Casual
РЦБ.RU

Что стоит за желанием ограничить банковские бонусы?

Октябрь 2009

В прошлом году крупнейшие банки с Уолл-стрит (Citigroup, Bank of America, JP Morgan Chase, Goldman Sachs, UBS) понесли огромные потери из-за кризиса в секторе структурированных ипотечных продуктов. Если в начале года они смогли легко залатать дыры в своих балансах прямыми денежными вливаниями в свой акционерный капитал со стороны государства, то уже весной стало ясно: деньги государству лучше отдать, чтобы оно не мешало зарабатывать на спекуляциях и не ограничивало бонусы.

Раз реальная экономика не впитывает «сверхдешевые» деньги, предлагаемые ФРС, значит, их можно пустить на приобретение биржевых активов — акций, фьючерсов, сырья. Главное — не сидеть сложа руки, пока государство задаром ссужает банки деньгами. Сказано — сделано: весной ведущие мировые банки существенно расширили штат своих сотрудников, отвечающих за работу на открытых рынках, — трейдеров, сейлзов, аналитиков. Одновременно с этим все повысили рекомендации до «Покупать» по акциям головных американских и европейских компаний. Цель: пока ФРС решается на сдерживание роста денежной массы, поднять в разы цену биржевых активов и получить на этом хорошую прибыль.

По сути, элита из 6 крупнейших американских банков на «дешевых» деньгах делает ралли на биржах. Реально противостоять им никто не может, так как Федеральный резерв (источник денег) — это их вотчина. Благодаря агрессивным покупкам стоимость акций взлетает до небес. А дальше система сама начинает генерировать свой рост. Механизм простой: «бычий» настрой на биржах «пробуждает» биржевые индикаторы. На этом фоне в Штатах повышаются индексы оптимизма потребителей, поскольку считается, что фондовый рынок является опережающим «указателем» развития экономики. Благоприятные sentiments дают новый толчок росту биржевых активов. Затем на арену выходят толпы частных инвесторов, желающих приобщиться к всеобщему ликованию на биржах по поводу окончания кризиса.

На заключительной стадии в ралли включается механизм кэрри-трейд по доллару, так как заимствования в нем наиболее доступны и дешевы. Ослабление курса американской валюты вызывает удорожание сырья (металлы, нефть, золото), что в свою очередь приводит к подъему котировок акций на фондовых биржах. Далее по кругу.

Возможно, мы просто сгущаем краски и все не так плохо? И фондовый рынок лишь компенсирует понесенные в прошлом году потери? «Прибыль на акцию» — главное, что всегда волнует инвесторов. Иными словами, P/E ratio показывает, сколько лет потребуется инвестору для возврата вложенных денег с учетом текущей прибыльности компании. Среднее значение P/E за последние 5 лет для акций компаний, входящих в расчет Индекса S&P 500, составляет 15,5. По итогам работы в I—II кв. этого года видно, что текущий кризис урезал прибыли 75% американских корпораций на 35—45% относительно 2008 г. То есть справедливым для P/E сейчас мог бы стать уровень 9,5. Однако с учетом надувания «пузыря» на рынках акций весной-летом-осенью этого года среднее значение P/E для S&P 500 сейчас находится на отметке 19,6. И это при том, что ведущие американские бизнесмены открыто говорят об анемичности предстоящего восстановления экономики США из-за роста безработицы и проблем с кредитованием населения и корпоративного сектора.

Все бы ничего, и нынешняя динамика биржевых показателей могла бы волновать лишь участников рынка, но не монетарные власти и правительства, если бы не ряд тревожных факторов. Во-первых, перегрев отдельных биржевых активов обостряет риск нестабильности во всей мировой финансовой системе в части курсов валют и стоимости сырьевых ресурсов. Во-вторых, толпы мелких инвесторов, привлеченные на рынки желанием вложить свои кровные, обычно заходят сюда по максимальным ценам на акции за последний год. Есть большие сомнения в том, что им удастся прибыльно продать купленные этой осенью акции в ближайшие полгода. Рынок — это игра не только на рост, но и на падение, а значит, и потерю денег. И наконец, коррекция на перегретом рынке всегда бывает очень резкой и болезненной. Это чревато не только новыми банкротствами в инвестиционном сообществе, но и фронтальным снижением доверия потребителей.

