Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Лютягин Дмитрий, Аналитик по нефти и газу ООО «ИК «ВЕЛЕС Капитал», канд. экон. наук

  • Все статьи автора

Российская нефтепереработка в условиях изменяющегося законодательства

Декабрь 2009

Наблюдаемое в последние годы интенсивное развитие отечественного сегмента нефтепереработки позволяет надеяться на то, что постепенно будет внедрена оптимальная модель производства, используемая развитыми странами, т. е. отрасль перейдет к глубокой переработке добытой нефти и последующей ее продаже в виде различных нефтепродуктов. К тому же данная модель вписывается в стратегическое видение руководства страны относительно перевода экономики России на «инновационные рельсы» — от экспорта сырья к выпуску и продаже высокотехнологичной продукции (оружие, самолеты и др.) и продуктов углубленной переработки сырья (нефтепродукты, динамная сталь и др.).

Перед тем как рассмотреть вопрос влияния законодательных нововведений на развитие нефтяной отрасли в целом и сегмента переработки в частности, стоит вспомнить, как предыдущие законодательные инициативы влияли на состояние отрасли.

Так, с развитием рыночных отношений в России натуральные показатели нефтяной отрасли демонстрировали отрицательную динамику (это касается и сегмента переработки). «Производственного дна» сектор достиг в 2000 г., когда объем первичной переработки составлял 173 млн тонн/год, а затем начался постепенный рост — в среднем по 2,8% в год. Однако начиная с 2004 г. темпы роста объемов переработки увеличились до 4,6% вплоть до 2008 г. (рис. 1). Поворотным моментом для сектора переработки и экспорта нефтепродуктов стала осень 2004 г., когда были установлены дифференцированные экспортные пошлины на светлые и темные нефтепродукты. Сегодня уровень пошлин на светлые нефтепродукты составляет 70%, на темные — на 40% от пошлины с тонны нефти. До нововведений пошлина на нефтепродукты равнялась 90% от ставки на нефть. Введение дифференцированных ставок экспортных пошлин на нефтепродукты позволило решить проблему убыточности производства, а также расширило возможности для экспорта мазута, которого в России в связи с недостаточной глубиной переработки отечественных НПЗ, составляющей около 71%, производится больше, чем необходимо для внутреннего потребления. Внутреннее потребление темных дистиллятов составляет 35,3% от общего объема их производства, мазута — 23,5%. Именно повышение прибыльности экспорта избыточных темных нефтепродуктов стимулировало активную модернизацию первичных процессов нефтепереработки, рост инвестиций в этот сегмент и объемов производства (рис. 2). Это в свою очередь способствовало увеличению выпуска качественных моторных топлив и снижению доли низкооктанового бензина (табл. 1). Нефтяные компании стали рассматривать сегмент переработки как приоритетный и стремились расширить свою долю на рынке конечного потребителя, особенно в последние годы, когда из-за благоприятной конъюнктуры рынка энергоносителей маржа переработки сырья стабильно превышала 10—15 долл./баррель, а в конце лета начале осени 2008 г. поднялась выше 40 долл. (рис. 3). Данная активность вылилась в начало реализации крупномасштабных инвестиционных проектов в нефтепереработке, были разработаны стратегии развития этого сегмента. Согласно данным на середину 2008 г., объем инвестиций в ближайшие 10 лет оценивается в 23,7 млрд долл. (рис. 4). Для того чтобы отечественная нефтепереработка соответствовала мировым аналогам, инвестиции должны составить 75—85 млрд долл. Перспективные направления модернизации представлены на рис. 5.

