Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Шустерняк Дмитрий, Генеральный директор компании «ФинЭкспертиза Консалтинг»

  • Все статьи автора

Чиновники и взятки

Январь 2010

Не секрет, что современная система государственного управления в России далеко не идеальна. Причем речь здесь идет не только о коррупции, т. е. случаях злоупотребления служебным положением, но еще и о неэффективности работы чиновников. Более того, возьмем на себя смелость утверждать, что сама по себе коррупция отнюдь не самое страшное проявление несовершенства системы государственного управления, ведь потери от принятия запоздалых или неверных решений в несколько раз больше, нежели от взяточничества.

Есть три основных подхода, три группы способов урегулирования проблемы неэффективности государственного управления.

Первый — больше платить чиновникам. Логика проста: дать людям столько, чтобы они не воровали, крепко держались за свое место и прилагали максимум усилий для выполнения своих обязанностей. В отношении отдельных ключевых, наиболее ответственных лиц подобная процедура, скорее всего, реальна, но осуществить ее в масштабах многомиллионной армии госслужащих вряд ли возможно, поскольку ни одна страна в мире не в состоянии обеспечивать лояльность и эффективность госаппарата одними только деньгами — слишком дорого. Тем не менее данный подход важен. Платить нужно достаточно — нищенские оклады толкают на противоправные действия. Но наивно полагать, что если чиновники начнут получать значительно больше, ситуация сразу же кардинально изменится к лучшему.

Второй — следить и наказывать, активнее применять некие карательные меры. К сожалению, это тоже себя не оправдывает. Практика показывает, что самый высокий уровень коррупции наблюдается именно в тех странах, где весьма суровое антикоррупционное законодательство. В конечном счете попытки ужесточения режима приводят либо к тому, что просто увеличивается ставка (размер взятки), либо проблема уходит «в верха» (вечный вопрос, кто будет сторожить сторожей). Если же абстрагироваться от взяточничества и говорить о неэффективном управлении, то чем сильнее закручивают гайки, тем больше у чиновника поводов ничего не делать. Если он что-то запретит, то в худшем случае его накажут за излишнее рвение, что, в общем-то, не страшно, а вот если он что-нибудь разрешит, то взятые на себя полномочия могут обернуться серьезными неприятностями. Так что в полицейском государстве ничего не позволять и бездействовать безопаснее. В таких условиях государственная машина попросту коллапсирует.

Что же остается? Единственно результативный, но очень сложный третий способ. Он заключается в следующем: чиновник будет работать эффективно и откажется брать взятки только тогда, когда начнет осознавать свою ответственность перед государством и свою роль в процветании и успешном развитии страны, т. е. когда станет патриотом. Причем не на бумаге, не на словах, а настоящим — человеком, который искренне верит в полезность, нужность и важность своего дела, который ставит его во главу угла, выше личных интересов. Если этого нет, то ни мытьем, ни катаньем, ни кнутом, ни пряником невозможно заставить чиновника трудиться эффективно. Об этом говорит любая теория мотивации.

Что произошло в последние годы и как это объясняет ситуацию, в которой мы находимся? Сознательность, патриотизм сами собой не появляются никогда — нужна работа государственной машины пропаганды. К сожалению, с 1990-х гг. мы, устав от трескучих лозунгов эпохи застоя, отказались и фактически полностью уничтожили этот механизм, а вместе с водой выплеснули и ребенка. В государстве не оказалось никакого другого института, способного полноценно занять место пропаганды. Церковь не может выполнять эту функцию в многоконфессиональной стране, общественные движения слабы и разрознены... Никто теперь не говорит «как нужно» — каждый решает сам, строя собственную систему ценностей преимущественно на основе телепередач.

Кстати, телевидение — показательный пример. В типичных сериалах 1990-х гг. чиновник-коррупционер или продажный милиционер были персонажами сугубо отрицательными. В нынешних фильмах решающий личные вопросы руководитель или, допустим, дорожный инспектор, собирающий «дань» с водителей, — обычный человек, герой нашего времени. Да, не ангел — ну а кто без греха? Гаишник, берущий взятки, просто превратился в персонажа из анекдота. Такой усатый, приятный, чуть глуповатый дядька, который кормит семью, воспитывает сына. Такой же, как все. Нормальный. Образ человека, совершающего противоправные действия, перестал быть негативным. Это симптом крайне опасной болезни общества под названием «эрозия морали». Система ценностей и догм («что такое хорошо, а что такое плохо») стремительно развалилась. Сейчас на пороге самостоятельной жизни стоит уже целое поколение людей, выросших и повзрослевших в эпоху этого «ценностного хаоса». А это означает, что ситуация в области неэффективности государственного управления, коррупции в России в последующие годы будет только усугубляться. Более того, она гораздо осложнится, когда из органов государственного управления в силу возраста начнут массово уходить люди, воспитанные еще в Советском Союзе, имеющие хотя бы ностальгическое воспоминание о том, что хорошо и что плохо, что можно и что нельзя, что прилично и что неприлично. Их место займут люди «этического вакуума», образовавшегося после 1990-х гг. Сейчас им лет 30 или чуть меньше. Государство не было их наставником, систему ценностей они почерпнули из бандитских сериалов, телешоу, Интернета. И когда они полностью или в значительной степени сменят чиновников, у которых еще есть хоть какие-то моральные устои, вот тогда будет совсем грустно. Увы, никогда не бывает так плохо, чтобы не стало еще хуже.

