Casual
РЦБ.RU

Спасательный узел

Февраль 2009

Проект мурманского морского хаба (от англ. hub — "узел коммуникаций") является примером эффективного поиска новой региональной стратегии. Сейчас решения об инвестициях в этот проект принимают на самом высоком уровне, а еще несколько лет назад идея того, что Мурманск можно превратить в глубоководный перевалочный порт, не существовала даже на бумаге. Развитие глубоководного порта в Мурманске не только будет способствовать хозяйственному подъему региона, но и внесет вклад в рост экономики России в целом.

СТРАТЕГИЯ В ПОМОЩЬ

С точки зрения стратегического консультанта, Северо-Запад России — один из самых интересных регионов для работы. В первую очередь потому, что здесь есть где развернуться: региональные проблемы часто относят к категории трудноразрешимых.

Сейчас между различными территориями Северо-Западного региона наблюдается примечательное расслоение. Одни, например Ленинградская область, выполняют роль "пылесосов" — создают рабочие места и привлекают людей из других регионов. Другие проигрывают конкуренцию на рынке труда и становятся поставщиками кадров. Администрации такой территории-донора не позавидуешь. Ее главная задача состоит не в том, чтобы привлечь новое население, а чтобы каким-то способом удержать оставшееся: у многих жителей есть жилье в других городах, в которые они, заработав деньги, переселяются. В результате в городах замирает строительство — чтобы поселить немногочисленных трудовых мигрантов, администрации проще выкупить квартиры у отъезжающих и отремонтировать их. Жилья все равно больше, чем людейѕ Сгладить неравенство и улучшить ситуацию можно было бы, пригласив новых работодателей. Однако те не горят желанием выходить в регион, где не задерживается рабочая сила. Возникает замкнутый круг: чтобы в город вернулись люди, в него должны прийти работодатели, но, чтобы пришли работодатели, туда должны вернуться люди.

Выход из положения власти пытаются найти в разработке новых региональных стратегий. Для чего, собственно, и приглашают стратегических консультантов. Однако следует понимать, что разработка стратегии региона — это не однократный акт, зафиксированный на бумаге, которую передают администрации консультанты, а многосторонний процесс, в результате которого принимается коллективное решение. Невозможно создать стратегию региона без вовлечения федеральных министерств и ведомств, крупнейших национальных компаний, администрации региона и местного бизнеса. Если все силы, участвующие в процессе, действуют сообща и учитывают интересы друг друга, шансы найти оптимальный путь развития региона резко увеличиваются.

ЛЕНД-ЛИЗ ВОЗВРАЩАЕТСЯ

У этого проекта очень долгая предыстория — варианты развития Мурманского транспортного узла обсуждаются уже больше 20 лет. Однако всерьез до Мурманского порта руки у государства дошли только сейчас. И вполне понятно, почему. Очевидно, что мы находимся на пороге нового этапа российского бизнеса, когда просто пользоваться ресурсами, лежащими на поверхности, становится невозможно — они заканчиваются. Необходимо искать новые источники рыночной ценности и планировать инновации. Эти цели и преследовал наш первый заказчик — Министерство транспорта РФ. Для нашей компании все началось с того, что Strategy Partners в составе консорциума выиграла конкурс Минтранса на обоснование инвестиций в проект модернизации Мурманского транспортного узла. Однако на деле заказчику требовалось нечто большее, чем просто заявка в Инвестиционный фонд РФ.

В первоначальном техническом задании, которое мы получили, полностью отсутствовала идеология. Нам просто предлагали посчитать, реально ли построить в Мурманске определенное количество терминальных комплексов и какой должна быть степень участия государства в этом проекте. Но обосновать инвестиции невозможно, когда у проекта нет базы. Дело в том, что сейчас Мурманск работает почти исключительно как экспортный порт по вывозу угля, удобрений и нефтепродуктов. Очевидно, что давать деньги на то, чтобы расширить вывозные ворота, государство не будет — сейчас у него совершенно иной вектор развития. Чтобы запланированные в проекте модернизации Мурманского транспортного узла масштабные инвестиции оправдались, нужно предложить другое решение. Но какое? Было очевидно, что предлагавшаяся тогда альтернатива — превращение Мурманска в конечную точку транзитного пути из Китая — совсем не оптимальное решение. Реализация этого варианта привела бы к увеличению нагрузки на и так перегруженные транспортные пути, что, в свою очередь, оказало бы тормозящее воздействие на развитие российской экономики. Чтобы найти решение, которое принесет выгоду всем сторонам процесса, пришлось проделать немало работы.

