Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Попов Михаил, Научный консультант департаментакорпоративных коммуникаций государственной корпорации "РОСНАНО"

  • Все статьи автора

Зарубежный опыт развития нанотехнологий

Апрель 2009

Невидимая рука рынка — прекрасный инструмент. Но это всего лишь конечность, и, чтобы ею управлять, нужна голова на плечах. Раньше считалось, что для развития сектора высоких технологий можно использовать только общеэкономические рычаги. Знакомство с опытом стран, которые считаются образцами "экономики знаний", убеждает в обратном. В любой стране, добившейся заметных технологических успехов, действовала программа господдержки хайтека. У России здесь есть обычное преимущество отстающего, которое не стоит недооценивать: изучив чужой опыт, мы можем примерить уже известные механизмы к местным условиям и выбрать те, которые лучше подходят. Израиль и Финляндия сегодня занимают верхние позиции в инновационных рейтингах.

ИННОВАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА В МАСШТАБЕ 1:28

Важно не распылять деньги на R&D,а приложить их в точках, гдеминимальными средствами можносовершить максимум изменений.Микко Косонен,президент фонда Sitra

Чему можно научиться у страны с населением Санкт-Петербурга

Каждую из трех десятков встреч с делегацией РОСНАНО финские коллеги начинали или заканчивали словами: "Мы — очень маленькая страна, но…". Далее обычно перечислялись успехи: первые места во всемирных инновационных рейтингах и достижения национальной системы R&D. Однако небольшой размер страны не только стал лейтмотивом при описании успехов, он же объясняет многие особенности национальной инновационной системы.

Малый размер страны диктует экспортную стратегию в области высоких технологий. Разработки должны быть мирового уровня, поскольку внутренний рынок их не окупит. Чтобы не ошибиться с оценкой проектов и избежать конфликта интересов, к экспертизе обязательно привлекают специалистов из других стран. Государственное стимулирование развития осуществляется с помощью грантов на исследования и разработки, льготных кредитов, участия фондов в капитале компаний и экспертной поддержки на всех этапах развития.

Основной принцип господдержки инноваций: используя минимум средств, получить максимум структурных изменений.

Финская политикаинноваций вчера и сегодня

Современная система поддержки инноваций складывалась в Финляндии в течение последних 40 лет. В 1967 г. был основан Национальный фонд исследований и разработок — Sitra. В 1983 г. появляется Tekes — Национальное агентство по финансированию технологий и инноваций. К середине 1980-х гг. различные стадии инновационного цикла с помощью разных финансовых инструментов поддерживали несколько государственных организаций. Университеты распоряжались грантами на фундаментальные исследования, Академия Финляндии выделяла средства для прикладных. Tekes с помощью грантов, льготных кредитов и отчасти вхождения в капитал поддерживал компании на стадии разработки конечных продуктов, фонд регионального развития Kera и венчурные фонды (Sitra, Finnish Industry Investment (FII)) инвестировали в капитал стартапов и консультировали их. Агентство Finpro специализировалось на консалтинге коммерческих компаний и выводе их на глобальный рынок. Кризис начала 1990-х гг. и постоянные реформирования инновационной системы ("инновации в системе инноваций") размыли зоны влияния агентств. Венчурные государственные фонды теперь занимаются финансированием, в том числе и прикладных исследований, Finpro консультирует компании начиная с ранних стадий разработки продуктов, а Tekes финансирует прикладные исследования

Сегодня в фокусе реформ системы инноваций — создание пяти Стратеги­ческих центров науки, технологий и инноваций, которые обозначаются финской аббревиатурой SHOK. Всего планируется создать 5 SHOK’ов, по числу приоритетных секторов экономики: лесной кластер металлообработка и машиностроение, энергетика и окружающая среда, здравоохранение, а также информационно-коммуникационные технологии и сервисы. Еще одна точка приложения реформ — преобразование университетов путем укрупнения и слияния разнопрофильных вузов. Далее будут кратко рассмотрены основные участники финской системы инноваций.

