Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Златкис Белла, Заместитель председателя правления Сбербанка России

  • Все статьи автора

Примитивный меркантилизм не для нас

Январь 2010

Интервью с заместителем председателя правления Сбербанка России Беллой Златкис

Россия достойно выдержала испытание кризисом, однако расслабляться раньше времени не стоит. Острая фаза кризиса, возможно, уже позади, но потрясения и отголоски кризиса еще долго будут напоминать о себе, — считает заместитель председателя правления Сбербанка России Белла Златкис. В своем интервью она рассказывает, как пережил тяжелые времена крупнейший российский банк, каковы его приоритеты на ближайшую перспективу, за счет чего сократилась его прибыль, почему нельзя отпустить рубль в «свободное плавание», что будут делать банки с доставшимися им непрофильными активами.

РЦБ: Белла Ильинична, как бы Вы охарактеризовали итоги 2009 г.: что получилось сделать, а что нет? Кризис оказался тяжелее или легче, чем казалось год назад?

Б. З. Во многих отношениях конец 2009 г. невозможно сравнить с концом 2008 г.: появилась определенность, наблюдается позитивная динамика в финансовом секторе, мы смогли сохранить финансовую систему, тем самым заложив хороший фундамент для посткризисного восстановления. Единственное, что меня настораживает, — ощущение расслабления на рынках раньше времени. Острая фаза кризиса оказалась значительно короче, чем мы предполагали, но не следует забывать, что Россия пока находится в фазе серьезных кризисных явлений и экономике расслабляться рано. В 2010 г. перед страной стоят очень серьезные задачи по восстановлению реального сектора экономики. Пока индекс промышленного производства не радует, не растет производство, мы ощущаем серьезное напряжение от долгов тех предприятий, которые еще не восстановились, не слишком позитивно идет торговля с иностранными государствами, прежде всего это касается нефти и металлов, а это ВВП страны. Сохраняется высокий уровень безработицы. Тем не менее кризис затронул население не так серьезно, как этого можно было ожидать. Исполнение бюджета позволило улучшить положение наименее защищенных слоев населения — пенсионеров и граждан, потерявших работу, у государства была возможность помочь не только финансовой системе, но и системообразующим предприятиям. Однако при всех тех позитивных явлениях, которые мы сейчас наблюдаем, еще предстоит многое сделать.

РЦБ: Как Вы оцениваете действия властей в России и в мире в 2009 г.?

Б. З. Кризис был очень необычным для мира и, возможно, более обычным для России. Западный мир к таким глобальным потрясениям не привык и оказался в шоковом состоянии. Зарубежные правительства, сколько-нибудь влияющие на состояние мировой экономики, оперативно приняли все возможные меры. Безусловно, некоторые ошибки были допущены, что обусловлено необходимостью принимать решения в очень сжатые сроки. В целом все сработали хорошо.

На мой взгляд, правительственные меры по борьбе с кризисом в России были своевременными, оперативными и рациональными, что для нас, конечно, редкость. В сентябре—октябре 2008 г. мы стояли на пороге краха фондового рынка и наблюдали жесточайший кризис ликвидности и доверия на финансовом рынке. Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, безусловно, оказали существенную поддержку в устранении кризиса ликвидности, но инициатором этого выступили монетарные власти. Политику властей критиковали и будут критиковать, но объективно они сработали хорошо и адекватно ситуации, сложившейся в тот момент в экономике.

РЦБ: В конце 2008 г. — начале 2009 г. создавалось впечатление, что власти действуют как-то хаотично…

Б. З. Поначалу действия всех властей в мире носили симптоматический характер. И именно по симптомам, без диагноза подбиралось «лекарство». Таких диагнозов в короткие сроки мир не ставил никогда. Важно было сохранить живым больного до того момента, как будет выработана стратегия лечения. Так должно было быть, и первоначальные хаотичные шаги властей впоследствии позволили уже перейти к плановым и продуманным действиям. Сегодня легко говорить о том, чего не стоило делать. Но в тот момент власти поступали правильно и в целом сработали без проколов.

РЦБ: Как Вы считаете, не слишком ли сильно Центральный банк сдерживает курс рубля?

