Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Лаврова Татьяна, Начальник управления страхования ответственности ОСАО «Ингосстрах»

  • Все статьи автора

Страхование рисков профессиональных участников рынка ценных бумаг

Май 2010

С момента внедрения механизма страхования в систему управления рисками профессиональных участников рынка ценных бумаг прошло более 10 лет. За это время накоплен определенный опыт. С испытанными на практике решениями проблем, по-прежнему актуальных, автор статьи хотела бы поделиться.

НАШ ОПЫТ

Когда я готовилась к написанию этой статьи, просмотрела то, что уже было напечатано и сказано Ингосстрахом по этой теме. И первое, что выскочило в интернет-поисковике, — опубликованная в журнале «Рынок ценных бумаг» в 2000 г. статья, написанная моим коллегой Андреем Домбровским, который возглавлял отдел страхования ответственности и финансовых рисков Ингосстраха в то время. Статья про то, как все начиналось, — от анализа зарубежного опыта до разработки совместно со специалистами ПАРТАД комплексного страхового продукта для профессиональных участников.

Сам продукт за это время не претерпел серьезных изменений. Он состоит из трех основных блоков:

1) страхования рисков противоправных действий третьих лиц;

2) страхования рисков противоправных действий сотрудников;

3) страхования рисков ошибочных действий сотрудников.

При этом первые два блока обязательно включают в себя страхование убытков от электронных и компьютерных преступлений — в связи с использованием профессиональными участниками в своей деятельности компьютерного оборудования и программного обеспечения, а в последнее время также широким развитием электронного документооборота.

За основу был взят западный аналог — BBB Policy — полис комплексного страхования убытков банков от противоправных действий, который также широко используется для других финансовых институтов. Конечно, полисы для банка и для профессионального участника сильно различаются — у каждого своя специфика. Стандартный полис последнего предназначен главным образом для возмещения убытков третьим лицам — владельцам ценных бумаг. Это не значит, что брокер или регистратор не может застраховать собственное имущество. В частности, может быть застраховано электронное оборудование, здания и помещения, автопарк и др. Но потенциальный убыток третьему лицу может многократно превышать собственные активы профучастника. В такой ситуации кроме достаточного размера собственных средств особенно актуально создание дополнительных компенсационных механизмов, таких как страхование, специальные резервные фонды и др.

ИМУЩЕСТВО ИЛИ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?

Один из самых обсуждаемых в последнее время вопросов: какой вид страхования применять — имущественный полис (страхование от преступлений) или полис по страхованию ответственности? В Ингосстрахе сейчас предлагают двухсекционное страхование: риски преступлений страхуются по имущественной секции, а ошибок — по ответственности. Такой подход соответствует международной практике (что позволяет перестраховывать крупные риски на Западе) и связан с тем, что реальным причинителем вреда в случае, например, кражи ценных бумаг является не профессиональный участник, а злоумышленник — тот, кто эти бумаги украл.

Однако, на мой взгляд, оба варианта допустимы. По аналогии, владелец склада, на котором находятся товары третьих лиц, может застраховать свою ответственность перед ними на случай порчи или уничтожения этих товаров, а может снизить свой риск, застраховав товар и направив полученное при наступлении страхового случая возмещение на компенсацию убытков поклажедателей.

РЕГИСТРАТОР ИЛИ ЭМИТЕНТ?

Другой вопрос, который долгое время был предметом обсуждения, — защита интересов эмитентов. В соответствии с Законом «Об акционерных обществах» именно эмитент нес ответственность перед своими акционерами за исполнение обязанности по надлежащему ведению реестра. После возмещения убытков владельцу эмитент мог взыскать свои убытки с регистратора (хотя стоит отметить, что судебная практика не была однородной, уже тогда в некоторых случаях суды признавали солидарную ответственность регистратора и эмитента). Основных проблем было две: во-первых, регистратор не всегда виноват (например, он выполнил свои обязанности надлежащим образом, но акции все же были списаны), соответственно, у эмитента может не быть оснований для регрессных требований; во-вторых, между регистратором и эмитентом оформлены договорные отношения, а страхование ответственности за нарушение договора ограничено случаями, прямо предусмотренными законом.

