Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Осаковский Владимир, Начальник управления стратегического планирования и развития "ЮниКредит Банка"

  • Все статьи автора

Переживая всемирный потоп на острове стабильности

Май 2009

Говоря о кризисе, хотелось бы отметить, что реакция российской экономики на кризисные явления оказалась вполне нормальной. Как выяснилось (в очередной раз), все законы рыночной экономики, действующие во всем мире, также работают и в России, хотя и с определенным лагом.

По нынешним временам ничего выдающегося в этом нет, так как Россию сложно назвать "островом стабильности", но, с другой стороны, нет и плохого, поскольку не позволяет упрощать отечественную экономику до нефтегазовой трубы с несколькими кранами. Настоящей же проблемой является то, что логика текущих экономических процессов предполагает не простую рецессию на 2—3 квартала, как 10 лет назад, а полномасштабную депрессию на несколько лет вперед. И при этом не похоже, что какие-либо особенности и специфика российской экономики помогут хоть как-то сгладить негативные аспекты кризиса.

Так, например, когда кризис начался несколько лет назад (еще в далеком 2007 г.), стали закрываться рынки долгового и любого другого финансирования, приток капитала сменился оттоком, а стоимость заимствований возросла как минимум вдвое даже для первоклассных заемщиков, практически все отметили, что весь этот негатив России коснуться не должен. Причин много: отношение суммарного корпоративного долга к экономике крайне низко, что позволяет говорить о том, что российские компании не зависят от долгового финансирования, а большая часть инвестиционных проектов покрывается за счет собственных средств. Более того, норма прибыли в России гораздо выше, чем где бы то ни было, что должно поддержать инвестиционный спрос даже в условиях растущей стоимости заимствований. И вообще, даже если что-то плохое и произойдет, то колоссальные государственные проекты по развитию инфраструктуры позволят без труда восполнить провал в частных инвестициях.

Все это действительно так, однако инвестиционный спрос — самый динамичный "мотор" российской экономики — всего лишь за несколько месяцев пришел практически в полную негодность. Уже в июне 2008 г., несмотря на то что цены на нефть в то время только "набирали силу" для рывка к своему пику, и задолго до "острой" фазы кризиса осенью темпы роста инвестиций упали более чем с 20% в 2007 г. до однозначных значений. Далее по нарастающей: ускорение оттока капитала и обвал рынка вызвали торможение не только рыночного долгового финансирования, но и банковского кредита. Довершил дело обвал цен на нефть и другое сырье, что привело к снижению валовой прибыли в экономике не только в реальном, но и в абсолютном выражении, подрывая, таким образом, самый важный источник инвестиционных ресурсов в стране. В результате уже третий месяц инвестиции уменьшаются на 14—15%, что сопоставимо с аналогичными процессами в лихие 1990-е гг.

Отметим, что все эти катастрофичные по своим масштабам события произошли, несмотря на активную инвестиционную деятельность государства, огромные резервы, низкую степень зависимости от долга и все то, что, казалось, должно было предотвратить неминуемое.

Более того, инвестиционный спад стал лишь первой, самой острой стадией кризиса. Обвал инвестиционного спроса вызвал масштабное сокращение производства в тех отраслях промышленности, которые напрямую от него зависели: производство стали, стройматериалов, автомобилестроение, тяжелое машиностроение и т. д. Это свою очередь неизбежно привело к росту безработицы, а также резкому сокращению темпов повышения заработной платы (ее сокращению во все более расширяющемся перечне случаев) и доходов населения. Как известно, по последним данным, безработица приблизилась к 10% рабочей силы, а темпы роста реальной зарплаты и доходов населения прочно обосновались в области отрицательных величин.

Подобные процессы затрагивают уже самую большую и значимую часть экономики — потребительский спрос. В результате торможения доходов и девальвации рубля тот гламурный потребительский бум последних лет, который сделал Россию одним из основных мировых рынков роскоши, крупнейшим рынком автомобилей в Европе (правда, ненадолго), важнейшим объектом деятельности крупнейших мировых ритэйлеров, риелторов и прочего, закончился. Так, объем розничных продаж уменьшается уже второй месяц подряд, реализация импортных автомобилей сократилась на 1/3 и более, а цены на недвижимость уже ниже своих пиковых значений как минимум на 1/3 и продолжают падать в условиях практически полного отсутствия продаж.

