Casual
РЦБ.RU

ВЭБ может обойтись и без акционирования

Январь 2010

Интервью с заместителем председателя правления ВЭБа Сергеем Васильевым

Заместитель председателя правления ВЭБа Сергей Васильев рассказал читателям журнала «Рынок ценных бумаг», почему одну из самых влиятельных госкорпораций будет сложно акционировать, во что банк будет вкладывать деньги в следующем году и когда он избавится от непрофильных активов. По его мнению, кризис оказался непродолжительным, радикальные изменения в структуре российской экономики не произошли. Однако былого оптимизма уже не вернуть, и теперь нам придется жить в новых реалиях. Для самого ВЭБа кризис стал моментом истины — госкорпорация значительно расширила поле деятельности, распространив его практически на все секторы экономики. Кроме того, непрофильные виды бизнеса отвлекают банк от его основных задач, среди которых первоочередная — модернизация экономики.

РЦБ: Сергей Александрович, определены ли планы ВЭБа в отношении санируемых им банков — Связь-Банка и Глобэкса?

С. В. Судьба этих банков будет различна: на базе Связь-Банка в сотрудничестве с почтовой службой будет создаваться Федеральный почтовый банк. Банк Глобэкс предполагается продать инвестору после того, как его продажная цена позволит окупить издержки на санацию. Конечно, желательно продать с прибылью, но для нас главное — окупить издержки. По мере выхода экономики из кризиса стоимость этих активов будет расти.

РЦБ: Каким будет год 2010-й для фондового рынка?

С. В. Думаю, что наступающий год покажет умеренный рост — не такой взрывной, как в 2009 г. Конечно, все будет зависеть от цены на нефть.

РЦБ: Есть такая точка зрения, что кризис ничему не научил Россию…

С. В. Кризис оказался непродолжительным и неглубоким. Это касается и западных стран. Но ситуация после кризиса должна сложиться совершенно иначе, и таких сверхвысоких цен на нефть, притока капитала и безудержного оптимизма уже не будет. Рост будет более здоровым.

РЦБ: Разумно ли было поддерживать крупные российские корпорации? Например, АвтоВАЗ, РУСАЛ и другие компании?

С. В. Вопрос больше политический. АвтоВАЗ — это огромный город с избыточной занятостью. Конечно, проблемы завода следовало решать до кризиса, было очевидно, что без реструктуризации он нежизнеспособен. Для его спасения необходимо было провести сокращение персонала уже в 2004—2005 гг., когда государство имело много денег. Но и сейчас иного пути все равно нет: надо сокращать штат и переводить людей на новые рабочие места. Что касается поддержки РУСАЛа, могу сказать, что дефолт крупных российских компаний во время кризиса существенно ухудшил бы общую ситуацию в экономике.

РЦБ: Может быть, нужно было дать таким компаниям возможность самим решать свои проблемы без помощи государства?

С. В. Сейчас об этом легко говорить, а тогда никто не знал, насколько глубоким будет кризис. Могло случиться все что угодно: банковская паника, стремительный рост курса доллара. В Штатах острая фаза кризиса началась с банкротства Lehman, и мы все знаем, к чему это привело. Наличие таких огромных корпораций — большая проблема. Если бы 2 года назад меня спросили, стоило ли банкротить Lehman, я ответил, конечно, утвердительно, но сегодня я не стал бы говорить так однозначно.

РЦБ: ВЭБ будет и дальше помогать РУСАЛу, в частности покупая 3% акций на IPO?

С. В. Банк предполагает купить акции компании и продать их, когда котировки вырастут. Это не помощь, а рыночная операция. Ситуация примерно такая же, как во время кризиса: тогда мы скупали акции для поддержки фондового рынка.

РЦБ: Что будет с активами, которые достались ВЭБ-Инвесту? Они будут предложены частным инвесторам?

С. В. Реализуя их сейчас, мы не окупим наши затраты. Проекты ВЭБ-Инвеста также будем выводить на окупаемость. Мы не преследуем цели оставить недвижимость за собой, Банк Развития не стремится стать девелопером.

РЦБ: Мы много говорили о непрофильной деятельности ВЭБа, а какие проекты сейчас являются приоритетными в ряду основных задач банка?

