Casual
РЦБ.RU

Текущее состояние рынка нефти

Июль 2009

После достижения рекордной цены в 147 долл./баррель в июле 2008 г. цена нефти упала до отметки 32 долл./баррель в декабре 2008 г. Однако с того момента нефть неуклонно росла в цене и в настоящее время торгуется по 72 долл./баррель. Как известно, спрос на нефть снижается начиная с 2007 г. Компания ВР ежегодно выпускает статистический обзор мировой энергетики, в котором говорится, что текущий объем доказанных мировых запасов достаточен для удовлетворения мирового спроса на нефть на многие годы вперед. В то же время спрос на нефть упал в 2008 г., особенно в США (крупнейший потребитель) на 2,8%, что является самым большим падением с 1982 г. Кривая предложения к концу 2008 г. стала горизонтальной, а избыток мировых мощностей в настоящий момент превышает 6 млн баррелей в день (рис. 1).

Как видно из приведенных цифр на рис. 2, снижение спроса на нефть, начавшееся в прошлом году, сохранилось. Уровень запасов бьет все рекорды в Европе и США (рис. 3), а СМИ регулярно сообщают об огромных запасах нефти в танкерах, дрейфующих в акватории крупнейших экономических зон-потребителей.

Принимая во внимание только фундаментальные факторы, можно утверждать, что цены на нефть должны снижаться или, по крайней мере, находиться в узком ценовом диапазоне до тех пор, пока не восстановится баланс спроса и предложения. Этот уровень должен быть достаточно низким, чтобы сделать инвестиции в производственные мощности невыгодными. И мы берем на себя смелость сказать, что цена на нефть должна была упасть до 20—25 долл./баррель на короткий промежуток времени, чтобы приостановить высокозатратное производство в странах, не входящих в ОПЕК, а затем подняться до 30—40 долл./баррель на более продолжительное время до тех пор, пока свободные избыточные мощности не снизятся до 2—3 млн баррелей/сутки (рис. 4).

Как можно объяснить поведение нефтяных цен за последние 3—4 мес.? Ключевой момент — покупательная способность средства обмена. В нашем случае это стоимость доллара против корзины других валют. Традиционный анализ спроса и предложения является статическим и обычно предполагает ценовую стабильность. Сложно прогнозировать покупательную способность валюты, особенно в то время, когда центральные банки активны на валютном рынке и рынке инструментов с фиксированной доходностью. В предыдущих обзорах речь шла о долгосрочных тенденциях на сырьевых рынках. Любой долгосрочный сырьевой график демонстрирует такую же динамику — снижение цен. В стабильной, неинфляционной экономической среде компаниям удается совершенствовать методы добычи, повышать эффективность и снижать затраты. Как показано на рис. 5, долгосрочный тренд реальных нефтяных цен с 1861 г. до начала 1970-х гг. также был понижательным. В недавней истории резкий рост цен наблюдался только дважды: в 1970-х гг. и в июле 2008 г., когда нефть выросла до 147 долл./баррель. В период между этими годами нефтяные цены тоже демонстрировали тенденцию к снижению.

Оба пика нефтяных цен были результатом масштабного роста предложения денег и кредитов в США или инфляции. Причинами последнего пика стали: значительный рост государственного долга США, потребительского долга, падение исторического уровня сбережений, который в некоторые моменты был негативным, и чересчур либеральная политика Федеральной резервной системы США, долгое время удерживавшая процентные ставки ниже рыночного уровня (рис. 6—8). Кроме того, банки обнаружили, что секьюритизация позволяет им сократить уровень резервов благодаря передаче риска другим контрагентам. Сложно определить, были ли все эти операции легитимными или некоторые их участники являлись сомнительными забалансовыми структурами. Этот случай в истории не первый, когда легкие деньги стали причиной недобросовестности.

Хотя мы и обсуждаем кульминацию кредитной экспансии в 2002—2008 гг., напомним, что в 1990-е гг. цена заимствований была очень низкой. За последние 18 лет невысокая стоимость капитала стимулировала громадные инвестиции в долгосрочные проекты и поощряла рост потребления. Во-первых, низкие учетные ставки делали все долгосрочные, капиталоемкие проекты рентабельными. Во-вторых, доступность дешевого кредита создавала иллюзию стабильного товарного спроса и — наряду с низким спросом на денежные средства — в масштабе экономики "выталкивала" цены на уровни, где они были неустойчивыми. Этот рост цен происходил неравномерно: "пузыри" возникали на одних рынках, затем — на других. Мы были свидетелями возникновения "пузырей" на рынках металлов, стали, жилья, предметов искусства и, разумеется, нефти.

