РЦБ.RU

Заманчивые перспективы китайской валюты

Март 2010

В новом году дискуссии и споры относительно экономического роста Китая и ревальвации юаня разгорелись с новой силой. Как показал 2009 г., сделать более или менее точный прогноз достаточно сложно, аналитики сильно расходятся в своих оценках. По нашему мнению, Китай может преподнести большой сюрприз в 2010 г., так как вероятность ревальвации юаня существенно выше, чем предполагают многие. Однако ревальвация станет большим шоком не только для валютного рынка, но и для мировой экономики в целом. Многие зарубежные специалисты и политические деятели призывали к укреплению курса юаня в течение многих месяцев, в то время как Пекин старался сохранить дорожающий юань в целях поддержания роста китайского экспорта.

Мировой валютный фонд (МВФ) не раз указывал на «существенную недооцененность» юаня, который фактически был вторично привязан к американской валюте с середины 2008 г. Это стало возможным после того, как власти Китая на протяжении предыдущих 3 лет проводили политику укрепления национальной валюты против доллара примерно на 20%. В МВФ ожидают в 2010 г. активного сальдо торгового баланса КНР в том случае, если правительство решится на серьезные шаги, в том числе и ревальвацию юаня.

Если власти Китая допустят укрепление юаня против доллара, это принесет большое облегчение странам, которые пытаются конкурировать с китайским экспортом. Торговые партнеры КНР недовольны искусственно заниженным уровнем юаня, что дает несправедливое ценовое преимущество китайским товарам на мировом рынке.

Кроме того, Китай делает больше для восстановления глобального баланса, чем Запад. Для удерживания равновесия сегодня требуется, чтобы Китай больше тратил, а США — сберегали. Власти Поднебесной сделали многое для усиления внутреннего спроса (например, льготы при покупке автомобилей и товаров длительного пользования, значительные отчисления на здравоохранение и т. п.), чем США — для увеличения накоплений. Их уровень сегодня составляет лишь 10% ВВП — наполовину меньше того, что было десятилетие назад, отмечает The Есоnomist.

Между тем президент Центробанка КНР Чжоу Сяочуан ранее неоднократно повторял, что Китаю неважно, сколько стоит доллар, поскольку это почти не влияет на экономику страны, и ослаблять контроль над курсом национальной валюты правительство пока не намерено. «Поддержание относительно стабильного обменного курса юаня не только важно для китайской экономики, но и играет позитивную роль в деле восстановления мировой экономики», — заявила официальный представитель МИД КНР Цзян Юй. Министр торговли КНР Чэнь Дэмин отметил, что, учитывая требования рынка, постепенная и подконтрольная корректировка курса национальной валюты, скорее всего, будет продолжена.

Однако довольно жесткая позиция китайских властей пошатнулась в середине января, когда появилась серьезная обеспокоенность ранними признаками перегрева экономики. В такой ситуации усиление национальной валюты как раз может послужить эффективным инструментом в этой борьбе.

Серьезные разговоры о ревальвации начались после того, как Народный банк Китая объявил о повышении с 18 января нормы обязательного резервирования  для финансово-кредитных учреждений, что напрямую может свидетельствовать о скором увеличении ключевой процентной ставки. Однако, по данным официальной китайской газеты Economic Information Daily, Центробанк Китая не изменит ставку до второго полугодия: «Повышение процентной ставки не обязательно является лучшим выбором. Центробанк может поднять ставку только один раз в этом году, поскольку количественных и административных мер будет достаточно для того, чтобы поддерживать необходимые темпы кредитования».

Стратеги Goldman Sachs отреагировали на ужесточение финансово-кредитной политики КНР следующим образом: «Теперь мы ожидаем, что китайские власти позволят юаню достичь своего оптимального курса». Такая реакция банка отчасти объясняется опубликованными данными торгового баланса КНР за декабрь 2009 г., которые показали 18%-ное увеличение экспорта по сравнению с аналогичным периодом 2008 г. В результате Китай, обогнав Германию, стал ведущим мировым экспортером, его доля в мировом экспорте достигла почти 10% по сравнению с 3% в 1999 г.

До 2008 г. экспорт Китая демонстрировал ежегодный 23%-ный рост в долларовом исчислении, темпами, в 2 раза более высокими, чем мировая торговля в целом. Специалисты предполагают, что если развитие и дальше продолжится такими темпами, то в течение 10 лет Поднебесная захватит четверть всего мирового экспорта. Это превысит пиковую долю США в этом сегменте, которая пришлась на 1950-е гг. и составляла 18%, потом упав до 8%. Скорее всего, в следующем десятилетии экспорт Китая будет расти более медленно, поскольку спрос в странах с развитой экономикой падает.