Кризис, безусловно, вносит свои коррективы в динамику инвестиций и сроки реализации проектов, особенно в сегменте переработки, но не влияет кардинально на направление развития этого сегмента и не смещает целевые акценты. С началом экономического кризиса нефтяные компании снизили свои инвестиционные бюджеты на 15—40%. Сокращение в основном происходило за счет геологоразведки и строительства новых объектов переработки, однако начатая в прежние годы модернизация продолжилась. Так, ближе к середине лета, когда ценовая конъюнктура энергоносителей улучшилась и стабилизировалась (рис. 6) и отрасль почувствовала, что дно кризисных для нее явлений осталось в IV кв. 2008 г. и I кв. 2009 г., компании вновь возобновили интерес к развитию переработки. В частности, государственная Роснефть заявила, что, помимо продолжающейся модернизации своих НПЗ, скоро начнутся работы по возведению приморского НПЗ ориентировочной мощностью в 20 млн тонн, а в планах — строительство нефтеперерабатывающего комплекса в Китае. Татнефть собирается довести объем переработки на строящемся НПЗ в Нижнекамске до 14 млн тонн/год, при этом первоначальный объем переработки планирующегося к вводу в конце 2010 г. объекта составит 7 млн тонн. Сургутнефтегаз продолжает строительство второй очереди Киришинского НПЗ проектной мощностью 12 млн тонн. ЛУКОЙЛ продолжает углубленную модернизацию своих перерабатывающих активов, чтобы производимая на них продукция соответствовала самым высоким экологическим стандартам. Другие нефтяные компании России также активизируются в части модернизации своего производства.

Благодаря росту объемов переработки сырья и в перспективе углубленному процессу его переработки (по завершению первичных процессов модернизации) российский рынок будет полностью обеспечен качественными нефтепродуктами, что при условии создания биржевой торговли ими позволит выйти на адекватное рыночное ценообразование. Стоит отметить, что это одна из целей российского руководства, которая закреплена в Энергетической стратегии 2030 г.

Однако этому могут помешать законодательные инициативы российских чиновников, в частности инициативы Минфина, МПР и ФАС по выравниванию экспортных пошлин на нефтепродукты, которые сведут на нет многие результаты и старания нефтяников и, как следствие, разбалансируют сложившиеся планы и уклад на рынке нефтепродуктов. Стратегически, это правильное решение, однако с учетом последних шагов по сближению экспортных пошлин с пошлинами на нефть это снизит привлекательность переработки относительно добычи и экспорта сырой нефти. Согласно заявлениям представителей Минфина, ведомство разработало и внесло в правительство законопроект по выравниванию пошлины на темные и светлые нефтепродукты с 2012 г. Данный документ разработан в рамках Поручения Правительства РФ от 12 февраля 2008 г. для решения задачи повышения глубины переработки нефти, сокращения экспорта мазута. Проект федерального закона предполагает введение с 1 января 2012 г. единого коэффициента при расчете ставок вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты на уровне 0,55 от ставки вывозной таможенной пошлины на нефть. Таким образом, одновременно будет понижен уровень ставки пошлины для светлых нефтепродуктов и повышен — для темных. Сейчас пошлины устанавливаются в среднем в соотношении 0,58 к экспортным пошлинам на сырую нефть. За данным проектом последовали ряд заявлений и уточнений, например Минэкономразвития ожидает выравнивая пошлин на нефтепродукты уже с 1 января 2010 г. При этом идея и желание ведомства понятны — надо искать финансирование бюджетному дефициту в 2010 г. в размере 2,9 трлн руб. К тому же представители Минэкономразвития отмечают, что в правительстве рассматривают «немного другой унифицированный коэффициент, не 0,55». В свою очередь МПР и ФАС высказались за приближение унифицированного коэффициента на нефтепродукты к пошлине на сырую нефть. В частности, глава ФАС Игорь Артемьев отметил необходимость повышения соотношения экспортных пошлин на нефтепродукты и нефти к 0,8, что, по нашему мнению, затормозит развитие сектора переработки.

Перечисленные инициативы ставят своей задачей снижение прибыльности экспорта темных нефтепродуктов за рубеж и стимулирование роста глубины переработки. Рассмотрим причины и последствия принимаемых законодательных инициатив более детально.