Мы задали себе вопрос: для чего можно использовать этот порт, какова может быть его роль в развитии экономики страны в целом? В поисках ответа было опрошено огромное количество людей в Мурманске и в Москве, задействовано множество контактов за рубежом. Пытаясь понять, какими могут быть грузопотоки будущего Мурманского порта, компания изучала маршруты перевозок в Кузбассе, на Дальнем Востоке, даже в Корее и Китае. В результате появилась мысль, что в Мурманске можно построить глубоководный перевалочный порт — так называемый морской хаб. Его основное отличие от обычного порта состоит в том, что в хаб могут заходить суда большой вместимости и он располагает огромными логистическими мощностями, которые позволяют принимать и хранить много товара. Тем самым порт становится перевалочным пунктом, из которого грузы могут идти дальше морем в другие порты или по железной дороге и автотранспортом к конечному потребителю. Мы спросили себя: "Есть ли предпосылки того, что Мурманск может стать морским хабом?" Ответ подсказала история.

Как ни удивительно, но именно с этой целью и создавался сам город Мурманск. Его начали строить во время Первой мировой войны как пункт снабжения (в то время город назывался Романов-на-Мурмане). Тогда эта идея не сработала — до конца войны закончить строительство так и не успели. Зато она отлично оправдала себя во время Второй мировой, когда большая часть грузов по ленд-лизу шла именно в Мурманск. Почему бы не возродить эту идею снова? Глубоководный незамерзающий порт Мурманск стратегически очень удобно расположен, путь к нему лежит через открытый океан. Это огромное преимущество, например, перед черноморскими портами, которые в любой момент может блокировать Турция, входящая в НАТО, и балтийскими портами, где в случае теракта или разлива нефти в датских проливах немедленно наступит коллапс. Наконец, присутствие Северного морского флота, которое при других условиях могло бы оказаться недостатком, в современном мире, живущем под угрозой террористических атак, является колоссальным преимуществом — это надежный гарант безопасности. Кажется, что Мурманск просто создан, чтобы быть глубоководным перевалочным хабом. Однако, чтобы эта идея состоялась, одного замысла было мало — с ней должны были согласиться влиятельные силы. Нам пришлось доказывать всем потенциальным участникам проекта, что игра стоит свеч, и поначалу они реагировали весьма скептически.

ХОЖДЕНИЕ ПО РЖД

Проще всего было с перевозками нефти — их возможные объемы нам помогал обосновывать ведущий в стране институт ВНИИГРИ, и его данные никто не оспаривал. Труднее всего — с обоснованием грузовой базы для компании РЖД, которая проявила вполне понятный скептицизм — на нее в случае запуска проекта ложилась немалая ответственность. Чтобы хаб заработал, нужно модернизировать железную дорогу, между тем у РЖД по всей стране немало неосуществленных "строек века". Кое-где рельсы лежат годами, а где-то уже и не лежат — их сняли и отправили на другие линии или на переплавку. Ветку построили, а грузов не оказалосьѕ