Очевидно, ФРС была обеспокоена массовым расширением банковского кредита. Ужесточение денежно-кредитной политики в период с июня 2004 г. по август 2007 г. было направлено на изъятие части избыточной ликвидности с рынка. Денежно-кредитная политика имеет временной лаг в 6—18 мес., и ее эффект проявился лишь в середине 2006 г., а еще больше — в начале 2007 г.

Усиленные попытки ФРС, предпринятые в начале 2007 г. для смягчения денежно-кредитной политики, не возымели желаемого эффекта, так как к тому времени экономика достигла точки насыщения, изобилуя излишествами.

Уже в конце 2007 г. появились тревожные признаки, а в I и II кв. 2008 г. — дальнейшие свидетельства надвигавшейся катастрофы. В I и II кв. прошлого года спрос на наличные средства резко возрос, а темп роста кредита нефинансовым организациям значительно упал. Как видно на рис. 9, совокупный долг нефинансовых организаций США постоянно рос начиная с 1990 г., но в начале 2008 г. резко сократился.

В США норма сбережений населения выросла (т. е. повысился спрос на наличные деньги и, как следствие, снизились потребительские расходы), а банковский кредит сократился (т. е. произошло сжатие денежного предложения). Эти факторы првели к понижению ценовых уровней в масштабах всей экономики, еще более усугубляя спад цен на жилье и приводя товарные рынки в полный беспорядок. Как показано на рис. 10 и 11, спрос на все товары — не только длительного пользования, но и прочие — сократился.

Как в фазе подъема, так и в фазе спада наблюдалось действие самоусиливающихся механизмов. Снижение цен сдерживает у банков желание кредитовать, увеличивает спрос на денежные средства и, образуя порочный круг, толкает цены еще дальше вниз.

Дефолты по ипотеке и снижение цен на жилые дома привели банки, злоупотреблявшие финансовым рычагом, к громадным потерям стоимости активов. Внезапно на первый план вышли вопросы платежеспособности и рисков, связанных с контрагентами банков, и кредитные рынки оказались замороженными (рис. 12 и 13).

Когда капитал стал труднодоступным, а норма потребительских накоплений растет, в мировой экономике вдруг появился громадный избыток производственных мощностей: строилось слишком много домов, производилось слишком много автомобилей и т. д. Несомненно, такая ситуация оказывала давление на цены, и в декабре 2008 г. нефтяные цены рухнули до 32 долл./баррель.

Чтобы объяснить недавнее поведение нефтяных цен, проследим связь между предложением денег и ценами на активы. Один взгляд на приведенную ниже формулу все объясняет:

(P1•Q1) + (P2•Q2) + … = MS – MDR = MDE,

где MS — предложение денег; MDE — спрос на деньги в целях обмена; MDR — спрос на деньги в целях резервирования; P1, P2 — цена товаров, обеспечивающая равновесие спроса/предложения; Q1, Q2 — количество товаров, обеспечивающее равновесие спроса/предложения.

Все денежные средства, созданные в рамках той или иной экономической системы, находят себе то или иное применение. Вплоть до середины 2008 г. постоянно растущее предложение денег и кредитов, а также падающий уровень сбережений способствовали росту цен на уровне экономики. Так как количество товаров корректируется медленно, для сохранения равенства в уравнении потребовалось повышение цен на товары.

Когда в прошлом году этот "пузырь" лопнул, уровень сбережений увеличился, а кредитная система оказалась разрушенной, что привело к резкому падению предложения денег. Поскольку количество товаров осталось неизменным, то для сохранения равновесия цена должна была резко снизится. Именно это и произошло с ценами на активы и товары.

Так как же объяснить недавний рост нефтяных цен? Уровень сбережений растет, цены на активы находятся в свободном падении и продолжают разрушать кредитную систему, а мировая экономика функционирует в условиях избытка производственных мощностей. В соответствии с нашим уравнением цены должны снижаться. На самом деле они снижаются на большинстве рынков, кроме нефтяного, который наряду с несколькими другими является исключением.

Противодействием масштабному "пузырю" цен на все активы является либо дефляционная коррекция, начавшаяся в прошлом году, либо новый "пузырь", способный повторно "раздуть" остальную экономику. Последнее — это именно то, чего добивается Федеральная резервная система США, накачивая в систему ликвидность. Проблема состоит в том, что ФРС, вбрасывая ликвидность, не может направить ее на рынки активов, которые ведут банковскую систему к несостоятельности. К таким рынкам относится, например, рынок жилья. Банки не предоставляют кредиты, а предпочитают держать избыточные резервы на счетах ФРС (рис. 14).

