Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Тулинов Юрий, Вице-президент Департамент кредитного анализа Национальный Банк ТРАСТ

  • Все статьи автора

Российские банки: подарки кризиса

Январь 2010

Данная статья в большей степени посвящена тому, какими конкретно каналами банки могли воспользоваться в кризис, чтобы получить порой не самые традиционные для них доходы, и насколько у них сохраняются возможности продолжать в том же духе.

За последний год немало было сказано о том, с какими проблемами столкнулись российские банки в период кризиса, сколько бед и невзгод обрушилось на них. Разные источники информировали нас о растущих неплатежах по кредитам, необходимости создавать колоссальные резервы, о проблемах с достаточностью капитала и т. д. Вместе с тем открывшимся перед российскими банками в кризисное время возможностям, помогающим заработать на отдельных операциях столько, сколько в иных условиях они и мечтать не могли, внимания уделено немного.

Не хотелось бы ввязываться в дискуссию, почему так произошло: то ли банки оказались в настолько тяжелом положении, что готовы были хвататься за любую возможность для своего спасения, то ли «жирные коты» финансового мира просто не могли не воспользоваться шансом заработать, даже если это шло вразрез с соображениями морали или деловой этики? Отметим, что у крупных банков, которые оперируют широким кругом финансовых инструментов, активно представлены на рынках капитала и имеют доступ к любым источникам фондирования, таких каналов было значительно больше. Что касается более мелких институтов, то многие из них в последний год затаились и сфокусировались на решении более насущных краткосрочных задач.

ОЗМОЖНОСТЬ ПЕРВАЯ: ПОЛУЧЕНИЕ ПРОБЛЕМНЫХ АКТИВОВ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО ЗА ДОЛГИ

По мере того как ситуация в отдельных отраслях экономики становилась все хуже, а привлечение финансирования — труднее, российские банки начали приобретать различные активы, постепенно превращаясь в крупные финансово-промышленные группы. Большая часть данных активов была вполне закономерно представлена предприятиями реального сектора, которые попросту не могли продолжить обслуживание своих долгов.

Так, например, «Сбербанк капитал» по состоянию на середину ноября работал с активами разных отраслей экономики совокупной стоимостью около 4 млрд долл. (сделки еще на 10 млрд долл. находились в разной степени проработки). «Банк ВТБ» обзавелся активами девелоперов («Система-Галс», «Дон-строй инвест»), компаний алкогольной промышленности (завод «Кристалл» и проч.) и ритейла (35,4% сети «Лента», совместно с TPG Capital). «Альфа-Банк» активно работал с проблемными заемщиками и даже выкупил с дисконтом требования по обязательствам других кредитных организаций: 200 млн долл. долга Mirax Group (перед Credit Suisse) и более 50 млн долл. долга «Седьмого Континента» (перед Deutsche Bank).

Безусловно, в ряде случаев подобные приобретения обременительны для банков, особенно если опыта управления подобными активами у них нет. К тому же большинство организаций заявили, что будут избавляться от купленных предприятий (о некоторых сделках уже сообщалось в прессе). В то же время вряд ли вызывает сомнение тот факт, что в условиях кризиса цена реализуемых активов оказалась ниже рыночной и по мере наблюдаемой уже сейчас стабилизации всех рынков будет лишь расти. Поэтому вариант, что при условии плавного выхода мировой и российской экономик из рецессии банки закроют данные сделки себе в убыток, нам кажется сомнительным.

ВОЗМОЖНОСТЬ ВТОРАЯ: УЧАСТИЕ В ПРОЦЕССЕ САНАЦИИ

Разумеется, применительно к санации финансовых организаций ситуация временами так же неоднозначна, как и в отношении приобретения проблемных активов из реального сектора экономики. В конце 2008 г. идея получить под контроль банк из ТОП-100 или даже ТОП-30 за символическую плату могла показаться если не беспроигрышной, то довольно привлекательной. Однако 2009 г. дал явно понять: процесс санации — дело затяжное и далеко не всегда приятное.

Качество активов проблемных банков зачастую оказывалось хуже, чем санаторы могли предположить (например, банк «Союз» имел просрочку по корпоративному кредитному портфелю в 38,2% на 1 ноября 2009 г. против 3,1% годом ранее), а их результаты — обузой для материнских структур («Кит Финанс» получил за первые 10 мес. 2009 г. убытков свыше 9 млрд руб.). Даже руководство «Альфа-Банка», ставшего владельцем хорошего регионального банка «Северная казна», признавалось, что все оказалось совсем не просто.

