Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Карпачева Мария, Советник юридической фирмы "Авакян, Туктаров и партнеры"

  • Все статьи автора

Судебная практика по корпоративным облигациям

Август 2009

В настоящее время среди наиболее актуальных на финансовом рынке тем, безусловно, лидируют вопросы дефолтов по корпоративным облигациям и судебной практики по неисполненным обязательствам. До недавнего времени, в условиях когда дефолты по облигациям были единичным явлением, многие отождествляли их с банкротством. Данное убеждение ошибочно, так как при наступлении дефолта по облигациям (просрочки исполнения обязательств по выплате процента или суммы основного долга) компания продолжает свою деятельность и может выполнять обязательства по другим видам кредиторской задолженности.

Перед владельцами корпоративных облигаций встают закономерные вопросы: "Что же делать? Ждать банкротства компании? Обращаться в суд за защитой своих законных прав и интересов сразу после дефолта или же уже при признаках ухудшения финансового положения эмитента или поручителя требовать погашения облигаций, не дожидаясь дефолта?"

При банкротстве владелец облигаций, как необеспеченный залогом кредитор, фактически является кредитором 4-й очереди. На практике необеспеченному кредитору после удовлетворения прав требований кредиторов 1-й и 2-й очереди и обеспеченных кредиторов уже ничего не остается по причине наличия у компании обеспеченных кредитов. Кроме того, банкротство в России, в отличие от западной практики, ставит своей целью не нормализацию деятельности компании, а просто распродажу ее активов в интересах кредиторов, а большинство предприятий вообще стремятся "вывести" основные активы еще до объявления процедуры банкротства, проявляя при этом изрядную изобретательность. Становится очевидно, что в случае банкротства у кредиторов — владельцев облигаций — практически отсутствует какая-либо возможность получить причитающиеся им денежные средства по дефолтным облигациям.

Необходимо также отметить, что многие компании-заемщики прилагают всяческие усилия, чтобы избежать исполнения своих обязательств по облигациям. Зачастую через аффилированых лиц или миноритарных акционеров они пытаются оспаривать в суде законность принятия корпоративных решений по приобретению или досрочному погашению компанией своих облигаций путем выставления оферты, а также по предоставлению поручительства.

В данной статье мы расскажем о том, каким образом владельцы облигаций в судебном порядке защищают свои законные права и интересы, не дожидаясь введения процедуры банкротства компании-должника, и как недобросовестные компании-должники стараются избежать исполнения обязательств по облигациям. Для этого проанализируем сложившуюся к настоящему моменту судебную практику. Условно ее можно разделить на 3 направления:

  • требования владельцев облигаций о досрочном погашении принадлежащих им облигаций при ухудшении финансового положения эмитента и/или поручителей по облигациям;
  • требования акционеров или участников, аффилированных с компанией-заемщиком, о признании недействительными сделок по приобретению или досрочному погашению компанией своих облигаций путем выставления оферты или предоставления поручительства;
  • требования кредиторов об исполнении заемщиком обязательств по выкупу или погашению принадлежащих им облигаций после наступления дефолта.

Рассмотрим ситуацию, при которой в момент размещения корпоративных облигаций финансовое положение эмитента и поручителей было достаточно устойчивым, однако впоследствии, в процессе обращения облигаций на вторичном рынке, ситуация изменилась, и в отношении одного или нескольких поручителей была введена процедура банкротства.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 451 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его сути. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они меняются настолько, что договор, если бы стороны могли предвидеть ситуацию, вообще не был бы заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Согласно ст. 816 ГК РФ к облигациям, как разновидности договора займа, применяются положения § 2 гл. 42 ГК РФ, в том числе ст. 813 ГК РФ, которая предусматривает, что при утрате либо ухудшении обеспечения обязательств заемщика заимодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, т. е. в данном случае уплаченной номинальной стоимости облигаций и купонного дохода по облигациям.

Применение указанных норм на практике означает, что эмитент должен либо выкупить облигации у их владельцев, либо досрочно погасить соответствующие облигации. Однако здесь возникает определенная проблема, связанная с тем, что данный вопрос недостаточно четко урегулирован нормами законодательства о рынке ценных бумаг.