Чтобы доказать, что грузы для порта обязательно найдутся, мы обратились в институт ГипротрансТЭИ, входящий в РЖД. После нескольких совместных сессий с его сотрудниками удалось доказать, что грузы будут как при оптимистичном, так и при консервативном сценариях. Лишь бы был хаб. Идея состоит в том, чтобы развернуть в сторону Мурманска часть мировых транспортных потоков. Внимательно изучив их, мы увидели, что грузы таких компаний, как Nike, Adidas, Coca Cola, PepsiCo идут в Россию по совершенно анекдотическим маршрутам. Например, кроссовки производят во Вьетнаме, Малайзии и Индонезии. Оттуда огромными судами их доставляют в Роттердам или итальянские порты. Затем по железной дороге они попадают в логистические комплексы Австрии, откуда их развозят фурами по Центральной и Восточной Европе. Точно таким же способом перевозят и концентрат колы. Когда мы через наших партнеров начали спрашивать, есть ли у международных компаний заинтересованность в российском перевалочном порте, они ответили, что есть. Производители напитков с удовольствием будут возить свой концентрат контейнерами в Мурманск, чтобы поставлять его на рынки России, Финляндии и Норвегии. Кроме того, реализация проекта принесет РЖД еще один плюс. Хаб ориентирован не только на ввоз товаров, но и на экспорт из России продукции с большой долей добавленной стоимости. Это позволит сделать нагрузку на транспортные пути оптимальной — число встречных потоков порожняка, к радости железнодорожников, заметно сократится.

После того как мы наглядно продемонстрировали, откуда возьмутся грузы для мурманского хаба, идея была одобрена. Всего на то, чтобы "продать" ее, у нас ушло почти 3 мес. переговоров и согласований. Однако дело того стоило — идея была одобрена Госсоветом и Морской коллегией. Одновременно наш проект стал катализатором для принятия поправок в Федеральный закон об особых экономических зонах в части портовых особых экономических зон (ПОЭЗ). Вполне логично, что администрация Мурманской области, решив поучаствовать в конкурсе на ПОЭЗ, пригласила нашу компанию. В ходе работы над заявкой Мурманской области проект обрел свой окончательный вид.

НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ

Ключевая цифра в проекте по модернизации мурманского морского транспортного узла — 1 млн стандартных 20-футовых контейнеров. Именно такой объем грузов сможет принимать порт Мурманска в будущем, причем 1 контейнер будет задерживаться в порту в среднем примерно на 1,5 недели. Собственно, хаб — это единственное решение, которое делает возможным этот миллион. А чтобы стал возможным сам хаб, нужно проделать очень много работы.

Часть усилий предстоит направить на развитие морской транспортной системы. Необходимо модернизировать акваторию порта, чтобы она могла обрабатывать суда водоизмещением до 350 тыс. тонн. Кроме того, нужно создать современную экологически безопасную систему выгрузки вагонов с углем. И, наконец, построить сами терминалы: угольный (производительностью 20 млн тонн/год) и нефтеналивной (производительностью 35 млн тонн/год) на западном берегу Кольского залива и контейнерный (на 1 млн TEU) на восточном. Не меньше труда придется вложить в железнодорожную транспортную систему. Надо построить ветку "Выходной-Лавна" на западном побережьи Кольского залива протяженностью около 30 км и открыть 10 новых железнодорожных станций и парков на подступах к мурманскому транспортному узлу. Чтобы порт Мурманска мог полноценно функционировать как хаб, необходимо создать логистический комплекс с общей площадью складов класса "А" свыше 70 тыс кв. м. Наконец, не обойтись без реконструкции аэропорта и строительства двухуровневых автомобильных развязок с железнодорожными путями. Все вместе это потребует инвестиций не меньше, чем Сочинская олимпиада, однако, как было посчитано, экономический эффект окупит эти затраты.

Производительность порта в 2020 г. согласно нейтральному сценарию вырастет в 3 раза и составит 80 млн тонн/год (а по оптимистическому — и все 144 млн тонн), что позволит Мурманску войти в число крупнейших портов мира. Кстати, у России, причисляющей себя к числу морских держав, до сих пор нет ни одного такого порта.

Кроме того, Мурманский морской хаб может оказать положительное влияние на развитие других проектов. Во-первых, Мурманск — это ближайший порт от разведанных месторождений газа на шельфе. Во-вторых, глубоководный перевалочный порт в Мурманске будет способствовать возрождению Северного морского пути. Возобновление движения по этой артерии становится для государства и бизнеса насущной темой: в условиях потепления климата увеличиваются и сроки навигации в северных акваториях. Вполне вероятно, у Мурманской области появится регулярное сообщение с Красноярским краем, что, несомненно, благотворно скажется на обоих регионах. Наконец, Казахстан сейчас озабочен поиском коридора от континентального Китая в Европу и Северную Америку. Перевалочный порт в Мурманске, по сути, может стать ключевой точкой этого пути.

