Casual
РЦБ.RU

Кризис вывел российский рынок на качественно новый уровень

Январь 2010

Интервью с председателем правления Фондовой биржи РТС Романом Горюновым

Кризис в очередной раз доказал всем необходимость тщательного подхода к вопросам оценки рисков, ведь именно по причине их недооценки мировая финансовая система фактически оказалась на грани пропасти, — считает председатель правления Фондовой биржи РТС Роман Горюнов. В своем интервью журналу «Рынок ценных бумаг» он рассказывает, как справилась с кризисом Биржа, какие уроки преподнес участникам рынка 2009 г., как РТС удалось в несколько раз увеличить объемы торговли акциями и каким будет новый стандарт российского фондового рынка.

РЦБ: Роман Юрьевич, как Вы оцениваете текущую экономическую ситуацию в мире и в России? Разделяете ли Вы мнение, что худшее уже позади?

Р. Г. С точки зрения биржи, мы понимаем, что должны быть готовы к любому развитию ситуации, и видим свою задачу в том, чтобы предлагаемые клиентам продукты, инструменты и технологии помогали им преодолевать последствия в том числе и негативных сценариев развития экономики.

На мой взгляд, сегодня рынок находится в состоянии некой эйфории. Многие инвесторы действительно считают, что худшее уже позади. Однако нужно быть осторожным, потому как это во многом именно ожидания, а не факты, и требуются конкретные подтверждения им: отчетность компаний, реальные значения ВВП в развитых и развивающихся странах и др. Собрав полностью эти данные, можно будет делать определенные выводы.

РЦБ: В конце 2009 — начале 2009 г. все ожидали коллапса. Каковы надежды участников рынка на 2010 г.?

Р. Г. Год 2009-й был очень противоречивым. Настрой рынка можно легко проследить по динамике Индекса РТС. Ожидания коллапса продолжались с января по март, в феврале минимальное значение индекса составило 500 пунктов. Затем постепенно эти ожидания самоликвидировались, и все осознали, что конца света не случилось. В конце 2009 г. было совершенно очевидно, что мы «уперлись» в отметку 1500 пунктов, и участники замерли в ожидании подтверждения своих позитивных прогнозов. Сейчас, в начале 2010 г., Индекс РТС превысил значение в 1500 пунктов.

РЦБ: Каковы, по Вашему мнению, основные уроки этого кризиса?

Р. Г. Для российского рынка в целом и для биржи в частности кризис стал очень важным периодом. Как известно, все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Данное утверждение можно справедливо отнести и к прошлому году. Пережив конец 2008 г. и 2009 г., наш рынок вышел на качественно новый уровень, и во многом этот период стал отправной точкой для его дальнейшего развития.

Я думаю, что определенные уроки из кризиса извлекли для себя все: и участники рынка, испытавшие жуткий стресс и ощущение нахождения на краю пропасти; и регуляторы, которые смогли в полной мере осознать имеющиеся проблемы в сфере регулирования финансовых рынков и увидеть, насколько быстро развиваются и меняются мир и финансовый рынок, на котором продукты усложняются, технологии совершенствуются и все это требует адекватного подхода к регулированию и оценке рисков. Как мне кажется, нынешний кризис — это кризис недооценки рисков. Если на рынке все хорошо, о рисках никто не думает — модели рейтингов, составление кредитных лимитов и многое другое хорошо работают в условиях более или менее спокойного равновесия. Когда же рынок накрывает «цунами», многие участники осознают, что недооценивали как контрагентские риски, так и риски собственных позиций. Такая же ситуация наблюдается и в реальном секторе экономики: многократно закладывая имущество под получение заемного финансирования, при отсутствии ликвидности компании выясняют, что их активы ничего не стоят и нечем рефинансировать текущую деятельность и обслуживать имеющиеся у них долги.

Большинство экономических субъектов, начиная от домохозяйств США и заканчивая олигархами, все это время использовали огромный левередж, привыкнув жить в долг. Везде наблюдалось одно и то же: и рынок РЕПО в России, и многочисленные займы, набранные на Западе, и большие кредитные «плечи». Но если на финансовых рынках размер «плеча» хоть как-то лимитировался, то в других секторах это ограничивалось лишь представлением о здравом смысле людей. В результате все это вылилось в экономический коллапс, когда стало ясно, что рефинансировать долг нечем, так как кредитные рынки закрылись. Я надеюсь, что кризис все-таки сможет изменить ситуацию и уроки извлекут все.