Университеты

Университет Аалто (Aalto University) — флагман начатой в 2007 г. глубокой реформы высшего образования — был сформирован из старейших учебных заведений: Хельсинкской экономической школы (Helsinki School of Economics), Хельсин­кского университета искусства и дизайна (University of Art and Design Helsinki) и Хельсинкского технологического университета (Helsinki University of Technology). В качестве единого университета Аалто начнет свою работу 1 января 2010 г.

Цель преобразований — к 2020 г. сделать Аалто одним из ведущих мировых университетов в области естественных наук, искусств и экономики. Для ее достижения выделены обширные средства: правительственный взнос в капитал университета составит 500 млн евро., средства из других источников — 200 млн евро. Расходованием денег распоряжается совет директоров с широким международным участием.

По образцу Аалто к 2012 г. под руководством Министерства образования Финляндии должны быть созданы укрупненные "инновационные университеты" с повышенной финансовой и административной автономией.

VTT — Техническийисследовательский центр

Технический исследовательский центр (Technical Research Centre (VTT)) — самая крупная в Северной Европе исследовательская организация (штат около 3000 человек), занимающаяся прикладными исследованиями в широкой сфере технологий от строительства до электроники. Акцент делается на мультидисциплинарность и разработку технологий, конкурентных в мировом масштабе. VTT подчиняется Министерству торговли и промышленности и финансируется государством. Однако многочисленные проекты исследований и разработок, которые он проводит, часто имеют смешанное частно-государственное финансирование.

Академия Финляндии

Академия Финляндии1 не имеет собственных институтов и не занимается научными исследованиями. Это правительственный орган финансирования, который в 2008 г. распоряжался суммой почти в 300 млн евро в год. По грантам Академии работают около 5000 ученых (в основном в университетах).

С момента своего основания в 1947 г. Академия реформируется через каждые 15—20 лет. По окончании последнего раунда реформ в 1995 г. в организации сложилась нынешняя структура управления с президентом, советом академии и исследовательскими советами. Высший орган Академии Финляндии — совет директоров, которому подчиняется 4 исследовательских совета (биологические науки и окружающая среда, культура и общество, естественные науки и инженерия, исследование здоровья). 7 членов совета директоров и 45 членов исследовательских советов — в подавляющем большинстве профессора университетов Финлян­дии. Иностранных ученых среди них не замечено.

Tekes —национальное агентствопо финансированиютехнологий и инноваций

Обладая годовым бюджетом около 500 млн евро и подчиняясь напрямую парламенту страны, Tekes является ключевым звеном финской инновационной системы.

В своей деятельности Tekes выделяет 4 главных процесса: разработку стратегии, взаимодействие с клиентами, выполнение целевых программ и собственно финансирование. В последнее время агентство активизировало поиск нетехнических инноваций — новых концепций бизнеса, новых оргструктур, инноваций в развитии брэндов и т. д.

Tekes по-разному использует государственные средства для финансирования R&D, но никогда не входит в капитал финансируемых компаний.

Агентство выделяет средства следующим образом: около 40% — университетам и компаниям по их запросам, примерно 60% приходится на проактивное финансирование. Еще недавно этот баланс составлял 50/50, однако приоритеты смещаются в сторону проактивного развития. Форма финансирования зависит от новизны и сложности проекта, с одной стороны, и времени его вывода на рынок — с другой.

Finnvera — фонд развития малого бизнеса

У государственного фонда Finnvera, в котором работают 390 человек, — 27500 клиентов. Из них 2/3 — микропредприятия (1—9 наемных сотрудников), 6000 индивидуальных предпринимателей, около 3000 малых и средних предприятий (10—249 сотрудников) и примерно 100 крупных предприятий (250 сотрудников и более).

Владельцем фонда является государство, а управляется он через Департамент корпоративного управления Министер­ства занятости и экономики Финляндии. Finnvera не выдает гранты, инструментами работы фонда являются кредиты (в том числе экспортные), вхождение в капитал и гарантии.

