Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Костоваров Алексей, Юрист судебной группы юридической фирмы "Линия права"

  • Все статьи автора

Банкротство ликвидируемого должника: проблемные аспекты

Август 2009

В условиях всемирного экономического кризиса как никогда актуальным является защита законных интересов кредиторов в случае, если должник неплатежеспособен. При решении указанной задачи в отношении такого должника вводится процедура признания его несостоятельным (банкротом), направленная, как обоснованно заметил А. Пахаруков, "на справедливое удовлетворение требований кредиторов путем применения организационно-имущественных ограничений"1.

В российской действительности процедура банкротства зачастую играет роль инструмента, при помощи которого достигаются иные цели, а именно передел собственности либо избежание привлечения к гражданско-правовой ответственности. Поиски оптимальных вариантов сохранения баланса интересов должника и его кредиторов в области законодательства и его применения ведутся довольно давно и с немалым успехом. Яркий пример тому — последние реформы банкротного законодательства, осуществленные в первой половине текущего года.

Несмотря на это, при анализе законодательства о банкротстве по-прежнему можно найти конструкции, которые используются в сомнительных целях.

Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве), который занимает центральное место во всем банкротном законодательстве России, помимо общей процедуры признания юридического лица несостоятельным, предусматривает и целый ряд особенностей банкротства некоторых должников в зависимости от профиля их деятельности либо от их состояния.

Так, гл. 11 Закона о банкротстве среди упрощенных процедур банкротства предусматривает особенности банкротства ликвидируемого должника. Как замечает С. А. Карелина, указанная упрощенная процедура вводится в целях быстрого исключения такого должника из имущественного оборота в связи с практическим прекращением его деятельности2.

Несомненно, состояние ликвидации организации оправдывает упрощение процедуры банкротства в отношении нее. Так, по мнению Л. В. Пуловой, "наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление при банкротстве ликвидируемого должника не применяются, поскольку вопрос о решении ликвидации юридического лица … уже был рассмотрен и решен вне рамок дела о банкротстве"3. Действительно, зачем проводить в отношении организации, о ликвидации которой принято решение, процедуру, направленную на восстановление ее платежеспособности и продолжение ее функционирования. Хотя не все исследователи всецело соглашаются с таким утверждением4.

Тем не менее при этом необходимо обратить внимание на неоднозначность инструментария, который используется для упрощения процедуры банкротства ликвидируемого должника.

Глава 11 Закона о банкротстве указывает на следующие особенности банкротства ликвидируемого должника:

1) не применяются процедуры наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления;

2) требования кредиторов могут быть предъявлены в течение 1 мес. с даты опубликования объявления о признании ликвидируемого должника банкротом;

3) установлена обязанность ликвидационной комиссии обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

На первый взгляд указанные особенности логично сочетаются с особым состоянием ликвидируемого должника: статус должника делает бессмысленным реабилитационные процедуры; сокращенный срок для предъявления требований кредиторами можно объяснить стремлением законодателя не способствовать затягиванию процедуры ликвидации; обозначенная обязанность ликвидационной комиссии уже установлена ст. 9 Закона о банкротстве.

Более детальный анализ указанных особенностей дает больше пищи для размышлений и конструктивных выводов.

С тем, что не применяются процедуры финансового оздоровления и внешнего управления, еще можно согласиться. Однако неясно, почему не применяется процедура наблюдения. Как известно, по своему характеру она не является реабилитационной, а направлена на совершение подготовительных действий по банкротству организации. Именно в рамках этой процедуры реализуются как минимум две важные для всего процесса банкротства функции: установление всех кредиторов должника и, соответственно, размера подлежащих удовлетворению требований, а также определение имеющегося у должника имущества. И именно в рамках этой процедуры кредиторы имеют возможность влиять на кандидатуру арбитражного управляющего — лица, иногда играющего чуть ли не решающую роль в банкротстве.

При банкротстве ликвидируемого должника функции, реализуемые в процедуре наблюдения, концентрируются в руках ликвидационной комиссии и осуществляются на добанкротной стадии (ликвидационная комиссия определяет кредиторов должника, размер их требований, указывает суду на имеющееся у должника имущество). Все это, несомненно, дает ликвидационной комиссии серьезные рычаги влияния, особенно при определении арбитражного (конкурсного) управляющего.

Второе замечание касается срока заявления кредиторами своих требований. Общий срок завершения предъявления кредиторами требований (закрытия реестра), установленный ст. 142 Закона о банкротстве, составляет 2 мес.; при банкротстве ликвидируемого должника — всего 1 мес.

При исключительно математическом подходе к сравнению двух сроков в условиях динамичного торгового оборота мы увидим несущественную разницу. В действительности эта разница гораздо серьезней: при общей процедуре банкротства кредиторы ограничены 2 мес. для предъявления своих требований лишь в конкурсном производстве, при этом еще как минимум 7 мес. длится процедура наблюдения.

Следует заметить, что и без того небольшой месячный срок для предъявления требований к ликвидируемому должнику является пресекательным, т. е. не подлежащим восстановлению ни при каких обстоятельствах. На это прямо указал Президиум Высшего арбитражного суда РФ в своем Информационном письме от 26 июля 2005 г. № 93 "О некоторых вопросах, связанных с исчислением отдельных сроков по делам о банкротстве".