При этом следует отметить, что если спад инвестиционного спроса, может, и достиг уже своего "дна" (что еще далеко не подтвержденный факт), то снижение потребительских расходов только начинает набирать обороты. И это, судя по всему, будет задавать динамику общего торможения экономики на протяжении еще нескольких кварталов.

Так, эффект от всплеска безработицы экономике только предстоит ощутить в полной мере. Более того, уменьшение спроса может повлечь за собой сокращение рабочих мест в отраслях, которые зависят уже не от инвестиционного, а от потребительского спроса. Это в свою очередь вызовет новый раунд падения инвестиционного спроса, появление проблем в банковском секторе и т. д.

В частности, можно отметить, что значительную часть инвестиционного бума последних лет поддерживали ожидания продолжения бума потребительского, который в свою очередь подпитывался тем, что для его продолжения просто не хватало рабочих рук, а это приводило к взрывному повышению стоимости труда и, как следствие, доходов населения. Этот круг, казалось бы, замкнулся сам в себе и получал подпитку в виде все большего притока нефтедолларов. Когда же круг разомкнулся, процесс пошел в обратную сторону с нарастающей скоростью.

Помимо этого в общую картину апокалипсиса можно внести дополнительные штрихи в виде резкого увеличения числа просроченных кредитов, общей нестабильности банковской системы и т. д. — проблем, которые способны еще более усугубить провал инвестиций.

Хотя все это выглядит, как воронка в пропасть, надо заметить, что данная пропасть не бездонна. Более того, подобная цепь событий является проявлением обычного цикличного развития экономики. Так, даже в самые тяжелые времена люди сохраняют некий объем потребления, который на определенном уровне приводит к стабилизации всей экономики, после чего эти процессы могут пойти в обратном направлении. Вопрос только в том, как быстро экономика сможет перейти от такой фазы снижения/стагнации к фазе подъема.

В 1998—1999 гг. отечественная экономика попала в самую низкую точку кризиса всего лишь через несколько месяцев после знаменитого дефолта, и уже в 1999 г. общий рост экономики составил рекордные для современной России того времени 6,4%. Такому рывку способствовало как минимум два внутренних фактора: девальвация и низкая база. В тот период рубль за 2 года был девальвирован более чем 4 раза. Это дало российскому корпоративному сектору фору в виде резкого удорожания импорта, а также инвестиционные ресурсы в виде растущей валовой прибыли экономики. Помимо этого после нескольких лет спада экономика России уже была на дне, с которого гораздо легче подняться даже чисто технически.

Более того, в конце прошлого века наша экономика также могла легко реализовать внутренний спрос за счет внешнего, так как потребление нефти, стали и той продукции, которую успешно производила и производит Россия, тогда росло. Это позволило не только сполна использовать импортозамещение как источник расширения внутреннего производства, но и увеличить экспорт сразу на 11,2% в 1999 г. и на 9,5% в 2000 г.

В настоящее время возможностей для подобного экономического рывка не наблюдается. Эффект базы прямо противоположный, а доллар подорожал чуть более чем на 40%, что само по себе существенно, но не так сильно меняет расстановку сил в пользу местного производства даже на внутреннем рынке.

И что самое главное, аналогичные российским проблемы присутствуют в целом ряде других стран, список которых пополняется день ото дня. Это обстоятельство говорит о том, что снижаться будет не только внутреннее, но и внешнее потребление и просто увеличить продажи на экспорт, как раньше, не получится.

Следует также отметить, что рубль — далеко не единственная валюта в мире, девальвированная за последние несколько месяцев. Многие валюты, включая валюты крупных соседних стран, практически не изменились (или даже упали) в стоимости по отношению к рублю: украинская гривна, польский злотый, турецкая лира, румынский лей, корейская вона и др. Все это свидетельствует о том, что даже на внутреннем рынке конкуренция ослабевать не будет. В таких условиях заявлять о каком-либо быстром восстановлении роста было бы неуместным оптимизмом.

Это обстоятельство предъявляет особые требования как к качеству государственной экономической политики, так и к уровню менеджмента в каждой компании, поскольку в ближайшей перспективе само выживание отдельного бизнеса все больше будет зависеть не от доступа к административным, сырьевым или иным ресурсам, а от эффективности управления. Подобный вызов может оказаться не по силам очень многим.

В неспокойные времена всех и всегда волнует вопрос, что намерено предпринять правительство, чтобы исправить положение или хотя бы смягчить удар. В случае современной России, в отличие от многих других стран и развития ситуации десять лет назад, у государства достаточно ресурсов для радикальной экономической политики. И оно их использует.

