Casual
РЦБ.RU

Инвесторов больше всего привлекают сырьевые секторы

Март 2010

Интервью с управляющим директором Merrill Lynch Андреем Арофикиным

Год 2010-й может прервать паузу на рынке корпоративной активности, компании и инвестбанки готовятся к новому буму IPO, слияний и поглощений. Управляющий директор Merrill Lynch Андрей Арофикин рассказал журналу РЦБ о том, кто может осваивать рынок акционерного капитала, какие отрасли будут наиболее привлекательными для иностранных фондов и есть ли возможность у российских инвестбанков выйти на мировой уровень.

РЦБ: Какие российские компании в этом году будут выходить на IPO?

А. А. Год открыл «РУСАЛ», и я думаю, что за ним будет целый ряд горно-металлургических компаний, многие из которых отложили свои планы по размещениям в 2007 г. Можно сказать, что два года было потеряно на рынке публичных размещений, и вот сейчас отложенный спрос вновь начинает проявляться.

Все уповают на то, что Китай и дальше будет поддерживать высокий спрос на сырье — именно этим и обусловлена популярность горно-рудных компаний. Наученные горьким опытом 2007 г., компании вновь возвращаются к планам IPO. Сейчас появился аппетит на крупные размещения, есть интерес к сырьевому сектору, и российские компании как раз подпадают под эти критерии.

РЦБ: Кого можно ожидать на рынке размещений из других секторов?

А. А. Интерес компаний к привлечению средств посредством размещения акций возрастает во многих отраслях. Только за последние три месяца сообщалось более чем о 30 планируемых IPO в различных секторах, таких как химическая промышленность, транспорт, телекоммуникации и технологии, потребительский сектор, сельское хозяйство.

РЦБ: Какие сектора больше всего интересуют инвесторов?

А. А. Можно отметить, что у портфельных инвесторов есть интерес к сырьевым секторам в надежде на рост commodities. А в целом наблюдается диверсификация предпочтений инвесторов и растет их интерес к компаниям различных секторов.

РЦБ: Сколько можно заработать на IPO?

А. А. Участники размещений рассчитывают на некоторую премию уже в первую неделю торгов — от 5 до 10%. Так получается не всегда, но часто.

РЦБ: Дмитрий Медведев говорил о том, что надо улучшать инвестиционный климат. Чем недовольны инвесторы?

А. А. Власти в основном недовольны инвестиционным климатом для малого и среднего бизнеса. А в тех отраслях, где уже укоренились национальные чемпионы, например в сырьевых, обстановка ничем не отличается от других emerging markets. Там крупные компании всюду чувствуют себя увереннее остальных.

РЦБ: А как Вы оцениваете политические риски, о которых пишут в инвестиционных меморандумах?

А. А. Да, есть такой стандартный перечень. Часто сюда включают судебную систему, изменения регулирования. Тем не менее уже было сделано много позитивных шагов. Этот процесс занимает время. Мы же не Англия с 200-летней историей финансовых рынков — нашей рыночной экономике от силы 15 лет.

РЦБ: На что обращают внимание инвесторы при оценке российских компаний?

А. А. При оценке крупных компаний в России инвесторы придерживаются тех же критериев, что и в остальных странах, каких-то особенных дополнительных рисков там нет. Например, если говорить о ритейле как слабо консолидированной отрасли, то наименьшая риск-премия будет на Х5, поскольку это компания-консолидатор. Остальные будут ранжированы в зависимости от рыночной доли и долговой нагрузки. В конце 2008 г. основные проблемы возникли как в недвижимости, так и в ритейле. Ритейлеры пострадали из-за того, что они являются крупными девелоперами собственных торговых площадей. Они перегружены долгами, и чем крупнее компания, тем проще ей выжить. Поэтому риск-премия на разных игроков совершенно иная. Что же касается, например, публичных нефтяных компаний, то там отношение ко всем примерно одинаковое.

РЦБ: Когда рынок IPO в России выйдет на докризисный уровень?

А. А. Вполне может выйти уже в этом году. Это связано с большим отложенным спросом и с тем, что компаниям нужно снижать долговую нагрузку. Например, Evraz для этого в прошлом году провел дополнительный выпуск акций.

РЦБ: Как Вы оцениваете ситуацию на рынке слияний и поглощений?

А. А. Довольно живо. Крупные игроки в сырьевых секторах всегда искали кандидатов на поглощение. Если сырье будет дорожать и у компаний возрастет EBITDA, то процесс уменьшения долговой нагрузки будет происходить и без допэмиссий. Более того, компании смогут снова привлекать долг и пускать вырученные средства на приобретение конкурентов. Мы достаточно позитивно оцениваем перспективы на этот год. Наиболее перспективные сектора для сделок по слияниям и поглощениям — нефтяная промышленность, металлургия, энергетика, возможно, ритейл. Наибольший интерес для нас будут представлять трансграничные сделки. Если говорить о той же металлургии, то Россия отличается низкой себестоимостью производства, и наши компании могут позволить себе покупать активы за рубежом. Мы видели множество таких сделок в 2007 г., когда Evraz, «Северсталь», НЛМК покупали европейские и американские активы. Сейчас, видимо, произойдет некая перетасовка портфелей, часть компаний за границей будет продана, но общий тренд останется.