Нельзя, однако, забывать про то, что ввязавшиеся в санацию банки могли рассчитывать на помощь «свыше». Дешевые депозиты от АСВ или ЦБ РФ могли помочь сделать данный процесс более приятным, как это было в случае с ВЭБом, сумевшим привлечь на санацию «Связь-банка» и «Глобэкса» 4,5 млрд долл. Однако при излишне неблагоприятном для себя развитии событий «спасатели» могли отказаться от взятого на себя оздоровления организаций, что доказывают примеры с банком «Петровский» (санатор — «Номос-Банк») и банком «Российский капитал» («Национальный резервный банк»). Попутно заметим, что на санацию проблемных институтов данным банкам были выделены депозиты на 10,4 млрд и 8 млрд руб. соответственно.

Да и сам опыт интеграции региональных активов, безусловно, пойдет крупным банкам на пользу: быть может, в скором времени консолидация сектора, о которой так давно говорят власти, начнет-таки свою поступь семимильными шагами.

ВОЗМОЖНОСТЬ ТРЕТЬЯ: ВЫСОКОДОХОДНЫЕ ВЛОЖЕНИЯ В РАЗЛИЧНЫЕ АКТИВЫ (ФОНДОВЫЕ, ВАЛЮТНЫЕ), В ТОМ ЧИСЛЕ ЗА СЧЕТ ПРИВЛЕЧЕННЫХ У ГОСУДАРСТВА СРЕДСТВ

Скорее всего — если, конечно, российская финансовая система избежит новых потрясений образца второй половины 2008 г., — доходности, которые за прошедший год могли быть реализованы на отдельных фондовых и валютных операциях, еще долго будут сниться российским банкирам.

Иначе быть вряд ли могло, учитывая то, сколь дешевыми были все российские активы в начале прошлого года, когда Индекс РТС колебался в районе 500 пунктов, а суверенные еврооблигации Russia 30 — наиболее ликвидные среди евробондов отечественных эмитентов — торговались по цене ниже 90% от номинала. Динамика рынка акций, который к тому моменту утроился с тех значений, была (традиционно) наиболее впечатляющей, в то же время нам особо примечательным показалось то, что происходило в последний год на долговом рынке; к тому же именно на облигации приходится более 80% вложений российских банков в ценные бумаги.

По сути, в конце 2008 г. — начале 2009 г. размещения новых долговых выпусков были эпизодическими и проходили в большинстве случаев на условиях, далеких от рыночных. Котировки самых разных инструментов стояли на distressed-уровнях, почти любые вложения могли показаться рискованными, и всех мучил фундаментальный вопрос: сможет ли эмитент, бумаги которого есть в портфеле, рассчитаться с платежами по купону/погашению/оферте.

Ко II кв. 2009 г. ситуация понемногу нормализовалась, и на рынок вернулась качественная «первичка»: «Газпромнефть», МТС, Х5. При этом эмитенты оказались готовыми достаточно дорого платить за публичные заимствования, осуществляемые в непростое время: купоны по их бумагам были установлены на уровнях, немыслимых еще год назад (16,70% для бонда Газпром-нефть-4, 16,75% — для МТС-4, 18,46% — для Х5-4). Было очевидно, что по мере нормализации ситуации на финансовых рынках котировки данных выпусков уйдут значительно выше номинала, что принесет инвесторам существенный доход: сейчас каждый из вышеупомянутых выпусков торгуется в районе 110—112% от номинала.

К тому же нельзя забывать о таком важном факторе, как дешевое фондирование со стороны ЦБ РФ: ставки, устанавливаемые на аукционах прямого РЕПО, оказывались ниже доходности бумаг наиболее качественных эмитентов. Таким образом, банки имели возможность «прокручивать» одни и те же деньги несколько раз: покупка облигаций => закладывание их в Центробанк=> привлечение средств => покупка облигаций и т. д. В свою очередь высокий спрос способствовал повышению котировок долговых инструментов, и, как следствие, возврат от инвестиций, сделанных в 2009 г., был исключительно щедрым.

По нашим подсчетам, за первые 9 мес. 2009 г. российские банки заработали на ценных бумагах более 104,9 млрд руб. прибыли по РСБУ (включая результат как от торговли, так и от переоценки), при этом среди наиболее удачливых оказались ВТБ (28,8 млрд руб.), Газпромбанк (21,4 млрд руб.), Банк Москвы (5,8 млрд руб.) и Альфа-Банк (5,3 млрд руб.).

Нельзя обойти стороной и операции российских банков на валютном поле, которые в условиях волатильных курсов пользовались большой популярностью. На волне плавной девальвации рубля в валютные активы вкладывались все, реагируя как на словесные интервенции ЦБ РФ, так и на общие настроения на рынке. Банк России вконец запутал участников рынка своими заявлениями, поэтому, когда во время начинающегося повального обесценения нацвалюты он не пустил рубль за отметку в 41 руб. за единицу бивалютной корзины, разве у кого-нибудь были сомнения, что данный уровень будет хотя бы протестирован? И даже последующее укрепление рубля не  сделало итоговый результат российских банков от валютных операций существенно менее весомым.