Б. З. Я являюсь членом Консультативного совета при председателе Центробанка, и, рассматривая вопрос о возможности быстрого и бескомпромиссного перехода к плавающему курсу рубля, мы пришли к выводу, что это возможно, но данный шаг может иметь очень серьезные последствия. В данном вопросе нужна определенная осторожность. Планируя переход к плавающему курсу рубля, основным и важнейшем условием которого является регулирование экономики с помощью адекватных процентных ставок, не стоит забывать, что сейчас мы еще живем в ситуации классического carry trade. Поэтому в данный момент на фоне высоких процентных ставок одномоментно переходить к плавающему курсу рубля неправильно, так как это повлечет за собой серьезные потрясения не только в банковском, но и в реальном секторе, пережить которые стране будет очень тяжело, может начаться цепная реакция. Достижение этой цели должно осуществляться путем решения целого ряда насущных, в том числе макроэкономических, проблем.

РЦБ: Настало ли, по Вашему мнению, время опять брать кредиты в долларах?

Б. З. Кредит в валюте, отличной от той, в которой получают основной доход, — это всегда большие риски. Конечно, на снижающемся долларе такой подход вполне рационален, но это хорошо, если при этом ты являешься трейдером пары «рубль—доллар» и понимаешь, как быстро перейти из валюты в валюту и конвертировать свой актив, потому что у тебя нет захеджированной разницы между пассивом и активом в разных валютах. Я не сторонник валютных кредитов, в случае если валютные риски не хеджируются.

РЦБ: Что будет с рынком недвижимости, большая часть которого переходит к банкам?

Б. З. На самом деле банкам недвижимость не нужна. Этим институтам приходится создавать свои девелоперские компании, потому что недвижимость — это актив, который не может жить сам по себе, им нужно управлять. Сейчас банки потихоньку распродают доставшуюся им недвижимость. Те, кому досталось много недвижимости, будут создавать специализированные компании для управления ею, и, очевидно, на рынке недвижимости появятся новые крупные игроки.

РЦБ: Планирует ли Сбербанк избавляться от непрофильных активов? Чем занимается сейчас компания «Сбербанк Капитал»? Каким будет ее будущее?

Б. З. Безусловно, Сбербанк не будет заниматься непрофильными активами, для этих целей планируется сформировать специализированные структуры либо продать активы, в зависимости от того, что в тот момент будет наиболее рациональным. В настоящее время «Сбербанк Капитал» — это компания, занимающаяся проблемными активами и не являющаяся классическим инвестбанком, хотя она к этому стремится. Хочется верить, что будущее «Сбербанк Капитала» окажется светлым и прибыльным.

РЦБ: Как будет развиваться управляющая компания Сбербанка?

Б. З. Управляющая компания Сбербанка займется ритейлом и создаст ряд фондов, пытаясь тем самым частично заменить существующее сейчас доверительное управление, поскольку это очень дорогой вид бизнеса. Также будет развиваться направление ЗПИФов, привлекая в эти фонды, в том числе, непрофильные активы, доставшиеся банкам, в частности Сбербанку.

РЦБ: Как отразится уход из Сбербанка Илкки Салонена на развитии международной экспансии банка?

Б. З. Илкка Салонен очень квалифицированный банкир, чрезвычайно порядочный, умный и, кроме всего прочего, приятный человек. Уход такого квалифицированного специалиста всегда неприятен для любого банка, в том числе и для нас. Но это его решение, которое мы уважаем. Международная экспансия Сбербанка будет развиваться в том же направлении, что и при Илкке. Определена стратегия банка, которой мы будем придерживаться в будущем.

РЦБ: Как проходит автоматизация процессов, которые в том числе завязаны на точки продаж? Следует ли ожидать дальнейшего их сокращения?

Б. З. Я надеюсь, что сокращения точек продаж не будет, скорее всего, произойдет концептуальное функциональное их изменение. Процесс автоматизации для нас — первоочередная задача, над которой сейчас активно работает весь коллектив. В нашем блоке уже внедрен ряд новых автоматизированных процессов, мы планируем ввести еще процессы, которые помогут управлять средствами клиентов, совершать операции на финансовом рынке, управлять кассовой наличностью, совершенствовать обслуживание клиентов и многое другое. Это очень дорогостоящий и длительный процесс, но для нас он очень важен.

РЦБ: Можно ли сказать, что процесс автоматизации и сокращение персонала в Сбербанке взаимосвязаны?

Б. З. Да, но не напрямую. Сокращение штата вызвано не только автоматизацией, но и унификацией функций персонала, изменением бизнес-модели, а это больше, чем автоматизация.

РЦБ: Для чего была создана отдельная структура Московского банка Сбербанка России?

Б. З. Это связано с недостаточно эффективным управлением отделениями Москвы. Для достижения большей управляемости системы было принято решение о создании Московского банка.

РЦБ: Какова доля Сбербанка на рынке привлечения средств физических лиц? До какого объема планируете ее наращивать?

