Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Диркс Штефан, Партнер отдела сопровождения корпоративных сделок и реструктуризации КПМГ в России и СНГ

  • Все статьи автора

Прямые инвестиции в России: недооцененный инструмент создания и перераспределения капитала

Май 2010

Фонды прямых инвестиций могли бы играть гораздо более значимую роль в создании и распределении капитала в России: непосредственные вложения в производство или активы способствуют повышению качества управления фирмами — объектами инвестиций, потенциальному увеличению доли материальных и нематериальных ресурсов, эффективно используемых в масштабах экономики страны, а также обеспечивают финансовую поддержку развития ведущих направлений российской науки. Но чтобы оптимально выполнять столь важные функции, фондам прямых инвестиций необходимо пересмотреть стратегию своей деятельности.

На данный момент прямые инвестиции играют не слишком заметную роль в структуре собственности в России. Достаточно упомянуть, что суммарный объем прямых капвложений в 2008 г. составил 2 млрд долл. США1, а общий объем сделок слияний и поглощений — 122,4 млрд долл.2 Средняя величина сделок с участием фондов прямых инвестиций достигала 12 млн долл., на рынке слияний и поглощений — 175 млн долл. И хотя точных данных по размерам прямых инвестиций за 2009 г. пока нет, весьма вероятно, что этот разрыв станет еще существеннее.

Прямые капвложения, как наглядно показывает пример Китая, являются одним из факторов улучшения качества управления объектами инвестиций (в чем нуждаются многие российские предприятия), и это вызывает некоторое удивление. Принято считать, что прямые инвестиции ведут к надуванию «пузырей» за счет предоставления слишком дешевых и крупных займов, использования налоговых щитов в виде вычетов процентных платежей из облагаемого дохода. Публичные компании предлагают более привлекательное соотношение риска и доходности, так как подчиняются более жестким требованиям рынков капитала. Однако знакомство с фактами позволяет сделать интересные выводы.

В странах БРИК прямые инвестиции стали весомой альтернативой другим формам собственности, и это подтверждает опыт Индии и Китая. В КНР, например, прямые капвложения в 2008 г. составили приблизительно 8 млрд долл. США, что в 4 раза больше, чем в России (или в относительном выражении — 0,18% ВВП за 2008 г. против наших 0,12%). Какое же влияние они оказали на состояние экономики этих государств? Ответ на данный вопрос дает Торговая палата ЕС в Китае: прямые инвестиции в стране стали движущей силой экономического развития, толчком к созданию рабочих мест, внедрению инноваций и осуществлению успешной предпринимательской деятельности3.

Предприятия, ставшие объектами прямых инвестиций, превосходят сопоставимые с ними публичные компании с точки зрения фундаментальных факторов повышения акционерной стоимости. Так, в период 2002—2008 гг. такие фирмы демонстрировали в Китае рост, на 3 процентных пункта опережающий показатели публичных компаний. И что еще более примечательно, их прибыль увеличивалась на 39 сложных процентов в год, что на 25 процентных пунктов больше, чем в публичных компаниях.

Скептики могут возразить, что это было достигнуто за счет сокращения персонала или благодаря помощи государства. Однако опыт Китая свидетельствует об обратном. Получающие поддержку от прямых инвесторов фирмы расширили штат своих сотрудников на 16%, тогда как публичный сектор — на 8%. Кроме того, валовой доход работников фирм — объектов прямых инвестиций был на 7% выше, чем в сопоставимых публичных компаниях. Аналогичная тенденция прослеживается и в отношении налоговых платежей. В принадлежащих прямым инвесторам предприятиях они возросли на 28%, а это +10 процентных пунктов по сравнению с публичными компаниями.

Таким образом, существуют убедительные доказательства того, что получающие прямые инвестиции фирмы на успешно развивающихся рынках создают больше дополнительных материальных ценностей, чем сопоставимые с ними публичные компании. Более того, они в значительной степени вкладывают в будущее. Привлекающие прямые инвестиции предприятия в среднем направили 1,8% своих доходов в НИОКР, тогда как публичные компании — 0,7%.

Нераскрытый потенциал России

Желательно, чтобы подобные показатели были характерны для всех областей российской экономики и на всех этапах развития фирм — объектов инвестиций. Однако реальность такова, что прямые вливания в России в основном ограничиваются узким спектром отраслей, сконцентрированных вокруг потребительского сектора. Рынки потребительских товаров и финансовых услуг, безусловно, доминируют: в совокупности на их долю в 2008 г. приходилось почти 50% общего количества прямых инвестиций в России. По типам вложений картина еще более однообразная: инвестиции в развитие бизнеса занимают более 80% от общего объема, тогда как поступления на ранней стадии осуществления проекта или строительства предприятия, по нашим оценкам, не превышают 5%.

Тем не менее потенциал создания материальных ценностей в нашей стране выходит далеко за рамки потребительской сферы. В основе этого лежит недостаточное освоение ресурсов, недооценка компаний малого и среднего бизнеса и статус России как одного из ключевых рынков роста, своеобразного «коридора», выводящего к другим глобально перспективным регионам.