То напряжение, которое, наблюдалось на рынке в прошлом году, способствовало совершенствованию регулирования и законодательной базы — ФСФР за прошлый год проделала огромную работу. Причем, если сначала действия регулятора носили исключительно антикризисный характер, впоследствии они вылились в очень эффективную плодотворную работу по совершенствованию российского законодательства. Были приняты существенные решения, в частности внесены изменения в Налоговый кодекс РФ, которые рынок давно ожидал. Эти новации очень важны для физических лиц, они открывают для многих участников возможность эффективной работы с целым рядом финансовых инструментов.

РЦБ: Какие изменения кризис привнес в работу Биржи?

Р. Г. Для нас кризис также стал очень серьезным и важным моментом. В первую очередь мы получили подтверждение надежности тех систем, которые у нас функционируют. Биржа смогла преодолеть подобную ситуацию достойно. Несмотря на сильнейшую волатильность на рынке, проблемы многих участников с исполнением внебиржевых сделок и сделок РЕПО, наша система гарантий сработала очень четко, и мы смогли в полной мере исполнить все свои обязательства. Может быть, это случилось потому, что у РТС были огромные позиции, где она являлась центральным контрагентом, т. е. гарантом исполнения всех сделок, или потому, что эта технология успешно применялась и Биржа смогла эту фазу кризиса достойно выдержать. Опыт прошедшего года подготовил основу и высветил направления, по которым должна развиваться инфраструктура российского фондового рынка. В течение года все подразделения Биржи активно и плодотворно трудились над своим развитием и реализацией целого ряда проектов, которые появились во многом как раз благодаря данному кризису.

РЦБ: Расскажите, пожалуйста, подробнее о проектах?

Р. Г. Главным проектом прошедшего года с точки зрения как полученных результатов, так и значимости для российского фондового рынка стал RTS Standard. Цифры говорят сами за себя: объем торгов акциями в РТС в конце года по сравнению с августом 2008 г. вырос в 10 раз, по сравнению с апрелем 2009 г. — в 50. Это свидетельствует о кардинальном изменении системы и придании ей совершенно нового свойства. Отмечается серьезный рост спроса на этот рынок: практически все основные его члены уже работают, и подключаются новые российские и международные участники.

Также в прошлом году мы очень активно занимались развитием нашей продуктовой линейки на срочном рынке. Зафиксированная в период кризиса на российских фондовом и валютном рынках волатильность привела к спросу на наши продукты — деривативы на акции и валюту. Объем этого рынка значительно вырос, причем отмечается его рост не только в абсолютном выражении, но и по количеству активно торгуемых инструментов. Фьючерс на пару «евро—доллар», пополнивший нашу продуктовую линейку в прошлом году, признали самым инновационным инструментом 2009 г. в Восточной Европе. В ситуации, когда появилась высокая неопределенность на валютном рынке во всем мире, естественно, появился спрос на инструменты хеджирования данных рисков и спекуляции на этом рынке, мы увидели всплеск интереса к данным продуктом. Такая же ситуация складывалась и на рынке товарных контрактов. С учетом того что цена на нефть сейчас играет определяющую роль в поведении российского рынка, производные на данный актив также пользовались повышенным спросом.

РЦБ: Как Вы оцениваете действия регулятора по увеличению размера собственных средств профессиональных участников рынка ценных бумаг с июля 2010 г.?

Р. Г. Дискуссия по данному вопросу была достаточно бурной, сейчас эмоции уже отходят на второй план. Любое ужесточение регулирования всегда воспринимается достаточно болезненно, и это естественно. В то же время мы видим мировые тенденции: требования к финансовым институтам сейчас возрастают повсеместно. Забота о надежности финансовых институтов — абсолютно рациональный шаг, продиктованный кризисом. Однако при принятии такого рода решений всегда следует быть осторожным и деликатным и предъявлять повышенные требования к участникам в случае крайней необходимости. Также следует учитывать то, что Россия — большая страна и задачи, которые ставятся с точки зрения развития финансового рынка и привлечения на него большего количества инвесторов, должны соответствовать возможностям финансовых посредников, работающих на этом рынке. Очень важно, чтобы эти посредники были доступны населению повсеместно, а не только в пределах Садового кольца. Насколько мне известно, сейчас по данному вопросу идет конструктивный диалог между участниками рынка и регулятором, и я надеюсь, что его результат позволит соблюсти необходимый баланс между устойчивостью финансовых институтов и их доступностью.

РЦБ: Чем было вызвано появление проекта RTS Standard? Как он создавался, каковы его основные особенности и преимущества? Как развивается этот проект?