Сама суть инициативы по унификации экспортных пошлин на нефтепродукты правильна — снизить экономическую выгоду от экспорта мазута и тем самым простимулировать нефтяников на дальнейший шаг — перейти от наращивания первичных процессов к внедрению углубленной переработки. Тем самым в дальнейшем предполагается, что отечественная нефтянка перейдет на экспорт преимущественно моторных топлив. В то же время более глубокая переработка и рост экспорта бензинов при оптимальном соотношении пошлин будут способствовать пополнению российского бюджета. Это может произойти за счет того, что цены на светлые нефтепродукты на 50—60% выше, чем на темные, и, следовательно, объем пошлин может быть выше, чем, скажем, при текущем соотношении. Но это перспектива ближайших 5 лет, в этот период реально закончить первичную модернизацию, повысить уровень деструктивных процессов (создать каталитический крекинг, гидрокрекинг и др.) и выйти на уровень выпуска топлив повышенных евростандартов.

Однако желания некоторых российских чиновников, озабоченных в первую очередь пополнением бюджета уже сейчас за счет увеличения налогового бремени на бизнес, а не повышением эффективности и оптимизации статей расходов, могут смазать всю идею обозначенную первоначально. Наиболее опасными тенденциями являются ускорение перехода к новому соотношению с началом 2010 г., повышение соотношения до более чем 0,6 к экспортной пошлине на нефть. Как следствие таких решений, фактически произойдет существенный рост налогового бремени на отрасль, в итоге нефтяные компании окажутся еще более ограниченными в своих инвестиционных возможностях, за чем последует как сворачивание инвестпрограмм в переработку и замораживание текущих проектов, так и возвращение к политике приоритетного экспорта сырой нефти. Можно сказать, что от обозначенных возможных решений и ускорений выиграет сегмент геологоразведки, и, возможно, в будущем будет решена проблема наполняемости строящихся нефтепроводов, а внутренний рынок нефтепродуктов станет бездефицитным, что повлечет за собой снижение цен на бензины. Однако последний сценарий — это инновационный тупик, который ведет к продолжению политики сырьевой зависимости российской экономики.

Если государство действительно заинтересовано в продолжении поступательного развития отрасли путем повышения добычи нефти, налаживания современных процессов ее углубленной переработки, увеличения объемов геологоразведки, то нужно пересмотреть политику конъюнктурного подхода к ней в зависимости от ситуации в «своем собственном кармане» — бюджете и придерживаться ранее принимаемых решений. Иначе мы рискуем убить курицу, которая несет золотые яйца, что приведет к негативным последствиям для страны, доходная часть бюджета которой примерно на 45% формируется за счет сборов с нефтегазовой отстали.

По нашему мнению, следует придерживаться графика перехода на унифицированные пошлины с 2012 г., а соотношение пошлин на нефть и нефтепродукты установить на уровне 0,52—0,55 в пользу последних. Предлагаемое соотношение позволит сделать отечественные легкие нефтепродукты более конкурентоспособными (сейчас уровень рентабельности глубокой переработки составляет около 10%, первичной — приблизительно 25—30%), тем самым простимулировав нефтяников на углубление переработки. Поскольку экспорт темных нефтепродуктов станет практически убыточным, то для скорейшего комплексного адаптирования отрасли и для исключения скачкообразных перекосов как в объеме, так и в доходах необходимо разработать и запустить в 2010 г. механизм освобождения от ввозных таможенных пошлин, устанавливаемых на импортное оборудование, аналогов которого российская промышленность не выпускает. Агрегаты изомеризации, каталитического и гидрокрекинга, позволяющие увеличить глубину переработки, — это оборудование, которое в большинстве случаев не производится на территории России. На продукцию вновь вводимых объектов переработки, строящихся с нуля, следует распространить текущую дифференциацию экспортных пошлин на нефтепродукты в течение 3 лет. Это предложение вытекает из того, что процесс строительства НПЗ растянут во времени: в начале возводятся колонны первичной переработки, характеризующиеся невысокой глубиной и способные производить нефтепродукты, в дальнейшем в технологическую цепочку встраиваются вторичные (деструктивные) процессы, позволяющие максимально дорабатывать темные нефтепродукты и повышать качество светлых. Учитывая, что в первые годы работы НПЗ производят значительное количество темных нефтепродуктов, компаниям-операторам необходимо предоставить возможность окупать первоначально сделанные инвестиции, а не замораживать проекты до полной их готовности.