Материальные ценности накапливаются путем наиболее рационального использования активов. Однако в настоящее время лишь незначительная часть российских ресурсов капитализирована и может быть задействована в экономике. Это в меньшей степени относится к материальным активам и гораздо в большей — к нематериальным: знаниям и человеческим ресурсам.

Важнейшими мерами по изменению ситуации являются приватизация, ГЧП и реструктуризация цепочки формирования стоимости. Все это позволит увеличить объем средств на балансе предприятий, повысить эффективность их хозяйственного расходования и привлечь необходимый капитал. Участие в сделках приватизации и активный поиск возможностей их заключения и реструктуризации открывает перед прямыми инвесторами широкие горизонты для создания материальных богатств.

Рост материальных богатств России за счет внедрения зарубежных технологий

Нами выделено несколько секторов, которые имеют завидные характеристики, но доля прямых инвестиций в них ниже, чем в других отраслях. Это пищевая, металлообрабатывающая, целлюлозно-бумажная промышленность, производство аппаратуры и средств связи, машин и оборудования, строительных материалов, одежды и аксессуаров, медицинской техники и расходных материалов.

Все указанные секторы экономики являются достаточно крупными в России и могли бы увеличить выпуск продукции и рентабельность за счет применения существующих зарубежных технологий. Кроме того, большая часть этих отраслей практически исчерпала возможности роста на своих профильных рынках. Отдельные европейские машиностроительные холдинги прогнозируют, что 90% будущих продаж машин и механизмов нового поколения придется на Россию, Китай, Индию и Латинскую Америку. Этим предприятиям все труднее получать доступ к таким ресурсам без присутствия на соответствующих локальных рынках.

Российские компании находятся в наиболее выгодном положении, чтобы воспользоваться данной ситуацией. Если вычленить их из высокоинтегрированных цепочек формирования стоимости или неэффективных структур, то они могли бы привлечь к себе такое внимание руководства, которого они заслуживают. Эти предприятия, на наш взгляд, без труда могли бы многократно приумножить свою текущую стоимость, что стало бы веским аргументом в пользу вложения средств для любого достаточно продвинутого прямого инвестора.

Изменим мир с помощью российской фундаментальной науки

Россия — один из признанных мировых лидеров в сфере передовых фундаментальных исследований. Однако преобразование их результатов в экономический успех всегда считалось слабым местом нашей страны. И у этой «неспособности» существует масса причин культурного и социального характера. Главным здесь является катастрофически ничтожное количество малых и средних предприятий, которые сотрудничают с университетами и научными институтами и трансформируют плоды глобальных изысканий в коммерческие решения.

По нашему мнению, есть ряд отраслей, где прикладные инновации могут быть быстро выведены на рынок и в которых Россия имеет неоспоримые конкурентные преимущества с точки зрения потенциала отечественных разработок. Создание высокотехнологичных материалов, технологии в области энергетики, добычи полезных ископаемых и нефти, производства нефтехимической продукции, получения биотоплива и углеродного хранения (секвестрация углерода) — вот лишь неполный перечень таких достижений.

Прямые инвестиции должны способствовать активному продвижению подобных ноу-хау и высвобождению огромного «багажа» фундаментальных исследований, проводимых в России. А для этого необходимо, чтобы фонды прямых инвестиций:

  • объединили свои усилия с научным сообществом;
  • определили ключевые технологии и сферы для их успешного применения;
  • оказывали содействие в приватизации (коммерциализации) компаний, образующихся в процессе отделения от университетов и научных институтов;
  • принимали участие в СП, создаваемых на базе принадлежащих им малых и средних предприятий, научных институтов и крупных корпораций.

Это, несомненно, стало бы драйвером успешного вложения венчурного капитала, подобно кластеру «Силиконовая долина — Массачусетский технологический институт — Стэнфорд — Беркли».

Стратегические соображения по поводу российской модели прямых инвестиций

Выбор данного способа формирования стоимости дает значительные «привилегии» российским фондам прямых инвестиций и компаниям, которым они оказывают поддержку. Не ограничиваясь внедрением на одном только внутреннем рынке, они могли бы использовать российские активы и достижения в масштабах мировой экономики.

Но чтобы такие кардинальные изменения оказались удачными, требуется переосмысление некоторых важных элементов российской модели прямых инвестиций. Чтобы добиться высокой доходности от вложенных средств, все преобразования глобального и регионального характера должны производиться одновременно.

Фондам прямых инвестиций следует критически и всесторонне оценить свою деятельность. Их количество достигло рекордной величины — 4270 в 2009 г.4 Однако обвал рынков ссудного капитала показал, что не все фонды обладают конкурентными преимуществами. Вероятно, значение таких задач, как поиск сделок и выход из проектов, было переоценено, тогда как процедурам юридической, финансовой, технологической и маркетинговой проверки, активному управлению портфелем уделялось недостаточно внимания.

