Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Королев Дмитрий, Ведущий эксперт департамента индустриального страхования компании «АльфаСтрахование»

  • Все статьи автора

Страхование залогового имущества: отношения банка и страховщика

Февраль 2010

На сегодняшний день страхование банковских залогов — довольно неоднозначная область страхования. В связи со сложной экономической ситуацией сокращается количество выданных кредитов и, соответственно, становится меньше заложенного имущества, которое может быть застраховано. Пока данный сегмент находится на стадии стагнации.

Специфика залогового страхования предусматривает тесное взаимодействие между банком и страховщиком, что сулит обеим сторонам как определенные выгоды, так и ограничения.

В первую очередь в страховании залогового имущества заинтересованы банки, так как полис позволяет перераспределить их риски, часть которых передается страховщику. При этом страховой взнос оплачивает заемщик. Таким образом, в случае гибели или повреждения предмета залога в результате страхового случая банк может рассчитывать на компенсацию просроченных заемщиком взносов страховой компанией. Банки, не желая принимать на себя дополнительный и специфический для них риск физической гибели предмета залога, обязывают заемщика застраховать его и отказываются выдавать кредит под залог имущества, если оно не застраховано.

ЦБ РФ в 2004 г. ввел требование об обязательном страховании заложенного имущества, а спустя 3 года отменил его. Согласно внесенным в 2007 г. поправкам в Положение «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности» были изменены требования к банкам в части страхования залогов. Если раньше предусматривалось обязательное страхование предметов залога, то теперь наличие или отсутствие в договоре страхования предмета залога, принятого в качестве обеспечения ссуды, может рассматриваться только как дополнительный фактор при оценке качества обеспечения по ссуде. Но банки в подавляющем большинстве случаев продолжают настаивать на страховании заложенного имущества, так как осознают необходимость обеспечения его сохранности.

Еще одним весомым аргументом для сотрудничества банка и страховой компании является привлечение банком депозитов от страховой компании, т. е. размещение на счетах банка резервов страховой компании, которые у некоторых игроков оцениваются в сотни миллионов рублей.

Кроме того, дополнительную выгоду банку сулит получение вознаграждения по агентским договорам, заключенным со страховой компанией, а также привлечение новых клиентов из числа клиентов страховой компании.

Страховщикам отношения с банком также несут бесспорную выгоду. Во-первых, это связано со спецификой залогового страхования, которое изначально является банковским и обусловлено требованием банка к заемщику. Именно поэтому для страховщика сотрудничество с банком — устойчивый канал притока клиентов с уже сформированным платежеспособным спросом. В общем портфеле компании «АльфаСтрахование» размер сборов, приходящихся на залоговое страхование, благодаря сотрудничеству с банками составляет около 13%.

Во-вторых, страховщика привлекают долгосрочные договоры и то, что клиенты банка, получающие кредит, как правило, финансово устойчивые успешные предприятия, а это дополнительный позитивный фактор для страховщика — снижение собственных рисков. В итоге связка «банк — страховщик» обеспечивает последнему привлечение бизнеса без значительных капитальных вложений в развитие агентской инфраструктуры и рекламу.

Как и в любом финансовом сотрудничестве, в отношениях банка со страховщиком существуют не только положительные моменты, но и множество подводных камней.

Общей для банков и страховых компаний проблемой является недостаточная квалификация сотрудников банка в вопросах страхования, что может привести к неполной страховой защите предметов залога, а в перспективе — признанию договоров страхования недействительными в результате неадекватных требований к содержанию самих текстов.

Страховщикам же не нравятся жесткие и нередко невыгодные для компании требования банков при страховании предметов залога: включение дополнительных рисков, навязывание более низких тарифов для страхования залогового имущества, использование системы возмещения убытков в имущественном страховании, при которой ущерб меньше страховой суммы покрывается полностью, а превышающий ее — только в размере страховой суммы (так называемый «первый риск»), и прочие ограничения.

Для страховщика также часто проблемой является необходимость принимать на страхование заведомо «убыточные» объекты (чтобы поддержать партнерские отношения с банком), которые в ином случае не представляют интереса для страховщика в принципе. Усугубляет эту тенденцию желание банков срочно обрабатывать поступающие страховщику запросы по их клиентам, даже при отсутствии минимальной информации о степени принимаемого на страхование риска.

Кроме того, у многих банков нет внутренней региональной дисциплины в области страхования, что выражается в противоречивых требованиях к страховщикам со стороны штаб-квартиры и филиалов банков. Также нередко ограничение конкуренции на местах ввиду личной заинтересованности сотрудников банков в сотрудничестве с определенными страховыми компаниями.

Считаю, что в связке «банк — страховщик» банк является несомненным доминирующим партнером. Он, как правило, диктует свои условия страховщикам, так как экономические выгоды для страховщиков от привлечения нового бизнеса выше, чем дивиденды банков от размещения «страховых» депозитов и выплат комиссионных по заключенным договорам страхования. Судя по западному опыту, при развитии в России института страхования жизни страховщики превратятся в ключевых институциональных инвесторов, ведь на их счетах будут скапливаться значительные средства, и в этом случае страховщики станут для банков важнейшим источником «длинных» денег.