В отношении исполнения ликвидационной комиссией обязанности обращения в арбитражный суд с заявлением о банкротстве гл. 11 Закона о банкротстве не устанавливает срока ее исполнения. Однако системное прочтение Закона о банкротстве отсылает нас к ст. 9, в которой указан интересующий нас срок — 1 мес. с момента обнаружения признаков банкротства, в настоящем случае — недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами. Учитывая, что недостаточность имущества можно объективно установить только после составления промежуточного ликвидационного баланса, ликвидационная комиссия, как правило, не торопится с исполнением указанной обязанности.

Ответственность ликвидационной комиссии за несвоевременную подачу заявления о банкротстве в арбитражный суд (ст. 10 Закона о банкротстве) вряд ли способна заставить этот орган действовать более добросовестно.

Во-первых, согласно п. 3 ст. 10 Закона о банкротстве указанная ответственность возложена на лица, которые обязаны принимать решение о банкротстве. В рассматриваемой ситуации таким лицом предстает ликвидационная комиссия, которая как коллегиальный орган принимает решение голосованием; иного порядка законодательство РФ не предусматривает. Ликвидационная комиссия не является субъектом права, и поэтому привлечь ее к ответственности не представляется возможным.

Если же идти по пути допустимости рассмотрения ответственными членов ликвидационной комиссии, то и в этой ситуации возникает множество сложностей: от простого отсутствия оснований в виде деликта со стороны члена ликвидационной комиссии до элементарной невозможности выработки механизма определения ответственных, например, когда за принятие решение о подаче заявления о банкротстве все же проголосовали некоторые члены комиссии, но их оказалось меньшинство.

Во-вторых, ответственность является субсидиарной, т. е. к ней можно привлечь только при невозможности исполнения обязательств должником.

В-третьих, ответственность установлена лишь по обязательствам, возникшим после истечения месячного срока, установленного для подачи заявления о банкротстве. В связи с тем, что, как отмечалось, объективным моментом начала течения этого срока можно считать составление ликвидационного баланса, ликвидационная комиссия имеет достаточно времени, чтобы совершить необходимые действия (например, направленные на отчуждение имущества должника), и ничем не рискует, поскольку после истечения указанного срока в совершении новых сделок не будет необходимости.

Особое внимание стоит уделить последствиям неисполнения ликвидационной комиссией обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве, которые являются основанием для отказа во внесении в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица. Однако не совсем понятным остается исход такого отказа. Следует согласиться с М. В. Телюкиной, которая недоумевает над ситуацией, когда требования кредиторов соразмерно удовлетворены, но должнику отказывают в регистрации его ликвидации по мотивам ее проведения вне процедуры банкротства; даже при привлечении председателя ликвидационной комиссии к субсидиарной ответственности регистрации ликвидации не произойдет5. И как следствие, необходимо возвращать все, переданное кредиторам, и подавать заявление о банкротстве.

Проведенный анализ показывает, что упрощенный механизм банкротства ликвидируемого должника более слабо защищает интересы кредиторов и создает обширное поле для недобросовестного поведения должника.

Представим ситуацию, когда должник, накопив долги, пытается избежать их возврата. Такая ситуация сегодня не редкость.

При общей процедуре банкротства должника ждут как минимум процедура наблюдения и конкурсное производство, сложности с определением арбитражного управляющего (кредиторы будут лоббировать свою кандидатуру), а следовательно, и опасность оспаривания сделок по отчуждению активов должника (не следует забывать, что согласно ст. 61.9 Закона о банкротстве право на оспаривание таких сделок принадлежит внешнему управляющему или конкурсному управляющему).

Упрощенная процедура банкротства ликвидации должника более гибкая. Достаточно принять решение о его ликвидации, уведомить об этом налоговый орган, создать ликвидационную комиссию, обратиться в арбитражный суд и, указав нужных кредиторов, выбрать "сочувствующего" конкурсного управляющего. В совокупности с небольшим сроком для предъявления требований кредиторами это позволит должнику беспрепятственно достигнуть поставленной цели, причем использовав при этом легальные средства.

Таким образом, упрощенная процедура банкротства ликвидируемого должника при всем позитивизме замысла законодателя представляет собой удобный инструмент, при умелом оперировании которым должник высвобождается от многочисленных обязательств.


Содержание (развернуть содержание)
Америка быстро и уверенно движется к банкротству
Выход один на один, опасный момент...?
Доллар и его перспективы в 2010 году
Потенциал фондового рынка еще не исчерпан
Кризисы долго не длятся
Корпоративная структура инвестора: современные тренды
Кредитные фонды: возможности взаимодействиябанков и УК
Кредитные фонды как инструмент рефинансирования банковской системы
Будет ли глобальная переоценка рисков или переоценка рисков в кризис
Риск-менеджмент и его роль в принятии бизнес-решений
Риск-менеджмент в современных экономических реалиях: чему научил кризис?
Перспективы появления CFD (Contract for difference) на российском фондовом рынке
Узаконенное неосновательное обогащение заимодавцев
Некоторые аспекты исполнения договоров купли-продажи бездокументарных ценных бумаг
Судебная практика по корпоративным облигациям
Банкротство ликвидируемого должника: проблемные аспекты
Чем рискует кредитор при банкротстве предприятия?
Что пообещать банку?
Динамика российского рынка слияний и поглощений и краткосрочные тенденции его развития
Модель расчета биржевой балансовой цены

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100