Только те фонды, которые грамотно подходят к комплексному анализу потенциального объекта инвестиций и по-настоящему конкурентоспособны с точки зрения рационального управления своими инвестиционными портфелями, будут и в дальнейшем превосходить активы других классов. Для российских фондов это означает:

  • определение собственных конкурентных преимуществ или поиск партнеров;
  • отход от шаблонов проведения комплексных проверок объекта и концентрация усилий на своевременном выявлении действительно важных направлений;
  • разработку планов действий на первые 100 дней на этапе комплексной проверки;
  • контроль над инвестициями и активная управленческая позиция.

Особое внимание к созданию стоимости в период владения объектом ставит на повестку дня еще один вопрос, который касается инвестиционного цикла. Очевидно, что на данный момент никаких четких критериев не существует. Однако мы считаем, что цикл прямых инвестиций должен быть приближен к бизнес-циклу. В противном случае компании, получающие поддержку от фондов прямых инвестиций, в большинстве своем не смогут добиться реальных изменений. Иными словами, период, в течение которого инвестор будет владеть долей в объекте инвестирования, растянется, и, возможно, существенно.

Глобализация деятельности при одновременном расширении регионального присутствия

Российским фондам прямых инвестиций придется приложить немало усилий: с одной стороны, им нужно догнать своих основных конкурентов, а с другой — расширять свое региональное присутствие.

До настоящего времени ареной деятельности фондов прямых инвестиций была, безусловно, Москва, если не считать незначительный второстепенный кластер в Санкт-Петербурге. Для некоторых управляющих фондов даже неделя взаимодействия с руководящим составом компаний — объектов инвестиций в регионах казалась обременительной. По нашему мнению, такой подход неэффективен. Значительная часть успешных сделок в будущем будет совершаться в российских регионах, где и стоит искать объекты для инвестиций. Руководству таких региональных компаний потребуется поддержка на местном уровне для решения локальных задач.

Ценность, которую представляют собой российские предприятия как некий трамплин к перспективным рынкам роста, может быть использована в полной мере только в том случае, если российские фонды прямых инвестиций смогут добиться повышения стоимости международных компаний, рассматривая Россию как надежный путь к развитию. А это означает: покупай и создавай в международных масштабах. Российским фондам прямых инвестиций следует проводить активную политику приобретений на зрелых рынках, добавляя к вложенным средствам дополнительные ресурсы в виде знаний (локального портфеля) и управляя передачей технологий. Все это необходимо для того, чтобы в дальнейшем российские фонды имели возможность конкурировать с солидными мировыми фондами прямых инвестиций.

Увеличение числа отраслей для прямых инвестиций и видов инвестиций

Как отмечалось выше, матрица прямых инвестиций, осуществляемых в России, является относительно сложной и ограничивается потребительским рынком, финансовыми услугами и некоторыми другими сферами. Однако данная формула в скором времени должна измениться.

Круг отраслей, способных предложить хороший уровень доходности, должен расшириться в кратко- или среднесрочной перспективе. Огромный потенциал у секторов, близких к фундаментальной российской науке: создание высокотехнологичных материалов, разработка технологий в области энергетики, добычи полезных ископаемых, нефти, производства нефтехимической продукции, получения биотоплива. Но существуют и другие сегменты, весьма привлекательные для вложений капитала: розничная торговля, отрасли, обслуживающие потребительский сектор, здравоохранение.

Количество видов инвестиций также должно увеличиться. Мы видим большие перспективы в участии в сделках по приватизации, вложении венчурного капитала в практическое применение результатов российских фундаментальных исследований, преодолении последствий кризиса путем финансового оздоровления предприятий и их вывода из депрессии.

В целом возможности, которые предоставляет Россия грамотным инвесторам, по-прежнему велики. Развитие института прямых капвложений способно обеспечить значительный рост богатств, при этом не только для акционеров, но и для экономики в целом. Однако требуются достаточно серьезные коррективы в работе фондов прямых инвестиций, а также в экономической и политической сфере. Руководству фондов необходимо решить, могут ли они управлять этими преобразованиями и достаточно ли высока цена, чтобы оправдать риск.


Содержание (развернуть содержание)
Проблемы создания международного финансового центра на постсоветском пространстве
Нормативы собственных средств: бесплодные усилия любви
Иностранные ценные бумаги на рынке коллективных инвестиций: инфраструктурное обеспечение сделок
Страхование рисков профессиональных участников рынка ценных бумаг
Объединение ЗАО НДЦ и ЗАО РП ММВБ — плюсы для участников рынка
Привлечение капитала с помощью CLN (Credit linked notes)
Приобретение эмитентом облигаций по требованию их владельцев: правовой анализ
Реструктуризация облигаций и мировое соглашение по Закону «О банкротстве»
Внебиржевое РЕПО: особенности и перспективы
Греческий синдром грозит Испании
Риски российского финансового сектора
Резервный выход
Прямые инвестиции в России: недооцененный инструмент создания и перераспределения капитала
Стратегия и практика разрешения споров по сделкам M&A
Обзор рынка структурированных продуктов
Применение контрактов жизненного цикла для развития объектов инфраструктуры в России
Стратегии развития и корпоративное управление: рекомендации компаниям среднего бизнеса
О моменте заключения сделок на Фондовой бирже
Договорная ответственность: страхование ответственности или безответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг?

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100