы по-прежнему оставляет желать лучшего. Достаточно упомянуть о том, что соотношение государственного долга к ВВП Италии и Греции на конец 2009 г. составило 116 и 115% соответственно. Положение таких стран, как Испания и Португалия, несколько лучше — 53 и 77% долга по отношению к ВВП. Однако здесь появляется другая проблема — слабый экономический рост. По этой причине начало 2000-х гг. для Португалии ознаменовалось менее чем 1%-ным ежегодным ростом ВВП, и основу ее экономики составили иностранные инвестиции (рис. 1). Учитывая, что основные держатели долга страны — иностранные банки, риск смены настроений кредиторов для нее аналогичен и не менее опасен, чем для Испании и Греции.

Если внимательно изучить структуру долговой нагрузки и бюджетного дефицита стран южной Европы, становится понятно, что следующей мишенью для панических проявлений должна стать отнюдь не Португалия с ее довольно привлекательным соотношением инфляции и динамики ВВП, а также уровнями безработицы и бюджетного дефицита (рис. 2, 3), а как раз Испания. Именно поэтому можно считать очень позитивным для еврозоны фактом готовность испанского правительства жестко снизить расходную часть бюджета для сокращения дефицита до 3% от уровня ВВП.

Кроме того, существенная угроза нависает над Италией и даже Францией, в которой и соотношение дефицита бюджета к ВВП, и особенно безработица имеют высокие показатели среди европейских стран. Тем не менее страшно совсем не это. В действительности беспокоят не менее пугающие удельные показатели США, абсолютный размер которых драматическим образом превосходят европейские характеристики. Таким образом, невольно закрадывается догадка, что проблемы юга Европы — либо прелюдия, либо ширма проблем США.

Одной из основных проблем также является то факт, что за прошедшие 10 лет рост заработных плат опережал рост производительности. В данный момент простые обыватели не готовы и не желают идти на сокращение своих доходов, что уже не раз вызывало волну протеста, несмотря на решение правительств проблемных государств о необходимости этих непопулярных мер для снижения бюджетных затрат. В этой ситуации обесценивание долга через повышение инфляции — один из выходов, однако для этого требуется, чтобы долг был в достаточной мере растянут во временном промежутке и носил долгосрочный характер. К тому же, при таком сценарии социальные последствия будут очень сложными и значительного снижения уровня реальных личных доходов избежать, естественно, не удастся.

Кстати, жесткий подход таких членов Евросоюза, как Германия, к госрасходам спасаемых стран продиктован отнюдь не жадностью или не желанием оказывать поддержку — в действительности урезание излишних статей затрат влечет за собой более экономное и вдумчивое использование финансовых ресурсов, которые имеют требования срочности и возвратности. Так, только при улучшении структуры и динамики бюджетов возможно разрешение возникших проблем, в противном случае можно лишь получить отсрочку перед более масштабным падением. Собственно, Испания показала свою готовность «садиться на диету», Греция к столь же радикальным мерам на словах тоже готова, но твердого подтверждения реальности этих планов со стороны наднациональных евроструктур пока нет, как нет удовлетворения ими и со стороны Германии. Возможно, именно это отсутствие четкой положительной динамики (хотя бы в ожиданиях) пугает инвесторов едва ли не больше всего остального.

Один из основных вопросов, тревожащих многих кредиторов Европы и других стран: кто следующий? Вполне вероятно, что жребий судьбы падет на Испанию, которая в не меньшей степени зависит от иностранных инвестиций и банки которой являются на 30% держателями португальского долга. Другой фактор — размер экономики страны, который мал. «Ложкой меда» в этой ситуации может быть соотношение государственного долга к ВВП, составляющее чуть более 50%.

Стоит отметить, что напечатать деньги для постепенного сжигания долга в зоне евро гораздо сложнее, чем в США или Великобритании, так как ЕС состоит из нескольких суверенных участников, объединенных общим экономическим «зонтом». Причем если увеличение денежной массы евро для одних участников — благо, то для других — весьма нежелательное событие.

Однако текущее снижение курса европейской валюты в данный момент частично решает проблему стран, испытывающих затруднения в экспортных поставках. Кроме того, в высших финансовых и политических кругах стран-членов все сильнее звучат призывы о необходимости возврата к более жесткой политике контроля инфляции. Вполне возможно, что именно это было и одним из условий предоставления кредита Греции и формирования спецфонда взаимопомощи. Как бы то ни было, но несомненное усиление немецкого влияния в ЕЦБ практически исключает смягчение монетарной политики в близком будущем, особенно если представитель этой страны (что весьма вероятно) станет новым председателем единого европейского банка.