Многие предполагают, что рано или поздно избыточные резервы будут использованы для кредитования, что в свою очередь приведет к масштабной инфляции (рис. 15). Однако на этот счет есть некоторые сомнения: во-первых, для того чтобы выдать кредит, нужны платежеспособные заемщики; во-вторых, перспективы развития экономики должны быть оптимистичнее, чем имеющиеся в настоящий момент; в-третьих, балансы банков находятся под давлением, а избыточные резервы — свидетельство снижения качества существующих кредитных портфелей. В случае если банки опять смогут выдавать кредиты, ФРС, скорее всего, изымет избыточную ликвидность с целью предотвращения коллапса доллара как резервной валюты.

Как представляется, сейчас ФРС пытается "надуть" сырьевой и фондовый рынки, руководствуясь сомнительными представлениями о снижении темпов ухудшения экономических условий и создавая неправдоподобные ожидания возобновления экономического роста для того, чтобы привлечь деньги с денежного рынка на рынки активов. Технически это можно осуществить используя не физические рынки нефти, а небольшие рынки деривативов, такие как рынки нефтяных фьючерсов, обладающие достаточной ликвидностью, играющие сегодня лидирующую роль в определении нефтяных цен. То же самое можно сказать и об остальных рынках. Хорошим примером является рынок фьючерсов на Индекс S&P. В общем и целом, ФРС старается создать инфляционные ожидания, чтобы остановить снижение цен на активы и помочь банкам в рекапитализации, но она не станет печатать доллары бесконечно, рискуя коллапсом этой валюты.

Очевидно, что рост фондового рынка, а также нефтяного рынка и рынка некоторых металлов вместе со снижающимися долговыми рынками повышают обеспокоенность тех, кто вложил деньги в краткосрочные реальные активы. Пенсионные и инвестиционные фонды, играющие на повышение, в общем и целом пропустили это последнее "ралли", поэтому вполне возможно, что деньги будут поступать на фондовый рынок еще несколько месяцев. Чем дольше будет продолжаться это "ралли", тем больше будет разрыв между фондовым рынком и лежащей в его основе реальной экономикой, что в свою очередь повышает риск обвала рынка в этом году.

Соотношение "долг/доход" в американском потребительском секторе слишком высокое, поэтому заставить потребителей взять еще больше кредитов и потратить их почти невозможно. В настоящее время и, возможно, в ближайшие несколько лет потребители будут снижать свою долговую нагрузку, сокращая потребление и увеличивая уровень сбережений. Последние экономические исследования, проведенные ОЭСР, указывают на продолжающееся ухудшение состояния мировой экономики: экспорт из Китая сократился на 26% в мае, из Германии — на 29% в апреле. Экономические данные из Китая тщательно проверяются на предмет их достоверности, и создается впечатление, что статистикой манипулируют, чтобы создать более оптимистичную картину. Безработица в частном секторе США продолжает расти, что делает надежды на возобновление потребления во второй половине года по меньшей мере нереалистичными.

"Ралли" на фондовом рынке — это временный перерыв в дефляционной коррекции, которая еще не отыграна. Задолженность стран, потребителей, местных правительств и бизнеса является бомбой с часовым механизмом, которая может взорваться в любое время и привести мировую экономику к очередному раунду сжатия кредитных рынков, которое снизит цены на активы и повысит спрос на доллары. Искаженная информация, а в некоторых случаях и откровенная ложь монетарных властей представляют серьезную опасность для инвесторов. Теперь у нас нет даже подобия справедливого свободного рынка.

В заключение хотелось бы отметить, что к концу года возможна обратная коррекция нефтяных цен до 40—50 долл./баррель на фоне экономических данных, которые разочаруют рынок, делающий ставку на экономический рост во второй половине года. Кредитные события, такие как банкротство какой-либо восточноевропейской страны или, например, штата Калифорния, масштабный рост отчуждений заложенной недвижимости из-за повышения ставок по ипотечным кредитам категории alt-A могут заморозить кредитные рынки и опустить нефтяные цены до 20—25 долл./баррель. Значительные риски падения фондовых рынков остаются актуальными и в настоящий момент практически не поддаются количественной оценке.







Содержание (развернуть содержание)
Россия — слабое звено кризиса
Россия нащупала дно
Текущее состояние рынка нефти
Главный антигерой финансового кризиса
Дайте свободу Анжеле Дэвис
Пенсионная система нуждается в срочном реформировании
Биржевой товарный рынок как механизм справедливого ценообразования: миф или реальность?
Платина и палладий в РТС
Роль маркетмейкера на рынке металлов платиновой группы
Использование торгуемых сырьевых фондов на рынке товаров
Фонды товарных рынков в России: тенденции и перспективы
Товары на все времена
Хеджирование в России: мираж или ступень развития?
Инструменты товарного рынка — механизм хеджирования рисков
Хеджирование рисков предприятий с использованием инструментов срочного товарного рынка
Возможности слияний и поглощений в металлургии
Консолидация телекоммуникационного рынка России
Управление проблемной задолженностью через паевые фонды

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100