Что же делать? Исправить ситуацию в стране могут только ее граждане. Не жители, не население, а именно граждане (мы уже забываем истинное значение этого слова), осознающие свою ответственность, готовые заботиться о благе своего государства. Когда в последний раз вы называли себя «гражданином», имея в виду не правовой статус, а свою роль в обществе?

Граждан своей страны необходимо воспитывать, сами они не появятся. Но этого не сделать за год-два — упущено целое поколение, теперь счет идет на десятилетия. И то только при условии, что уже сейчас государство начнет совершать продуманные, решительные и масштабные действия. Речь не только о социальной рекламе — что значат 2—3 ролика в год? Полноценная система государственной пропаганды гораздо глубже. Она включает в себя целый комплекс мер, направленных на детей, подростков, молодежь, взрослых людей. Она обязана мотивировать, поощрять правильное с точки зрения интересов страны и общества поведение — социальным статусом, общественным признанием, возможностями для самореализации, деньгами, наконец. Она должна препятствовать развитию неблагоприятных тенденций. И карательная машина государства тоже должна служить пропаганде. А что поделаешь — «жить в обществе, и быть свободным от общества нельзя». Это горькая, но правда.

Коррупция в стране начнет ослабевать только тогда, когда по возвращении со службы чиновник-взяточник постыдится сказать сыну, чем он сегодня занимался и откуда у него деньги. Только «рождение» новых Павликов Морозовых будет признаком улучшения ситуации. Да, звучит мрачновато, но масштабные изменения в системе ценностей общества всегда болезненны.

Возможны ли другие пути решения проблемы? Не знаю, не уверен. Опыт показывает, что без воспитания собственных граждан страна не может успешно развиваться. Почему в Америке дорожные полицейские не берут взятки? Не потому, что они боятся. Не потому, что много зарабатывают. Простой американский полицейский четко осознает, что стоит на страже интересов государства, и для него принять взятку означает предать Родину. Для него эта тесная связь существует, и флаг, который он поднимает по праздникам у своего дома, не пустой символ. Опять же обратимся к фильмам: продажный полицейский в голливудской ленте — это враг, а в российских картинах бесчестный мент — неотъемлемая часть сюжета. И необязательно главная — так, эпизод.

Второй пример, как ни странно, Белоруссия. Президента Беларуси можно ругать, а можно хвалить — он очень спорный, одиозный и неоднозначный человек. Но если бы при жизни Александру Лукашенко вдруг решили поставить памятник, я, не задумываясь, внес бы в общую кассу свою тысячу рублей. Есть как минимум одна вещь, которая достойна уважения: за то время, что Лукашенко у власти, он неустанно следит за системой государственной пропаганды и пытается ее сохранить, совершенствовать, использовать. В итоге ему удалось вырастить целое поколение людей, искренне влюбленных в свою страну — без истерик, без жажды отделиться, без желания перебить всех москалей и готовых работать на ее благо. Это «вбито» в их сознание. Может быть, не всегда тонко, не всегда красиво, но надежно. В итоге проблема взяточничества в Белоруссии заметно слабее, а эффективность чиновников на местах значительно выше. И кстати, самих чиновников в Беларуси куда как меньше, а ведь стартовали мы с одной и той же позиции...

Так какие шаги нужно предпринять, чтобы снизить уровень коррупции в России и поднять эффективность государственного управления? Обеспечить чиновников и госслужащих достойной заработной платой? Несомненно. Но этого мало. Активизировать карательные функции, создать еще одно «око государево»? Их у нас и так в избытке — только вот они избирательно подслеповаты и глуховаты, эти «глаза и уши». Всего будет недостаточно, ничто принципиально не изменит ситуацию до тех пор, пока кто-то не построит заново маховик государственной пропаганды и не раскрутит его под возмущенный хор жителей нашей страны, растерявшей своих воспитателей.


Содержание (развернуть содержание)
Время принятия антикризисных мер прошло
В венчурной индустрии деньги - необходимый компонент, но недостаточный
Сохранение лидирующего положения — главный итог 2009 года
ВЭБ может обойтись и без акционирования
Кризис вывел российский рынок на качественно новый уровень
Примитивный меркантилизм не для нас
Время непонятных размещений на долговом рынке прошло
Самостоятельно выйти из кризиса Россия не сможет
В 2010 году все изменится к лучшему
Клиент — в фокусе внимания
Государство теснит частные компании на рынке инвестуслуг
Пора переходить от слов к действиям
2010-й — под знаком волатильной нефти
Чиновники и взятки
Девальвация как императив независимости
Курс — на понижение
Российские банки: подарки кризиса
Проведение финансовых расследований на предприятиях
Антикризисные коммуникации: возвращение доверия инвесторов и кредиторов
Презентация годовой отчетности банка на пике негативных настроений и пессимистичных ожиданий
Прогноз — дело тонкое Раскрытие текущих и прогнозных финансовых результатов компании в условиях острой фазы стагнации сектора и экономики
Реструктуризация в период кризиса
Российский долговой рынок в 2009 году: итоги и перспективы

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100