На конец декабря 2008 г. объем выданных кредитов и прогарантированных сделок внутри страны составил 2,3 млрд евро (в основном для кораблестроительной, телекоммуникационной и лесной отраслей), объем экспортных и специальных гарантий — 6,4 млрд евро (на 1-м месте — гарантии по экспорту в США, на 2-м — в Россию).

3% выданных кредитов не возвращается. Половину кредитных потерь фонду компенсирует государство, другую он покрывает из своей прибыли (которую, как государственное предприятие, не стремится максимизировать).

Решение о выдаче микрокредитов принимается за 4 дня на основании часовой беседы с предпринимателем.

За посевное финансирование отвечает Seed Fund Vera, подразделение Finnvera с капиталом в 70 млн евро. 90% капитала фонду предоставляет Finnvera, 10% — Sitra и другие организации. За 2008 г. фонд одобрил инвестирование по 135 заявкам; отверг, прекратил финансирование или пересмотрел 552 заявки и совершил 22 выхода из проектов. Сегодня он входит в капитал 758 предприятий.

Чтобы принять решение о вхождении в капитал, требуется несколько месяцев. Оно двукратно обсуждается на совете фонда, состоящем из 6 человек. Типичная схема — Finnvera входит в капитал компании, которая получила деньги на развитие от Tekes.

Sitra — государственный фонд исследованийи разработок

Повышать конкурентоспособность Финляндии на мировом рынке путем структурных изменений экономики страны — такова миссия независимого государственного фонда Sitra. Слова "независимый" и "государственный" странно видеть рядом друг с другом, однако в этом сочетании, по словам президента Sitra Микко Косонена (Mikko Kosonen) и заключается уникальность фонда, аналогов которому в мире он не видит. Sitra не зависит от министерств и государственных агентств и подчиняется напрямую парламенту страны.

Парламентский наблюдательный совет назначает членов совета директоров Sitra. Сейчас в него входят заместители трех министров — финансов, экономического развития и образования; профессор Школы экономики Турку, профессор Юридической школы при Чикагском университете, а также директор Sitra.

На сегодняшний день капитал фонда составляет 126 млн евро, его пиковая величина в прошлом году — более 1 млрд евро. Фонд был основан в 1967 г. с капиталом 100 млн финских марок как подразделение Банка Финляндии и первые 15 лет своего существования финансировал только R&D. В 1983 г. эту функцию взял на себя Tekes, а Sitra стал развиваться по модели венчурного фонда. В те годы фонд Sitra брал на себя 100% инвестиций в перспективные бизнесы. Се­годня, когда венчурное финансирование в Финляндии развилось в самостоятельную индустрию, доля Sitra в проектах составляет около 10%.

В начале 2000 гг. в Sitra вновь пересмотрели стратегию, решив перейти от модели неспециализированного венчурного фонда к инвестированию в приоритетных направлениях. В 2004 г. были выбраны, а в 2005 г. запущены 5 программ. Три по отраслям: здравоохранение, питание, окружающая среда — и две по странам: Россия и Китай. В каждой развивалось одновременно по 5—6 проектов.

Сегодня Sitra позиционирует себя как "лабораторию глобального развития" и катализатор изменений, которые требуются для успеха Финляндии на мировом рынке. С продуктовых инноваций Sitra сейчас переориентируется на системные и социальные инновации, например на улучшение системы образования. Сводя вместе заинтересованные стороны со стороны государства и бизнеса, Sitra помогает вырабатывать стратегию изменений в различных областях. Со следующего года в Sitra запускаются новые программы: связанную с муниципальными службами (отчасти продолжает программу здравоохранения), энергетическую (продолжает программу окружающей среды) и по машиностроению. Суть программы по машиностроению заключается в укрупнении субконтракторов для повышения их конкурентоспособности на мировом рынке. Это единственная на сегодня программа Sitra, в которой присутствуют только частные средства, все остальные развиваются на основе государственно-частного партнерства.