В соответствии с положениями Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утвержденных Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 25 января 2007 г. № 07-4/пз-н (далее — Стандарты эмиссии), возможность приобретения эмитентом своих облигаций либо досрочного их погашения по требованию владельцев облигаций или по соглашению с ними должна быть отражена в эмиссионных документах. Следовательно, если такая возможность не установлена, владельцы облигаций не вправе требовать их выкупа или погашения, даже когда финансовое положение эмитента и/или поручителя вызывает у них серьезные опасения за вложенные средства. Такая ситуация является результатом того, что данный вопрос урегулирован действующим законодательством поверхностно, что ранее — в условиях стабильного "докризисного" рынка, когда дефолты по российским корпоративным облигациям были единичны, — не вызывало обеспокоенности, но в настоящее время — при массовых дефолтах — несомненно, является серьезным упущением.

Посмотрим, как данная проблема решается в судебном порядке. До недавнего времени судебной практики по этому вопросу не существовало. Однако в конце 2008 г. были приняты соответствующие решения, которые обозначили позицию судов в защиту интересов владельцев облигаций.

Осенью 2008 г. Открытое акционерное общество "Международный банк Санкт-Петербурга" (далее — Банк, Истец) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области (далее — Суд) с требованиями к Обществу с ограниченной ответственностью "СЗЛК-Финанс" (далее — ООО "СЗЛК-Финанс", Эмитент, Ответчик), Закрытому акционерному обществу "Северо-Западная лесопромышленная компания" (далее — ЗАО "СЗЛК", Поручитель, Ответчик) и Обществу с ограниченной ответственностью "Неманский целлюлозно-бумажный комбинат" (далее — ООО "НЦБК", Поручитель, Ответчик) обязать Ответчиков солидарно досрочно выплатить Банку номинальную стоимость облигаций, выпуск № 4-01-36222-Р, в размере 29 988 000 руб.

Банком 6 марта 2007 г. в результате сделки на Московской Межбанковской валютной бирже были приобретены 40 000 шт. неконвертируемых процентных документарных облигаций ООО "СЗЛК-Финанс" серии 01 с обязательным централизованным хранением. Дата государственной регистрации — 30 ноября 2006 г. № 4-01-36222-К, номинальная стоимость каждой — 1000 руб. По состоянию на 4 июля 2008 г. Банку принадлежало 29 988 облигаций общей стоимостью 29 988 000 руб.

Обеспечением исполнения обязательств ООО "СЗЛК-Финанс" по облигационному выпуску являются поручительства ЗАО "СЗЛК" и ООО "НЦБК". Иных способов обеспечения обязательства предусмотрено не было.

Введение в отношении поручителей ЗАО "СЗЛК" и ООО "НЦБК" процедуры банкротства-наблюдения, по мнению Банка, привело к существенному ухудшению условий обязательства, из которых он исходил при заключении сделки, что в соответствии со ст. 451, 816, 813 ГК РФ является основанием для расторжения договора.

Банк направлял ООО "СЗЛК-Финанс", а также поручителям — ЗАО "СЗЛК" и ООО "НЦБК" уведомления с требованием досрочно выкупить облигации по их номинальной стоимости, определив порядок и срок их выкупа. Поскольку ответов не последовало, Банку пришлось обратиться в арбитражный суд.

Возражения Ответчиков основывались на том, что Решением о выпуске ценных бумаг (далее — Решение о выпуске) и Проспектом ценных бумаг (далее — Проспект) не предусмотрена возможность досрочного погашения облигаций.

Однако данные возражения Судом были отклонены на том основании, что положения Решения о выпуске и Проспекта, на которые ссылаются Ответчики, касаются ситуации, когда Эмитент надлежащем образом выполняет свои обязательства в связи с выпуском и обращением его облигаций. Указанные условия Решения о выпуске и Проспекта не лишают собственника облигаций права на обращение в суд с требованием о досрочном расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, в том числе в связи с возникновением риска утраты обеспечения, рассматриваемого Истцом в качестве такого существенного изменения обстоятельств.