Менеджеры банков, чтобы оправдать свою высокую зарплату, берут большие риски в поисках более выгодных вложений капитала, что приводит к перегреванию цены на активы и кризису. Совершенно очевидно, что начальник трейдинга крупного банка вряд ли самостоятельно свернет спекуляции на рынке в условиях «дешевых» денег. Национальным бюро экономических исследований были проверены данные по оплате труда работников, занятых в финансовом секторе и других отраслях в США, за последние сто лет. Начиная с 1990-го до 2006 г. уровень зарплат стремительно повышался. И разница в окладах служащих финансовых фирм и сотрудников той же квалификации на аналогичных должностях в других секторах составляла от трети до половины. А в прошедшие 2 года мы наблюдали последнюю часть этого цикла — кризис.

Мало того. Экс-председатель совета управляющих ФРС США Алан Гринспэн честно признался: «Меня беспокоит политика в Соединенных Штатах: позволит ли Конгресс Федеральному резерву свернуть программы стимулирования?» По мнению Гринспэна, несвоевременный выход из таких программ значительно ускорит инфляцию и она утопит рынок облигаций. Именно поэтому в последние месяцы активно обсуждается тема строжайшего регулирования банковской деятельности для предотвращения нового кризиса. На последнем заседании министров финансов и глав центробанков G20 были согласованы планы ограничения премиальных выплат банковским служащим, а также меры по ужесточению системы управления рисками. Проще говоря, главы правительств сейчас настоятельно просят сократить банковские бонусы, чтобы банкиры не переусердствовали в своем желании отыграть окончание кризиса.

Подобные ограничения уже реализованы в ФРГ. Так, с 1 января 2010 г. краткосрочные прибыли не будут основанием для выплаты бонусов сотрудникам немецких банков. Банкирам ФРГ придется вернуть полученные премии, если их действия были неоправданно рискованными, при этом стандарты определения банковских рисков в Германии также стали более жесткими. Теперь аналогичных шагов ждут от других стран Европы и США.

ФРС США тоже аккуратно заявила о намерении ввести контроль над схемами вознаграждения работников банков, а также о возможном праве требовать в них изменений, если, по мнению регулятора, они создают опасные стимулы для сотрудников. В целом инициативы ФРС пока не предполагают каких-либо строгих рамок в размерах бонусов — по общей сумме или в отношении отдельных лиц, но прежде всего они призваны ограничить схемы, которые могут стимулировать слишком рискованную деятельность.

Согласно предложениям около 20 крупнейших финансовых институтов США должны представить в регулирующие органы действующие у них схемы вознаграждения, и регуляторы будут иметь право корректировать эти схемы. Например, требовать продления бонусных программ на несколько лет, чтобы могли выявиться все возможные потери по проводимым финансовым операциям. Для более мелких финансовых институтов ФРС планируется выпускать рекомендации в отношении схем вознаграждения.

Возвращаясь на позиции стран ЕС, можно отметить, что здесь бонусы банкиров должны быть привязаны к показателям работы банка, исключая практику гарантированных вознаграждений. Выплату основной части ежегодных бонусов следует растягивать на более длительный период и аннулировать в случае ухудшения результатов работы банка. Консолидированная позиция Евросоюза по этому вопросу указывает также и на введение штрафных санкций для банков, не выполняющих установленные правила.

А как обстоят дела с бонусами у российских банкиров? Наблюдательный совет Сбербанка никак не может решить, к какому показателю (динамике чистой прибыли, соотношению доходов и расходов) привязать вознаграждение его сотрудников. Не будем кривить душой: банкиров больше волнует внедрение бонусной или опционной программы, в то время как для инвесторов и простых вкладчиков приоритетными являются долгосрочная стабильность банка и его финансовые показатели. Найти паритет здесь очень сложно, так как без соответствующей мотивации наращивать обороты своего бизнеса банкирам будет неинтересно. Полагаю, разрешить эти противоречия непросто, хотя и можно. Главное, чтобы участники процесса, стоящие по разные стороны денег, остались довольны.

