Casual
РЦБ.RU

Зерновые интервенции

Апрель 2010

В начале этого года первый вице-премьер Виктор Зубков в ходе очередного профильного мероприятия, посвященного вопросам регулирования российского рынка зерновых, отметил, что действующий механизм проведения закупочных интервенций требует серьезной модернизации. Заявление, растиражированное СМИ, трудно назвать сенсационным. С подобными инициативами представители власти выступают с завидной регулярностью — практически с момента первого проведения интервенций. А в экспертном сообществе существует весьма широкий спектр мнений относительно эффективности данного инструмента регулирования рынка.

Среднесрочная ценовая ситуация на мировом рынке зерна за последние несколько лет кардинально изменилась. Тенденция к динамичному росту, особенно отчетливо обозначившаяся примерно с середины 2000-х гг., на фоне существенного увеличения запасов, а также определенного снижения спроса в результате негативного влияния кризиса уступила место серьезной нисходящей ­динамике. В текущем году данный тренд, скорее всего, сохранится.

Согласно данным USDA на начало года, в 2009/10 г. избыток производства пшеницы, фуражных и серых зерновых в мире составил 1,31% от объема зерновых культур против 0,84% такового, полученного ранее. Запасы этих видов сырья в сумме оцениваются сейчас на уровне 375,8 млн метрических тонн.

Естественно, подобная ситуация оказывает существенное влияние и на российский рынок зерна. Неблагоприятная конъюнктура мирового рынка с профицитом предложения, его избыток на внутреннем рынке на фоне второго подряд высокого вала провоцируют устойчивое снижение цен и падение рентабельности производства. Кроме того, дополнительными негативными факторами можно считать последствия кризиса в части снижения уровня ликвидности и сокращение доступности кредитования для операторов рынка.

В сложившемся положении участие государства весьма важно для поддержки рынка и стабилизации ценовой ситуации. Однако механизмы реализации подобной помощи часто становятся предметом резкой критики.

Здесь, на наш взгляд, необходимо напомнить несколько ключевых моментов прошедшей закупочной кампании. Отметим, что предельные цены были согласованы и установлены еще в марте 2009 г. (на уровне цен предыдущей закупочной кампании), что, безусловно, стало зна­чимым индикатором. Впрочем, собственно закупочная кампания прошла традиционно с существенным лагом, что впоследствии критиковалось большинством участников рынка. Государственные за­купочные интервенции в отношении зерна урожая-2009 были начаты 2 ноября 2009 г. в форме биржевых торгов на ЗАО «Национальная товарная биржа». Для участия в торгах были аккредитованы 1334 сельхозтоваропроизводителя.

В ходе прошедшей закупочной кампании общий объем приобретенного государством в интервенционный фонд зерна, по данным Национальной товарной биржи (НТБ), составил свыше 1,77 млн метрических тонн на сумму около 7 млрд руб. ( согласно официальным данным, было выделено около 9,5 млрд руб. в виде кредитных средств).

Не только в ходе кампании, но и по ее окончании традиционно высказывалось много критических мнений. Как ­известно, значительная часть специалистов критикует сам факт интервенционного присутствия государства на рынке. Другие эксперты и участники рынка ставят под сомнение формы и методы проведения закупочных и товарных операций на зерновом рынке. Также часто ­звучат предложения, например, ограничиться в зависимости от ценовой ситуации либо введением запретительных пошлин на экспорт, либо, напротив, субсидированием его. На наш взгляд, вопрос активного государственного вмешательства в ценообразование в данном секторе на текущем этапе как минимум неоднозначен.

Что касается критики, то, например, неравноправные, по мнению некоторых сельхозпроизводителей, условия доступа к торгам, высокие комиссия и расходы на участие в торгах не всегда адекватные. Опять же на взгляд участников рынка, формулы расчета максимальных цен, часто не соответствующий текущей конъюнктуре ассортимент закупок и т. д. — большая часть претензий сводится к нескольким ключевым вопросам эффективности данного механизма.

Во-первых, это сравнительно небольшие объемы закупок. Довольно долго бытовало мнение, что относительно малый объем, который государство способно выкупить с рынка, не оказывает необходимого влияния на рынок и не может ­изменить основной тренд в ценообра­зовании. Впрочем, практика последних 8 лет все-таки свидетельствует о том, что госучастие даже на индикативном уровне может заметно повлиять на ситуацию. Поэтому данный аргумент скорее не корректен.

Другой важный фактор, который, на наш взгляд, оправданно критикуют, — непрозрачный, часто меняющийся регламент проведения интервенций. Данный механизм фактически работает в ручном режиме. Многие эксперты оправданно ратуют за создание режима автоматического «включения» интервенционного механизма при «пробитии» определенных ковенант. И наконец — интервенции оказывают давление на экспорт. По мнению многих специалистов, более оправданными с точки зрения развития экспортного потенциала могли бы стать соответствующие субсидии.