Последующая судебная практика показала, что практически в 100% случаях регистратор все-таки признавался виновным в нарушении порядка ведения реестра и эмитент взыскивал с него возмещенные акционеру деньги. В этот же период широкое распространение получили выплаты страхового возмещения по регрессным искам эмитентов к регистраторам. Однако нельзя не отметить, что эмитенты далеко не всегда заявляли регрессные требования.

С 21 октября 2009 г. вступили в силу изменения в Закон «Об акционерных обществах», в соответствии с которыми установлена солидарная ответственность эмитента и регистратора за убытки, причиненные акционеру в результате утраты акций или невозможности осуществить права, удостоверенные акциями, в связи с ненадлежащим соблюдением порядка поддержания системы ведения и составления реестра акционерного общества. Кроме того, урегулирован порядок и условия регресса должника, исполнившего солидарную обязанность. С практической точки зрения данные положения повышают ответственность регистратора, который ранее отвечал только при наличии вины. Это может повлечь тотальное привлечение судами регистраторов по делам об исках против эмитентов в качестве соответчиков, а также усиление регрессной работы со стороны эмитентов и, соответственно, увеличение числа страховых случаев по полисам регистраторов.

ПОРЯДОК УРЕГУЛИРОВАНИЯ СТРАХОВЫХ СЛУЧАЕВ

По запросам ПАРТАД мы видим, что в настоящее время особое внимание уделяется вопросу досудебного урегулирования страховых случаев. Досудебный порядок — это добровольное признание ответственности профессионального участника, без рассмотрения иска судом. Действительно, когда вопрос ответственности очевиден, судебная процедура только затягивает и удорожает процесс. Но, несмотря на то что Ингосстрах сейчас регулярно отчитывается перед ПАРТАД о случаях внесудебных выплат, в большинстве случаев это выплаты по регрессным искам эмитентов, когда факт утраты ценных бумаг и другие существенные обстоятельства дела были установлены судом ранее. При этом следует отметить, что в ряде случаев мы не можем обойтись без судебной процедуры, хотя бы потому, что на запросы страховых компаний суды и следственные органы не обязаны отвечать.

Хочу обратить внимание профессиональных участников на важную проблему, с которой мы столкнулись при рассмотрении страховых случаев, — несвоевременное уведомление со стороны страхователей. В правилах и договорах большинства страховых компаний содержатся довольно жесткие сроки — обычно от нескольких дней до нескольких недель после того, как страхователь узнал об обстоятельствах, которые могут привести к наступлению страхового случая. Это означает, например, что регистратор должен уведомить страховщика, как только узнал о предположительно противоправном списании (формально его подтвердит только суд). На практике встречается два типа нарушений: в пределах срока действия договора страхования и после его окончания. И если первое несет минимум негативных последствий для страхователя, то второе, в зависимости от условий конкретного договора, может повлечь за собой и отказ от признания случая страховым, и расторжение последующего договора страхования по причине неуведомления о существенных обстоятельствах при его заключении. Более серьезные последствия вызывает несоблюдение страхователем обязанности уведомить о поданных против него исковых требованиях, так как лишает страховщика реализации его права на защиту. Наиболее остро данная проблема стоит при наличии перестрахования риска за рубежом, поскольку по условиям практически любой западной страховой компании несвоевременное уведомление является существенным нарушением, которое влечет за собой отказ в выплате страхового возмещения.

УБЫТОЧНОСТЬ

Год 2008-й ознаменовался значительным ростом убытков по полисам страхования финансовых институтов от ошибок и преступлений на мировом рынке. Российские компании почувствовали на себе бремя повышения перестраховочных котировок, однако реальный всплеск исков к российским страхователям произошел в прошлом году.

Проблема усугубляется двумя факторами: малым страховым полем, т. е. небольшим кругом страхователей, среди которых невозможно распределить крупные убытки (по состоянию на 10 марта 2010 г. ПАРТАД было зарегистрировано 38 полисов по страхованию рисков регистраторов и 20 полисов по рискам депозитариев; для сравнения: в рамках системы саморегулирования градостроительной деятельности было заключено более 50 тыс. договоров страхования), а также довольно жестким нормативным регулированием деятельности профессиональных участников, которое не позволяет вводить дополнительные меры по снижению рисков (например, дополнительные проверки подлинности документов).