Б. З. Доля Сбербанка на рынке привлечения средств физических лиц то снижается, то повышается, у нее нет ярко выраженной динамики. Мы то перешагиваем 50%, то незначительно снижаемся. Как мне кажется, причина этого в волатильности притока средств физлиц в целом по банковской системе. Как и любой другой банк, Сбербанк России стремится к привлечению и удержанию клиентов. Долю на рынке привлечения средств физлиц будем наращивать до максимально возможной и рациональной по стоимости резервов величины. Верхних границ мы не устанавливали, так как стремимся к большему. Для этого мы делаем серьезные инвестиции, как ресурсные, так и чисто финансовые, создаем новую культуру «лицом к потребителю». Например, не так давно в рамках программы, через которую прошел уже весь топ-менеджмент компании, я работала в субботу в допофисе, называемом в народе сберкассой, и могу сказать, что мое представление о нем, сильно изменилось. Здесь трудятся образованные люди, которым интересно работать, у них повышены полномочия. Мы внедрили производственную систему Сбербанка, а также лин-технологии (продолжение Toyota production system) — технологии бережного производства.

РЦБ: Возможно Вам просто дали образцово-показательное отделение…

Б. З. Нет, я сама выбрала это отделение, исключительно из-за близости к дому, поэтому вряд ли оно было образцово-показательным.

РЦБ: Какие заемщики останутся наиболее проблемными в 2010 г., как будет вестись с ними работа в отношении залогов?

Б. З. Хотелось бы, чтобы проблемных задолженностей не было. Однако многие крупные кредиты, которые сегодня заставляют нас создавать резервы, пока в 2010 г. останутся в проблемной задолженности. Большая часть предприятий и компаний строительной отрасли находится сейчас в сложном состоянии, закредитованы крупнейшие промышленные группы, предприятия автомобильной отрасли.

РЦБ: Как меняется спрос на кредиты со стороны качественных заемщиков?

Б. З. Качественные заемщики сейчас начинают «задирать нос», идет настоящая борьба за них. И это замечательно, потому что конкуренция способствует улучшению качества работы банков, в том числе и нашего. Что касается спроса, то он наблюдается со стороны качественных заемщиков на дешевые кредиты, которые могут конкурировать с теми, которые можно взять на Западе.

РЦБ: Какой рост кредитного портфеля ожидается в 2010 г.? По оптимистичным прогнозам для банка с госучастием этот показатель составит 20—25%. Реально ли это?

Б. З. В 2010 г. вряд ли следует рассчитывать на слишком высокий рост кредитного портфеля: когда ВВП страны растет медленно, кредитный портфель не может вырасти на 25%. Прогнозируемый Министерством экономического развития рост ВВП в следующем году на 3% мне кажется реальным. Это позволит банковской системе нарастить кредитный портфель, но его рост все-таки будет ограничен отсутствием качества заемщиков, большинство которых все еще испытывают серьезные трудности. Поэтому прогноз роста кредитного портфеля в 25% для банка с госучастием мне кажется достаточно оптимистичным.

РЦБ: Кого банк предполагает кредитовать прежде всего?

Б. З. Любого качественного заемщика. Мелкий заемщик для нас — такой же приоритет, как и любой другой. Преимущественными нашими клиентами будут те, кто берет кредит на дело и его отдает, а наша задача — таких заемщиков вырастить. В течение этого года я работала с сельским хозяйством и много ездила в командировки с Виктором Зубковым, в ведении которого находится это направление, и могу сказать, что представители сельскохозяйственной отрасли — тоже наш приоритет, хороший заемщик, который отрабатывает и отдает кредиты. Мы никогда не выдавали кредиты сельскому хозяйству по ставке выше 18%.

РЦБ: В 2009 г. Сбербанк был очень активен на рынке долгов. Наблюдаете ли Вы улучшение целевых показателей у клиентов на основании оценки их бизнес-планов?

Б. З. В 2009 г. было проведено огромное количество размещений облигаций по сравнению с годом ранее, по количеству размещений на рынке Сбербанк занял третье место. Мы вышли на этот рынок весьма агрессивно, заняв на нем свою нишу. Для этого нам приходилось работать с большим количеством клиентов, которые размещают облигации на публичном рынке. Обстоятельства складываются по-разному, многие клиенты находятся в ожидании улучшения показателей, и, надо сказать, эти надежды небезосновательны.

РЦБ: Сбербанк достаточно активно снижает ставки по кредитам. Как это отразится на марже банка?

