Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Меньшикова Анна, Начальник отдела финансовых рынков и финансового законодательства департамента корпоративногоуправления Министерства экономического развития Российской Федерации

  • Все статьи автора

Регулирование рынка ценных бумаг в ЕС - возможность использования подходов

Май 2009

Важным и дискуссионным сегодня в России направлением регулирования является налогообложение на рынке ценных бумаг. Речь идет о налогообложении доходов как от владения ценными бумагами (дивиденды), так и от реализации ценных бумаг.

Как упоминалось ранее1, в российском законодательстве уже существует аналог категории "профессиональный клиент". Остановимся на особенностях его регулирования в законодательстве ЕС

НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ НА РЫНКЕ ЦЕННЫХ БУМАГ ЕС

Вопросы гармонизации налогообложения на рынке ценных бумаг ЕС содержатся в основном в национальном законодательстве государств-членов ЕС. Однако отдельно следует остановиться на положениях учредительных договоров ЕС, касающихся налогообложения на финансовом рынке ЕС. На основании положений ст. 58 Учредительного договора ЕС (в редакции Ниццского договора) можно сделать вывод о том, что особенностью налогового законодательства ЕС в области прямого налогообложения является его субсидиарный характер по отношению к национальному законодательству государств-членов ЕС в данной области, поэтому большая часть принятых актов вторичного законодательства ЕС регулирует вопросы наднационального (а не национального) характера. При этом порядок налогообложения операций с капиталом отнесен на уровень национального законодательства государств-членов ЕС и может различаться.

Статья 293 Ниццского договора предоставляет государствам-членам ЕС возможность вступать между собой в переговоры в целях устранения двойного налогообложения внутри ЕС.

Пользуясь положениями упомянутой статьи договора, были приняты 4 важнейшие директивы ЕС в области исключения двойного налогообложения при трансграничных преобразованиях компаний, при функционировании компаний одновременно в нескольких государствах-членах ЕС, получении доходов по вкладам и т. д.

1. Директива Совета ЕС № 90/435/ЕЕС от 23 июля 1990 г. "О налогообложении материнских и дочерних компаний, зарегистрированных в различных государствах-членах ЕС"2. Нормы национального права государств-членов ЕС, регулирующие деятельность таких компаний, менее благоприятны, чем аналогичные нормы в случае, если материнская и дочерняя компании зарегистрированы в одном государстве. Проблема заключается в том, что государство, в котором расположена материнская компания, имеет право облагать корпоративным налогом прибыль, полученную от дочерней компании из другого государства-члена ЕС, в то время как прибыль дочерней компании также облагается корпоративным налогом на территории государства регистрации.

В Директиве предусмотрен следующий подход к решению этой проблемы: "В случае когда материнская компания… получает от дочерней компании распределенную прибыль, государство, в котором находится материнская компания, должно: либо воздержаться от налогообложения такой прибыли, либо облагать такую прибыль налогом, предоставляя материнской компании право вычитать из суммы, подлежащей налогообложению, часть корпоративного налога, которая была уплачена дочерней компанией с этой прибыли".

Компании, подпадающие под действие Директивы, должны быть созданы преимущественно в форме хозяйственных обществ (акционерное общество или общество с ограниченной ответственностью), иметь статус резидента для целей налогообложения, быть субъектом налогообложения корпоративным налогом. Статус "материнская" имеет компания, обладающая долей не менее 15% в капитале дочерней компании (с 1 января 2009 г. — 10%) и в отношении которой установлен минимальный срок ее участия в капитале.

2. Директива Совета ЕС № 90/434/ЕЕС от 23 июля 1990 г. "О налогообложении компаний различных государств-членов ЕС, осуществляющих трансграничные операции по поглощению, разделению, передаче активов и обмену акциями"3. Проблема заключается в том, что при осуществлении таких операций внутри одного государства-члена ЕС налогооблагаемая база по уплате налога на прирост капитала не формируется, а при осуществлении указанных операций между различными государствами-членами ЕС такое налогообложение возникает.

В рамках Директивы также должны быть выполнены условия, аналогичные упомянутым выше, для отношений материнской и дочерней компаний: ограничение на организационно-правовые формы, налоговое резидентство и др.

Общее правило Директивы заключается в том, что трансграничные операции по поглощению, разделению, передаче активов и обмену акциями не должны служить основанием для налогообложения прироста капитала. Тем не менее ее положения государство-член ЕС может не применять, если есть основания полагать, что трансграничные операции направлены на уклонение от налогов. В этом случае анализ ситуации осуществляется налоговыми органами соответствующего государства-члена ЕС.