Угроза повышения ставки в США в конце 2010 г. служит дополнительным фактором, говорящим в пользу скептического отношения к возможности инфляционного скачка в еврозоне. Подтверждением справедливости опасений относительно роста ставки в США будет снижение американского уровня безработицы в районе 8—8,5%.

При этом отметим, что на осенний период также приходится высокая вероятность смещения фокуса тревоги с еврозоны на США, хотя последние изо всех сил постараются сделать китайскую экономику следующей жертвой паники, правда, у этого варианта и глубины распродаж есть серьезные ограничители. Первые сигналы такой подготовки уже поступают, и по степени усиления разговоров о перегретости и перекупленности китайских рынков (недвижимости, кредита, акций и т. д.) в принципе можно будет судить о приближении активной фазы атаки.

Будоражит умы и состояние рынка нефти на фоне текущих финансовых событий и в преддверии сезона отпусков. Судя по текущему состоянию рынка труда в США и Европе, пора отпусков вряд ли окажет серьезное позитивное влияние на потребление нефтепродуктов. Согласно статистике граждане хотя и готовы тратить свои сбережения, но вряд ли предпримут в прежних объемах длительные дорогостоящие поездки, следовательно, авиаиндустрия рискует потерять значительную часть рейсов из-за новых ограничений на полеты в Европе. Таким образом, возможное снижение потребления автобензина в США и авиакеросина в ЕС не сумеет повлиять на значительный спрос на «черное золото». Отсутствие дополнительных катализаторов роста в виде данных корпоративной отчетности компаний до конца II кв. и начала III кв. станет фактором, играющим на стороне «медвежьего» настроя. В этой связи мы полагаем, что цена марки Light Sweet способна остаться на длительное время возле отметки 69—71 долл./баррель, а в случае ухудшения обстановки опустится до 62—64 долл. Почти 10%-ный уровень безработицы в Европе и США вряд ли позитивно отразится на розничном рынке нефтепродуктов в традиционный период отпусков. Нестабильность и нервозность рынков способны сохраниться вплоть до осени текущего года, когда в преддверии отопительного сезона рынок нефти, вероятно, начнет учитывать данный фактор и, как следствие, спрос на энергоносители может поднять волну роста на фондовых площадках.

Мировые фондовые рынки, демонстрирующие в последнее время высокую волатильность, могут выбрать коррекционный сценарий с периодическими консолидациями и восстановлениями на технически значимых для участников уровнях (рис. 4). Для Индекса широкого рынка S&P 500 такими позициями являются 1100 и 1050 п. п., а для Индекса DJIA — 10200 и 9900 п. п. Отечественные площадки будут очень чувствительны, поэтому уровень 1225 п. п. по ММВБ следует рассматривать как нормальную глубину коррекции, располагающую к подбору бумаг даже умеренно настроенными инвесторами. В целом же состояние российского рынка акций в летний период традиционно будет соответствовать общему настрою западных коллег, рынки которых в большей степени озабочены решением собственных проблем в сфере рисков и ликвидности, нежели игре на российских внутренних корпоративных новостях.

Как показывают исторические исследования, проведенные за последние 100 лет на американском биржевом рынке, в частности анализ динамики Индекса S&P Composite, в конце десятилетия в 7 случаях из 10 происходило снижение котировок, что свидетельствует о статистическом преимуществе «медвежьего» настроя в данный период времени. В этой связи перспективы облигационного рынка, а также рынка депозитных вкладов этим летом нам видятся более привлекательными для инвесторов по сравнению с нахождением в длинных позициях на рынке акций. При этом надо быть готовым войти в рынок в конце июня—июле в случае сильной просадки — примерно 15—25% от текущих уровней.




Содержание (развернуть содержание)
Восточный экспресс вдоль линии финансового фронта
Листинг на Гонконгской фондовой бирже
Унесенные оптимизмом
Проблемы Греции или всей Европы?
Рейтинги: грозное оружие под личиной объективности
Паника, госдолг и динамика рынков — реальные проблемы пока не отыграны
Процедуры реорганизации путем присоединения
«Заслуги» по услугам... (По материалам дела, которое так и не стало уголовным ...)
Стратегия и практика разрешения споров по сделкам M&A
Налогообложение частных инвесторов — применение нового законодательства
Инструменты компенсации убытков по английскому праву
Рынок нефтесервиса: ретроспектива и новые возможности для роста
Доходность банковского бизнеса — вернутся ли былые времена?
Российские банки — потенциальные заемщики?
Проектное финансирование в странах СНГ: современный статус и перспективы
Форум «Инвестиции в России» — возрождение старого брэнда

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100