РУССКИЙ РОТТЕРДАМ

Может показаться, что эффект от реализации идеи Мурманского хаба ограничивается дополнительными миллионами тонн грузов и новыми стрелами на картах торговых маршрутов мира. Это не так. Реализация идеи даст еще один благотворный результат, который трудно измерить в деньгах, — в регионе улучшится социальный климат.

Часть выгод город получит сразу, непосредственно от реализации проекта. Например, улучшится экологическая обстановка — Мурманск больше не будет задыхаться от угольной пыли. Решится транспортная проблема — будет модернизована система пассажирских перевозок. Другие преимущества связаны с тем колоссальным ростом экономики, который возникнет, если через Мурманский транспортный узел будут переваливать миллион контейнеров в год.

Реализация проекта даст городской администрации новые ресурсы для развития города. Мы долго пытались разгадать, в чем состоит секрет процветания голландского Роттердама — одного из самых успешных портов мира, даже наняли с этой целью консалтинговую компанию из Нидерландов. Оказалось, все дело в очень эффективной схеме взаимодействия городских властей со стивидорами. Земля принадлежит Роттердаму, а стивидорные компании ее арендуют. Естественно, город приглашает только тех арендаторов, что могут принести наибольший доход. Если власти российских портовых городов возьмут на вооружение этот подход, т. е. будут развивать территорию с прицелом на получение наибольшей выгоды, то смогут инвестировать налоговую добавку в развитие социальной инфраструктуры: строительство больниц, спортивных учреждений, в модернизацию школ и вузов. Начнут возрождаться, казалось бы, навсегда пришедшие в упадок отрасли, такие как рыбная промышленность. Благодаря логистическим комплексам появится множество других рабочих мест, что приведет к притоку новых работодателей и новых людей. Это, в свою очередь, будет стимулировать развитие строительства. Наконец, городу достанутся все прелести международного транспортного узла: появится множество новых кафе, ресторанов и ночных клубов. В Мурманске можно будет "красиво" зарабатывать и "красиво" тратить деньги.

Однако не утопия ли все это? Сможет ли Мурманск в действительности стать отечественным Роттердамом? Ответ на эти вопросы зависит от того, сколь настойчиво власти и бизнес будут совместно воплощать проект в жизнь. Сейчас завершился этап обоснования инвестиций, проект прошел государственную экспертизу. В конце 2008 г. Минтранс объявило конкурс на проектные работы. Кто бы ни выиграл его, Strategy Partners готова поделиться своими знаниями и опытом.


Содержание (развернуть содержание)
Итоги конференции "Финансовые риски - 2009. Работа над ошибками"
Биржевой товарный рынок: вопреки, а не благодаря
Биржевой рынок зерна. Преодолевая препятствия
В России кризис не закончится, пока гаишники берут взятки
Важно помнить о репутации
Электроэнергия осваивает биржу
Межрыночный анализ российских рынков
Хлебный фьючерс
ETF и сертификаты как удобные инструменты долгосрочного инвестирования
Нефть и Россия: взгляд в ближайшее будущее
Удобрения. Сырьевой бум закончился
Налогообложение операций с финансовыми инструментами срочных сделок: проблемы и перспективы
Регулирование рынка ценных бумаг в ЕС - возможность использования подходов
Инвестиционный налоговый кредит как источник софинансирования инфраструктурных проектов
Спасательный узел
Долговая политика Москвы в 2009 году
Проблемы сохранения финансовой устойчивости и кредитоспособности субъектов РФ в условиях экономического кризиса
Перспективы государственных заимствований и государственного долга Санкт-Петербурга на 2009-2011 годы
Кредитный рейтинг Московской области
Рынок субфедеральных и муниципальных облигаций: время сжатия
Возможности финансирования капитальных вложений регионов и муниципалитетов

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100