Casual
РЦБ.RU

Россию накроет вторая волна кризиса

Сентябрь 2009

Интервью с главным экономистом Saxo Bank Дэвидом Карлсбором

Главный экономист Saxo Bank Дэвид Карлсбор ждет новых потрясений от российских банков, что вызовет вторую волну кризиса и девальвацию рубля. Он считает, что банковская система будет напоминать зомби, а процесс выхода из сложной финансово-экономической ситуации первыми начнут страны Восточной Европы.

РЦБ: Господин Карлсбор, будет ли вторая волна кризиса и девальвация?

Д. К. Да, это вполне вероятно, поскольку финансовые системы ожидают новые крупные списания, особенно в ипотечном секторе и других сегментах жилищного рынка, например на рынке коммерческой недвижимости, где существуют большие сложности. Еще одна проблема кроется в бухгалтерском учете, который сейчас основывается скорее на фантазиях, чем на реальных фактах. Можно указать в балансе все, что угодно, но, если у вас проблемные активы, движение наличности прекратится. На фоне отсутствия движения наличности в секторе активов откроется истинное положение вещей в экономической системе. Такая ситуация сохранится еще как минимум 3—4 года.

РЦБ: Как Вы относитесь к идее создания резервной валюты?

Д. К. Я считаю, что это наихудшая идея, которая могла только прийти в голову, потому что в конечном счете мы получим всемирный центральный банк. Мне кажется, что это самый страшный кошмар, который может пережить мировая экономика, ведь это приведет к массовому выпуску банкнот, что будет означать увеличение денежной массы год от года. За последние 10 лет прирост составлял около 6%, но его темпы могут ускориться на фоне заявлений о необходимости принятия мер для улучшения состояния мировой экономики. Таким образом, дисбалансы расширятся. Именно такую картину мы наблюдаем сейчас в еврозоне, где в обращении ходит единая валюта. Некоторые страны еврозоны испытывают явные трудности, например Ирландия, а также Португалия, Италия, Испания и Греция. Я думаю, что сейчас все они хотели бы видеть себя вне еврозоны, но теперь они в общей упряжке и не могут девальвировать валюту. Точно такая же судьба ждет и мировую резервную валюту.

РЦБ: К чему может привести массовая эмиссия долларов?

Д. К. В долгосрочной перспективе цена на доллар упадет. Но сейчас важно не это. Для доллара главное — то, как дальше будет складываться отношение, особенно в США, к способности продолжить формирование кредита. Когда рынок ожидает массового увеличения или возобновления создания кредита, доллар остается под давлением, как это было с 2001 по 2007 г. Когда кредиты разрушаются, как в 2008—2009 гг. (и ситуация сохраняется до сих пор, по крайней мере, в течение первых месяцев 2009 г.), доллар укрепляется, потому что при продаже созданных кредитов вы вынуждены покупать доллар. Это будет определять его судьбу в ближайшие несколько лет, но в долгосрочной перспективе создание такой массы долларов, несомненно, негативно скажется на валюте.

РЦБ: Удастся ли Федеральной резервной системе снизить доходность по государственным облигациям, чтобы предложить более благоприятные условия кредитования?

Д. К. Возможно, удастся, но пока они не добились особых успехов в этом направлении. Проблема в том, что если вы владеете огромным рынком казначейских облигаций со сроком погашения в 30, 20, 15 лет и т. д. и если хотите уменьшить доходность, предположим, по 30-летним бумагам, то вам нужно приобретать больше таких бумаг, потому что при покупке и росте казначейских облигаций доходность по ним падает. Большинство игроков считают, что при этом нарушается баланс на рынке. Поэтому если необходимо добиться длительного влияния на доходность по 30-летним ГКО США, придется купить их все. То есть нужно владеть всей кривой доходности, чтобы заставить ее опуститься, и именно над этим ФРС работает в последнее время. Тем не менее они критично оценивают ситуацию, заявляя, что достичь этого можно, только купив все ГКО, а это по своей сути нереально, так как будет иметь место инфляционный эффект.

