Casual
РЦБ.RU

Приобретение эмитентом облигаций по требованию их владельцев: правовой анализ

Май 2010

В настоящей статье дается правовой анализ отношений, складывающихся между владельцами облигаций и эмитентом, в связи с обязанностью последнего обеспечить в определенных случаях права владельцев требовать досрочного возврата суммы займа. Также автор предпринимает попытки осмысления правовой природы оферты о приобретении облигаций по требованию владельцев, раскрываемой после государственной регистрации выпуска ценных бумаг.

Обязательство приобрести или досрочно погасить облигации по требованиям их владельцев возникает у эмитента в случаях, предусмотренных решением о выпуске ценных бумаг, соответствующие положения которого разрабатываются согласно требованиям Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг1 (далее — Стандарты).

В соответствии с п. 6.2.20 Стандартов решением о выпуске облигаций должен быть определен размер (порядок определения размера) дохода по облигациям, выплачиваемого владельцам облигаций, в том числе размер (порядок определения размера) процента (купона) в случае, если выплата доходов по облигациям осуществляется по окончании отдельных периодов (купонных периодов) в течение срока до погашения облигаций, выплачиваемого владельцам облигаций.

Порядок определения размера процента (купона) может устанавливаться путем указания на то, что размер купона или порядок его определения в виде формулы с переменными, значения которых не могут изменяться в зависимости от усмотрения эмитента2, определяется органом управления эмитента, которым является единоличный исполнительный орган, если иное не установлено законом или учредительными документами эмитента (п. 6.2.22 Стандартов). В этом случае уполномоченный орган эмитента определяет размер процента (купона):

  • до даты начала размещения облигаций;
  • в ходе торгов, на которых осуществляется размещение облигаций;
  • после государственной регистрации отчета об итогах выпуска облигаций (в таком порядке не допускается определение размера купона в отношении первого купонного периода).

Именно в последнем случае, при определении размера купона после государственной регистрации отчета об итогах выпуска облигаций, у эмитента возникает обязательство приобрести или досрочно погасить облигации по требованиям их владельцев3. Указанные требования могут заявляться в течение срока, установленного решением о выпуске, который должен составлять не менее 5 последних дней купонного периода, предшествующего купонному периоду, по которому эмитентом определяется размер купона (п. 6.2.25 Стандартов).

Понятно, что такая конструкция призвана защитить интересы владельца облигаций — займодавца, которого может не удовлетворить ставка процента по будущему купонному периоду (периодам) и которому должна быть предоставлена возможность возвратить сумму займа до наступления этого купонного периода (досрочный возврат суммы займа).

Помимо указания на обязательство эмитента приобрести облигации, решение о выпуске должно также предусматривать: цену приобретения либо обязанность эмитента определить цену приобретения и раскрыть информацию об этом, порядок предстоящего выкупа, в том числе срок подачи соответствующих заявлений, и другие условия.

Независимо от того, каким образом определяется порядок приобретения эмитентом облигаций по требованиям владельцев — путем включения всех условий приобретения в решение о выпуске либо принятия уполномоченным органом эмитента отдельного решения (оферты), раскрываемого публично, эмитент определенно выражает свое намерение заключить договор купли-продажи облигаций с любым владельцем, направившим соответствующее требование, т. е. с лицом, которое отзовется и примет предложение. Таким образом, действия эмитента, определяющие порядок приобретения облигаций, должны квалифицироваться как публичная оферта на заключение договора купли-продажи (ч. 1 ст. 435, ч. 2 ст. 437 ГК РФ).

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ДОГОВОР

Ошибочными представляются попытки некоторых авторов и эмитентов рассмотреть обязательство по приобретению, основанное на эмиссионных документах, как обязательство по заключению сделок в будущем и распространить на него нормы ст. 429 ГК РФ о предварительном договоре.

В качестве обоснования такого подхода приводится толкование содержащегося в решении о выпуске выражения: «Сделки по приобретению заключаются в дату приобретения в соответствии с правилами организатора торгов». Кроме того, сторонники апеллируют к невозможности определить количество облигаций, которое должен приобрести эмитент у конкретного владельца до момента выставления адресной заявки на торгах организатора торговли, а следовательно, имеет место несогласованность существенного условия договора. Также якобы нельзя исполнить требования законодательства об одобрении крупной сделки до момента подачи уведомления о намерении владельца продать определенное количество облигаций4.

Невозможность определения количества облигаций, которые должен приобрести эмитент до выставления владельцем адресной заявки, не может служить подтверждением предварительного договора, на основании которого якобы заключается основной договор, содержащий согласованное условие о предмете (количестве товара). Ведь в соответствии с ч. 3 ст. 429 ГК РФ предварительный договор также должен содержать все существенные условия основного договора. Поэтому, следуя логике сторонников указанной позиции, незаключенным должен быть признан и сам «предварительный договор», поскольку не содержит существенного условия основного договора о количестве подлежащего передаче товара.