В первом приближении механизм ­интервенций на рынке зерновых достаточно прост и теоретически представляется весьма действенным. Закупочная кам­пания снимает излишек предложения — товарные интервенции в случае необходимости увеличивают его объем, что способствует стабилизации ценообразования и нивелирует резкие сезонные колебания, априори свойственные данному рынку. Но в целом это скорее инструмент оперативного реагирования, и глобальных задач, стоящих перед отраслью, с его помощью, понятное дело, не решить. За последние годы Россия вернула себе статус одного из крупнейших экспортеров зерна, а долгосрочные прогнозы профильными ведомствами о валовых сборах на несколько лет вперед однозначно внушают оптимизм.

Так, согласно предварительным оценкам Минсельхоза, к 2020 г. объем производства достигнет примерно 12 млн тонн зерна, а экспортный потенциал сформируется на уровне около 38 млн тонн, т. е. почти вдвое превысит текущие показатели. Одновременно объем внутреннего потребления, по прогнозам министерства, вырастет только на 8,8%. Даже без учета изменения мировой конъюнктуры вполне очевидно, что вывести с рынка избыточное предложение во время сезонного колебания исключительно за счет использования госзакупок чрезвычайно сложно. Несомненно, реализовать подобный экспортный потенциал без существенных инвестиций в развитие инфраструктуры, которая и сейчас остается перегруженной, не представляется возможным.

Лучше вернуть как было

Даже без учета изменения мировой конъюнктуры вполне очевидно, что вы­вести с рынка избыточное предложение в момент сезонного колебания исключительно за счет использования госзакупок вряд ли возможно. Реализовать подобный экспортный потенциал без существенных ­инвестиций в развитие инфраструктуры, которая и сейчас остается перегруженной, также не представляется возможным. Вряд ли сегодняшние пропускные возможности, перевалочные и отгрузочные мощности позволят увеличить поставки. Поэтому, на наш взгляд, приоритетной задачей на ближайшую перспективу остается ­существенное расширение географии рынка сбыта российского зерна и раз­витие необходимой инфраструктуры.

Повышение экспортной активности за счет освоения новых рынков сбыта ­теоретически может способствовать как росту доходов экспортеров, так и выводу с рынка излишних объемов зерна и, со­ответственно, стабилизации ситуации на внутреннем рынке, снижению нагрузки на государственный бюджет.

Также достаточно интересной и весьма перспективной нам представляется идея создания трехстороннего зернового пула — России, Украины и Казахстана. Среди главных аргументов, приводимых сторонниками этого предложения, — возможность существенно снизить риски высокой сезонной волатильности рынка, уменьшить его зависимость от климатических условий, а также эффективный контроль и управление потока запасов сырья с точки зрения логистики (речь идет в большей степени о возможности использовании экспортных мощностей Украины). Рациональное зерно здесь, безусловно, присутствует. В идеальном варианте такое объединение, действительно, могло бы привести к созданию мощной коалиции с огромным экспортным потенциалом, которая заняла бы ­ведущее место в числе мировых экспортеров зерна. Однако реальное воплощение идеи, активно обсуждающейся уже несколько лет, пока затруднено из-за ­известных всем политических коллизий (впрочем, в последнее время ситуация имеет тенденцию к стабилизации) и по причине экономического характера. В первую очередь не следует забывать, что рынок зерна является высоко конкурентным как на уровне локальных рынков каждого государства, так и на международном уровне — Казахстан, Украина и Россия в данном случае прямые конкуренты. Поэтому подобное объединение, наверное, возможно только в случае создания в каждой стране госструктуры, играющей роль своеобразной монополизирующей надстройки.


Содержание (развернуть содержание)
Во время кризиса люди вели себя очень странно
Организация биржевого товарного рынка: от спотовой торговли к срочным операциям
Проблемы правового регулирования функционирования и развития в России товарных бирж
Зерновые интервенции
Хеджирование рисков с помощью рынка деривативов
Электроэнергетический сектор рынка акций в начале 2010 года: текущее состояние и основные драйверы развития
Долгосрочный рынок мощности — шаг к повышению эффективности и акционерной стоимости
Основные инвестиционные темы российской энергетики
Акции нефтяных компаний второго эшелона: мнимая недооценка или нереализованный потенциал?
Бизнес на продажу
К вопросу о разработке месторождений бюджета
Денежно-кредитная политика: таргетирование цены или количества денег в экономике
Рынок ждет продолжения реформ
Инсайд: внутреннее дело компаний
Судебная жизнь ипотеки
Все более обязательное раскрытие
Томск: разумное управление муниципальным долгом
Негативное влияние рисков рефинансирования на кредитоспособность региональных и местных органов власти России
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций
Итоги 2009 года — года удержания позиций в ходе кризиса и выхода рынка субфедеральных и муниципальных облигаций на новые максимальные уровни
Монетарная политика Банка России и ее влияние на рынок субфедеральных и муниципальных облигаций
Правовые особенности инвестиций в инскрипции

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100