Finnish Industry Investment (FII)

Миссия компании Finnish Industry Investment — стимулировать экономическое развитие с помощью инструментов венчурного инвестирования. По форме это общество с ограниченной ответственностью, а по сути — специализированный государственный фонд. В декабре 2008 г. общая сумма инвестиций и обязательств FII составляла 573 млн евро.

FII занимается прямыми и фондовыми инвестициями на стадиях посева, стартапа и раннего развития. Компания также занимается прямыми инвестициями в малые и средние финские компании (особенно в спин-оффы) и участвует в реструктуризации приватизированных компаний.

Компания входит в капитал инвестируемых проектов с долей менее 50%, оставляя 50% и больше частному соинвестору. В качестве истории успеха президент FII Юха Марьёосола (Juha Mar­josola) приводит пример прямых инвестиций размером в финскую горнорудную отрасль — 3 млн евро за последние 3 года. Эти соинвестиции сделали отрасль интересной для международного капитала и привлекли в проект по добыче никеля, меди и элементов платиновой группы (в Соданкюля, на севере Финляндии) австралийских и канадских инвесторов.

Finрro

Finpro была основана ровно 90 лет назад в подсобке обувного магазина в г. Турку как ассоциация содействия экспорту финских компаний. С тех пор ее цель практически не изменилась: "гарантировать финским компаниям, особенно малому и сред­нему бизнесу, квалифицированную помощь при выходе на мировой рынок".

Годовой бюджет Finpro, которая является некоммерческой организацией, составляет около 45 млн евро. 2/3 финансирования идет от Министерства занятости и экономического развития. Взносы 500 членов ассоциации — финских компаний и объединений — невелики, поэтому вторая по важности доходная статья — плата клиентов за предоставляемые услуги, т. е. их вывод на международный рынок. Всего у Finpro около 3500 компаний-клиентов. Большинство из них покупают простейшие информационные сервисы, но около 1000 работают по индивидуальным программам. В штате Finpro около 350 человек, из которых 250 работают в 53 зарубежных офисах. 3 офиса открыты в России — в Москве, Санкт-Петербурге и Мурманске.

"Мы открываем финским компаниям окно во внешний мир. Finpro постоянно прощупывает, какие трудности и возможности возникают на мировом рынке, и доносит эту информацию своим клиентам. Ассоциация также выступает с инициативами и программами, например “Инвес­тируйте в Финляндию”," — говорит Кари Хайринен (Kari Hayrinen), менеджер по стратегии Finpro. Одним из успехов этой программы он считает продажу старого деревообрабатывающего завода за  40—50 млн евро компании Google, которая будет строить там центр обработки данных.

Вывод продукта на глобальный рынок из-за малых размеров финского рынка осуществляется сразу после его разработки, до насыщения внутреннего рынка, чтобы окупить расходы на R&D.

Израильское чудо

Образованные иммигранты,конверсия и самые высокие в мирерасходы на R&D.

Чудес не бывает.

В начале 1990-х гг. советский "железный занавес" пал, и в Израиль хлынула самая мощная волна иммиграции со времен основания еврейского государства. Из СССР в страну приехали 185 тыс. человек — в 14 раз больше, чем в предыдущем году. Всего с 1989 по 2002 г. Израиль принял из стран постсоветского пространства более 13% своего 7-мил­лионного населения. Среди иммигрантов — не менее 65 тыс. квалифицированных инженеров. Самые образованные специалисты приезжали первыми: в 1990 г. средний иммигрант увозил из России "интеллектуальный" багаж в 15 лет образования, в 1998 г. — только 13.

Попав на историческую родину, человеческий капитал из стран бывшего СССР дал хорошие дивиденды. Рассказы о дворниках с ученой степенью не выдумка, однако советское образование, по подсчетам боннского экономиста Лило Лохер (Lilo Locher), вознагродилось сторицей. По приезде более образованные люди, действительно, больше теряли в уровне жизни по сравнению с менее образованными, но позднее это более чем компенсировалось динамичным ростом зарплат.