Если говорить в целом о сегменте залогового страхования, в настоящее время из-за сложной экономической ситуации, затронувшей в первую очередь банковскую сферу, наблюдается тенденция уменьшения сборов по каналу страхования залогов ввиду сужения объемов кредитования. Так, в 2009 г., несмотря на призывы властей, банки не увеличивали кредитные портфели. Более того, по сообщениям ЦБ РФ, с осени они сократились почти на 2,5%. В течение 2009 г. компании старались ослабить долговую нагрузку, так как доходности предприятий не хватало на покрытие портфелей. Крупнейшие банки пытались выполнять указания руководства страны, но при этом были вынуждены слишком строго оценивать качество заемщика, риски и залоги. Это весьма длительные процедуры, и банки зачастую просто не успевали выдавать столько кредитов, сколько предоставляли раньше.

Для многих страховщиков на протяжении «сытых» 2007 и 2008 гг. залоговое страхование было значительной статьей доходов. Снижение объемов кредитования в связи с кризисом автоматически сказалось на падении сборов по каналу страхования залогов, и перед страховщиками встала задача поиска новых путей наполнения бюджетов и сохранения величины сборов и доли рынков. Правда, имел место процесс «чистки рядов» в перечне аккредитованных у банков компаний, что позволило сильным структурам даже немного расширить свою долю (но не абсолютные сборы). В частности, ощущался процесс ухода страхователей, особенно в регионах, от мелких и средних страховщиков к федеральным.

Сокращение поступлений по банковскому каналу дополнительно усилило конкуренцию среди страховых компаний, обострив борьбу страховщиков за сборы по страхованию залогов.

Также хотелось бы отметить изменения ценовой политики. Если раньше демпинг был отличительной чертой мелких и средних региональных страховщиков, то в течение 2009 г. практически все компании начали активно урезать тарифы в попытке сохранить своих клиентов или получить новых на падающем рынке. Так, по некоторым видам корпоративного имущества средние тарифы стали в 2—3 раза меньше по сравнению, например, с 2007 г. Одновременно с этим наблюдается тенденция роста комиссионного вознаграждения агентам, так как идет активная борьба страховщиков за агентов с большими клиентскими базами. Итог — резкое снижение рентабельности имущественного страхования и его приближение в этом отношении к автострахованию, где сумма расходов и убытков порой превышает 100%. Все это приводит к тому, что имущественное страхование из основного генератора прибыли может превратиться в убыточный вид страхования.

Однако пока существует определенный запас прочности имущественного страхования, вопрос только в скорости «проедания» данного запаса — если тарифы и дальше будут сокращаться, то некоторые компании могут понести убытки по имущественному портфелю уже к концу 2010 г.

Сегодня, при сжимающемся объеме кредитования и сопутствующего ему залогового страхования, для игроков страхового рынка становится очевидной необходимость поиска альтернативных источников привлечения бизнеса. Одним из вариантов наполнения бюджета является развитие агентских сетей, но в условиях кризиса сложно прогнозировать перспективы. Так, показательна инициатива Росгосстраха в конце 2009 г. — предложение законодательно закрепить агента за одной страховой компанией и обязать брокера получать страховое возмещение напрямую со страхователя. Несомненно, это путь к открытости страхового рынка,повышению эффективности работы агентских сетей, принятию и адаптации западных стандартов, т. е. переход к цивилизованному рынку. Но здесь сразу возникла серьезная проблема, которая может похоронить весь проект, — трудности с «оформлением» канальных продаж через банки, а также лизинговые компании, автосалоны и т. д. Сейчас они (банки, лизинговые компании, автосалоны) являются агентами и получают комиссионные вознаграждения сразу от всех аккредитованных у них страховых компаний. После реализации озвученных мер они не смогут работать по-старому, и им придется либо организовывать страхового брокера (а это и лицензирование, и требование к специалистам, и т. д.), либо содержать несколько десятков агентов, аттестованных в страховых компаниях, имеющих трудовые договоры со страховщиками и пр. Как будет решен этот вопрос, пока непонятно.

В течение 2009 г. происходила консолидация страхового рынка. Ее последствия должны напрямую повлиять на отношения между банком и страховщиком. В целом консолидация страхового рынка — явление положительное. Существование около 700 страховых компаний при мизерном объеме национального рынка (в сравнении, например, с европейским страховым рынком) — это абсурд. Наличие 20—30 крупных страховщиков решит многие современные проблемы в страховании, например укрепит финансовую устойчивость, упростит регулирование рынка, поможет определить общие «правила игры» и создаст предпосылки для универсализации подходов к страхованию. Банкам также будет проще организовать отношения с 20—30 компаниями, а у игроков рынка появится возможность разработать и принять единые стандарты.

Несколько особняком в страховании залогового имущества стоит страхование сельхозпроизводителей. На этом вопросе хотелось бы остановиться подробнее.