РЦБ: Какие меры регулирования следует принять, чтобы избежать нового кризиса в будущем?

Д. К. Во-первых, нельзя допускать роста денежной массы в годовом исчислении — она должна оставаться стабильной. Естественно, денежные массы разные, но если ЦБ РФ уделяет пристальное внимание денежному агрегату М1, то годовой уровень должен быть постоянным. Нельзя допускать таких дисбалансов, которые существуют сейчас. Если денежная масса стабильна, то естественная производительность капиталистической экономики будет сбываться по постепенно снижающимся ценам, а инфляция составит 2—3% в год. Именно такая ситуация наблюдалась во времена «золотого стандарта», т. е. около 100 лет назад. Проблема здесь в следующем: чтобы преодолеть естественную инфляцию и добиться ее уровня в 2—3%, к чему стремятся некоторые банки, то прирост денежной массы должен достигать порядка 6% в год. Так и было на протяжении многих-многих лет. Ежегодное увеличение денежной массы на 6% вызывает большой дисбаланс, который накапливается со временем. Именно поэтому она должна оставаться постоянной. Это первая прерогатива. Во-вторых, необходимо поднять капитал и финансовую систему, а для этого нужно сократить долю заемных средств. Мне кажется, что в сложившихся условиях можно ориентироваться на канадские банки, которые показали хорошие результаты. По крайней мере, они не спасали себя в кризис за счет денег налогоплательщиков в отличие от банков США и Европы, которые использовали «плечо» во много раз больше предельно допустимого. Я считаю, что «плечо» не должно превышать 20, тогда как в Европе обычной практикой было «плечо» в 40 или даже 60.

РЦБ: Какие страны, по Вашему мнению, первыми выйдут из кризиса?

Д. К. Первыми выберутся страны, у которых нет долгов, но зато есть значительный и эффективный капитал, как, например, у Чешской и Словацкой Республик, который они смогли нарастить, не влезая в долги. А также те страны, которым удастся избежать огромного дефицита бюджета.

РЦБ: Вы не называете каких-либо конкретных стран, а только Чехию и Словакию?

Д. К. Это не потому, что боюсь оказаться неправым. Я имею в виду, что некоторые страны сейчас довольно устойчивы, но ведут неэффективную политику, особенно налогово-бюджетную, что в итоге может подорвать их положение.

РЦБ: Некоторые эксперты утверждают, что кризис ничему не научил Уолл-стрит. Вы согласны с ними?

Д. К. Нет, не согласен, потому что Уолл-стрит получила массу ценных уроков. До последнего момента считалось, что, если компания крупная, ей не дадут обанкротиться. Подобный подход — проблема каждого гражданина во всем мире, по крайней мере в Америке или любой другой стране, где деньги граждан тратятся на спасение экономик, которые выдавали слишком много кредитов и использовали большое кредитное «плечо». Компании поняли, что не могут действовать, как раньше, так как всем уже ясно, насколько безответственна была их предыдущая политика.

РЦБ: Как Saxo Bank пережил кризис?

Д. К. Конечно, мы почувствовали кризис на себе, но нам повезло, точнее, мы были чрезвычайно консервативны в своих действиях: не выдавали кредиты, не инвестировали в рисковые активы, поэтому наши балансы после всего этого не пострадали. Мы чувствуем себя уверенно и намерены расширять свой бизнес, в том числе и в России.

РЦБ: Что, по Вашему мнению, будет с банковской системой после кризиса?