Лидеры стран «Большой двадцатки» (G-20) по итогам саммита в Питтсбурге в конце сентября договорились подписать новый документ о принципах ограничения бонусов и компенсаций в компаниях финансового сектора. В частности, страны G-20 поддержали инициативу США по введению определенного соотношения собственных и заемных средств банков. В итоговом документе этой встречи отмечено, что выплаты больших денежных вознаграждений привели к принятию решений, связанных с повышенным риском. Реформирование этой системы является ключевым элементом политики G-20 по укреплению финансовой стабильности в мире. Контрольно-надзорные органы стран должны иметь возможность проверять процедуры и структуры выплат бонусов в компаниях. Кроме того, комитеты по компенсациям должны работать независимо друг от друга. Если компании нарушают требования по выплате вознаграждений, контрольно-надзорные органы вправе принимать корректирующие меры, а также видоизменять структуру таких выплат. Члены G-20 призвали Комитет финансовой стабильности следить за выполнением этих требований и дать новые предложения к марту 2010 г.

«Обязательство ограничить бонусы прекратит существование неприемлемой и опозорившей себя системы», — цитирует премьер-министра Великобритании Гордона Брауна Financial Times. Более осторожно высказался председатель КНР Ху Цзиньтао: «Основание для выхода экономики из кризиса еще не является прочным, остается много неопределенности. Полное восстановление экономики будет медленным и мучительным процессом», — передает его слова Associated Press.

Важность правильного подхода к бонусам отметил и Президент России Дмитрий Медведев, который сообщил, что с апреля произошли изменения в ситуации с выплатой вознаграждений в России, хотя есть и неприятные исключения, когда бонусы никак не связаны с результатами деятельности. Говоря о контроле за бонусами, президент подчеркнул, что необходимо принять «соответствующее решение уже директивного порядка, в том числе решения наших внутренних регуляторов — Центрального банка и других структур, которые отвечают за регулирование банковской деятельности».

В обозримой перспективе стоит ждать постепенного ограничения на рискованные банковские операции в ведущих мировых державах. У банков же остается соблазн найти способы обхода этих ограничений и увести часть рискованных операций на околобанковские теневые структуры. Основная масса прогнозов свидетельствует о том, что Федеральный резерв начнет повышать ставку лишь в сентябре 2010-го (повысит до 1% к концу 2010 г). Значит, еще как минимум полгода у банкиров есть возможность использовать ликвидность для личного обогащения. С учетом того, что агрессивный рост фондовых рынков продолжается уже 2 квартала, мы не исключаем, что в IV кв. мы увидим если не смену биржевых формаций, то хотя бы пересмотр торговых приоритетов крупными биржевыми игроками.


Содержание (развернуть содержание)
России мешают развиваться высокие цены на нефть
Тандемократия: природа и перспективы
Кто станет президентом в 2012 году?
Ничему новому кризис меня не научил
Россию застроят на китайские деньги
Жадность побеждает здравый смысл
Россия — ОПЕК: виток ходьбы вокруг партнерства
Размер имеет значение: небольшим банкам жить сложнее
Что стоит за желанием ограничить банковские бонусы?
Основные препятствия при реализации проектов ГЧП
Условия финансирования проектов ГЧП: кризисные реалии
Проектное финансирование — вымирающий вид
Инфраструктурные концессии на транспорте в условиях финансового кризиса
Структурирование сделок при организации проектного финансирования
Авария, которая изменила энергомир
Алкогольная ситуация
Диверсификация финансовых источников как фактор конкурентоспособности российской атомной отрасли
Управление рисками VS страхование: PRO или CONTRA
Сколько стоит долг?
Похвала финансовой глупости

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100