Как известно, пересмотренный федеральный бюджет предусматривает дефицит почти в 3 трлн руб., что само по себе является мощной стимулирующей мерой.

Однако основным отличием российской антикризисной программы от аналогичных мер в Китае, США и других странах является то, что власти решили акцентировать внимание на социальной поддержке населения. Так, подавляющая часть антикризисной программы — это социальные трансферты, трансферты в региональные бюджеты (которые с большой долей вероятности также будут потрачены на те же социальные трансферты, только на региональном уровне), прямые выплаты, пособия и т. д. Более того, значительная часть средств на поддержку экономики на самом деле также является социальными расходами, так как направлена в основном на предотвращение сокращения штатов в проблемных компаниях.

С другой стороны, государственная политика прямо противоположна в отношении инвестиционного спроса. Чтобы высвободить средства для социальных выплат, в процессе разработки нового бюджета было принято решение резко сократить государственные инвестиционные расходы — секвестру подверглись инвестиционный фонд, инфраструктурные проекты и многое другое.

В целом, наверное, можно сказать, что российское правительство сознательно усугубляет спад инвестиций, вероятно, в надежде на то, что стабильное потребление само выведет инвестиции из провала (либо власти просто затыкают дыры). В других же странах акцент сделан как раз на поддержку инвестиций, так как именно они являются основной движущей силой текущего экономического спада. В частности, в Китае государство планирует строить дороги, порты и т. д.

Какой подход более эффективен, покажет время, но, как нам кажется, простая раздача денег людям выглядит очень рискованным мероприятием с весьма расплывчатым эффектом, к тому же затратным. В этой связи рациональнее использовать триллионы антикризисной поддержки не на проедание, а, например, на решение извечных российских проблем с дорогами, жильем либо на любую другую инвестиционную деятельность. Это обеспечило бы работу стагнирующих отраслей, что предотвратило бы дальнейший рост безработицы.

Как известно, в США начало созданию огромной системы хайвеев положила как раз Великая депрессия, когда власти таким образом пытались бороться с безработицей и одновременно формировали транспортную инфраструктуру, столь необходимую для нормального экономического роста страны. Возможно, Россия в очередной раз упускает шанс сделать нечто подобное у себя.

Однако каждый спад имеет и позитивные моменты. В частности, одной из основных "жертв" кризиса должна стать инфляция. Обвальное падение продаж, полное отсутствие кредитования на фоне растущей безработицы и снижения доходов населения — не самый лучший инфляционный фон. Учитывая же, что денежное предложение в России рекордными темпами падает уже третий месяц подряд, темпы инфляции должны последовать за ним в самом ближайшем будущем.

Так, инфляция в апреле впервые замедлилась, не достигнув официально прогнозируемых величин, и оказалась ниже самых оптимистичных ожиданий. Мы думаем, что это только начало тренда резкого торможения цен, которое произойдет летом этого года и затормозит инфляцию до почти рекордно низких 9% к концу года. В результате Россия вновь подтвердит старый постулат, что инфляция так или иначе есть сугубо монетарный феномен, а все остальное (монополизация рынков, особенности тарифного регулирования, курсовая политика и многое другое) влияет лишь на скорость адаптации.

Хотя вполне может оказаться, что мы очень скоро начнем скучать по временам, когда инфляция была двузначной.


Содержание (развернуть содержание)
В поисках равновесия
Проблема совмещения видов инфраструктурной деятельности на финансовом рынке
Стандартизация - залог следования принципам корпоративного управления и прозрачности в части учета прав собственности
Администрирование негосударственных пенсионных фондов - полезное дополнение услуг специализированных депозитариев
Применение международного опыта для развития компенсационных механизмов на финансовом рынке России
Актуальные проблемы управления рисками в условиях влияния кризиса на деятельность регистраторов
Хозяйственное общество и имущественный комплекс: велика ли разница?
Регулирование рынка ценных бумаг в ЕС - возможность использования подходов
Россия должна вернуть доверие инвесторов
Антикризисный план правительства: сильные и слабые стороны экономической политики
Переживая всемирный потоп на острове стабильности
Советы Обаме
Реструктуризация корпоративных долгов (рублевых облигаций)
Новые долги: в рублях или в долларах?
Практические аспекты инвестиций в структурные продукты со встроенным кредитным риском
Финансирование инфраструктурного проекта: проектные облигации и облигации, обеспеченные поступлениями
Фондовый рынок Республики Беларусь в ожидании инвесторов

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100