Китай удерживает и значительную долю американского рынка. В первые 10 мес. прошлого года импорт китайских товаров составил на 15% меньше, чем за аналогичный период 2008 г., однако импорт из других стран упал на 33%, что позволило увеличить долю КНР на рынке США до 19%. И хотя дефицит США в торговле с Китаем снизился, на нее по-прежнему приходится почти половина общего дефицита США, что выше доли в 1/3 в 2008 г.

Многие эксперты проводят параллели с экспортным бумом Японии и 4 «азиатских тигров»: Гонконга, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня в 1980-х гг. Нынешняя ситуация, когда доля Китая насчитывает 10% мирового рынка, соответствует положению Японии в 1986 г. Однако с тех пор доля последней снизилась до 5%. У Китая есть преимущество перед Японией: власти КНР контролируют движение капиталов, подчеркивает Economist, и не допустят укрепления своей валюты, как это произошло с их соседом в 1980-х гг. Если такой процесс все же пойдет, то он будет постепенным, отмечает издание.

Переоценка юаня, вероятно, была бы заключительным выбором Китая в борьбе с инфляцией. Goldman Sachs ожидает от властей КНР увеличения набора финансовых инструментов для сдерживания инфляции, которая приблизится к 3,5% по итогам 2010 г., что превышает ожидавшийся ранее прогноз роста на 2,4%. Риск ревальвации будет только усиливаться, если предпринятые ранее попытки не дадут должного эффекта, отмечают аналитики французского банка BNP Paribas.

В Goldman Sachs не могут с уверенностью сказать, когда начнется процесс укрепления национальной валюты Китая, однако ожидают, что юань укрепится на 5% с текущего уровня в течение следующих 12 мес. Специалисты других крупных финансовых групп сходятся во мнении, что следует ожидать ревальвирования юаня в среднем на 3,2%.

Стефен Джен, валютный трейдер хедж-фонда BlueGold Capital в Лондоне, заявил, что если темп инфляции превысит установленный Народным банком Китая уровень в 2%, то следует ожидать ревальвации уже в марте—апреле этого года.

Самый сильный аргумент в пользу ревальвации юаня основан на базовом принципе функционирования экономики: дисбаланс мировых цен ведет к глобальному дисбалансу при размещении финансовых ресурсов. Относительные цены на потребительские товары, активы или валюты выступают в качестве меры, на основе которой индивидуальные потребители и компании принимают решения о будущих расходах. Когда эти цены не отражают реальную динамику спроса и предложения, экономические субъекты принимают заведомо неверные решения. Неправильная оценка валюты ведет к значительному искажению цен. Именно поэтому кризисы развивающихся рынков в последние два десятилетия в большинстве своем связаны с несогласованностью валютных курсов.

В течение многих лет манипуляции китайского правительства с обменным курсом не оказывали такого большого влияния на мировые рынки, как сейчас. После Азиатского кризиса 1997 г., в то время когда соседи Китая активно девальвировали свои валюты, юань оставался переоцененным. Крах доткомов США и вступление КНР в 2001 г. в ВТО дали толчок наплыву инвестиций и росту экспорта, и основные показатели китайской экономики стали больше соответствовать валютному курсу.

Недооценка проявилась после. Валютный дисбаланс не был очевиден, пока американский доллар не начал свое стремительное падение относительно других валют перед началом кризиса 2008 г. По мере восстановления финансовых рынков оценка стоимости юаня стала явно не соответствовать новым реалиям функционирования мировой экономики. На фоне страхов Еврозоны и Японии перед устойчивой дефляцией и проблем правительственных долгов 8%-ный рост экономики Китая делает эту недооценку еще более заметной.

В условиях кризиса обремененные долгами потребители индустриально развитых стран вынуждены покупать меньше одежды, электроники, игрушек и других товаров, ввозимых из Китая. Таким образом, недооценка юаня имеет деструктивные последствия — она порождает неустойчивый избыток экспорта, который в течение многих лет может подогревать дефляционные процессы в экономике.

Некоторые обозреватели считают, что низкий уровень доходов населения Китая и относительно невысокая потребительская инфляция свидетельствуют о том, что юань не является недооцененным, так как в противном случае это создало бы реальный, скорректированный на уровень инфляции обменный курс. Однако централизованный контроль Китая по отношению к банкам, работодателям и их работникам означает, что альтернативная мера цен также сильно искажена.

С другой стороны, рост иностранных резервов Китая в 2009 г. на 23% — до 2,4 трлн долл. — более чем очевидное доказательство того, что юань недооценен.

Бездействие или попытка властей Китая отложить взрыв экспортного «пузыря» — худший вариант развития событий. Альтернатива есть: одномоментная ревальвация, без сомнения, сильно ударит по китайскому экспорту и вызовет значительное замедление темпов роста китайской экономики. Но так как конкуренты Китая будут рады росту курса юаня, отрицательное влияние на экономику несколько ограничится.

Юань — весьма стабильная валюта. На Китай оказывается давление, для того чтобы заставить провести ревальвацию юаня. Если это произойдет, то юань станет достаточно привлекательным для инвестиций.