С. В. Основные приоритеты для нас — проекты, связанные с инновациями и модернизацией экономики, развитие базовых отраслей промышленности, крупные проекты в области инфраструктуры.

РЦБ: Вас не предлагали привлечь к Пикалево?

С. В. Пока нет, но хочу отметить, что Пикалево — это технологическая ловушка. Нельзя было разделять между разными собственниками исторически сложившиеся производства. И конфликты там всегда происходили, и в 1990-е гг. тоже.

РЦБ: Что будет с национальной валютой в 2010 г.?

С. В. В валютном регулировании происходят серьезные изменения. Центральный банк собирается перейти к политике инфляционного таргетирования. Это значит, что инфляция будет снижаться, волатильность валютного курса увеличится, зато уменьшится волатильность процентных ставок. В течение нескольких лет мы окажемся в ситуации, когда ставка рефинансирования Центрального банка станет определяющим фактором для формирования процентных ставок в экономике.

РЦБ: Что будет с ВЭБом, когда его акционируют?

С. В. Если ВЭБ будет акционирован, он все равно будет функционировать на основе особого закона в таком же режиме, как и сейчас, разве что мы будем платить налог на прибыль. Другое дело, что сам по себе процесс анулирования будет достаточно болезненным, это будет вторая реорганизация за 3 года.

РЦБ: Будут ли впоследствии акции Банка выведены на биржу?

С. В. Некоторые банки развития действительно приватизируют, когда наступает время, но не раньше чем через 20 лет работы. Так было в Японии, Корее.

РЦБ: Российский президент упрекает госкорпорации в отсутствии прозрачности.

С. В. Поскольку госкорпорации — организации некоммерческие, то понятие коммерческой тайны на них не распространяется. В этом смысле госкорпорации могут быть даже более прозрачными, чем акционерные общества. В нормативных документах каждой госкорпорации должны быть четко прописаны условия и формы раскрытия информации. Делать это должен учредитель госкорпорации, а именно государство. Хочу, кстати, отметить, что годовой отчет Внешэкономбанка был отмечен за лучший уровень раскрытия информации на XII Ежегодном конкурсе годовых отчетов 2009 г.

РЦБ: Планирует ли Банк внести свою лепту в модернизацию экономики, о которой так много говорят?

С. В. Естественно, государству нужна современная инфраструктура, перевооружение промышленного комплекса, и мы будем этим заниматься. Главное для нас — тяжелая промышленность, где существуют значительные административные риски и для технической модернизации отраслей которой нужны большие деньги.

РЦБ: На Западе давно курсируют скоростные поезда, а в России когда они появятся?

С. В. Перед Новым годом я ехал в Санкт-Петербург на поезде «САПСАН» и могу засвидетельствовать, что это вполне европейский уровень.

РЦБ: Сколько может составить инвестпрограмма ВЭБа на следующий год?

С. В. Пока эта программа находится в работе, ее объем составит около 100 млрд руб. График финансирования сильно различается на разных стадиях проекта.

РЦБ: Каким будет следующий год для экономики?

С. В. Будет рост на уровне 3—5%, инфляция — 5—6 %.


Содержание (развернуть содержание)
Время принятия антикризисных мер прошло
В венчурной индустрии деньги - необходимый компонент, но недостаточный
Сохранение лидирующего положения — главный итог 2009 года
ВЭБ может обойтись и без акционирования
Кризис вывел российский рынок на качественно новый уровень
Примитивный меркантилизм не для нас
Время непонятных размещений на долговом рынке прошло
Самостоятельно выйти из кризиса Россия не сможет
В 2010 году все изменится к лучшему
Клиент — в фокусе внимания
Государство теснит частные компании на рынке инвестуслуг
Пора переходить от слов к действиям
2010-й — под знаком волатильной нефти
Чиновники и взятки
Девальвация как императив независимости
Курс — на понижение
Российские банки: подарки кризиса
Проведение финансовых расследований на предприятиях
Антикризисные коммуникации: возвращение доверия инвесторов и кредиторов
Презентация годовой отчетности банка на пике негативных настроений и пессимистичных ожиданий
Прогноз — дело тонкое Раскрытие текущих и прогнозных финансовых результатов компании в условиях острой фазы стагнации сектора и экономики
Реструктуризация в период кризиса
Российский долговой рынок в 2009 году: итоги и перспективы

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100