Ответом на поток квалифицированных российских специалистов и ученых стало создание в 1991 г. технологических инкубаторов для индивидуальных предпринимателей и малых предприятий. Инкубатор давал предпринимателю не только квадратные метры для офиса и опытного производства. Его персонал восполнял пробелы опыта технически грамотных, но неискушенных в рыночной экономике инженеров: помогал в поиске сотрудников, консультировал по управлению и маркетингу.

Зданиям израильских инкубаторов и технопарков далеко до гранитной роскоши дворцов в российских особых экономических зонах. Неширокие коридоры, маленькие кабинеты или плотно занятый open space — рабочее пространство используется на 100%. В одной производственной мастерской на некоторых установках для обработки печатных плат видны инвентарные номера еще советских времен, написанные красной масляной краской. Продукцию и лицензии этой небольшой фирмы покупает Samsung и другие крупнейшие производители микроэлектроники. Они же инвестируют в ее дальнейшее развитие.

Сегодня в стране действуют 26 инкубаторов, которые к началу 2007 г. выпустили 1000 проектных компаний. 57% "инкубаторских" предпринимателей после выхода смогли привлечь к своим проектам частные инвестиции общим объемом более 1,5 млрд долл. Типичный двухгодичный бюджет проекта в 400—600 тыс. долл. складывается из государственного гранта, или "мягкого" займа (до 85% суммы), и вклада частного соинвестора. После выхода предприниматель получает в собственность не менее 50% предприятия, его ключевые сотрудники — не менее 10%, а оставшаяся доля примерно поровну делится между инкубатором и частным соинвестором.

Технологические инкубаторы находятся в ведении Бюро главного ученого. Это подразделение израильского министерства промышленности, торговли и занятости со штатом отвечает за поддержку и стимулирование промышленных исследований и разработок. Его годовой бюджет составляет 400 млн долл. — огромная сумма для страны с населением 7 млн человек. Если пересчитать эту сумму в российских масштабах, получится 8 млрд долл., что примерно равняется всему российскому госбюджету невоенных и военных НИОКР вместе с фундаментальными исследованиями за 2007 г.

По общим расходам на исследования и разработки Израиль — мировой чемпион: на R&D приходится 4,9% ВВП страны (см. таблицу). На 2-м месте с отрывом следует Швеция — 3,7%, на 7-м — США — 2,6%, Россия замыкает двадцатку стран с долей R&D в 1,1% ВВП в 2007 г.

В израильских цифрах (в отличие от российских) не учтены военные исследования и разработки, хотя именно им приписывают роль ускорителя израильского технологического рывка. Доля военных R&D в ВВП страны оценивается примерно в 2% (при общем военном бюджете — около 8%, который больше только у Сау­довской Аравии). "Большин­ство успешных израильских компаний в секторе ИКТ первоначально были связаны с военными. Фирмы первой волны, такие как Tadiran, ECI, Elbit и Elron, поднялись на военных заказах, компании следующего поколения — Check Point, Comverse, DSPC, Libit и другие основаны ветеранами войск связи, разведки и компьютерных подразделений (одно из них даже прозвали “Секретным подразделением по подготовке миллионеров”)", — пишут политэкономисты Джо­натан Нитцан (Jonathan Nitzan) и Шимшон Бихлер (Shimshon Bichler) в книге "Гло­бальная политическая экономика Изра­иля". Израильское министерство вооруженных сил не защищало разработки патентами, поэтому их оформляли на себя сами разработчики. По сведениям газеты Ha’aretz, к 2000 г., таким образом появились более 40 высокотехнологических компаний с доходами в сотни миллионов и капитализацией в миллиарды долларов. Возмож­но, это было осознанной политикой.