Так что мы с оптимизмом смотрим на развитие ситуации на рынке M&A и продолжаем принимать активное участие в этом процессе.

РЦБ: А российские компании могут стать предметом поглощений?

А. А. Вряд ли здесь возможно враждебное поглощение, а добровольно наши игроки продаваться не собираются. Слияния равноценных партнеров среди металлургов не предвидится и в России. Скорее всего, сделки будут на более мелких уровнях. Некоторые компании могут попытаться восполнить недостающие звенья в своих интеграционных цепочках.

РЦБ: Что будет происходить в «нефтянке»?

А. А. Здесь объектами приобретения станут средние компании, которые обладают лицензиями на месторождения, в том числе Восточной Сибири, с прицелом на ВСТО.

РЦБ: Что прежде всего интересует Merrill Lynch?

А. А. На рынке трансграничных слияний и поглощений мы будем интересоваться абсолютно всем, потому что здесь у Merrill Lynch есть доказанная экспертиза и опыт. Мы занимаем первое место по M&A в России и СНГ.

Если говорить о ритейле, то вполне возможен интерес к российским сетям со стороны крупных западных игроков. Иностранцев может привлечь инфраструктура, а еще через год дело дойдет и до недвижимости. Другой вопрос в том, что сделки по земле будут уже не столь спекулятивны. Но вот именно здесь нужно ждать ресурсов из-за границы, поскольку средства вкладываются на несколько лет, а в России таких «длинных» денег сейчас нет.

Нас интересует все, что касается рынков капитала. По мере роста и оживления долгового рынка мы будем смотреть на крупные сделки, связанные с финансированием приобретений с последующим рефинансированием с рынков капитала.

РЦБ: За счет чего в этом году будут жить инвестбанки?

А. А. Основной акцент будет сделан на IPO и M&A, поскольку эти рынки постепенно возвращаются на докризисный уровень. Мы также ожидаем активную деятельность в области Global Markets и по другим направлениям.

РЦБ: Когда рынок долгов откроется для компаний третьего эшелона?

А. А. После того как у крупнейших игроков произойдет deleverage, очередь дойдет и до эмитентов третьего эшелона. Возможно, это случится уже в этом году. Конечно, все будет зависеть от состояния мировой экономики, и в первую очередь — от Китая.

РЦБ: Некоторые инвестбанкиры говорят, что западные фонды не могут найти на российском рынке объекты для приобретения из-за плохого качества управления, непрозрачности и т. д.

А. А. Картина на самом деле очень неровная. Не все cредние компании, например, могут позволить себе иметь независимых директоров, чтобы выглядеть как конфетка. В то же время хочу отметить позитивные изменения в области корпоративного управления и прозрачности в российских компаниях за последние несколько лет. Глобальные инвесторы демонстрируют интерес к российским активам.

РЦБ: Возможно ли появление в России глобальных инвестдомов?

А. А. Да, я считаю, что возможно, но этот процесс занимает время. Чтобы построить глобальный инвестбанк, который сможет размещать по всему миру, нужно как минимум 10 лет.

РЦБ: Кого Вы видите сейчас своими конкурентами?

А. А. Большинство глобальных инвестдомов уже представлены здесь. Россия очень важна для глобальных игроков, и они активно участвуют в трансграничных сделках. Так, для Bank of America Merrill Lynch Россия является одним из приоритетных рынков, и мы намерены внести свой вклад в дальнейшее развитие этого рынка.

Здесь мы уже стали признанным лидером в области M&A, занимаем ведущие позиции по сделкам с размещением акций, а также активно развиваем направление Global Markets.

РЦБ: Как Вы оцениваете прошлый год?

А. А. В первой половине были достаточно провальные настроения, но затем банки снова начали расширяться, стали увеличиваться лимиты на Россию, в основном за счет «домашних» стран. Рынки начали восстанавливаться, и мы c оптимизмом смотрим в 2010 г.


Содержание (развернуть содержание)
Практические вопросы создания и функционирования кредитных фондов
Хранение имущества новых категорий паевых инвестиционных фондов
«Классика» нынче не в моде: венчурная революция по-карибски
Активная неиндексная стратегия — Доходность без оглядки на динамику российского рынка
Перспективы использования инфраструктурных облигаций для финансирования проектов ГЧП
Развитие ОАО «ЦентрТелеком» в условиях экономической нестабильности
Инвестиционная привлекательность акций российских телекоммуникационных компаний второго эшелона в 2010 году
Удобрения для инвестиционного портфеля
Эшелоны снова в строю
Второй эшелон: в поисках догоняющего роста
Банки: второй эшелон
Автопром. В будущее с оптимизмом
Путь к сознательному инвестированию
Инвестиции в непубличные компании: риски, оценка, доходность
Механизм Debt push-down и некоторые аспекты его использования в России
Инвесторов больше всего привлекают сырьевые секторы
Российская экономика подчинена узкой группе компаний
Медленное восстановление
2010 год: возможные сценарии
Будет ли вторая волна?
Рубль обречен на укрепление
Заманчивые перспективы китайской валюты
Актуальные изменения в налоговом законодательстве Кипра (2009)
Благодаря кризису законодательство сделало серьезный шаг вперед

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100