Банки довольно долго пренебрегали сельхозпроизводителями, не рассматривая их как перспективный сегмент для кредитования. Это было связано и со стагнацией российского сельского хозяйства, и с отсутствием государственных программ поддержки и развития агросектора, а также с тем, что у сельхозпроизводителей не было ликвидного имущества для формирования залоговой стоимости. Но на волне кредитного бума с заметным оживлением сельхозотрасли банки активно включились в кредитование агробизнеса. Особую роль в данном процессе сыграл специально учрежденный для этих целей Россельхозбанк. Правительством были приняты программы стимулирования сельского хозяйства в виде субсидирования ставок по целевым кредитам. Именно тогда был востребован опыт российских страховщиков в области страхования урожая сельхозкультур и животных. Как ни странно, но в острую фазу кризиса конца 2008 — начала 2009 гг. именно Россельхозбанк, следуя призывам государства, продолжал достаточно интенсивно кредитовать отрасль. Последнее, в частности, подтверждалось увеличением сборов страховщиков по различным видам сельхозстрахования.

В настоящий момент на рынке страхования предметов залогов сельхозпроизводителей тоже наблюдается усиление конкуренции и, как следствие, демпинг тарифов со стороны компаний, а также расширение покрытия по договорам. Подобная тенденция может поколебать финансовую устойчивость отдельных компаний в частности и рынка страхования сельхозрисков в целом.

При обсуждении проблемы взаимодействия банков и страховщиков нельзя не затронуть нашумевший вопрос о процедуре аккредитации банками страховых компаний. Само существование процедуры аккредитации экономически целесообразно для банка. В случае несостоятельности страховой компании риски опосредованно лягут на банк через неспособность или нежелание страхователя-заемщика платить по кредиту, выданному под залог утраченного имущества. В связи с этим логично, что банк может и должен проверять состоятельность страховых компаний, с которыми работает, и предъявлять требования к достаточности страхового покрытия по договорам. Более того, в условиях, когда страховщики борются за благосклонность банков, последние могут рассчитывать на значительные послабления со стороны страховщиков. Так, банки обязывают размещать у них на депозитах значительные средства под залог сотрудничества с компанией, «выторговывают» повышенные размеры комиссионных, а также ужесточают нормы покрытия по договорам страхования (перекладывая тем самым еще больше своих рисков на страховщика), и с этим у страховщиков возникает особенно много проблем. Здесь-то и проявляется узкая компетенция сотрудников банка в вопросах страхования, которые требуют от страховой компании страховать то, что не может быть застраховано в принципе, или зачастую вставляют в договоры пункты, противоречащие не только законодательству, но и здравому смыслу.

Множество нареканий возникает у страховщиков при взаимодействии с региональными отделениями банков, так как уровень страховой культуры там намного ниже, чем в центре. В то же время некоторые банки не контролируют выполнения своих же собственных директив на местах, что выливается в еще более неадекватные требования со стороны сотрудников филиалов. Большой проблемой является упомянутая заинтересованность некоторых сотрудников филиалов банков в работе с определенными страховыми компаниями, что значительно ограничивает права заемщиков и препятствует конкурентной борьбе между страховщиками.

В остальном процедуры сопровождения договора и урегулирования убытков стандартны для страховщика. Что касается невозврата кредита заемщиком при наличии страхования имущества, то страховщик может профинансировать взносы по кредиту только из средств страхового возмещения по страховому случаю. Факт отказа заемщика платить по кредиту по любым причинам в рамках страхования предмета залога страховым случаем не является.

В целом, подводя итог сотрудничеству между банками и страховщиками, хочется отметить перспективность развития программ страхования залогов. Страхование предметов залога всегда будет выгодным для страховщика каналом привлечения клиентов. Ситуация, сложившаяся в 2008—2009 гг., показала, что компаниям этого сектора нужно не только иметь сбалансированный портфель, но и диверсифицировать каналы притока клиентов, чтобы негативные внешние факторы не смогли застать игроков врасплох.


Содержание (развернуть содержание)
Страхование залогового имущества: отношения банка и страховщика
Обращение взыскания на заложенное имущество
Некоторые проблемы использования кредиторами внесудебного порядка обращения взыскания на заложенное имущество
Управление залоговым имуществом посредством использования механизма ЗПИФа
Выбирают не залоги, а клиентов
Инвесторы не могут найти активы в России
Кризис — время выжидания для иностранных банков
Эпоха «дешевых» денег
Перспективы российского рубля в 2010 году
Сырьевые рынки: долгосрочные тенденции
Затяжное реформирование рынка нефти
Страховка от кризиса
Наибольший потенциал в 2010 году имеют региональные банки
Ритейл выше кризиса
M&A в 2010 году: прогнозы и перспективы
Досрочное исполнение обязательств по облигационному займу
Борьба с инсайдом и манипулированием рынком
Долг Москвы: итоги 2009-го и планы на 2010 год
Коммерческое кредитование субъектов Российской Федерации в 2009 году
Что произошло на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций в 2009 году
Санкт-Петербург. Итоги 2009 года и перспективы государственных заимствований в 2010 году
Рынок субфедеральных и муниципальных облигаций: 2009-й — год Москвы, безусловного лидера
Российские регионы и муниципалитеты: кризисный год позади, что дальше?

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100