Комбинированный коэффициент убыточности Ингосстраха по данному виду страхования, который представляет собой отношение произведенных выплат, заявленных убытков и расходов на ведение дела к заработанной страховой премии, превысил в 2009 г. 800% при норме до 100%. Учитывая ожидаемый дальнейший рост перестраховочных котировок (в 2009—2010 гг. отмечался ряд крупных убытков, которые коснулись долей перестраховщиков), скорее всего, в ближайшее время существенно увеличатся страховые тарифы. По нашим оценкам, они вырастут до 10% от страховой суммы.

В такой ситуации целесообразно внесение изменений в нормативные акты, регулирующие деятельность профучастников, с целью установления более тщательных процедур проверки подлинности документов и прав лиц, инициирующих проведение операций с ценными бумагами. Другой назревший шаг — пересмотр требований ПАРТАД в отношении размера франшизы. Необходимо предусмотреть возможность значительного ее увеличения, например, установив максимальную величину франшизы в зависимости от размера собственных средств конкретного страхователя.

К чему может привести неконтролируемый рост убыточности? Наихудший сценарий развития событий заключается в отказе страховых компаний от заключения договоров страхования с регистраторами и депозитариями, что повлечет необходимость создания компенсационных фондов саморегулируемой организации или обществ взаимного страхования. Уже сейчас доступные перестраховочные емкости ограничены: примерно 50 млн долл. — на западном рынке и не более 10 млн долл.— в России. Многие страховые компании вводят у себя ограничения, не позволяющие принимать подобные риски в перестрахование или существенно ограничивающие сумму принятия. При дальнейшем снижении страховых емкостей крупнейшие профессиональные участники рынка ценных бумаг могут остаться без страховой защиты.

Для решения проблемы необходимо объединение усилий профессиональных сообществ страховщиков и участников рынка ценных бумаг.

В той статье 2000 г., о которой я упомянула в самом начале, высказывалось сожаление о том, что другая саморегулируемая организация — НАУФОР — уделяет крайне мало внимания возможностям страхования. Соглашусь, что судебная практика в отношении исков к управляющим компаниям, дилерам и брокерам не столь обширна, как в отношении регистраторов. Однако на начальном этапе не было убытков и по регистраторам, еще дольше — по депозитариям. Но именно своевременное внедрение механизмов страхования последним позволило в настоящее время получить защиту от событий начала 2000-х гг., которые проявились спустя много лет, а страховщикам — накопить достаточно резервов для выплат страхового возмещения. СТРАХОВАНИЕ РИСКОВ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ УЧАСТНИКОВ РЫНКА ЦЕННЫХ БУМАГ


Содержание (развернуть содержание)
Проблемы создания международного финансового центра на постсоветском пространстве
Нормативы собственных средств: бесплодные усилия любви
Иностранные ценные бумаги на рынке коллективных инвестиций: инфраструктурное обеспечение сделок
Страхование рисков профессиональных участников рынка ценных бумаг
Объединение ЗАО НДЦ и ЗАО РП ММВБ — плюсы для участников рынка
Привлечение капитала с помощью CLN (Credit linked notes)
Приобретение эмитентом облигаций по требованию их владельцев: правовой анализ
Реструктуризация облигаций и мировое соглашение по Закону «О банкротстве»
Внебиржевое РЕПО: особенности и перспективы
Греческий синдром грозит Испании
Риски российского финансового сектора
Резервный выход
Прямые инвестиции в России: недооцененный инструмент создания и перераспределения капитала
Стратегия и практика разрешения споров по сделкам M&A
Обзор рынка структурированных продуктов
Применение контрактов жизненного цикла для развития объектов инфраструктуры в России
Стратегии развития и корпоративное управление: рекомендации компаниям среднего бизнеса
О моменте заключения сделок на Фондовой бирже
Договорная ответственность: страхование ответственности или безответственности профессиональных участников рынка ценных бумаг?

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100