Вопросы снимаются, если рассматривать определение эмитентом порядка и условий предстоящего выкупа облигаций как публичную оферту. Такая оферта содержит все существенные условия договора купли-продажи облигаций. Определено и условие о количестве товара, ибо оферент (эмитент) обязуется приобрести все облигации, заявки на приобретение которых поступили от владельцев облигаций в установленный срок (п. 6.2.35 Стандартов). Разумеется, их количество не может превысить количества обращающихся на рынке облигаций эмитента (в случае если требования предъявят все владельцы). Не вызывает сомнения также и тот факт, что в целях корпоративного одобрения на предмет крупности должна проверяться сделка по приобретению всех обращающихся на рынке облигаций.

Буквальное толкование фраз «сделки по приобретению заключаются в дату приобретения …», «в дату приобретения эмитент обязуется приобрести …» лишь подтверждает, что сделка считается заключенной с момента получения от владельца облигаций акцепта оферты эмитента, т. е. с момента выставления владельцем адресной заявки на продажу облигаций на торгах организатора торговли. Именно с этого момента договор купли-продажи считается заключенным, и у эмитента возникает обязательство оплатить облигации.

Таким образом, в случае не выставления эмитентом встречной адресной заявки на покупку владелец вправе требовать именно оплаты товара, а не понуждения заключить договор купли-продажи облигаций.

РЕШЕНИЕ О ВЫПУСКЕ ИЛИ ОФЕРТА?

Представляется, что содержащиеся в п. 10 решения о выпуске ценных бумаг сведения, определяющие условия и порядок приобретения облигаций по требованию владельцев облигаций, являются достаточными — содержат все существенные условия договора купли-продажи. Поэтому с момента раскрытия информации о государственной регистрации выпуска факт направления оферты на заключение договора купли-продажи и факт получения ее владельцами считается наступившим.

«Оферта о приобретении облигаций», раскрываемая уполномоченным органом эмитента после государственной регистрации отчета об итогах выпуска облигаций, таковой не является, хотя раскрывается в соответствии с требованиями Стандартов, согласно которым п. 10 решения о выпуске должен содержать «порядок принятия уполномоченным органом эмитента решения о приобретении облигаций» (Приложение 4 (4) к Стандартам). Мы считаем, что в данном случае имеет место предоставление эмитенту права в предусмотренных пределах самостоятельно устанавливать после регистрации выпуска определенное условие. Наделение его таким правом представляет собой лишь способ реализации согласованного условия.

При этом никакой конкуренции и неопределенности в вопросе о том, какие условия могут устанавливаться в каждом из двух документов (в решении о выпуске и решении уполномоченного органа эмитента), нет, поскольку именно решение о выпуске должно содержать порядок и условия приобретения облигаций согласно п.6.2.25 Стандартов, т. е. все необходимые условия такого приобретения. Нормативный акт содержит лишь одно исключение из этого правила: возможность не устанавливать цену приобретения облигаций в решении о выпуске, предусмотрев обязанность эмитента определить такую цену, а также раскрыть информацию об этом.

Такой подход подтверждает права владельца облигаций требовать от эмитента оплаты облигаций, при условии выполнения действий по акцепту, даже в случае неисполнения эмитентом обязанности «принять решение о приобретении», т. е. в случае не опубликования «отдельной оферты».

Если же решение о выпуске предусматривает обязанность эмитента определить цену приобретения в будущем, а он эту обязанность не исполнил, то и в этом случае для владельца нет никаких препятствий требовать оплаты облигаций, поскольку условие о цене не является существенным в договоре купли-продажи. В то же время, принимая во внимание природу исследуемых отношений (направленность на досрочный возврат суммы займа), делаем вывод, что цена приобретения в любом случае должна составлять 100% от номинальной стоимости облигаций.

ТРЕТЕЙСКАЯ ОГОВОРКА

Нередко эмитент, публично раскрывая информацию (решение уполномоченного органа, оферту) о приобретении облигаций, включает в ее содержание положения об арбитражной оговорке, согласно которой все споры и разногласия, вытекающие из обязательств по оферте, а также из сделок, заключенных посредством акцепта оферты, подлежат разрешению в арбитражной комиссии при организаторе торговли в соответствии с определяющими ее правовой статус и порядок разрешения споров документами. Такое третейское соглашение не может признаваться действительным на основании следующего.

Рассматривая условия о порядке приобретения облигаций по требованию владельцев в качестве публичной оферты, содержащиеся в решении о выпуске облигаций, необходимо распространить на нее правила ст. 436 ГК РФ о безотзывности оферты в течение всего срока, установленного для ее акцепта. Это означает также, что любые условия, изменяющие порядок приобретения, установленный эмиссионными документами, т. е. меняющие условия договора купли-продажи, в том числе положения о рассмотрении споров в третейском суде, являются ничтожными.

