Casual
РЦБ.RU

IR как защита от дефолта

Март 2009

Мировой финансовый кризис стал серьезной проверкой на прочность как для экономики в целом, так и для отдельных компаний, выявив слабые места, в частности, рынка рублевых облигаций. Большинство эмитентов не были готовы к существенному снижению доступности заемных средств и, их значительному удорожанию, а часть инвесторов, в свою очередь, с удивлением обнаружили, что риски на рынке есть и из математических расчетов на бумаге они с легкостью реализуются в настоящей жизни. Следствием этих "открытий" стали частые дефолты эмитентов, задержки в исполнении обязательств по офертам.

Как ни грустно это констатировать, финансовый кризис не открыл ничего нового — все проблемы, ошибки и узкие места давно были известны. Например, о недостаточной информационной открытости, отсутствии активной работы с инвесторами говорилось не раз. Вот только стоимость этих промахов на кризисном рынке стала значительно выше, чем в "мирное время". Конечно, работа коммуникационных служб компании не является основной причиной неудачной оферты и проблем с ликвидностью. Однако порой вес этого вклада в общее развитие компании становится той соломинкой, которая ломает спину верблюда.

Если на растущем рынке в условиях легкого доступа к дешевым заемным средствам эмитент позволял себе небрежное отношение к коммуникационному сопровождению облигационного займа, то на фоне кризисных явлений в экономике минимальная ошибка может иметь серьезные последствия. Недочеты, допущенные эмитентом в процессе общения с инвесторами при размещении облигационного займа, до недавнего времени оборачивались "всего лишь" дополнительной премией, которую ему приходилось выплачивать инвесторам. Иногда и эмитенты не понимали, что стоимость займа можно было бы уменьшить путем грамотного Investor Relations. Возможно, на сотые доли процента, но все-таки уменьшить. Редкие облигационные займы были не размещены: если не удавалось размещение среди инвесторов, бумаги выкупались банком-организатором. Сейчас же, в ситуации финансового кризиса, в процессе реструктуризации долговых обязательств компании подвергают риску, по сути, факт ее существования, и цена любого неверного шага возрастает многократно.

Несомненно, при сложившейся конъюнктуре инвесторам часто невыгодно оставлять бумаги в своем портфеле, и сегодня многие оферты проходят практически со 100%-ным предъявлением. Тем не менее у многих эмитентов остается шанс избежать черной метки "дефолтник" в своей истории и выбраться из финансового кризиса со значительно меньшими потерями. Ведь, прежде чем принести облигации по оферте, инвестор становится перед очевидным выбором: заявить облигации к погашению, тем самым поставив компанию в ситуацию банкротства и в конечном счете получив достаточно призрачную надежду на возврат своих денег, или сознательно уменьшить свои финансовые аппетиты в расчете вернуть деньги при погашении займа. Весь вопрос в том, какая информация о компании у него есть для принятия этого решения.

Чтобы инвестор выбрал второй вариант развития событий, т. е. согласился на реструктуризацию, должно "сойтись" несколько условий. Во-первых, он должен обладать информацией о реальном положении дел в компании: приведет ли его обращение за деньгами к банкротству эмитента, не обанкротится ли компания и без дополнительных требований инвесторов, каковы ее перспективы пережить финансовый кризис. Во-вторых, держателем облигаций должен быть "правильный" инвестор, т. е. тот, кто готов принять существенно возросший риск.

Присутствие среди держателей облигаций "правильного" инвестора могло бы быть обеспечено при наличии вторичного рынка облигаций эмитента. Однако если по доброй традиции российских эмитентов второго—третьего эшелонов компания после размещения облигационного займа играет "в молчанку" вплоть до оферты, то вероятность существования вторичного рынка облигаций весьма сомнительна. Помимо наличия маркетмейкера по облигациям, инвесторам нужна информация. Для поддержания вторичного рынка предприятию необходимо осуществлять программы по связям с инвесторами. Не предоставляя инвесторам информацию о какой-либо стороне своей деятельности, компания не только самостоятельно увеличивает риски своих ценных бумаг, но и автоматически повышает риски инвестора, связанные с этим проектом. К сожалению, в российской практике информационная открытость все еще является делом добровольным и, по мнению многих эмитентов, необязательным. На Западе, например, информационная открытость эмитента облигаций может быть прописана в проспекте эмиссии в качестве ковенанта. В России даже при выполнении требований ФСФР далеко не все эмитенты предоставляют дополнительную информацию по запросу инвестора, а финансовые показатели публикуют крайне нерегулярно.

Что же касается главного фактора успешного прохождения оферты и/или реструктуризации — наличия информации о том, почему инвесторам невыгодно предъявлять облигации по оферте, а можно относительно спокойно "досидеть" в ценных бумагах до конца их обращения, получив достойную премию за риск, — то ее донесение до инвесторов лежит на сотрудниках коммуникационных служб эмитента. К сожалению, сотрудники PR- и IR-отделов одними из первых попадают под сокращения, когда компания испытывает проблемы с ликвидностью. Оставшимся работникам приходится действовать в стрессовой ситуации, по сути, занимаясь антикризисным проектом, к чему многие из них просто не готовы. Все это приводит к небрежности и отсутствию какой-либо системности в области Investor Relations. Однако и в более благополучные времена российские эмитенты нередко безалаберно относились к требованиям ФСФР по раскрытию информации или выполняли их предельно формально.