3. Директива ЕС № 2003/49/ЕС от 3 июня 2003 г. "Об устранении двойного налогообложения выплат процентов и роялти по сделкам между компаниями различных государств-членов ЕС"4. Речь идет об исключении двойного налогообложения при получении указанных доходов налоговыми резидентами одного государства-члена ЕС на территории другого государства-члена ЕС. В соответствии с Директивой нормы национального законодательства этих стран должны быть преобразованы таким образом, чтобы выплаты подвергались налогообложению только 1 раз. Как и в случае предыдущей директивы, ее положения могут не применяться государством-членом ЕС, если есть основания полагать, что регулируемые Директивой операции направлены на уклонение от налогов.

4. Директива ЕС № 2003/48/ЕС от 3 июня 2003 г. "О налогообложении доходов от сбережений в форме выплат процентов в одном государстве-члене ЕС в пользу физического лица-резидента другого государства-члена ЕС"5. Проблема, решаемая в рамках Директивы, состоит в установлении системы контроля за получением такого рода доходов налоговыми резидентами одного государства-члена ЕС на территории другого государства-члена ЕС в целях своевременного и эффективного налогообложения таких доходов.

Очевидно, что решить данную проблему лишь на уровне национального законодательства отдельного государства-члены ЕС невозможно. В связи с этим немаловажную роль играют установленные Директивой положения об обмене информацией о выплате процентов между странами-членами ЕС.

Столь скромные результаты нормотворчества институтов ЕС в области гармонизации прямых налогов объясняются тем, что налоговые законодательства государств-членов ЕС имеют серьезные различия. Кроме того, налоговый суверенитет в отношении прямых налогов страны-члены ЕС готовы ограничить в последнюю очередь.

Несмотря на то что режимы и ставки налогообложения в государствах-членах ЕС значительно различаются, анализ национальных особенностей налогообложения на рынке ценных бумаг ЕС6 позволяет сделать следующие важные выводы:

1) уровни налоговых ставок в государствах-членах ЕС в целом превышают аналогичные значения в Российской Федерации (от 15 до 60%);

2) в законодательстве большинства государств-членов ЕС установлены налоговые преференции (более низкие ставки налога) для инвесторов-нерезидентов, что направлено, очевидно, на повышение привлекательности национальных финансовых рынков для иностранных инвестиций. В России наблюдается обратная тенденция, т. е. все ставки налогообложения для инвесторов-нерезидентов значительно превышают ставки налога для национального инвестора: налог на пророст капитала (доход от операций с ценными бумагами) для резидентов-физических лиц составляет 13%, для нерезидентов-физических лиц — 30%, для юридических лиц — 24%, ставка налога на доходы в виде дивидендов для резидентов — 9%, для нерезидентов — 15%;

3) в государствах-членах ЕС установлены льготы по налогообложению доходов в виде дивидендов и доходов по операциям с ценными бумагами в случае долгосрочного инвестирования (свыше 3 лет), что направлено на активизацию частных инвестиций на рынке ценных бумаг государств-членов ЕС.

Если говорить об особенностях налоговых режимов на рынке ценных бумаг отдельных государств-членов ЕС, то, в частности, в Великобритании важнейшим законодательным актом последнего времени для рынка коллективных инвестиций стал Закон о налоге на прибыль 2006 г. в части, касающейся трастов недвижимости (The Real Estate Investment Trust). В рамках данного закона с целью минимизации налогового бремени по долгосрочным проектам и следуя общей логике нового европейского законодательства британский законодатель ввел льготный режим налогообложения доходов, генерируемых в ходе деятельности трастов недвижимости.

В Великобритании порядок исчисления корпоративного налога (налога на прибыль корпорации) предполагает его частичный зачет при определении совокупного облагаемого личного дохода, частью которого являются дивиденды, полученные акционером этой компании. Таким образом, удается избежать двойного налогообложения прибыли — у акционерного общества и акционера. Помимо этого, предусмотрена отсрочка уплаты налога в отношении некоторых видов доходов, полученных за рубежом.

Представляется, что такой подход применим и в России, поскольку налогообложение дивидендного дохода, являющееся, по сути, вторым налогообложением прибыли акционерного общества, способствует снижению привлекательности инвестиций в акции российских компаний и делает такое вложение менее эффективным по сравнению с инвестированием в банковские вклады (по которым соответствующая льгота установлена)7.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ КЛИЕНТЫ (КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ ИНВЕСТОРЫ)

Положения о профессиональном клиенте, являющемся, по сути, аналогом понятия "профессиональный инвестор" (введенного Федеральным законом от 6 декабря 2007 г. № 334-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон “Об инвестиционных фондах” и отдельные законодательные акты Российской Федерации" в Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг"), закреплены упомянутой Директивой ЕС № 2004/39/ЕС от 21 апреля 2004 г. "О рынках финансовых инструментов" (MiFID) и включают определение, критерии отнесения клиентов к этой категории, порядок их признания.