Р. Г. Как я уже отмечал, RTS Standard появился во многом благодаря кризису, не будь которого, скорее всего, не состоялся бы и данный проект. До сентября прошлого года большинство участников фондового рынка существовали в парадигме торговли со 100%-ным преддепонированием. Причины тому, во-первых, абсолютная надежность данной системы, во-вторых, избыточная ликвидность и квазинулевые ставки, невысокая стоимость денег. После того как у участников возникала проблема с проведением операций из-за отсутствия активов, они легко обходились рынком РЕПО, позволяющим быстро и недорого занять деньги или ценные бумаги. Это замечательно работало до тех пор, пока в финансовой системе все было хорошо, а, когда случился кризис и начались проблемы с доверием участников друг к другу, этот рынок закрылся, поскольку был построен без гарантий, а лишь на основании двусторонних лимитов. Когда рушатся крупнейшие финансовые институты со столетней историей, то в такой ситуации трудно понять, кто надежен, поскольку утрачены доверие и ориентиры и любые двусторонние сделки просто прекратились. Оказалось, что торговать со 100%-ным депонированием, не имея возможности быстрого фондирования, не просто сложно, а физически невозможно. В результате у большинства участников рынка оказался под угрозой бизнес, и стало очевидно, что назрела необходимость изменения существующей системы. Проанализировав эту потребность, мы поняли, что можем предложить участникам ту модель рынка, которая для них наиболее комфортна и способна решить проблемы, возникшие при торговле со 100%-ным преддепонированием. Данный проект новый, однако РТС и раньше предпринимала попытки организации торговли акциями с центральным контрагентом. Ранее мы запускали так называемый анонимный классический рынок, но в тот момент спроса на данный продукт не было — участников вполне устраивало то, что у них было. Наличие определенных технологий в этой области позволило нам очень быстро подготовить RTS Standard. Процесс запуска занял всего около полугода — с ноября по апрель, более того, фактически мы были готовы стартовать еще в марте.

Следует также отметить, что с введением поправок в Налоговый кодекс для физических лиц открылась возможность одновременно проводить операции с акциями и фьючерсами, ранее финансовые результаты на срочном и спот-рынке не сальдировались. Преимущества RTS Standard в том, что он позволяет проводить подобные операции с единой денежной позиции, не разделяя деньги между спот-рынком и срочным. И поскольку он предполагает частичное обеспечение сделок по акциям, мы осуществляем так называемое портфельное маржирование и считаем единые риск-позиции. Таким образом, при покупке ценной бумаги и продаже фьючерса достаточно одного обеспечения. Проведение этих операций эффективнее в несколько раз, чем выполнение подобных операций со 100%-ным преддепонированием, и дешевле для участников в 5 раз. Преимущество состоит еще в том, что совершение подобных арбитражных сделок намного менее рискованно, нежели просто покупка или продажа какого-либо актива, что делает их особенно привлекательными для консервативных инвесторов.

Особенностью RTS Standard также является торговля до 23:50. Как показала практика, в процессе кризиса спрос на вечерние торги резко вырос, и сейчас до 25% общего объема торгов проходит после официального закрытия рынка. Объясняется это просто: мировые рынки оказывают очень серьезное влияние на поведение российского рынка и после его закрытия в 18:45, поскольку после указанного времени на этих площадках зачастую происходят серьезные колебания. Утром российский рынок открывается на уровнях, существенно отличных от тех, на которых он закрылся. Риски получения инвесторами убытков в данном случае очень высоки. Для минимизации рисков мы предоставили участникам дополнительную сессию, проходящую уже после официального закрытия рынка. После того как мы включили цены RTS Standard в Индекс РТС, у участников рынка и аналитиков появился совершенно новый индикатор российского фондового рынка, более точно отражающий ситуацию и способствующий объективному прогнозированию открытия рынка утром. Мы не собираемся останавливаться на достигнутом и будем развивать данный проект: увеличивать количество торгуемых бумаг, совершенствовать технологические решения, делать систему более комфортной для участников.

РЦБ: В то же время ряд трейдеров говорят, что RTS Standard достаточно сложная площадка…

Р. Г. Все новое — это всегда сложно, требуется привычка и понимание. Мы надеемся, что через некоторое время подобного рода торговля станет для всех привычной и удобной, а RTS Standard действительно станет новым стандартом российского рынка.

РЦБ: Как с введением RTS Standard изменилась доля РТС на рынке акций?

Р. Г. Наша доля выросла на рынке примерно в 9 раз и составляет около 20—25%.

РЦБ: Как за прошедший год изменилось отношение иностранных инвесторов к российскому рынку?

Р. Г. Естественно, кризис так или иначе повлиял на восприятие российского рынка зарубежными инвесторами. При этом не следует забывать, что инвесторы — это люди, которые постоянно борются со страхом и которых искушает жадность. В прошлом году у них в глазах был только страх, и их ничего не интересовало. В тот момент Россия, с учетом исторически сложившегося представления о ней, была для западных инвесторов, наверное, одной из самых непредсказуемых и опасных стран. Но когда стало понятно, что апокалипсиса не случилось, и Индекс РТС вырос в 3 раза, желание инвесторов заработать начало превалировать над страхом. Поведение этих игроков очень изменчиво, и сейчас интерес иностранных инвесторов возрождается.