Очевидно, что в любой ситуации, даже в случае технического дефолта, забывать о том, что эмитент обязан стабильно поставлять информацию о положении дел в компании инвесторам, крайне неразумно. К тому же, если компания действует грамотно и заранее готовится к прохождению оферты, оперативная работа коммуникационных служб может существенно улучшить возможности для реструктуризации займа и даже предотвратить дефолт. Чтобы начать реструктуризацию, не обязательно сперва быть включенным в черные списки дефолтников. И такие удачные кейсы на рынке уже есть.

Если же проблем с исполнением обязательств все-таки не удалось избежать, то это не значит, что на компании поставлен крест, ведь ряд процессов по реструктуризации задолженности начинается именно после не самого удачного прохождения оферты. Именно в этой кризисной ситуации сотрудникам эмитента не надо забывать, что требования ФСФР по раскрытию информации никто не отменял и они по-прежнему обязательны для компании. В частности, согласно стандартам эмиссии ценных бумаг и регистрации эмиссии ценных бумаг эмитент обязан опубликовать в ленте новостей (не позднее 1 дня) и на странице в Интернете (не позднее 3 дней) сообщение о неисполнении или ненадлежащем исполнении эмитентом обязательств по выплате купонного дохода, погашению номинальной стоимости по облигациям, приобретению облигаций по требованию владельцев облигаций или по соглашению с владельцами облигаций. Кроме того, не позднее 5 дней с момента наступление дефолта эмитент обязан выпустить еще одно сообщение, в котором, помимо сведений об объеме неисполненных обязательств и причины неисполнения обязательств (с этим эмитенты еще, как правило, справляются), будут содержаться информация о дате, в которую обязательство должно быть исполнено, и перечисление возможных действий владельцев облигаций по удовлетворению своих требований в случае дефолта и/или технического дефолта. Как правило, это требование часто эмитентами игнорируется.

Одновременно с этим службы компании, отвечающие за внешние коммуникации, должны быть готовы к повышенному вниманию к компании со стороны как инвесторов, так и средств массовой информации, которые, несомненно, среагируют на факты обязательного раскрытия информации.

В случае подготовленности данных служб к проявлению такого интереса компания может в этот момент создать хороший информационный базис для реализации последующей реструктуризации задолженности. Это уже антикризисная работа, которая требует абсолютной слажен­ности и заблаговременной подготовки информационных потоков. Самая распространенная ошибка коммуникационных служб и руководства компании в этой ситуации, да и в большинстве других кризисных ситуаций, — полная блокировка или несогласованность всех информационных потоков, исходящих из компании. Оправдание отсутствием времени и ресурсов в этом случае не выдерживает критики. В конце концов, вряд ли эмитент узнал о невозможности выполнения требования по оферте в день наступления оферты. Значит, всегда есть возможность спланировать необходимые действия заранее: проанализировать текущую ситуацию, спрогнозировать характер основных запросов со стороны инвесторов и СМИ, подготовить спикеров, согласовать порядок их взаимодействия с внешними аудиториями компании, разработать red-folders (пакет антикризисных документов, пресс-релизов, заявлений) и т. п. Перечисленное может существенно как облегчить прохождение оферты, так и смягчить его последствия и обеспечить более благоприятные условия последующей реструктуризации.

Чем подробнее составлен план антикризисных действий, тем больше у него шансов на успех. Излишне оптимистичный взгляд на вещи (все как-нибудь обойдется!) в этом случае является помехой: надейся на лучшее, готовься к худшему. Но и упадничество неуместно. Проще махнуть рукой: мол, все равно все пропало. Нередко самое простое может привести к гибельному исходу для компании.

Задача коммуникационной ответственности перед инвесторами в кризис становится особенно актуальной и значимой. Как свидетельствует мировой опыт, наибольшего успеха добиваются компании, которые придерживаются методов ведения открытых коммуникаций и обеспечивают заинтересованные аудитории честными, четкими сведениями о положении дел в компании: публику нельзя игнорировать, ее надо информировать. Главное — не допускать сознательного сокрытия важной объективной информации или, что еще хуже, откровенной лжи. Этот путь ведет в тупик, даже если в текущий момент дает иллюзию передышки.

Хотелось бы еще раз напомнить эмитентам о необходимости работы с инвесторами и информационной открытости на протяжении всего существования облигационного займа. Кризис ничего не поменял, он лишь перевел стоимость ошибки из абстрактной упущенной прибыли во вполне реальную возможность банкротства бизнеса. И недооценка этого факта может иметь необратимые последствия.


Содержание (развернуть содержание)
Облигации специального назначения
Россию ждет банковский кризис
Помогая олигархам, государство выбросило деньги на ветер
До окончания кризиса еще далеко
FITCH готовится к долгой рецессии
Вынесут ли металлурги бремя долгов?
Банки. Неравный бой с кризисом
Недвижимость под давлением кризиса
Венчурные и прямые инвестиции: как оценивается бизнес в условиях кризиса
Час расплаты
Самые низкие затраты и самая высокая ликвидность
Российский рынок IPO в 2008 году: проблемы и перспективы
Перспективы восстановления рынка IPO
IR как защита от дефолта
IR в условиях кризиса: поиск новых возможностей
О скором восстановлении рынка можно не мечтать
Как обеспечить достоверность данных реестров акционеров
"Деньги - нерв войны" Пьеса в пяти действиях, без окончания
Итоги конференции "Биржевой товарной рынок России - 2009. Определение пути развития"
Итоги Первого Славянского международного экономического форума

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100