Д. К. В ближайшие несколько лет банковская система будет напоминать зомби, потому что сейчас все внимание приковано к ее спасению, а также к политикам, монетарным властям и чиновникам, которые отвечают за решение проблем. Сегодня главная сложность заключается в том, что банковская система переживает повсеместные банкротства. Монетарные власти надеются урегулировать ситуацию с помощью ликвидности, кредитуя банковскую систему под очень низкие ставки в 0,25 или 1%, чтобы банки могли оставаться на плаву и выдавать кредиты обычным клиентам под 7%. Отток наличности из книг займов будет очень сильным и позволит выиграть время, чтобы решить существующие проблемы. Но политики признают, что особых успехов добиться не удалось и что коэффициенты достаточности собственного капитала должны быть выше и шире. Таким образом, как только появятся признаки, что банковская система встала на путь восстановления, монетарные власти снова ужесточат критерии регулирования, чтобы избежать подобного кризиса в будущем.

РЦБ: Какие экономические отрасли в России быстрее всех восстановятся поле кризиса?

Д. К. C моей точки зрения, в России 3 основных сектора: нефтяной, финансовый и сырьевой. Учитывая, что финансовый сектор крайне слаб, то, скорее всего, это будут нефтяная, энергетическая и сырьевая отрасли, поскольку они тесно взаимосвязаны друг с другом.

РЦБ: Как Вы оценивает инвестиционный климат в России?

Д. К. К сожалению, в настоящий момент я не располагаю достаточными данными, чтобы дать четкую оценку. В общем могу сказать: зарубежные инвесторы хотят быть уверены, что их права в России защищены, а, поскольку сегодня полной уверенности в этом нет, затраты на финансирование в России остаются выше, чем в Европе и США.

РЦБ: Какие структурные реформы необходимы для российской экономики?

Д. К. Чтобы были защищены права собственности, реформирована традиционная система и Россия стала полностью независимой от политических интересов. Также требуется многое, чтобы сделать более гибким рынок труда. И налоги в России по-прежнему ниже оптимальных.

РЦБ: В последнее время ЦБ РФ делает шаги в сторону таргетирования процентной ставки и введения плавающего валютного курса. Как Вы оцениваете такие меры?

Д. К. Я думаю, это верное направление. Плавающий валютный курс лучше, чем фиксированный, потому что иначе ЦБ РФ нужно принимать денежно-кредитную политику того центрального банка, к валюте которого они пытаются привязать свою валюту. Если это безответственная монетарная политика, то и их политика также будет безответственной. Поэтому таргетирование инфляции — большой шаг вперед. Еще лучше таргетировать денежную массу, о чем я уже говорил выше. И то и другое являются залогом эффективной денежно-кредитной политики.

РЦБ: Вы сказали, что финансовый сектор в России крайне слаб. Что препятствует развитию фондового рынка?

Д. К. Проблема России в том, что она жестко привязана к энергетическому и сырьевому секторам. Необходимо диверсифицировать отрасли, чтобы гарантировать более стабильную макроэкономическую составляющую страны. Кроме того, в спокойные времена нужно откладывать средства, например в фонд. Энергетический рынок крайне неустойчив, и плохо, что российская экономика сильно зависит от такого нестабильного актива, как сырье.


Содержание (развернуть содержание)
Правонарушение и наказание...
Время для реформ опять упущено
Инвесторы рискуют за пределами Северной Америки и Западной Европы
Девальвация: аргументы, риски, иллюзии
Россию накроет вторая волна кризиса
«Вторая волна» и другие экономические катаклизмы
Инвестиции в зарубежную недвижимость: перспективы и основные риски
Что приходит на смену офшорам?
Московский рынок коммерческой недвижимости: текущее состояние и прогнозы
Сырьевая стагнация
Станут ли после кризиса на российском рынке популярны commodity derivatives?
Перспективы появления CFD (Contract for difference) на российском фондовом рынке
Брокерская деятельность на международном рынке ценных бумаг: современные тенденции и проблемы регулирования
Кризис и займы Москвы
Государственный долг Томской области
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных облигаций
Кредитное качество региональных и местных органов власти РФ
Рынок муниципальных и субфедеральных заимствований
Изменения в законодательном регулировании предельного объема долга субъектов Российской Федерации и муниципальных образований

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100