Такую позицию поддержал Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) в Постановлении от 10 ноября 2009 г. №10462/09, указав при этом, что условия о третейской оговорке, включенные эмитентом в оферту после регистрации выпуска облигаций, противоречат также п. 3 ст. 17 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», так как изменяют установленный решением о выпуске объем прав по ценной бумаге.

МОМЕНТ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА КУПЛИ-ПРОДАЖИ ОБЛИГАЦИЙ

Как уже было отмечено, моментом заключения договора купли-продажи облигаций является момент совершения владельцем облигаций необходимых действий по акцепту оферты, содержащейся в эмиссионных документах. Как правило, акцепт оферты предусматривает совершение владельцем облигаций или уполномоченным лицом двух действий:

  • направления в установленный срок агенту эмитента заявления (уведомления), содержащего выраженное намерение владельца продать определенное количество облигаций;
  • подачи в систему торгов организатора торговли адресной заявки на продажу указанного в заявлении (уведомлении) количества облигаций.

Именно после подачи адресной заявки на продажу акцепт считается совершенным (ч. 3 ст. 438 ГК РФ), а договор купли-продажи — заключенным. Выставление же эмитентом встречной адресной заявки на покупку облигаций является его обязанностью по заключенному договору купли-продажи облигаций — обязанностью принять товар, т. е. совершить все действия, необходимые для обеспечения передачи и получения товара (ч. 1 и 2 ст. 484 ГК РФ).

Такое положение соответствует сложившейся судебной практике и подтверждается выводами ВАС РФ в упомянутом постановлении, которому уже придается статус судебного прецедента: «Судами установлено, что 28 марта 2007 г. эмитентом принято решение о приобретении облигаций путем изъявления в тот же день безотзывной оферты, в которой были определены порядок осуществления приобретения облигаций эмитентом, форма и срок приобретения. Банк в качестве доверительного управляющего произвел все необходимые действия по акцепту указанной оферты, что свидетельствует о заключении между ним и эмитентом договора купли-продажи 74 410 облигаций».

Учитывая изложенное выше, ошибочным представляются попытки признать моментом заключения договора момент выставления эмитентом адресной заявки на покупку со ссылкой на правила организатора торговли, в соответствии с которыми должны совершаться сделки по приобретению5.

ДОСРОЧНЫЙ ВОЗВРАТ СУММЫ ЗАЙМА

Подчеркнем, что договор купли-продажи облигаций, заключаемый во исполнение требований владельцев об их приобретении, по своей природе является сделкой по возврату заемных средств. Обоюдная воля сторон направлена на урегулирование отношений по возврату заемных средств, а не на совершение обычной хозяйственной сделки купли-продажи облигаций.

ВАС РФ точно определил правовую природу указанных правоотношений, указав, что «досрочное приобретение облигаций … опосредует право владельцев облигаций требовать досрочного исполнения обязательств по возврату облигационного займа»6.

Этот вывод чрезвычайно важен, поскольку позволяет распространить на правоотношения, связывающие эмитента и владельца облигаций, нормы ГК РФ, регулирующие заемное обязательство, даже после заключения сделки купли-продажи облигаций по требованию владельца. Так, в случае неисполнения эмитентом обязательств по оплате облигаций у владельца облигаций остается право на получение с эмитента процентов (купонного дохода) до дня возврата суммы займа в силу ч. 2 ст. 809 ГК РФ, т. е. до дня оплаты облигаций во исполнение договора купли-продажи. При этом в случае оплаты облигаций эмитентом, но неисполнения владельцем обязанности передать облигации такое право утрачивается. Эмитент сохраняет право требовать передачи облигаций по договору купли-продажи.

* * *

Хочется верить, что практика применения норм законодательства, регулирующих комментируемые правоотношения, пойдет по верному пути, обеспечив необходимый баланс прав и интересов сторон облигационного займа.


Содержание (развернуть содержание)
Проблемы создания международного финансового центра на постсоветском пространстве
Нормативы собственных средств: бесплодные усилия любви
Иностранные ценные бумаги на рынке коллективных инвестиций: инфраструктурное обеспечение сделок
Страхование рисков профессиональных участников рынка ценных бумаг
Объединение ЗАО НДЦ и ЗАО РП ММВБ — плюсы для участников рынка
Привлечение капитала с помощью CLN (Credit linked notes)
Приобретение эмитентом облигаций по требованию их владельцев: правовой анализ
Реструктуризация облигаций и мировое соглашение по Закону «О банкротстве»
Внебиржевое РЕПО: особенности и перспективы
Греческий синдром грозит Испании
Риски российского финансового сектора
Резервный выход
Прямые инвестиции в России: недооцененный инструмент создания и перераспределения капитала
Стратегия и практика разрешения споров по сделкам M&A
Обзор рынка структурированных продуктов
Применение контрактов жизненного цикла для развития объектов инфраструктуры в России
Стратегии развития и корпоративное управление: рекомендации компаниям среднего бизнеса
О моменте заключения сделок на Фондовой бирже
Договорная ответственность: страхование ответственности или безответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг?

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100