Однако на деле очень сложно предсказать реакцию валютного рынка. Так, большой объем экспорта Австралии в Китай делает австралийский доллар чувствительным к любым движениям китайской валюты. Курсы других азиатских валют, которые слегка корректируются центральными банками в целях предотвращения чрезмерного укрепления к юаню, вероятно, немного подрастут. Американский доллар, по мнению специалистов BNP Paribas, сумеет укрепиться, поскольку потребность Китая в конвертации долларовых запасов в другие валюты уменьшится. В свою очередь, курс евро и других мировых валют снизится. Доллар также может вырасти, если китайская ревальвация испугает крупных инвесторов и поставит под сомнение дальнейшее восстановление мировой экономики.

В феврале Китай продолжил предпринимать меры по предотвращению перегрева экономики. Центральный банк страны объявил об очередном повышении нормы обязательных банковских резервов по депозитам на 50 базисных пунктов. Постановление регулятора вступило в силу 25 февраля. До повышения норма обязательных банковских резервов по депозитам для крупных банков составляла 16%, для небольших банков — 14%.

«Ликвидность продолжает наводнять финансовую систему в этом году. Центральный банк должен идти на опережение тренда и ужесточать регулирование до того, как инфляция ускорится», — отметил экономист Industrial Bank Co. в Шанхае Лу Чжэнвэй.

Китайские банки предоставили в январе кредиты на 1,39 трлн юаней, что в 3 раза выше декабрьского уровня. Банки активизировали кредитование в преддверии мер со стороны денежных властей по ужесточению монетарной политики, считают эксперты. Январский объем кредитования составляет 26% от запланированных ЦБ на весь 2010 г. 7,5 трлн юаней. Денежная масса M2 выросла на конец января на 26% по сравнению с аналогичным периодом 2009 г.

Эксперты, опрошенные Bloomberg, ранее не исключали, что решение китайского Центробанка повысить норму обязательных банковских резервов является предвестником повышения процентных ставок в КНР. Китайский ЦБ теперь может повысить ключевую процентную ставку в ближайшие месяцы, а не станет тянуть с этим решением до второго полугодия, как предполагали многие экономисты.


Содержание (развернуть содержание)
Практические вопросы создания и функционирования кредитных фондов
Хранение имущества новых категорий паевых инвестиционных фондов
«Классика» нынче не в моде: венчурная революция по-карибски
Активная неиндексная стратегия — Доходность без оглядки на динамику российского рынка
Перспективы использования инфраструктурных облигаций для финансирования проектов ГЧП
Развитие ОАО «ЦентрТелеком» в условиях экономической нестабильности
Инвестиционная привлекательность акций российских телекоммуникационных компаний второго эшелона в 2010 году
Удобрения для инвестиционного портфеля
Эшелоны снова в строю
Второй эшелон: в поисках догоняющего роста
Банки: второй эшелон
Автопром. В будущее с оптимизмом
Путь к сознательному инвестированию
Инвестиции в непубличные компании: риски, оценка, доходность
Механизм Debt push-down и некоторые аспекты его использования в России
Инвесторов больше всего привлекают сырьевые секторы
Российская экономика подчинена узкой группе компаний
Медленное восстановление
2010 год: возможные сценарии
Будет ли вторая волна?
Рубль обречен на укрепление
Заманчивые перспективы китайской валюты
Актуальные изменения в налоговом законодательстве Кипра (2009)
Благодаря кризису законодательство сделало серьезный шаг вперед

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
Яков Миркин
Инвестиции: макроэкономические вызовы
Какую модель экономики мы создали за четверть века? Это экономика сверхконцентраций собственности и огосударствления. Экономика вертикалей, олигополий, ресурсы сверхконцентрированы в Москве, малый и средний бизнес — подавлен.
Константин Угрюмов
Софинансирование ИПК — улучшение качества жизни россиян не только в будущем, но и сейчас
Банк России и Минфин РФ согласовали концепцию индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Гражданам предложат копить себе на пенсию самостоятельно. Вопрос в том, какое количество россиян согласится участвовать в новой пенсионной системе.
АО «ЕФГ Управление Активами»
Solvency II для НПФа
Согласно Информационному письму Банка России - в первой половине 2017 года будет разработана дорожная карта внедрения Solvency II на российском страховом рынке. В статье описан опыт использования стандартов Solvency II для частных пенсионных фондов в ЕС, обсуждается возможность применения Solvency II для российских НПФов.
Светлана Бик
Долгосрочные институциональные инвестиции в инфраструктуру россии на основе концессии: итоги 2016 года
В 2005 г. в РФ появилась возможность финансирования инфраструктуры за счет концессионной модели, которая является основной формой ГЧП для реализации крупных проектов. За прошедшее время к финансированию подключились и НПФы. Отличительной особенностью является присутствие в схеме финансирования концессионных облигаций.
Все публикации →
  • Rambler's Top100