Отказ от указанных прав прямо не предусмотрен Решением о выпуске, Проспектом, а также законодательством о рынке ценных бумаг, являющимся специальным по отношению к нормам ГК РФ. Ответчик — ООО "СЗЛК-Финанс" — нарушил принципы добросовестности исполнения своих обязательств, поскольку после возбуждения процедуры банкротства в отношении Поручителей по облигационному займу Эмитент не предпринял должных шагов для того, чтобы предоставить альтернативное обеспечение, что позволило бы избежать рисков применения последствий ст. 813 ГК РФ.

Довод Ответчиков о несоблюдении Банком порядка предъявления требований к Поручителям, закрепленного Решением о выпуске и Проспектом, был отклонен Судом. Поскольку этими документами, а также законодательством о рынке ценных бумаг специально не установлена особая процедура предъявления требований к Эмитенту и Поручителям при досрочном расторжении договора и предъявлении облигаций к досрочному погашению, Банк направил свои требования к Ответчикам в общем порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

Право заявления требований в порядке солидарной ответственности Ответчиков основаны на Решении о выпуске и Проспекте, положениях ст. 323 ГК РФ, в соответствии с п. 1 которой при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности — как полностью, так и частично.

Согласно п. 1 ст. 363 ГК РФ солидарная ответственность поручителей возникает при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства. Поскольку основным должником в добровольном порядке не было исполнено требование Банка о досрочной выплате номинальной стоимости облигаций в связи с существенным изменением обстоятельств в виде возникновения риска утраты обеспечения, у Банка по истечении оговоренного претензией срока на добровольное исполнение обязательств возникло право требовать расторжения договора в судебном порядке с привлечением Поручителей в качестве солидарных должников.

В результате рассмотрения дела суд обоснованно удовлетворил требования Банка о досрочной выплате номинальной стоимости облигаций, основываясь на совокупности норм ГК РФ (в частности, на п.1 ст. 451 и ст. 816) с учетом введения в отношении одного из Поручителей процедур банкротства, означающих неспособность должника (в данном случае Поручителя) самостоятельно удовлетворить требования кредиторов. Данное решение было признанно законным в апелляционной и кассационной инстанциях.

Таким образом, в судебной практике были урегулированы разногласия между нормами специального законодательства о рынке ценных бумаг и ГК РФ. В связи с этим в настоящее время можно говорить о целесообразности обращений кредиторов — владельцев облигаций в суд с требованиями о выкупе принадлежащих им бумаг в случае ухудшения финансового положения поручителей, не дожидаясь пока аналогичные проблемы возникнут у компании-эмитента. Также на будущее в эмиссионных документах полезно прямо предусматривать право владельцев облигаций на досрочное их погашение и (или) предъявление облигаций к выкупу в случае ухудшения обеспечения по облигациям, в том числе в результате банкротства поручителя или существенного изменения его финансового положения.

Примеры признания по иску общества или акционера/участника общества недействительными крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, совершенных с нарушением установленного требованиями законов порядка их одобрения, а также примеры существующей судебной практики по требованиям кредиторов об исполнении заемщиком обязательств по выкупу или погашению принадлежащих им облигаций после наступления дефолта будут раскрыты в продолжении настоящей статьи.


Содержание (развернуть содержание)
Америка быстро и уверенно движется к банкротству
Выход один на один, опасный момент...?
Доллар и его перспективы в 2010 году
Потенциал фондового рынка еще не исчерпан
Кризисы долго не длятся
Корпоративная структура инвестора: современные тренды
Кредитные фонды: возможности взаимодействиябанков и УК
Кредитные фонды как инструмент рефинансирования банковской системы
Будет ли глобальная переоценка рисков или переоценка рисков в кризис
Риск-менеджмент и его роль в принятии бизнес-решений
Риск-менеджмент в современных экономических реалиях: чему научил кризис?
Перспективы появления CFD (Contract for difference) на российском фондовом рынке
Узаконенное неосновательное обогащение заимодавцев
Некоторые аспекты исполнения договоров купли-продажи бездокументарных ценных бумаг
Судебная практика по корпоративным облигациям
Банкротство ликвидируемого должника: проблемные аспекты
Чем рискует кредитор при банкротстве предприятия?
Что пообещать банку?
Динамика российского рынка слияний и поглощений и краткосрочные тенденции его развития
Модель расчета биржевой балансовой цены

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100