Всего за год к 30 сентября 2009 г. российские банки заработали на валюте 288,9 млрд руб. прибыли по российским стандартам отчетности (из которых 129,7 млрд руб. — на торговле и 159,2 млрд руб. — на переоценке), в лидерах — все те же Газпромбанк (96,7 млрд руб.), ВТБ (85 млрд руб.), Сбербанк (21,8 млрд руб.) и Альфа-Банк (7,7 млрд руб.).

ВОЗМОЖНОСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ: ВЫКУП С ДИСКОНТОМ СОБСТВЕННЫХ ДОЛГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Доходы от данных операций были для российских банков в кризис менее колоссальны, но ничуть не менее приятны. Выкуп собственных долговых обязательств (главным образом, еврооблигаций) по цене ниже номинала хорош для должника всем: с одной стороны, банк облегчает себе задачу обслуживания данных обязательств в дальнейшем, с другой — получает моментальную прибыль в объеме сэкономленных средств. При этом в некоторых случаях банки могли даже обойтись без официальных тендеров, приобретая бумаги напрямую у кредиторов.

Всего, по нашим оценкам на основании отчетности организаций по МСФО, только за IV кв. 2008 г.– первое полугодие 2009 г. российские банки отразили по данным операциям прибыль в объеме свыше 36 млрд руб., в том числе: 17 млрд руб. — ВТБ, 4,7 млрд руб. — Альфа-Банк, 3,9 млрд руб. — Газпромбанк.

ВОЗМОЖНОСТЬ ПЯТАЯ: НЕ ПЛАТИТЬ ПО СВОИМ ДОЛГАМ

Была, конечно, у российских банков еще одна опция, возможно, самая простая, которую за последний год в совершенстве освоили некоторые банки дружественных Украины и Казахстана: не платить по своим долгам, особенно международным кредиторам.

Действительно, что может быть проще: прекратить обслуживание собственных обязательств на самом пике кризиса, сослаться на проблемы с ликвидностью и достаточностью капитала и предложить списать больше половины долга (на худой конец, чуть меньше, но обязательно с отсрочкой выплат на несколько лет)? Особенно если учитывать, что у иностранных инвесторов, как правило, не будет ни возможности узнать об истинном положении дел в отечественной организации, ни эффективных рычагов воздействия на заемщика.

Применительно к данным «доходам» российские банки повели себя, по нашему мнению, наиболее правильно, продолжив полное и своевременное обслуживание собственных долгов перед иностранными кредиторами. Реструктуризации долговых обязательств, которые изредка предпринимались отечественными институтами, отличались, как правило, весьма привлекательными условиями и носили добровольный характер. Все-таки в нормально функционирующей финансовой среде репутация имеет свою цену, и мы рады, что российским банкам в общем и целом удалось сохранить свое доброе имя перед западными институтами.

Год 2010-й должен стать для банков менее успешным на подобного рода доходы. Финансовые рынки открываются, следовательно, предприятия реального сектора снова могут перекредитоваться и рассчитаться по долгам. Собственные евробонды по 50% от номинала уже не выкупишь, а Индекс РТС к концу года вряд ли достигнет 4,500 пунктов. Возможно, популярность получения данных доходов потому и оказалась столь высокой, что основная деятельность банков была убыточной. Если же просрочка действительно достигнет пика ближе к середине года (по ожиданиям как представителей самих организаций, так и властей), и банки смогут облегчить нагрузку со стороны создаваемых резервов на P&L, жизнь сама по себе станет намного легче.



Содержание (развернуть содержание)
Время принятия антикризисных мер прошло
В венчурной индустрии деньги - необходимый компонент, но недостаточный
Сохранение лидирующего положения — главный итог 2009 года
ВЭБ может обойтись и без акционирования
Кризис вывел российский рынок на качественно новый уровень
Примитивный меркантилизм не для нас
Время непонятных размещений на долговом рынке прошло
Самостоятельно выйти из кризиса Россия не сможет
В 2010 году все изменится к лучшему
Клиент — в фокусе внимания
Государство теснит частные компании на рынке инвестуслуг
Пора переходить от слов к действиям
2010-й — под знаком волатильной нефти
Чиновники и взятки
Девальвация как императив независимости
Курс — на понижение
Российские банки: подарки кризиса
Проведение финансовых расследований на предприятиях
Антикризисные коммуникации: возвращение доверия инвесторов и кредиторов
Презентация годовой отчетности банка на пике негативных настроений и пессимистичных ожиданий
Прогноз — дело тонкое Раскрытие текущих и прогнозных финансовых результатов компании в условиях острой фазы стагнации сектора и экономики
Реструктуризация в период кризиса
Российский долговой рынок в 2009 году: итоги и перспективы

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100