Конечно, законотворческие нововведения отразятся на движении на рынке акций нефтяных компаний. Реализация наиболее предпочтительного (рассмотренного выше) сценария будет способствовать пересмотру фундаментальных оценок в сторону их повышения, а также увеличению притока инвестиций в отрасль. Если правительство решит придерживаться сценария Минэкономразвития, ФАС и МПР, предполагающего рост налоговой нагрузки, то бумаги нефтегазовых компаний окажутся под давлением в среднесрочной перспективе.

Для российского рынка нефтепродуктов снижение экспортных пошлин может отразиться на росте цен на ГСМ, так как из-за отсутствия биржевого ценообразования на нефтепродукты обычно ориентируются на экспортный netback. Хотя в арсенале у государства есть инструменты, способные уравновесить этот эффект и тем самым воспрепятствовать росту цен, — акцизы и налог на добычу полезных ископаемых, оперируя которыми можно влиять на уровень отпускных цен. Однако и здесь государство пока не на стороне потребителей. Так, с целью сделать неэффективным выпуск прямогонного, низкооктанового и суррогатного бензина правительство утвердило повышение акцизов с 2011 г. Сейчас в законопроекте заложены следующие ставки акцизов на бензин: 4719 руб./тонну в 2011 г. и 5110,9 руб./тонну в 2012 г. на бензин ниже 3-го класса; 4390 руб. и 4829,1 руб. на бензин 3-го класса и 3850 руб. и 4235 руб. на бензин 4-го и 5-го класса. Ставки акцизов на дизтопливо предлагается установить в размере 1573 руб. и 1730,3 руб. (ниже 3-го класса), 1331 руб. и 1464,1 руб. для 3-го класса и 1089 руб. и 1197,9 руб. для 4-го и 5-го класса. В то же время текущие ставки акцизов на обозначенные виды топлива существенно ниже (табл. 2). В этой связи, и без каких либо манипуляций относительно экспортной пошлины, в будущем стоит ожидать роста цен на топливо более 5% при прочих равных условиях.

В заключение еще раз отметим, что идеи отечественных законодателей в целом благие, а вот при их реализации возникают нюансы и всплывают детали, которые дают совершенно обратный эффект. А ведь это — элементы имиджа и инвестиционного климата России.





Содержание (развернуть содержание)
Развитие финансовой системы — план конкретных мер в работе
Модернизация — красивое слово или нечто большее? Время покажет…
Российская нефтепереработка в условиях изменяющегося законодательства
Рубль обречен на укрепление
GDR для международных компаний
Российский рынок структурированных продуктов
«Мы готовы удерживать качество энерготрейдинга на высоком уровне»
Тему кризиса закрыли
Итоги VI Ежегодного Федерального инвестиционного форума
Либерализация тарифов регистраторов: сегодня или в перспективе?
Итоги конференции «Изменения в Налоговом кодексе РФ: операции с ценными бумагами и финансовыми инструментами срочных сделок»
Итоги XII Ежегодного Федерального конкурса годовых отчетов и сайтов корпораций
Лучшие годовые отчеты и сайты
Долг Москвы: итоги 2009 года
Рынок региональных облигаций: затянувшееся возвращение
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций
Опыт привлечения заимствований и практика управления государственным долгом Самарской области
Облигации субъектов РФ и муниципальных образований: Москва одна за всех?
Волгоградские областные займы: текущая ситуация и планы на перспективу
Две стороны бюджетного кредитования юридических лиц

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100