РЦБ: Каковы приоритетные направления развития РТС на 2010 г.? Планируете ли вы в ближайшее время вводить новые инструменты?

Р. Г. Мы чувствуем свою миссию как биржа, формирующая российский рынок. Это предполагает движение только вперед, что мы и собираемся осуществить. Безусловно, оно касается, прежде всего, инновационного подхода к развитию инструментария и технологий. У нас есть достаточно большие планы по развитию инструментария срочного рынка, особенно в свете совершенствования регулирования и создания условий для прихода на рынок большего числа инвесторов. Мы ожидаем, что 2010 г. будет более дружественным с точки зрения публичных размещений. Побить «рекорд» 2009 г. по части IPO в России вряд ли удастся. В нынешнем году ситуация должна поменяться, компании начнут выходить на рынок капитала, и мы готовимся стать одной из площадок, на которой эти размещения произойдут. Вот уже в январе 2010 г. мы начали расчет нового фондового индекса — Индекса RTS Standard, который отражает изменения, происходящие на рынке самых ликвидных российских акций, так называемых «голубых фишек».

РЦБ: Как Вы считаете, получит ли в связи с поправками, внесенными в налоговое законодательство, развитие биржевой товарный рынок, о важности которого очень много говорят, но который в последнее время фактически не развивается?

Р. Г. Я думаю, что Россия — это страна, которая обречена иметь в том или ином виде товарный рынок. Очевидно, что перспектива у этого рынка определенно есть, вопрос состоит лишь в том, в какой форме он будет развиваться. Мы видим по своей продуктовой линейке, что спрос на подобного рода инструменты есть и активность в этом сегменте постоянно возрастает. Наибольшим спросом у нас сейчас пользуется фьючерс на нефть марки Brent, в 2010 г. существенно возрастет спрос на фьючерсы на золото, потому как оно до сих пор продолжает оставаться защитным инструментом. Цены на золото бьют все рекорды, а, как известно, фьючерс — один из самых демократичных инструментов инвестирования в данный актив для частных инвесторов. Я думаю, что рано или поздно на этот рынок придут и компании реального сектора экономики, которые сейчас не понимают возможности биржевой торговли. Не стоит надеяться, что компании реального сектора выйдут на этот рынок и создадут ликвидность, это не их бизнес. Мы надеемся, что данный кризис будет способствовать пониманию людей того, что производные инструменты — это в первую очередь инструмент снижения рисков. Россия — страна, которая сильно завязана на импорте и экспорте. Кризис в очередной раз показал, что волатильность на валютном рынке может быть настолько высокой, что ничего корректно спрогнозировать просто не представляется возможным. Импортеры и экспортеры спрогнозировать свой финансовый результат оказываются просто не в состоянии, и ничего лучше фьючерса не позволит избавиться от зависимости и колебаний валютных курсов. Фьючерс — своего рода страховка от непрогнозируемого курса доллара, цен на нефть, топливо или зерно. Чтобы ни случилось на рынке, компания всегда сможет знать, какой будет у нее финансовый результат, чтобы не оказаться в убытках. В результате кризиса постепенно приходит понимание этого, о чем свидетельствует колоссальный рост объемов торгов фьючерсами на валюту в прошлом году.


Содержание (развернуть содержание)
Время принятия антикризисных мер прошло
В венчурной индустрии деньги - необходимый компонент, но недостаточный
Сохранение лидирующего положения — главный итог 2009 года
ВЭБ может обойтись и без акционирования
Кризис вывел российский рынок на качественно новый уровень
Примитивный меркантилизм не для нас
Время непонятных размещений на долговом рынке прошло
Самостоятельно выйти из кризиса Россия не сможет
В 2010 году все изменится к лучшему
Клиент — в фокусе внимания
Государство теснит частные компании на рынке инвестуслуг
Пора переходить от слов к действиям
2010-й — под знаком волатильной нефти
Чиновники и взятки
Девальвация как императив независимости
Курс — на понижение
Российские банки: подарки кризиса
Проведение финансовых расследований на предприятиях
Антикризисные коммуникации: возвращение доверия инвесторов и кредиторов
Презентация годовой отчетности банка на пике негативных настроений и пессимистичных ожиданий
Прогноз — дело тонкое Раскрытие текущих и прогнозных финансовых результатов компании в условиях острой фазы стагнации сектора и экономики
Реструктуризация в период кризиса
Российский долговой рынок в 2009 году: итоги и перспективы

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100