Цель введения данной категории инвесторов — диверсификация источников привлечения эмитентами финансирования путем выделения отдельного класса активов с более высокими рисками, предназначенных для профессиональных клиентов, а также смягчение требований о регистрации выпусков ценных бумаг и раскрытии информации в отношении инструментов, предназначенных для таких клиентов.

Директива предполагает наделение инвестора статусом "профессиональный клиент" двумя способами: apriori, в силу специфики соответствующей организации, и по заявлению клиента (при соответствии его установленным критериям).

К первой категории профессиональных клиентов можно отнести лицензируемых (профессиональных) участников рынка ценных бумаг, крупные предприятия, соответствующие как минимум 2 следующим критериям: валюта баланса — 20 млн евро, оборот — 40 млн евро, собственные средства — 2 млн евро; национальные центральные банки и правительства; наднациональные финансовые институты (Всемирный банк, МВФ, Европейский центральный банк и т. д.).

При наделении инвестора статусом "профессиональный клиент" в рамках второй категории инвестиционная фирма проводит оценку клиента по таким показателям, как опыт, знания, квалификация, и наличию как минимум 2 из 3 перечисленных ниже критериев: значительный объем сделок на рынке ценных бумаг с периодичностью не менее 10 сделок в квартал в течение предыдущего года; инвестиционный портфель объемом не менее 500 тыс. евро; работа в течение свыше 1 года на финансовом рынке в должности, требующей соответствующей квалификации и знаний.

Федеральным законом от 6 декабря 2007 г. № 334-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон “Об инвестиционных фондах” и отдельные законодательные акты Российской Федерации" внесены дополнения в Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг", устанавливающие понятие, статус и полномочия квалифицированных инвесторов. Надо признать, что данные нормы российского законодательства во многом повторяют положения Директивы: признание инвесторов квалифицированными в соответствии с указанным законом также может осуществляться apriori и по заявлению инвестора. При этом представленный в российском законе перечень инвесторов первой категории отличается даже большей подробностью от положения Директивы. В отношении второй категории инвесторов российской законодатель также пошел дальше, разделив состав соответствующих требований на требования к юридическим и физическим лицам (в Директиве такого разделения нет).

К негативным чертам нового российского регулирования можно отнести "закрытый" перечень видов квалифицированных инвесторов, признаваемых таковыми apriori: в соответствии с Законом нельзя провести дополнительную квалификацию новых категорий инвесторов иначе, нежели путем внесения изменений в Закон (в Директиве такая возможность установлена на уровне национальных регуляторов рынка ценных бумаг).

Кроме того, негативной чертой российского регулирования является установление ряда важных для квалификации инвесторов количественных и качественных характеристик (количество совершаемых сделок, объем активов, обороты, профессиональный опыт и знания) не в законе, а на уровне нормативных правовых актов ФСФР России.

В то же время введение понятия "квалифицированный инвестор" является одним из примеров удачного использования опыта ЕС в построении российского финансового законодательства.


Содержание (развернуть содержание)
В поисках равновесия
Проблема совмещения видов инфраструктурной деятельности на финансовом рынке
Стандартизация - залог следования принципам корпоративного управления и прозрачности в части учета прав собственности
Администрирование негосударственных пенсионных фондов - полезное дополнение услуг специализированных депозитариев
Применение международного опыта для развития компенсационных механизмов на финансовом рынке России
Актуальные проблемы управления рисками в условиях влияния кризиса на деятельность регистраторов
Хозяйственное общество и имущественный комплекс: велика ли разница?
Регулирование рынка ценных бумаг в ЕС - возможность использования подходов
Россия должна вернуть доверие инвесторов
Антикризисный план правительства: сильные и слабые стороны экономической политики
Переживая всемирный потоп на острове стабильности
Советы Обаме
Реструктуризация корпоративных долгов (рублевых облигаций)
Новые долги: в рублях или в долларах?
Практические аспекты инвестиций в структурные продукты со встроенным кредитным риском
Финансирование инфраструктурного проекта: проектные облигации и облигации, обеспеченные поступлениями
Фондовый рынок Республики Беларусь в ожидании инвесторов

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100