Б. З. Действительно, банк очень активно снижает ставки. Примитивный меркантилизм не для нас, все-таки мы живем и за счет объемов, поэтому ставки должны быть адекватными спросу на кредиты, и по мере снижения стоимости денег мы уменьшаем и стоимость наших кредитов. Для нас стоимость денег — это во многом еще и показатели Центрального банка, потому что мы «репуем» свои кредиты. Мы имеем примерно 500—700 млрд активов, которые можно «зареповать» мгновенно в ЦБ РФ, поэтому по мере снижения стоимости рефинансирования мы можем позволить себе снижать ставки на кредитном рынке. На марже это отразится незначительно, она будет немного ниже, чем сегодня. При этом мы почти не имеем прибыли. По итогам 2009 г. чистая прибыль составит порядка 20 млрд руб., и я считаю, что это подвиг тех людей, которые весь год работали практически без отдыха. По сравнению с прошлым или позапрошлым годом это, конечно, мало, но мы рассчитываем в ближайшей перспективе улучшить положение с резервами и выйти на прибыль в 100 млрд руб. Продолжать агрессивно наращивать резервы в 2010 г. у нас нет оснований, но и расслабляться не собираемся. Вместе с тем мы действуем адекватно обстановке, поскольку не можем себе позволить не создавать резервы, показать большую прибыль, получить бонус, это очень опасно. Сбербанк России — очень большой системообразующий банк, за которым стоит население, поэтому у нас самый высокий уровень резервов. Прошлый год мы закончили с резервами на уровне 10%. Единственное, что обидно: заработав доход в несколько раз больше, чем в предыдущие годы, прибыль пришлось уменьшить за счет резервов.

РЦБ: Какова ситуация с программой GDR Сбербанка?

Б. З. Мы ждем законодательных изменений в 2010 г., будем анализировать ситуацию с ликвидность на рынке, спрос со стороны инвесторов и в зависимости от этого принимать решение.

РЦБ: Каковы перспективы приобретения Сбербанком казахстанского БТА Банка?

Б. З. В настоящее время мы изучаем данный банк, сейчас там работают наши специалисты. Это серьезное приобретение, пока вопрос анализируется, ведь любое приобретение такого рода должно быть серьезно продумано, а решение — принято в интересах наших акционеров и вкладчиков.

РЦБ: Как в банке обстоят дела с ростом издержек? Сбербанк говорил об увеличении фонда оплаты труда в 2010 г. на 15%. Сохранились ли эти планы? Инвестирует ли сейчас банк средства в развитие, что делается в этом направлении?

Б. З. Средства в развитие, конечно же, инвестируются, и очень большие. Мы много инвестируем в развитие IT-систем, операционных систем и по другим направлениям, предусмотренным стратегией банка. Что касается издержек, то в нашей отчетности по МСФО отмечено, что топ-менеджеры банка получили вознаграждение в 2 раза меньше, чем в предыдущем году, — в текущих условиях это было абсолютно правильное решение. Относительно фонда оплаты труда, хочу сказать, что зарплата сотрудников должна быть рыночной, такой, на которую можно достойно жить, поэтому мы приняли решение увеличить в наступившем году в среднем оклад сотрудникам на 15% при дальнейшем сокращении персонала, которое будет происходить за счет внедрения новых технологий и современных операционных систем. Издержки, безусловно, будут расти, в первую очередь за счет увеличения объема производства, однако при одновременном повышении эффективности и качества работы.


Содержание (развернуть содержание)
Время принятия антикризисных мер прошло
В венчурной индустрии деньги - необходимый компонент, но недостаточный
Сохранение лидирующего положения — главный итог 2009 года
ВЭБ может обойтись и без акционирования
Кризис вывел российский рынок на качественно новый уровень
Примитивный меркантилизм не для нас
Время непонятных размещений на долговом рынке прошло
Самостоятельно выйти из кризиса Россия не сможет
В 2010 году все изменится к лучшему
Клиент — в фокусе внимания
Государство теснит частные компании на рынке инвестуслуг
Пора переходить от слов к действиям
2010-й — под знаком волатильной нефти
Чиновники и взятки
Девальвация как императив независимости
Курс — на понижение
Российские банки: подарки кризиса
Проведение финансовых расследований на предприятиях
Антикризисные коммуникации: возвращение доверия инвесторов и кредиторов
Презентация годовой отчетности банка на пике негативных настроений и пессимистичных ожиданий
Прогноз — дело тонкое Раскрытие текущих и прогнозных финансовых результатов компании в условиях острой фазы стагнации сектора и экономики
Реструктуризация в период кризиса
Российский долговой рынок в 2009 году: итоги и перспективы

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100