В гражданском секторе с защитой интеллектуальной собственности все обстоит совсем по-другому. Она рассматривается как главный товар для экспорта на мировой рынок. Особенно показателен пример центров трансфера технологий при израильских университетах. Их основное предназначение состоит в коммерциализации университетских разработок. Центр трансфера технологий начинает работу с ученым, когда он еще только собирается публи­ковать результаты своей работы — предлагает вначале защитить свою интеллектуальную собственность патентом, т. е. сделать первый шаг в сторону коммерциализации. Центр оформляет патент и помогает обратить его в деньги различными способами, начиная от простой продажи и кончая созданием бизнеса на базе научной разработки. При этом задействуются целевые "посевные" фонды и фонды прямых инвестиций, существующие при университетах. Поручая центру все оформление, ученый получает 50% доходов от лицензирования своих разработок. "Центр трансфера технологий Yissum при Еврейском университете (Hebrew University) сделал миллионерами по меньшей мере 6 профес­соров, — рассказывает старший вице-президент Yissum по лицензированию и интеллектуальной собственности Йегуда Ярмут (Yehuda Yarmut). — Каждый из них получает более 1 млн долл. роялти в месяц". В 2007 г. центр принес 51 млн долл. прибыли, при том что годовой исследовательский бюджет университета составляет 108 млн долл.

У Израильской системы трансфера инноваций есть чему поучиться, но не стоит ее идеализировать. Дж. Нитцан и Ш. Бихлер озабочены оттоком израильского капитала за рубеж, недополучением налогов с транснациональных компаний в Израиле и массовым уходом высокотехнологических компаний из израильской юрисдикции в американскую. Победные рейтинги 2006—2007 гг., приведенные в таблице, немного потускнели в 2008 г. По оценкам Всемирного экономического форума (World Econo­mic Forum, WEF), за последний год в стране существенно упало доверие к политикам (61-е место в мире), возросла озабоченность по поводу защиты прав собственности (49-е место), сократилась эффективность государственных расходов (60-е место). Сог­ласно отчету WEF, возможные причины этого кроются в обострении конфликта с "Хезбол­ла" и коррупции политической элиты. Однако систему трансфера технологий обвинения обходят стороной. При­чина — в развитой системе экспертизы и перекрестных проверок.

С Бюро главного ученого на постоянной основе сотрудничают 60—70 экспертов. Через их фильтр проходит только одна из каждых 5 поданных заявок. "В отличие от Европы, где экспертиза часто сводится к бумажной работе, наши специалисты выезжают на места и лично проверяют проекты не только в конце каждого отчетного периода, но и в процессе выполнения", — говорит главный ученый Минис­терства промышленности, торговли и занятости Эли Оппер (Eli Opper). При этом эксперты тоже подвергаются проверке — на компетентность и отсутствие конфликта интересов. За движением средств Бюро главного ученого наблюдают 20 аудиторских компаний страны. Перед тем как занять свой пост в 2002 г., главный ученый продал принадлежащую ему долю в фонде Giza Venture Capital. "Здесь невозможно что-либо утаить, — объясняет Э. Оппер. — У нас маленькая страна, все друг друга знают". Совсем недавно члены делегации РОСНАНО уже слышали эти слова — в Фин­ляндии.




Содержание (развернуть содержание)
Один день с Михаилом Братановым
Кредитование и залог имущества паевых инвестиционных фондов
Инвестиционная политика Корпорации РОСНАНО
На пути к инновационной экономике
Разумные инвестиции
Зарубежный опыт развития нанотехнологий
Нужен ли государству венчурный рынок?
Венчурные инвестиции как краеугольный камень создания инновационной экономики
Разумный компромисс или гонка без тормозов
Дефолтные бумаги - проблема № 1
ЗПИФы - антикризисные стратегии
Eurex - международная биржа по торговле деривативами
Путь в будущее лежит через компромиссы
Юридическая помощь участникам рынка в условиях кризиса
Выход юбилейного 50-го номера тематического блока "Финансы городов и регионов"
Юбилей проекта "Финансы городов и регионов"
Кризис регионального уровня
Момент истины
Что происходит на рынке субфедеральных и муниципальных заимствований
Итоги 2008 года - динамика биржевого и внебиржевого оборотов субфедеральных и муниципальных облигаций
Волгоградская область: перспективы заемной деятельности

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100